Что делать, если производство по уголовному делу умышленно затягивают и ограничивают возможность свободно передвигаться

14:39, 06.03.2015
  • 2127
  • 0
  • 0

Вопрос в письме: 

10 февраля 2015 года вступило в законную силу определение Шевченковского районного суда города Киева от 02 февраля 2015 года по делу № 761/38796/14-к. Данным судебным решением признано несостоятельным выдвинутое мне Военной прокуратурой Центрального региона Украины обвинение в совершении в 2009 году преступлений ,предусмотренных частью 2 статьи 191, частью 2 статьи 366, частью 5 статьи 191 Уголовного кодекса Украины. Обвинительный акт  в уголовном производстве №42014110350000121 был возвращен прокурору.

Суд указывал прокуратуре на несостоятельность обвинения и ранее. Постановлением Шевченковского районного суда города Киева от 18 ноября 2013 по делу № 1-1043/11уголовное дело относительно меня было возвращено прокурору Военной прокуратуры Центрального региона Украины для организации дополнительного расследования. Согласно определению Апелляционного суда города Киева от 13 июня 2014 по делу №11/796/437/2014 упомянутое Постановление от 18 ноября 2013 оставлено без изменений.  

Упомянутые выше судебные решения можно найти в Едином государственном реестре судебных решений по указанным номерам судебных дел и ознакомиться с ними.

Я неоднократно, начиная с 2010 года, обращался в разные государственные ведомства по поводу несостоятельности и незаконности возбужденных в отношении меня уголовных дел. Но, к сожалению, мои обращения оставались без должного внимания. Мне пришлось столкнуться с внеправовыми действиями со стороны военной прокуратуры, нежеланием принимать во внимание очевидные факты и давлением, граничащим с шантажом.

В течение пяти лет на меня пытаются безуспешно возложить ответственность за преступления, к которым я не причастен и не мог быть причастен. Я не имею отношения к разворовыванию государственного имущества при активном содействии ответственных чиновников Министерства обороны, Военной прокуратуры и ряда коммерческих фирм.

В этой системе меня пытаются использовать для прикрытия чужих махинаций, связанных с имуществом Министерства обороны Украины,  в частности, - с жильем для военнослужащих. В возложении ответственности на меня заинтересованы многие нынешние и бывшие сотрудники органов прокуратуры, прежде всего, Военной прокуратуры Центрального региона Украины.

На все мои сообщения в Генеральную прокуратуру Украины о существовании объективных данных и фактических обстоятельствах, указывающих на признаки того или иного состава преступления в действиях конкретных служебных лиц, вовлеченных в упомянутые криминальные схемы, мною были получены лишь формальные ответы.

Мне довелось самостоятельно собирать доказательства по уголовному производству, начатому в отношении меня. Следователями и прокурорами были блокированы  мои ходатайства, направленные на проведение следственных действий и сбор доказательств в уголовном производстве.  

Из Единого государственного реестра судебных решений я узнал, что в июле 2010 года заместитель Военного прокурора Центрального региона Украины Андрей Александрович Подосинов обратился в Хозяйственный суд города Киева с исковым заявлением в интересах государства в лице Министерства обороны Украины к ответчикам в лице государственного предприятия «УКРКОНВЕРСБУД» и частной компании ООО «НАШТЕХ» о признании недействительным договора уступки права требования от 10 апреля 2008 року согласно договору долевого участия в строительстве от 25 октября 2004 года, дополнительного соглашения от 13 августа 2009 года и дополнительного соглашения от 11 мая 2010 года,заключенных между ГП «УКРКОНВЕРСБУД» и ООО «НАШТЕХ», о признании недействительными полностью с момента их заключения с применением последствий их недействительности.

Иск был принят к производству. В хозяйственный процесс на стороне ответчика были вовлечены также третьи лица, в том числе ООО «ЭКОБУД» и ООО «Фондовая компания «ТРИТОН».

14 октября 2010 года Хозяйственный суд города Киева вынес решение по делу №13/383, которым установил следующие обстоятельства.

25 октября 2004 года между ГП «УКРКОНВЕРСБУД» и ООО «ЭКОБУД» был заключен договор долевого участия в строительстве, согласно условиям которого ООО «ЭКОБУД» привлекает, а ГП «УКРКОНВЕРСБУД» осуществляет финансирование завершения строительства жилого дома, расположенного в Белой Церкви. ООО «ЭКОБУД» обязалось построить, ввести в эксплуатацию и передать жилье ГП «УКРКОНВЕРСБУД», а именно 78 квартир общей площадью 5221,70 кв. м., которые в дальнейшем должны были быть переданы военнослужащим.

Договор долевого участия в строительстве был заключен во исполнение Постановления Кабинета Министров Украины от 29 января 1999 №114 «Об утверждении Программы обеспечения жильем военнослужащих, уволенных в запас или отставку» и в соответствии с Законом Украины «О закупке товаров, работ и услуг за государственные средства» от 22февраля 2000 №1490-III.

Согласно условиям договора долевого участия в строительстве от 25 октября 2004 года ГП «УКРКОНВЕРСБУД» перечислил 7780333,00 гривен, однако ООО «ЭКОБУД» не выполнило свои обязательства.

10 апреля 2008 года ГП «УКРКОНВЕРСБУД» и ООО «НАШТЕХ» заключи договор уступки права требования согласно договора долевого участия в строительстве от 25 октября2004 года. ГП «УКРКОНВЕРСБУД» передало, а ООО «НАШТЕХ» приняло на себя право требования от ООО «ЭКОБУД» выполнения обязательств.

По условиям Договора уступки права требования от 10 апреля 2008 года ООО «НАШТЕХ» обязался выплатить ГП «УКРКОНВЕРСБУД» плату (компенсацию) в размере 9027719,37 гривен.

В дальнейшем во исполнение договорных условий ООО «НАШТЕХ» перечислило в пользу ГП «УКРКОНВЕРСБУД» 1000000,00 гривен и передано государственному предприятию ценные бумаги на общую сумму 8028000,00  гривен.

Однако, в соответствии с частью первой статьи 648 Гражданского кодекса Украины содержание договора, заключенного на основании правового акта органа государственной власти, органа власти Автономной Республики Крым, органа местного самоуправления, обязательного для сторон (стороны) договора, должно соответствовать этому акту.

По условиям договора долевого участия в строительстве от 25 октября 2004 года ГП «УКРКОНВЕРСБУД» является должником в части обязательств по передаче 78 квартир военнослужащим. Соответственно, указанный договор может считаться таким, который заключен в пользу третьих лиц и указанные лица являются кредиторами ГП «УКРКОНВЕРСБУД» в этой части его договорных обязательств.

Согласно статье 520 ГК Украины должник в обязательстве может быть заменен другим лицом (перевод долга) только с согласия кредиторов. Поскольку военнослужащие не давали согласие на уступку права требования в пользу ООО «НАШТЕХ», то Договор от 10 апреля2008 года был заключен с нарушением нормы статьи 520 ГК Украины, части первой статьи 203 ГК Украины.

Установив вышеупомянутые факты хозяйственный суд согласился с утверждениями прокурора о несоответствии требованиям закона условий договора уступки права требования от 10 апреля 2008 года, что повлекло признание его недействительным.

Согласно решению Хозяйственного суда города Киева 14 октября 2010 год иск удовлетворен полностью, признаны недействительными договор об уступке права требования  между ГП «УКРКОНВЕРСБУД» и ООО «НАШТЕХ» и дополнительные к нему соглашения.

Также суд применил двустороннюю реституцию согласно части первой статьи  216 Гражданского кодекса Украины. На ООО «НАШТЕХ» было возложено обязательство вернуть ГП «УКРКОНВЕРСБУД» оригиналы документов, полученных по недействительному договору об уступке права требования от 10 апреля 2008 года. С ГП «УКРКОНВЕРСБУД» надлежало взыскать в пользу ООО «НАШТЕХ» 1000000,00 гривен,внесенной частичной оплаты по недействительному договору уступки права требования.Также на ГП «УКРКОНВЕРСБУД» было возложено обязательство вернуть ООО «НАШТЕХ» ценные бумаги на общую сумму 8028000,00  гривен.

Апелляция на судебное решение Военной прокуратурой Центрального региона Украины не подавалась. Видимо, считалось, что судебное решение полностью обеспечивало защиту интересов государства в лице Министерства обороны Украины.

И, действительно, так могло бы быть, но при одном условии, а именно существования такой юридической перспективы, как обеспечение жильем военнослужащих, уволенных в запас или отставку, в объеме 78 квартир, которые были предметом договора между ГП «УКРКОНВЕРСБУД» и ООО «ЭКОБУД» долевого участия в строительстве от 25 октября2004 года.

Однако, такой юридической перспективы не было. Полученный  в порядке реституции Договор долевого участие в строительстве от 25 октября 2004 года не представлял никакой ценности. Ни ГП «УКРКОНВЕРСБУД», ни Министерство обороны Украины не смогли получить 78 квартир в Белой Церкви для дальнейшего обеспечения жильем военнослужащих.

К сожалению, судебное решение от 14 октября 2010 года было вынесено после того, как имущественные права на 62 из 78 квартир, которые были предметом договора долевого участия в строительстве между ГП «УКРКОНВЕРСБУД» и ООО «ЭКОБУД» от 25 октября  2004 года, были уже реализованы в пользу Государственной ипотечной службе на основании договора отчуждения имущественных прав от 18 сентября 2009 года за суму, которая составила 17200764,00 гривен.

Как известно, решение принимается хозяйственным судом по результатам оценки доказательств, представленных сторонами и другими участниками хозяйственного процесса.

Об обстоятельствах реализации имущественных прав на 62 из 78 квартир в пользу Государственной ипотечной службы было хорошо известно заместителю прокурора Центрального региона Украины Андрею Александровичу Подосинову задолго до его обращения в Хозяйственный суд города Киева. Информацией об упомянутой сделке обладали и служебные лица ООО «НАШТЕХ», ООО «ЭКОБУД» и ООО «Фондовая компания« ТРИТОН». Какие основания, мотивы и причины побудили  заместителя прокурора Центрального региона Украины и служебных лиц ООО «НАШТЕХ», ООО «ЭКОБУД» и ООО «Фондовая компания« ТРИТОН» скрыть от суда имеющие существенное значение для дела обстоятельства – не известно.    

Сговор служебных лиц военной прокуратуры Центрального региона Украины ООО «НАШТЕХ», ООО «ЭКОБУД» и ООО «Фондовая компания« ТРИТОН» повлек нанесение серьезного ущерба государству в лице Министерства обороны Украины. Были созданы условия для освобождения от ответственности и получения неправомерной выгоды ООО «ЭКОБУД» и ООО «НАШТЕХ» в особо крупных размерах.

Так была реализована одна из многочисленных существующих в государстве незаконных схем, которые контролируются органами военной прокуратуры Украины и направлены на присвоение государственного имущества, нецелевое использование государственных средств и /или их присвоение, в том числе путем финансирования строительства объектов социальной сферы Министерства обороны Украины.

Суд рассматривал мое дело с 2010 по 2013 и я был в статусе подсудимого на подписке о невыезде. 18 ноября 2013 суд вернул дело на ДС прокуратуре и апелляционный суд от 13 июня 2014 оставил решение суда в силе, только 2 февраля 2015 прошло слушание по новому обвинению и суд признал не состоятельным выдвинутое мне обвинение, по мере пресечения решение не принималось так, как не началось слушание по сути и я продолжаю находиться на подписке и пытаюсь бороться с прокурорским произволом. Пытаясь показать истинных виновников преступления ."

Иногда, потянув всего за одну ниточку становится возможным распутать целый клубок проблем более общих. Таких, например, как еда и жилье для украинских военнослужащих.Без чего немыслимо говорить об обороноспособности страны, решения структурных вопросов военной и экономической безопасности Украины.

"Прокурорская правда" отвечает:

1. По поводу возбуждения уголовного дела:

До 2012г. одной из мер пресечения (ст. 149 УПК) была подписка о невыезде. В связи с принятием нового Уголовно-процессуального Кодекса такая мера пресечения была отменена (ст. 179 нового УПК). Поэтому орган, который принимал решение о применении указанной меры пресечения должен был ее поменять либо отменить.  

В такой ситуации попробовать стоит обратиться в суд, который применил к вам данную меру пресечения о ходатайстве ее отменить в связи с отсутствием в УПК такой меры пресечения.

Также следует заметить, что согласно новому УПК вместо подписки о невыезде применяется «личное обязательство» (ст. 179 УПК), то есть на лицо возлагается определенные обязательства согласно ч. 6 ст. 194 УПК.

Самое важное, что срок такого «личного обязательства» согласно ст. 194 УПК не должен превышать более двух месяцев. В случае необходимости этот срок может быть продлен по ходатайству прокурора. По истечении срока, в том числе продленного, на который на подозреваемого, обвиняемого были положены соответствующие обязанности, решение о применении меры пресечения в этой части прекращает свое действие и обязанности отменяются.

Обязательно необходима мотивировка применения той или иной меры пресечения.

Согласно ст. 194 УПК при рассмотрении ходатайства о применении меры пресечения следственный судья, суд обязан установить есть ли доказательства обстоятельств, свидетельствующие о:

1) наличие обоснованного подозрения в совершении подозреваемым, обвиняемым уголовного преступления;

2) наличие достаточных оснований полагать, что существует хотя бы один из рисков, предусмотренных статьей 177 настоящего Кодекса, и на которые указывает следователь, прокурор, а именно предотвращение попыток: скрываться от органов досудебного расследования и / или суда; уничтожить, скрыть или исказить любую из вещей или документов, имеющих существенное значение для установления обстоятельств уголовного правонарушения; незаконно влиять на потерпевшего, свидетеля, другого подозреваемого, обвиняемого, эксперта, специалиста в этом же уголовном производстве; препятствовать уголовному производству иначе; совершить другое уголовное преступление или продолжить уголовное преступление, в котором подозревается, обвиняется;

3) недостаточность применения более мягких мер для предотвращения риска или рисков, указанным в ходатайстве.

Отсутствие указанных обоснований является основанием для отказа в применении мер пресечения.

2. Также хотелось бы сказать о сроках досудебного расследование и законности отправки дела на дополнительное расследование:

Согласно п. 2 ст. 219 УПК досудебное расследование должно быть закончено в течение двух месяцев со дня уведомления лицу о подозрении в совершении преступления.

Срок досудебного расследования может быть продлен в порядке, предусмотренном пунктом 4 главы 24 настоящего Кодекса. При этом общий срок досудебного расследования не может превышать двенадцати месяцев со дня уведомления лицу о подозрении в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

В связи с тем, что согласно ст. 5 УПК действие процессуальное действие проводится, а процессуальное решение принимается в соответствии с положениями Кодекса, действующими на момент начала выполнения такого действия или принятия такого решения.  В 2012 году был принят Новый УПК, который в свою очередь отменил право судьи отправлять дела на дополнительное расследование. Поэтому возникает вопрос о законности и обоснованности принятого решения!!

Согласно Листу Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 03.10.2012  № 223-1430/0/4-12  вернуть обвинительный акт, прокурору возможно, если он не соответствуют требованиям статей 291, 292 УПК: в частности, если  документы содержат положения, противоречащие друг другу; в документах приведены недопустимую натурализации описания преступления; они не подписаны следователем (кроме случаев, когда прокурор составил их самостоятельно) или не утверждены прокурором; к ним не добавлен предусмотренные законом приложения.

О возвращении материалов уголовного производства (обвинительного акта) прокурору суд выносит соответствующее определение. Суд обязывает прокурора устранить выявленные недостатки в течение определенного им разумного срока, который должен быть достаточным для исправления допущенных недостатков. Определение немедленно направляется прокурору для устранения указанных недостатков обвинительного акта или для добавления необходимых приложений и тому подобное.

Проведение любых следственных или иных процессуальных действий, кроме тех, которые указаны в определении о возвращении обвинительного акта в уголовном производстве не допускается. Доказательства, полученные при проведении процессуальных действий, не определенных в постановлении о возвращении указанных материалов уголовного производства, согласно ч. 8 ст. 223 УПК являются недопустимыми.

В связи с этим необходимо иметь ввиду, что если обвинительный акт был возвращен прокурору, то это ненадолго.

Совет:

  1. Знакомьтесь со всеми материалами дела, сделайте себе ксерокопии всех документов по вашему производству. Пользуйтесь всеми правами обвиняемого.
  2. При судебном процессе обязательно концентрируйте внимание на все ошибки при досудебном расследовании (ваши нерассмотренные жалобы, просьбы о проведения следственных действий, главное, чтобы было письменное этому подтверждение, а именно отметка о принятии того или иного документа). Необходимо показать одностороннее расследование дела в отношении вас и предвзятое отношение.
  3. Поставьте перед судом вопрос о правомерности отправления вашего дела на дополнительное расследование. По нашему мнению это нарушение уголовно-процессуального законодательства.
  4. На будущее: на любые неправомерные действия следователей и прокуроров пишите жалобы. Если они имеются у вас на руках прилагайте в качестве доказательств о незаконности в привлечении к уголовной ответственности.

Желаем удачи!

 

 

comments powered by Disqus
TOP