5 МИНУТ ДО КРАХА «БРИЛЛИАНТОВОГО ДЕЛА»: ПРОКУРОРЫ ПОЛИВАЮТ ДРУГ ДРУГА ПОМОЯМИ, В ОБВИНИТЕЛЬНЫХ АКТАХ – ФАНТАСТИКА, А «ВИНОВАТА» – «ПРОКУРОРСКАЯ ПРАВДА»

18:00, 04.03.2016
  • 6845
  • 306
  • 0

Осознавая шаткость собственного положения после отставки Виталия Касько, Давид Сакварелидзе не дожидается момента, когда его самого «выживут» из прокуратуры и переходит в наступление на «старую прокурорскую гвардию». Поводом для этого послужила информация о реформировании структуры ГПУ, которая, в частности, предполагала ликвидацию «Генеральной инспекции» - любимого детища «младопрокуроров».

Используя данную информацию как повод, Сакварелидзе выступает с обвинениями в адрес руководства ГПУ, что, мол, там осуществляют репрессии против прокуроров и следователей, которые вели раньше «бриллиантовое дело».

Последовавшая затем серия взаимных обвинений со стороны разных прокурорских чинов позволила «батоно» Давиду переключить всеобщее внимание с завершающего этапа непосредственно самого «бриллиантового дела», из которого пропало большинство того, о чем так любили рассказывать «младопрокуроры ранее» (как и сами бриллианты).

В дальнейшем Сакварелидзе избрал простую стратегию: обвинять всех вокруг, а уже потом разбираться. В частности, он успел «наехать» на Генпрокурора Шокина за якобы утечку из его кабинета информации следствия, которая попала затем на страницы «Прокурорской правды».

Фактически, Давид Сакварелидзе использует «мертвое» «бриллиантовое дело», которое он уже успел пафосно назвать «прокурорским Майданом», в интересах политического проекта своего «шефа» - Михаила Саакашвили.

Благодаря широкому резонансу и пиар-кампании, грузины пытаются перевести собственное фиаско в грядущую политическую «победу».

Вопрос прокуроров, расследовавших «бриллиантовое дело»

После провального года реформ, фактически, для Сакварелидзе осталось только два возможных пути: дезертирство или «контратака». Или нападать самому и попытаться вывернуть все в свою пользу, или бросить все и сбежать. Например, в политику, как уже поступил Виталий Касько.

Конечно, тут нужны огромная наглость, самоуверенность, подвешенный язык и готовность обвинять всех и вся вокруг, развешивая ярлыки и пытаясь остаться самому в белом на фоне облитого помоями окружения. Всего этого более чем достаточно у Давида Сакварелидзе, который не стал банально «сливаться» из прокуратуры, а начал очень агрессивную кампанию обвинений.

Итак, «грузинскому гастролеру» срочно понадобились виновные. Желательно – побольше количеством, да повыше рангом.

23 февраля Сакварелидзе выступает с громкими обвинениями в адрес руководства Генпрокуратуры, которое якобы полностью уволило всех прокуроров, которые ранее занимались «бриллиантовым делом». Также он не упустил возможности от души «пнуть» временного сменщика Виктора Шокина в кресле Генпрокурора – Юрия Севрука. Дескать, и «кадр старорежимный», и майдановцев преследовал, и вообще - реформировать органы не дает.

ГПУ поспешило опровергнуть слова «джигита», заявив, что все прокуроры, расследовавшие дело «бриллиантовых прокуроров» остаются на своих должностях, на что грузин поспешил ответить, что, мол, они хотя формально еще и не уволены, но находятся «вне штата». При этом он пафосно обвинял руководство Генпрокуратуры в том, что они, дескать, нарушили слово и не переназначили всех, хотя и обещали сделать это Сакварелидзе лично, который, конечно же, печется не о себе любимом, а только о судьбе своих людей.

Ситуация обсуждалась также и в профессиональной среде (например, в закрытых «прокурорских» группах соцсетей), и там отмечали следующие моменты: выведение за штат сотрудников действительно было, но автоматического переназначения и не планировалось, ибо должен быть конкурс; переназначение тормозится из-за отсутствия в прокуратуре руководства и с «бриллиантовым делом» это никак не связано.

Впрочем, Сакварелидзе и тут не смутился, заявив, что в других случаях переназначение производится за считанные часы, а тут он и рапорт подписал, но враги из ГПУ все же тянут и устраивают дополнительные проверки.

В общение вступил еще один бойкий малый – «голос Шокина» Владислав Куценко, который сформулировал следующую версию: никто из прокуроров, ранее подчиненных Касько, не уволен, все временно выведены за штат только потому, что продолжаются их служебные проверки, а приказ об их назначении должен подписать «Генеральный». А он, как известно, в отпуске. Однако «жертвы репрессий» рапорты в новые структуры ГПУ уже написали, остаются в прокуратуре, зарплату получают.

Правда, вскоре Куценко умудрился дезавуировать собственные прежние заявления, излив порядочное количество помоев на прокуроров по «бриллиантовому делу».

В частности, он разместил у себя на страничке в facebook материал, иллюстрированный рядом скриншотов, из которого следовало, что «недоуволенные» прокуроры – нечистоплотные и аморальные личности, склонные к проявлениям сепаратизма. Характерная деталь - скандальный пост Куценко репостнул официальный аккаунт ГПУ, что свидетельствует о поддержке данной инициативы «рупора Шокина» у вышестоящего начальства.

Таким образом, по утверждениям самого Куценко, обосновывается необходимость «проверки» сотрудников перед «переназначением». А то, мол, кто-то позирует на фоне нового «мерса», кто-то - фанатеет от «георгиевских ленточек», а кто-то – любит элитно отдохнуть.

На самом деле прокурор ГПУ обнародовал скриншоты ранее удаленного аккаунта в Instagram, который принадлежит Виталию Опанасенко  - давнему оппоненту Корнийца в деле «бриллиантовых прокуроров», о котором уже писала ранее «Прокурорская правда».

Кроме Опанасенко, Куценко также «засветил» следователя Павла Головко и Ольгу Ммиргородскую.

Соответственно, получается, что никакого автоматического «переназначения» уже не будет, а будут «серьезные проверки». Таким образом, в течение пары дней Куценко отметился двумя прямо противоположными заявлениями, что не могли не отметить наблюдатели.

Резонансное сообщение от Куценко активно обсуждают прокурорские сотрудники. Причем, большинство отмечает низкий уровень проведенной информационной атаки.

В целом, у Куценко удался только один «антигрузинский вброс» - история про «Витальку» в трениках и барсеткой, гонявшемся по ботсаду за Сакварелидзе с предложением взятки.

Сакварелидзе перехватывает инициативу

В дальнейшем все наблюдали крайне интересное общение между Куценко и Сакварелидзе, напоминающее, скорее, не обмен мнениями высокопоставленными лицами прокуратуры, а кидание фекалиями приматов.

В частности, «генацвале» публично наехал на самого Куценко опосредованно через его «покровителя» - прокурора Запорожской области Александра Шацкого, вспомнив о скандальной истории с коробкой денег, якобы подаренных ему во время службы в крымской прокуратуре, и даже пообещав расследовать этот эпизод. Правда, имен он все-таки не назвал, ограничившись намеками.

В целом, неуклюжий «наезд» Куценко на экс-младопрокурорскую команду оказался для Сакварелидзе настоящим подарком, которым он не преминул воспользоваться.

По его словам, фокус работы 50 сотрудников управления внутренней безопасности ГПУ сегодня направлен на исследование фотографий команды «младопрокуроров» в социальных сетях и фактов их личной жизни. Таким образом, грузин плавно начал внедрять мысль о том, что успешная прокурорская команда стала жертвой репрессий именно за то, что якобы успешно расследовала «бриллиантовое дело».

Естественно, Давид продолжил «раскручивать» тему. В частности, он опубликовал выписки по уголовным делам, которые были инициированы разными подразделениями прокуратуры против реформаторов в ГПУ.

Фото документов он выложил у себя в Facebook, снабдив комментарием в стиле: «а вот если бы прокуратура занималась настоящими преступниками».

Понять из опубликованных Сакварелидзе фрагментов что-то непросто, хотя ясно, что касаются они фабрикации улик по делам, которую вменяют прокурорам из «грузинской команды».

В ГПУ поспешили опровергнуть в очередной раз информацию Давида Сакварелидзе, назвав его заявления манипуляцией.

Все тот же Куценко заявил, что документы, которые выложил Давид Сакварелидзе на своей странице в Facebook, касаются только 4, а не 7 уголовных производств. «Глас ГПУ» также отметил, что ни одно из этих производств не расследуется по отношению к конкретной личности. При этом одно из производств вообще начато его непосредственным подчиненным. Два других уголовных производства (последние цифры в номерах - 1343 и 1453), по словам прокурора, закрыли в июле прошлого года.

Однако, в целом, информационную кампанию окружение Шокина в этой ситуации скорее проиграло, ввязавшись в бессмысленный обмен обвинениями с таким «асом пиара», каким, вне всякого сомнения, является Сакварелидзе. Переключив внимание с самого проваленного «бриллиантового дела» на личности прокуроров, которые его расследовали, обычных нахрапистых непрофессионалов превратили в «жертв системы», которые были близки к победе над коррупцией, но их в последний момент остановили. Буквально «на взлете».

Однако Куценко признал, что единственными открытым производством из тех, информацию о которых опубликовал Сакварелидзе, является производство с последними последние цифрами в номере 1610, открытое по заявлению адвокатов Корнийца в соответствии со статьей 214 ст. УК.

Адвокаты подозревают прокуроров в фальсификации экспертиз относительно стоимости бриллиантов, найденных у их клиентов.

Также, «рупор ГПУ» указал, что по первой экспертизе стоимость найденных у так называемых «бриллиантовых прокуроров» драгоценностей была оценена в $700. При этом вторая экспертиза уже демонстрирует, что стоимость бриллиантов составляет около $15 тыс, а третья - около $25 тыс.

Уточнил информацию Александр Корниец, опубликовав на собственной страничке в сети facebook протокол осмотра изъятых летом у него камней, «похожих на драгоценные». Тем самым, экс-прокурор, которого из-за них прозвали «бриллиантовым», пытается доказать низкую стоимость изъятых у него «побрякушек».

Пожелавший остаться неизвестным геммолог (эксперт по драгоценным камням) подтвердил, что 25 камней в первом конверте максимум потянут на 500 долларов, а все вместе – на несколько тысяч долларов (чистая цена камней по т.наз. прейскуранту Рапопорта).

Для примера, ювелир подробно оценил первый камень в списке с показателями 6/6: первая цифра - это цвет, а вторая – количество дефектов. Всего у бриллиантов может быть 11 цветов и до 10 дефектов. То есть, именно этот камень не очень высокого качества.

По словам ювелира, вероятно, все эти бриллианты были закуплены для инкрустации одного изделия (колье или браслет), а возможно для гарнитура (серьги и кольцо).

Существенно укрепив свои позиции, Корниец совместно со своей командой адвокатов приготовился к масштабной контратаке. В частности, к судебным искам по отношению к журналистам, которые ранее уже успели его обвинить во всевозможных преступлениях.

В частности, Дмитрий Гнап обнародовал на своей страничке в соцсети информацию о том, что на «Громадське» пришел запрос от Корнийца по поводу предоставления всех данных как об этой конторе, так и о Гнапе конкретно, что свидетельствует о подготовке судебного иска.

Очевидно, предметом обращения в суд может быть следующий сюжет, датированный октябрем 2015 года.

Конечно, в данном случае у «бриллиантового прокурора» явное «головокружение от успехов», связанное с обстоятельством нынешнего состояния обвинений в его адрес.

Что же инкриминируют Корнийцу?

2 марта Александр Корниец обнародовал на собственной страничке в сети facebook обвинительный акт в своем деле, подписанный Давидом Сакварелидзе.

Очевидно, публикация могла состояться только в том случае, если бы Корниец был уверен, что акт доказывает его правоту. Что же служит основанием для подобного мнения?

Итак, подозревают Корнийца в «получении неправомерной выгоды для себя и третьих лиц при предварительном сговоре группы лиц», а также в «хранении огнестрельного оружия и боевых припасов» и «незаконном приобретении специальных технических средств негласного получения информации».

Его «собрату по несчастью» Владимиру Шапакину инкриминируют «пособничество в получении служебным лицом неправомерной выгоды в особо крупном размере», также как и еще одному участнику дела - «посреднику» Валерию Гибаленко.

А вот дальше начинаются очень любопытные вещи, которые совершенно изменяют видение «бриллиантового дела», в отличие от всех версий, которые раньше озвучивались «младопрокурорами».

Начнем, пожалуй, с того, что никаких бриллиантов там нет. Да, в деле «бриллиантовых прокуроров» никакие якобы изъятые у Корнийца «камешки» вообще не упоминаются. Зато вместо них объявляется некий автомат, якобы обнаруженный во время обысков в доме. Он представляет из себя охотничий карабин «Вулкан-М», приобретенный в законном порядке Корнийцом в 2007 году, и потом «восстановленный в неустановленное время» до автомата системы Калашникова (АКМС). Также у прокурора якобы были изъяты 140 боевых патронов к нему.

Кроме того, во время обыска у Корнийца якобы обнаружили устройство для осуществления негласного наблюдения - Camera Pen 8GB. По сути, данный загадочный предмет – это шариковая ручка со встроенной камерой, забавная «шпионская» игрушка, которую любой желающий может приобрести, например, на «Амазоне» за 13 долларов. Правда, с ввозом в Украины вещицы будут проблемы, поскольку с 2012 года подобные устройства у нас под запретом, а их обладателям грозит вполне реальный срок заключения.

Итак, кроме непосредственно «взятки», Корнийцу инкриминируют: переделку «охотничьего» оружия в боевое, и любовь к «шпионским игрушкам». Как-то не густо, для столь громкого дела.

Но интересно не это. Все прочие эпизоды, о которых «младопрокуроры» трезвонили в СМИ прошедшие полгода, никак в обвинительном акте не отражены. В частности, Гибаленко и Шапакин фигурируют в нем исключительно как «сообщники» Корнийца.

Совершенно «забыта» громкая августовская история, фигурантами которой были Гибаленко и Шапакин. О ней, в частности, журналисты тогда узнали из материалов Печерского суда Киева. Сообщалось, что во время проведения обыска в частном доме, где проживал первый замглавы следственного управления ГПУ Владимир Шапакин, были обнаружены наркотики. Была изъята белая коробка от лекарственного средства «Креон» с содержимым, которое, согласно заключению экспертизы, является кокаином.

В рамках уголовного расследования была назначена токсикологическая экспертиза собственника особняка, где проживал Шапакин. Особняк зарегистрирован на другого человека (очевидно речь идет о Валерии Гибаленко, который был задержан вместе с прокурорской парочкой, а затем вышел на свободу под залог). Следствие намеревалось проверить, содержатся или нет в его биологических образцах (волосах и ногтях) наркотические средства, психотропные вещества, их аналоги или прекурсоры.

Свидетельством всего изложенного выше является определение Печерского суда под номером № 757/29413/15-к от 18.08.2015 г., размещенное в едином реестре судебных решений.

Исходя из этого, не понятно, куда «кокс» пропал из дела потом? Если он был, то, очевидно, должен был упоминаться в обвинительном акте. А то странно, что ручке-игрушке Корнийца в нем место нашлось, а вот полной коробке кокаина – нет. Или следователь Опанасенко из команды младопрокуроров все выдумал и никаких наркотиков не было?

Кроме того, забыты и многие другие громкие обвинения. Например, «мусорное дело», о котором уже писала ранее «Прокурорская правда». В частности, тогда (осенью 2015 года) Корнийцу пытались «пришить» вымогательство прав на чужое имущество («мусорный бизнес»). А также последние обвинения со стороны Касько в оплате через оффшоры за образование дочери.

Теперь по самому обвинительному акту в той части, которая касается непосредственно взятки.  Следует отметить, что при сравнении обвинительного акта с материалами дела, которые ранее уже подробно разбирались «Прокурорской правдой», создается четкое впечатление, что изложенная в акте версия – это очень приблизительное отображение событий, зафиксированных ранее документально.

Акт рисует в качестве «главного злодея», задумавшего все предприятие исключительно Александра Корнийца, который, якобы, самолично решил отобрать у несчастных предпринимателей два земснаряда, чтобы принудить тех «платить мзду». Хотя из материалов следует, что непосредственно Корниец «всплывает» только на одном из последних этапов. До того представители фирмы «Гидроэкоресурс» пытались «порешать» вопросы на уровне ГПУ через того же Шапакина и уже после этого в их разговорах появилось имя Корнийца.

Кстати, в акте умалчивается, что бизнес, осуществляемый ООО «Гидроэкоресурс» и ООО «Чистый грунт» был, мягко говоря, далек от законности. В частности, у старателей, реальным собственником которых является нардеп и криминальный авторитет Вячеслав Константиновский, не было как разрешения от Госводагентства на дноуглубительные работы земель водного фонда, так и права на добычу полезных ископаемых.

Далее, акт рисует передачу денег Корнийцу со стороны Гибаленко как некий доказанный факт. Якобы, прокурор сначала получил 50 тыс, а потом должен был получить еще 150 тыс. долларов, однако в последний момент «курьер» Гибаленко якобы заподозрил наблюдение за собой, а потому денег передавать не стал, а положил их себе в сейф.

Итак, имеем якобы взятку в 200 тыс долларов. Из них 150 тыс. так и не были переданы, что зафиксировано в обвинительном акте. Правда, там же утверждается, что главный «взяткополучатель» все же разжился 50 тысячами, хотя это никак не было зафиксировано, а самих денег у него не нашли.

Согласно материалам следствия все выглядит несколько иначе. Некий гр. Гузь и еще двое представителей предприятий, которые незаконно добывают песок, обращаются к гражданину Раку. Они между собой обсуждают то, как будут передавать деньги прокурорам. Все записывается Гузем на видео/аудио аппаратуру, которую фиксируют работники службы безопасности Украины. После этого, 26 июня Гузь передает гражданину Раку 50 тыс. долларов. Тот якобы вручает деньги некому Гибаленко, а он якобы «заслал» деньги прокурорам Корнийцу и Шапакину. Это все известно только со слов Рака и Гибаленко, и с этого начинается уголовное производство. Негласные следственные действия, много слежек, телефонные прослушки. Потом, 1 июля Гузь опять передает Раку 150 тыс. долларов, которые тот опять относит посреднику.

Короче говоря, реально подтверждена лишь циркуляция денег между «пескодобытчиками» и «решалами», чего явно окажется недостаточно, чтобы доказать что-то в суде.

Потому «всплывают» автомат и шпионская ручка Корнийца, которых, при всей анекдотичности ситуации, вполне хватит для приговора. А вот «кокс» Шапакина почему-то испаряется. Возможно, его пришлось «снюхать», чтобы изобрести более-менее связанную версию обвинения? Никто этого не узнает, но Шапакина и Гибаленко «технично» выводят из-под обвинения, поскольку непосредственно дело о взятке в суде развалится, о бриллиантах и наркотиках уже забыли, а больше им ничего и не вменяли.

Очевидно, все это связано с тем, что и «решала», и экс-сотрудник ГПУ «хорошо себя вели» во время следствия, и не шумели, как Корниец. А вот его и правда могут пугнуть, но тоже не по тем эпизодам, которые ранее раскручивались в прессе.

В итоге, скорее всего, получим ситуацию «ни тем – ни тем». Приговор Корнийцу будет, но, вероятно, несущественный и совсем не по известным всем эпизодам, а только чтобы обосновать необходимость его увольнения. Сам он, конечно, не согласиться и будет и дальше развивать бурную деятельность. Не согласится и Сакварелидзе, но он еще и максимально использует тему в политической кампании, которую планирует его реальный «шеф» - Михаил Саакашвили.

След «Прокурорской правды»

Среди обнародованных Сакварелидзе документов, присутствует и один, в котором упоминается «Прокурорская правда». Речь в нем идет о резонансной публикации, посвященной материалам уголовного дела «бриллиантовых прокуроров», а именно – материалам наружного наблюдения.

Любопытно то, что Сакварелидзе «скинул» эту информацию вместе с делами, якобы возбужденными по отношению к работавшим вместе с им прокурорами, хотя его инициаторам выступил прокурор Тарас Безрукий, находящийся в непосредственном подчинении у «грузинского зама».

Интересной также является оперативность, с которой было инициировано расследование. В шестом часу 18 декабря появляется публикация, и в тот же день - данные об уголовном производстве оказываются в едином реестре. Выходит, что в ГПУ «Прокурорская правда» - это основной ресурс, заменяющий «Одноклассники», все прокуроры там висят «сутками», и готовы прямо по горячим следам возбуждать производство? Или все-таки у кого-то был заранее заготовлен шаблон, и нужно было только формально дождаться появления определенной публикации?

Немного о том, как именно соответствующие материалы попали в распоряжение нашего издания.

11 декабря 2015 года на редакционный имейл пришло следующее письмо.

Письмо само материалов не содержало, но в нем была ссылка на аккаунт сети Instagram, куда все и было «скинуто». Также в нем был довольно любопытный «список рассылки».

На данный момент этот аккаунт «закрыт», но до сих пор существует, и количество фотографий, размещенных на нем (139) соответствует числу соответствующих документов.

А вот и сами, размещенные там документы.

Поскольку автор всего этого пожелал разместить на них логотип одного интернет-издания, то у ряда журналистов, связанных с ним, это вызвало довольно бурную реакцию.

В частности, известный «чернушник» Сергей Иванов разродился гневной публикацией, в которой «наехал» на редакцию «Прокурорской правды» за якобы незаконную публикацию материалов следствия.

Данный материал интересен по многим причинам. В частности, Иванов признается, что сам он «естественно» со всеми опубликованными документами знаком. Интересно, откуда? И почему «естественно»? Ведь он действующим сотрудником прокуратуры не является, да и вообще никак с правосудием сейчас не связан? Если он документы видел, то, значит, ему кто-то их показал? И этот кто-то совершил преступление, в котором сам Иванов обвиняет других. И, очевидно, это мог быть только прокурор из команды «младопрокуроров», которых «журналист-матерщинник» самоотверженно защищал. И, соответственно, сам Иванов может быть назван в числе самых очевидных подозреваемых в сливе данных.

Еще «журналист от прокуратуры» в привычной для себя манере обвинил редакцию «Прокурорской правды» во всевозможных грехах, преступлениях и непрофессионализме, манипулируя фактами. В частности, угрожая грядущей «ответственностью», он забыл о том, что она, согласно законодательству, возможна лишь для прокурора, который все это «слил». Зачем он это сделал – нужно спросить его, однако после получения соответствующей важной для общества информации любой нормальный журналист обязан сделать ее достоянием общественности, иначе никакого смысла в журналистике просто нет.

Кстати, приведенное выше извлечение из уголовного производства, которое «выложил» в сеть Сакварелидзе, содержит два очень простых постулата.

Во-первых, дело возбуждено по ч. 2 ст. 387 УК Украины.

В ней речь идет о наказании для прокуроров за разглашение данных оперативно-розыскной деятельности. Кроме того, в извлечении явно говорится о том, что материалы дела могли быть скопированы только до 11 ноября 2015 года, то есть – до открытия материалов стороне защиты.

Таким образом, единственный возможный источник «утечки» - это команда «младопрокуроров».

В этом контексте интересными являются обвинения в адрес «Прокурорской правды», озвученные самим Давидом Сакварелидзе.

Выступая в эфире, он, в частности, в своеобразной манере отвесил комплимент редакции нашего издания, заявив, что его администрируют «очень интересные люди», которые якобы получают за это щедрое вознаграждение от команды оппонентов «младопрокуроров».

К сожалению, привести какие-либо доказательства своих слов замглавы ГПУ - прокурор Одесской области не смог. Точнее – не собирался этого делать. При этом Сакварелидзе утверждает, что лица, передавшие нам материалы негласных следственных действий «забыли убрать мою сопроводиловку, которая была подписана мной, и которая лежала под этим делом».

Но все это было лишь поводом, чтобы подвести зрителей к главной мысли, которую пытался «внедрить» в общественное сознание «батоно Давид». А именно: утечка информации произошла из кабинета Виктора Шокина, которому Саквареледзе «неосмотрительно» занес все документы.

В принципе, ничего странного в этом заявлении нет, ведь очевидно, что источник утечки – это команда самого Сакварелидзе. Возможно, и не предумышленно, а из-за разгильдяйства. Показывали документы всяким «ивановым» (и еще кому?), вот и «допоказывались». Ну и теперь наивно пытаются переложить вину на Шокина, очевидно, следуя логике: «дедушка старый – ему все равно». Хотя вряд ли все это им поможет в нынешней ситуации.

Кстати, если сопоставить все даты (до 20 ноября 2015 года данные «ушли», а 12 декабря – «пришли»), то выходит, что «гуляли» материалы где-то почти месяц. Не удивительно, что за это время они могли обзавестись «плашками» изданий, которые, похоже, так и не решились все это опубликовать, осознав серьезные последствия для своих «источников».

Видимо, потому они сейчас так старательно доказывают собственную «непричастность». В частности, как это делал еще в январе 2016 года Юрий Бутусов.

Спасибо, конечно, за рекламу от «неизвестного ресурса», но все же не очень понятно, зачем постоянно опровергать то, к чему ты не причастен? Да еще и так пафосно? Достаточно сказать, что не знаю и все. А так выходит ситуация, похожая с «опровержениями ТАСС» времен СССР, из которых советские граждане и узнавали реальные новости. Так и тут: «а мы ни при чем», потом «а мы вообще ни при чем» и т.д. Странно, не находите?

Грузины не сдаются

Конечно, любые очевидные факты – это не аргумент для наших «грузинских друзей», которые уже давно работают в режиме «пиара».

В частности, Михаил Саакашвили поспешил встать на защиту своего «братюни». Во время выступления 2 марта на «Антикоррупционном форуме» в Виннице, он, в частности, поведал захватывающую историю, в которой излагается собственная версия произошедших с фигурантами «бриллиантового дела».

Дескать, в тот день  кабинет прокуроров забежал спецназ СБУ – очень здорово сработал, уложил всех на пол, достал свою взятку, которая у них в сейфе хранилась. Однако в дальнейшем все застопорилось, поскольку «бриллиантовые прокуроры» оказались «практически членами семьи» Шокина.

Кроме того, в новой публикации Сакварелидзе озвучивает очередную собственную версию «бриллиантового дела». Якобы, еще летом, его антикоррупционное начинание натолкнулось на сильное сопротивление со стороны руководства прокуратуры. Кроме того, следователей Генеральной инспекции, которые вели дело, обвинили в том, что они допустили ряд ошибок в процессуальном производстве.

Конфликт дошел до того, что президенту лично пришлось мирить генпрокурора Шокина и его заместителя Сакварелидзе перед камерами в АП. Однако публичное примирение не помогло, а лишь отсрочило серьезный конфликт. Сакварелидзе пафосно подчеркнул (а пафос – его сильная сторона), что дело «бриллиантовых» прокуроров стало фактически «внутренним Майданом» в системе Генпрокуратуры. По его словам, это была уникальная операция.

«120 работников, включая СБУ и наших работников, одновременно работало в этом деле...120 человек оперов, следователей, спецподразделение «Альфа» и так далее работали так, что не было ни грамма утечки информации. Этим операция и была уникальна», - заявил Сакварелидзе.

Он рассказал, что дело началось с обращения к нему депутата «Народного фронта» Вячеслава Константиновского, который рассказал ему о «наезде» прокуратуры на песочное предприятие.

По словам Сакварелидзе, он обратился за помощью к председателю СБУ Василию Грицаку, и тот дал на это дело Виктора Трепака. Президент был в курсе. Шокин тогда был в Америке, его оперировали. Когда Сакварелидзе попросил «надежных» ребят, то ему в СБУ порекомендовали Трепака.

По словам «грузинского эмиссара», до этого в прокуратуре не было такого прецедента.

Он утверждает, что прокуратура сегодня состоит из двух частей, которые якобы помогают и мешают «проводить изменения». На основании этого Сакварелидзе увидел некий «контраст», и даже успел назвать его «внутренним Майданом в системе прокуратуры».

В ответ на все это, сам Корниец выложил видео начала этой «сверх-профессиональной операции», когда сотрудники СБУ пешим, прогулочным шагом спокойно, не спеша заходят в помещение Киевской областной прокуратуры.

Параллельно с этим Сакварелидзе нанес еще один удар по Шокину. В частности, прикормленный грузинскими экспатами блогер-мажор Сергей Иванов обнародовал подробности расследования якобы имевшего место быть 2 ноября 2015 года покушения на главу Шокина.

По словам Иванова, согласно официальной версии, убийство «отважного борца с коррупцией» якобы было тщательно спланировано.

Иванов утверждает, что в рамках расследования сотрудники СБУ принялись допрашивать всех владельцев автомобилей марки Toyota Land Cruiser 200 в Украине (на котором ранее якобы скрылся подозреваемый в покушении). Во всех регионах Украины некогда счастливые обладатели джипа указанной марки ходят на допросы в СБУ и пытаются вспомнить, что они делали в день покушения на Шокина, а также кто это такой. Добавим, что информацию о сюрреалистичном расследовании «покушения» на генпрокурора в своем Fb запостил и сам Сакварелидзе, подчеркнув значком лайка свое отношение к данному делу.

В целом, политическая составляющая все больше выходит для грузин на первый план по мере того, как набирает обороты «форум» Саакашвили. Пожалуй, именно этим и можно объяснить наплевательское отношение к «бриллиантовому делу» со стороны самих его инициаторов.

Для «грузин» оно просто уже выполнило свою роль. Борьбу с коррупцией они продемонстрировали. Также «показали» как «система» сопротивляется их реформам. Прогнозируемый провал дела они также используют в этой ситуации для того, чтобы заработать еще политических очков. Фактически, в этой ситуации им даже выгодно, чтобы дело «засыпалось», поскольку если бы все завершилось действительным приговором, то что бы тогда рассказывали Михо и Давид о «противодействии злобных коррупционеров»?

Как ни странно, но наиболее емкую характеристику подходам «прокурорских грузин» дал отставной зам Генпрокурора Владимир Гузырь.

В этой истории – вся «соль» работы Сакварелидзе: изобретать себе препятствия, находить врагов, громко о них кричать и создавать на этом основании информационные поводы, чтобы заработать определенный авторитет. И далее уже этим «авторитетом» давить всех вокруг.

4 марта Давид Сакварелидзе публикует официальные документы, подписанные Юрием Севруком, согласно которым именно «Давиду и его команде» поручается личное представительство обвинения в суде по поводу дела «бриллиантовых прокуроров», заседание по которому должно состояться уже в понедельник – 7 марта.

Сопровождает все это «джигит» довольно хамским комментарием, в котором вообще не касается вопроса самого дела, а только лишь повторяет в очередной раз свою песню, о том, что его людей из ГПУ нужно «переназначить».

В принципе, почему юлит и хамит Сакварелидзе, более-менее понятно. Севрук его просто «уделал», причем эффективно и просто. После того, как сам Давид считал, что «спихнул дело», сопроводив его написанным в жанре фантастики «обвинительным актом», то это уже не его проблема. Можно заняться политическими поездками.

А Севрук все это обломал, предложив лично позорится в суде, выгребая за все совершенные за прошедшее время «художества» младопрокурорской команды, чтобы реальная цена «грузинским реформам» была видна каждому.

Собственно, на это в комментариях к публикации Сакварелидзе указал и Владимир Гузырь, также отметив, что и.о. Генпрокурора вполне может доверить обвинение в деле, которое сам грузин 8 месяцев называет «самым резонансным», именно прокурору такого ранга.

Впрочем, страну ожидает 4 дня праздников, подаренных щедро Кабмином по поводу женского праздника 8 марта. Так что состоится ли 7 марта суд – это вопрос. Уже ясно, что дело выходит на финишную прямую, и скоро всем все и про всех будет ясно.

Наше же издание продолжит отслеживать судьбу резонансного «бриллиантового дела», информируя о нем своих читателей.

А пока, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- если, как утверждает Куценко, все Выведенные за штат экс-подчиненные Касько в ГПУ будут без проблем переназначены, то зачем он выкладывает компромат на этих прокуроров, с которыми ему вроде как еще предстоит работать в одной структуре?

- почему из «бриллиантового дела» дела пропали не только сами «бриллианты», но и эпизод о «кокаине Шапакина», о котором летом писали журналисты с подачи «младопрокуроров», зато появился какой-то «автомат Корнийца»?

- почему Сакварелидзе совместно с «ручными журналистами» обвиняет всех вокруг в пропаже материалов уголовного дела Корнийца-Шапакина, если источником утечки могла быть только его собственная команда?

comments powered by Disqus
TOP