5 ВЗГЛЯДОВ НА ЛЮСТРАЦИЮ: ЕВРОПЕЙСКОЕ ПРАВО И УКРАИНСКОЕ ВАРВАРСТВО

18:23, 04.03.2015
  • 2182
  • 80
  • 0

До обсуждения закона «Об очищении власти» адвокаты пригласили судей, прокуроров, чиновников и европейских экспертов. Юристы утверждают, что акт нарушает права человека. Чиновники же оправдывают это «уникальной» политической ситуацией, в которой проводятся реформы. Мнением поделился «Закон и бизнес».

Мнение первое: «Если люстрация не будет завершена, адвокаты останутся без работы»

«Если люстрация не произойдет в ближайшее время, адвокаты могут остаться без работы», - заявили представители общественных организаций на круглом столе «Люстрация: путь в Европу?», одним из инициаторов которого выступила Национальная ассоциация адвокатов.

Свое мнение общественность обосновывает данным социологических опросов (проведенных, очевидно, организациями, которые представляли докладчики), согласно которым 95% лиц, попавших в орбиту судопроизводства, настолько не доверяют юристам, считая их частью коррупционной системы, что предпочитают привлекать к своей защите лиц с покрышками.

Спаливание шин под зданием суда - действенный способ правосудия, считают граждане, разочарованные процедурой люстрации, предусмотренной в законе «Об очищении власти» (№1682-VII).

От юридического сообщества общественность ждет активных действий. И, по мнению представителей последней, адвокаты должны стать в правовое поле и говорить об установлении конституционного строя, в котором сейчас нуждается Украина. Правда, общественные активисты не торопятся признавать свою вину в том, что сжигание покрышек общество воспринимает как почти единственный способ достижения справедливости, а замена кадров во всех ветвях власти превратилась в самоцель.

Мнение второе: «Как может защитить права человека закон, нарушающий права человека?»

«Говорить мало», - считает председатель НААУ Лидия Изовитова. Она призвала присутствующих не только рассмотреть недостатки люстрационного закона, освещенных, в частности, в заключении Венецианской комиссии №788 / 2014, но и по завершении мероприятия, отразить озвученные идеи и предложения в документе, чтобы затем направить его к руководству государства. «Адвокаты, - заметила  Изовитова - осуществляют правовую защиту, а следовательно, не могут оставаться в стороне от нарушения прав человека».

Крупнейшим из таких нарушений, юридическое сообщество считает коллективную ответственность лиц, подпадающих под процедуру очистки. Эта норма, подчеркивают защитники, противоречит не только международным правовым принципам, но и предписаниям Конституции, что является недопустимым.

«На что направлен закон «Об очищении власти»? - спросила у присутствующих адвокат Анна Колесник и сразу ответила, цитируя вывод Венецианской комиссии: «Цель закона заключается в защите и подтверждении демократических ценностей, верховенства права и прав человека».

Однако в этой части, убеждены адвокаты, документ №1682-VII не учитывает замечаний международных экспертов о том, что люстрационные законы всегда являются смесью правового акта и политического документа, где достаточно трудно выдержать баланс. «Как может защитить права человека закон, нарушающий права человека», - удивляется Колесник.

Защитники убеждены, что каждый случай должен рассматриваться отдельно, а если уж говорить о международном опыте, то решение о лишении лица его должности должен выносить суд, который мировым сообществом воспринимается как беспристрастная ветвь власти. Если же доверия к суду в обществе не хватает, то, законодатель, прежде всего, его должен восстановить, а не брать на себя функции правосудия.

Мнение третье: «Обжалование в суде любого решения гарантируется Конституцией»

«Чтобы восстановить доверие к суду, - как говорит адковат Колесник, - нельзя говорить, что все судьи плохие». И это мнение разделяют обладатели мантий, которые поддерживают попытки адвокатов навести порядок в люстрационной сфере.

Так, член Совета судей, судья Апелляционного суда Киева Олег Присяжнюк отметил, что адвокаты не меньше судей ожидают логического, а главное, правового решения вопроса очищения. Для этого, уверен Присяжнюк, необходимо разобраться, что такое европейские ценности, и соблюдать их, в частности во время написания законов. В противном случае, Украина окажется перед Европой как «дикая страна, в которой судей можно выбрасывать из окна, а должностные лица заявляют об увольнении всех представителей судейского корпуса». Служитель Фемиды был удивлен тем, что Министерство юстиции до сих пор не отреагировало на слова нардепа Егора Соболева о судьях и окна, содержащие прямую угрозу, а следовательно, является деянием, предусмотренным Уголовным кодексом.

Возмущение заявлениями отдельных должностных лиц о невозможности люстрированных лиц обратиться в суд, выразил Николай Замковенко, который с 1998 по 2001 гг. возглавлял Печерский районный суд Киева. «Обжалование в суде любого решения гарантируется Конституцией и является основным положением принципа презумпции невиновности», - убежден он. Кроме того, Замковенко отметил, что отдельные положения закона «Об очищении власти» прописаны таким образом, чтобы избавить от прохождения позорной процедуры известных чиновников, а также поинтересовался, почему «открытый и прозрачный процесс люстрации», которым его обещали сделать идеологи, полностью узурпирован Минюстом.

Мнение четвертое: «Люстрационный закон ничьих прав не нарушает»

Отвечать на поставленные вопросы пришлось заместителю директора департамента по люстрации Минюста Дмитрию Дымову. На удивление присутствующих, он не только не увидел проблем в применении закона №1682-VII, но и указал юристам на неправильное его понимание.

Чиновник убежден, что критики акта слишком часто апеллируют термином «ответственность», в то время, как в нем о таком юридическом понятии речь не идет вообще. «Если за ценз принять определение, что государственная служба является не правом, а привилегией – не совсем понятно для присутствующих высказался Дымов, - мы заметим, что такая служба накладывает на лицо ряд ограничений. Например, ст.12 закона «О государственной службе» приравнивает незаполнение должностным лицом декларации в нарушение присяги». Такими аргументами он пытался убедить, что «люстрационный закон ничьих прав не нарушает».

Что же касается отрицательного заключения ВК относительно закона №1682-VII, то Дымов объяснил, что, оказывается, оценивая акт, эксперты не имели официального перевода, и это «вызвало определенные проблемы». Кстати, чиновник вспомнил, что негативную оценку «венецианцев» получили и некоторые законы Грузии. Впрочем, даже те, кто критиковал законодательные новеллы на расстоянии, заверил присутствующих чиновник из Минюста, попадая в Украину, обращают внимание на непростую, можно сказать, уникальную ситуацию. «Ведь реформы происходят фактически в состоянии войны. Ни одна из стран мира не проводила реформы при таких обстоятельствах », - подчеркнул чиновник.

Мнение пятое: «Вывод ВК нельзя расценивать как обязательный»

Мнение чиновника, которое собравшиеся невольно отождествили с позицией Министерства юстиции, корреспондируется с тем, о чем говорили представители Польши, приглашенные к участию в мероприятии. По их мнению, уникальность ситуации в Украине заключается в том, что мировая практика люстрационных процессов сводилась к освобождению стран от коммунистического режима. В нашей стране большинство его представителей уже не занимают высоких должностей. То есть, речь идет об очищении власти, включая судебную, от чиновников, которые работали совсем недавно. Поэтому большинство критериев, определенных в законах Чехии или Польше, не могут быть положены в основу люстрационных актов Украины, и законодателям приходится снова «изобретать велосипед».

«Кроме того, отрицательное заключение ВК не должен восприниматься как прямое руководство к действию, поскольку оно не является обязательным», - отметили представители Польши. Хотя вряд ли такой совет они дали бы своим законодателям.

Аргументы иностранцев, в отличие от позиции Дымова, присутствующие восприняли без враждебности. Это можно объяснить скорее дипломатичностью гостей и потребностью власти в посторонней поддержке своих действий. Однако не исключено, что именно эти аргументы станут основанием для предметной дискуссии специалистов по поводу того, может ли война и уникальность ситуации оправдать нарушения прав человека.

В связи с этим, у «Прокурорской правды» появилось несколько вопросов:

- как быть в этой ситуации адвокатам, которые оказались в патовой ситуации, когда не могут защитить права человека в «европейском» государстве, коим тяготеет стать Украина и которых отождествляют с «этой» продажной судовой системой?

- научатся ли наши недоверчивые общественники правовой культуре и «европейскости», или и дальше лучшим  и эффективным способом люстрации будут считать паление покрышек под зданием суда?

- и как  быть судьям, которых помимо этого, прессуют ещё по команде «фас» и прокурорские, и чаще всего те самые, которые не получили свою «люстрацию»?

comments powered by Disqus
TOP