АСД, СУДЬЯ ЧЕРНУШЕНКО И ОБЫСКИ ПРОКУРОРОВ: "ЭЛЕКТРОННЫЕ" ПРИЧИНЫ БЕСПРЕДЕЛА В СУДАХ

18:40, 30.06.2015
  • 2023
  • 138
  • 0

Внедрение автоматизированной системы вместо «ручного» распределения дел в судах должно было стать прорывом в истреблении коррупционных проявлений. Оно прошло сложные этапы, связанные как с сопротивлением судей, привыкших работать с документами в бумажном виде, так и с отсутствием элементарной технической базы. Через 4 года после того, как эта система была введена во всех судах Украины, казалось бы, проблемы должны быть решены. Но на деле все обстоит иначе. «Судебно-юридическая газета» на примере последних событий в Апелляционном суде Киева, председателю которого Антону Чернушенко объявлено о подозрении, в т. ч. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 376-1 УК, разбиралась, почему автоматизированная система документооборота суда (АСД) остается уязвимой, а также как и можно ли в принципе проверить факт незаконного вмешательства в ее работу.

Своя система

Сейчас в местных и апелляционных общих судах функционирует компьютерная программа «Д-3», в хозяйственных и административных - КП «ДСС» (документооборот спецсудов). Эти программы разработаны и администрируются ГП «Информационные судебные системы». Но в Украине есть 3 суда, которые используют другие АСД, разработанные специально для них. Это Верховный Суд, Высший специализированный суд по рассмотрению гражданских и уголовных дел и Апелляционный суд Киева. По словам генерального директора ГП «Информационные судебные системы» Виталия Живаева, они не захотели переходить на общую систему вместе со всеми. Отметим, законодательством не предусмотрено, что во всех судах должна стоять единая АСД – лишь указано, что она должна быть.

Как известно, повсеместное внедрение автоматизированной системы документооборота началось 1 января 2011 г. Впрочем, на тот момент подобная система уже работала в высших специализированных и во многих апелляционных судах (в т. ч. в Апелляционном суде Киева), но на базе другого программного обеспечения. Например, в Апелляционном суде Ивано-Франковской области подобная система была установлена еще в 2008 г. при финансовой поддержке иностранного проекта. Тогда в судах, где уже работали «свои» АСД, новую версию называли несовершенной. Кроме того, им жаль было просто отказаться от системы, которую помогли адаптировать партнеры-доноры, хотя на тот момент гендиректор ГП «ИСС» Андрей Боделан практически на каждом заседании Совета судей общих судов твердил, что АСД должна быть унифицированной для всех судов, чтобы информация воспринималась корректно. Программные продукты, которые устанавливались в «пилотных» судах, не были включены в единую систему, и в случае неиспользования судом предложенной ему с 2011 г. АСД он из этой единой системы просто выпадал. «В итоге это может привести к искажению информации о результатах деятельности таких судов», – подчеркивал А. Боделан, ведь информация, которая создается в судебной системе, должна быть доступной, прежде всего, всей судебной системе для последующей ее аналитики.

Мытарства с АСД

Действительно, проекты, которые организовали помощь во внедрении АСД в Украине до законодательного закрепления ее обязательности, выбирали 5–6 судов в год, поставляли им технику, программу, но на этом все заканчивалось: какой-либо систематизации и концептуальной реализации для всей системы не было. У государства же денег катастрофически не хватало: ни в 2009, ни в 2010, ни в 2011 г. средства на внедрение АСД суда в государственном бюджете Украины не предусматривались.

Для того чтобы внедрить АСД, например, в административных судах, были вынужденно использованы средства, выделенные на обеспечение Реестра судебных решений. Из-за этого в августе 2010 г. Счетная палата упрекнула в неэффективном использовании бюджетных средств ГСА и ГП «ИСС». Проблема заключалась в том, что ГСА не приобрела право собственности на программное обеспечение информационных систем судебных органов, в т. ч. ЕГРСР. Владельцами таких информационных систем и приложений на тот момент были коммерческие структуры, которые через ГП «ИСС» предоставляли ГСА право и возможность пользоваться программными продуктами на платной основе, что влекло значительные расходы.

С 1 января 2011 г. ГП «ИСС» взяло все расходы по обеспечению работы АСД на себя. В итоге оно оказалось на грани банкротства. Тогда вопрос был поставлен ребром: если средства не будут найдены, АСД остановит свою работу. Совет судей Украины принял решение установить, что в 2011 г. средства, полученные от уплаты сбора на ИТО судебных процессов, аккумулируются соответствующими судами и теруправлениями ГСА в размере до 30% и используются на финансирование мероприятий по обеспечению функционирования АСД в соответствии с заключенными с ГП «ИСС» договорами.

Однако ГП злоупотребило своим правом – в договорах, которые были предложены судам, перечень услуг был растянут до максимума. Часть из этих услуг судам была не нужна, да и стоимость их «зашкаливала». Большинство судов договоры вернули. Многие задумались, оплатить ли только стоимость программы и забрать себе в аппарат технических работников, или оплачивать стоимость услуг по обслуживанию сотрудниками ГП. Возможно, в какой-то момент и в Апелляционном суде Киева сочли, что тратить средства и переходить на работу с ГП «ИСС» нецелесообразно. Но тот путь, который избрали в указанном суде, явно очень своеобразный.

Предыстория вопроса

Традиционно крупнейшими разработчиками программного обеспечения для государственных структур в Украине являются компания «Арт-Мастер», а также группа связанных с ней фирм, и компания Softline. Изначально обе компании развивались по-разному. Если Softline в 2000-е занималась разработкой автоматизированных систем для конкретных учреждений (Кабинета министров, министерств, Апелляционного суда Киева), то «Арт-Мастер», которую СМИ связывают с группой влиятельных чиновников и политиков, занялась более глобальными проектами. Помимо автоматизированных систем для судов, специалисты компании занимались разработкой электронных реестров и баз данных для государственных учреждений, что впоследствии привело к ряду громких скандалов и фактическому отстранению компании от работы с государственными структурами. Судебные тяжбы между ними продолжаются до сих пор. Например, 26 мая 2015 г. в Хозяйственном суде Киева были зарегистрированы 2 иска к государственному предприятию «Информационные судебные системы» (ГП «ИСС»): от ООО «Институт математики и системного анализа» относительно КП «Д-3» и от ООО «Юртех» относительно КП «ДСС». Истец счел, что нарушены его авторские права на программное обеспечение, и решил взыскать соответствующую компенсацию. По требованию истца ГП «ИСС» должно прекратить пользоваться этим ПО, уничтожить все экземпляры и выплатить по 2 грн за каждую программу, поскольку «ИСС» якобы скопировало программы «Арт-Мастера», создав программы «ДСС» и «Д-3» после расторжения договоров с ним в 2011–2012 гг. на основе предыдущих разработок. В ГП «ИСС» утверждают, что все претензии разработчиков надуманы, а все авторские права законно принадлежат государству.

Разработкой и обеспечением работы автоматизированной системы «Апелляция» для Апелляционного суда Киева Softline занимался еще в середине 2000-х. Сама система заработала в суде в 2005 г. В 2011-м система и ее исходные коды по договору были переданы Апелляционному суду Киева. С этого момента компания Softline больше не имела отношения к системе «Апелляция», и все ее дальнейшие доработки суд осуществлял самостоятельно.

Занимавшиеся разработкой «Апелляции» отметили, что в короткой видеозаписи следственного эксперимента относительно незаконного вмешательства в работу автоматизированной системы распределения дел налицо нарушение коэффициента административных должностей, согласно которому председатель суда, в силу своей должности, должен получать значительно меньше дел, чем обычный судья. На видеозаписи четко заметна диспропорция в распределении дел, которой при автоматизированном распределении, по словам специалистов, быть не должно. Так, председатель суда А. Чернушенко почему-то значился председательствующим в 42 делах, в основном связанных с арестом имущества. В 42 делах значился председательствующим и судья Валерий Лашевич, в 31 – судья Виктор Глиняный, тогда как судьи Иван Рыбак – в 7 делах, Дмитрий Сокуренко и Валентина Волошина – в одном каждый.

Второй важнейшей деталью, по словам специалистов, является отдельное окно со списком судей, которых можно как назначать для рассмотрения дел, так и отменять их назначение. Так, на видео со следственным экспериментом видна отсутствующая в оригинальной разработке форма, позволяющая назначить в ручном режиме председателя и судей по делу. Т.е. программное обеспечение незаконно дорабатывали уже после внедрения, что повлияло на работу системы. Чтобы внести такие изменения, нужно предоставить ІТ-специалисту (разработчику) доступ к системе, что может сделать лишь сисадмин суда или другое лицо с аналогичными полномочиями. Этой функции, как отметили специалисты, в автоматизированной системе на момент прекращения сотрудничества Апелляционного суда Киева и Softline не было. Следовательно, можно утверждать, что функция ручного распределения дел появилась в Апелляционном суде столицы после 2011 г.

Важным нюансом является то, что в течение нескольких лет в Апелляционный суд Киева перешли работать двое сотрудников Softline, в т. ч. один из разработчиков системы. По информации «Судебно-юридической газеты», это Екатерина Дацко (ушла из Softline в 2009 г., в компании отвечала за внедрение системы) и Дмитрий Сукач (один из разработчиков функционала распределения дел, ушел из компании в 2011 г.). На кадрах видео следственных действий в Апелляционном суде Киева якобы был замечен еще один бывший сотрудник Softline – Дмитрий Танько, ушедший из компании в 2013 г. По словам собеседников «Судебно-юридической газеты», в Апелляционном суде Киева он официально не работал, однако является одним из ключевых специалистов, разбирающихся в автоматизированной системе «Апелляция».

На данный момент компания Softline планирует обратиться в суд с иском по факту нарушения условий договора со стороны заказчика разработки, так как он не имел права вносить изменения в программный код автоматизированной системы.

Беззащитная АСД

Теперь программное обеспечение информационных систем судебных органов – собственность государства. Внешнее вмешательство в АСД суда, как отмечают в ГП «ИСС», практически невозможно. Однако остается другой аспект: защищена ли система изнутри, от самих сотрудников суда?

Легитимный способ защиты – построение комплексной системы защиты информации (КСЗИ). Необходимость ее построения определяется законодательством Украины. В частности, согласно ст. 8 Закона «О защите информации в информационно-телекоммуникационных системах», обязательной защите с использованием КСЗИ подлежит информация, которая является собственностью государства, или информация с ограниченным доступом, необходимость защиты которой установлена законом.

Полный список программных продуктов и устройств, которые должным образом защищены с точки зрения закона, есть на сайте Госспецсвязи. Из этого списка видно, что такого уровня защита есть лишь на единичных программных продуктах в Украине. И ни одной автоматизированной судебной системы – ни «Д-3», ни «ДСС» в этом перечне нет. Это подтверждают и в ГП «ИСС». Как пояснил В. Живаев, проблема – в вечном недофинансировании судебной системы: «КСЗИ должна быть в каждом конкретном суде, а не где-то в общем. У нас уже есть техническое задание от ГСА на создание типовой КСЗИ суда, сейчас идет процесс исследования, будет закупаться оборудование, а потом проходить сертификация. Но все это стоит очень больших денег, а оборудовать предстоит сотни судов».

Построение КСЗИ является отдельной услугой, и задача это трудоемкая и затратная по времени. Отметим, что состоит такая услуга из нескольких этапов: формирование общих требований к КСЗИ в автоматизированной системе; разработка модели угроз; разработка техзадания на создание КСЗИ; согласование технического задания с администрацией Государственной службы специальной связи и защиты информации Украины (Госспецсвязи); разработка технорабочего проекта на создание КСЗИ; предварительные испытания КСЗИ; организация госэкспертизы КСЗИ и получение аттестата соответствия; сопровождение КСЗИ и т. д. Т. е. без участия заказчика построить КСЗИ невозможно. Оговариваются список допущенных к информации лиц, их полномочия, хранение данных об изменениях (кто, когда и что внес), гарантируются целостность и достоверность. Это лицензируемый вид деятельности, причем получить лицензию очень сложно и долго.

Согласно законодательству, ответственность за защиту информации несет ее собственник. Как отметили в Softline, в 2010–2011 г. по заказу ведомства они разрабатывали «Комплексную информационную систему Апелляционного суда Киева» и ожидали, что клиент закажет защиту у одного из партнеров компании. На момент прекращения договорных отношений система «Апелляция», по словам представителей Softline, КСЗИ не имела. Это, судя по всему, сыграло важную роль в событиях, происходящих с распределением дел в суде в 2011–2015 гг. и сделало вносимые в систему изменения недоступными для проверок Государственной службы специальной связи и защиты информации, проверяющей работу систем с установленной КСЗИ.

Естественно, что разработанное компанией Softline решение было защищено, как и любой программный продукт. Но речь идет о защите от стороннего вмешательства. «Грубо говоря, если бы суд захватили террористы или в здание проникли хакеры, они не получили бы доступ к информационной системе. А если речь идет о вмешательстве в работу системы с ведома и с помощью сотрудников суда, то изменить ее возможно. Хотя на это нужно несколько месяцев ежедневной работы. Фактически это доработка программного продукта. При наличии доступа можно декомпилировать и пиратским методом внести изменения в любую программу в мире. Но если бы была построена КСЗИ, вмешательство можно было бы обнаружить на ранней стадии и принять меры», – пояснили «Судебно-юридической газете» представители Softline. Учитывая то, что в Апелляционном суде Киева с АСД работали экс-сотрудники компании, которая ее разрабатывала, доработать незащищенную программу им было проще простого.

Проверка только по заявке?

Суды должны направлять информацию в центральную базу данных (реплицироваться) для того, чтобы в ГП «ИСС» была резервная копия, и если у них что-то «полетело» (выключился свет, произошел сбой в работе техники), можно было восстановить данные. Если суд каждый день реплицируется, в ГП «ИСС» знают, что этот суд работает с АСД. Т. е. это определяется именно по активности и отправке решений в Реестр. Примечательно, что на Совете судей 5 июня было решено, что документооборот автоматизированных систем ВСУ, ВССУ и Апелляционного суда Киева также должен быть синхронизирован с центральной базой данных до 1 ноября 2015 г.

Итак, можно увидеть, использует ли суд АСД. Но не нарушаются ли при этом судьями или работниками аппарата принципы работы с системой? Как выяснилось, просто так суды, которых в Украине немало, никто не проверяет. Для проведения проверки нужна инициатива - обращение правоохранительных органов, сторон по делу, жалоба на имя начальника аппарата суда или главы ГСА и т. д.

Когда есть жалобы на вмешательство в работу системы, техническими специалистами в первую очередь проверяются данные, из какого количества судей был произведен автоматический выбор. Это фиксируется в отчете о распределении дел. В нем указывается полный список судей суда, а также список судей, которые были исключены из автоматического распределения с указанием причины исключения. Проверить же, было ли вмешательство в работу автоматизированных систем, установленных в ВСУ, ВССУ и Апелляционном суде Киева, специалисты ГП «ИСС» не могут, т. к. не знают структуру базы данных этих систем.

К слову, об отчете. Одним из доказательств того, что распределение дел между судьями прошло законно, является соответствующий протокол. Одновременно с ним АСД автоматически формируется отчет об автоматизированном распределении. Доступ для корректировки протокола и отчета автоматически блокируется. Судьи могут просматривать все протоколы и отчеты без ограничений. Протокол автоматизированного распределения распечатывается, подписывается и прилагается к материалам судебного дела.

Однако так было не всегда. Создание и распечатка протокола распределения дел между судьями были определены нормами Положения об АСД в редакции до 21.01.2011, когда эта норма была отменена решением Совета судей Украины. Причиной внесения таких изменений послужили обращения ГП «ИСС» и судов о том, что распечатка протоколов – лишняя трата времени и средств.

Уголовный аспект

Уголовная ответственность за незаконное вмешательство в работу автоматизированной системы документооборота суда (ст. 376-1) была введена Законом №1475-VI «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно внедрения автоматизированной системы документооборота в административных судах» от 05.06.2009. Так, умышленное внесение неправдивых сведений или несвоевременное внесение сведений, несанкционированные действия с информацией, содержащейся в АСД, или другое вмешательство в ее работу, совершенное должностным лицом, имеющим право доступа к этой системе, или другим лицом путем несанкционированного доступа к АСД суда, может повлечь ответственность от штрафа до лишения свободы сроком до 3 лет. В случае предварительного сговора (ч. 2) преступившие закон могут получить до 5 лет лишения свободы.

Первый приговор по ст. 376-1 УК был вынесен 11.06.2012 Бахмачским районным судом Черниговской области в деле №1-283/11 в отношении председателя Глуховского горрайонного суда Аллы Гетьманенко.

Как следовало из приговора, она, имея право доступа к автоматизированной системе документооборота суда КП «Документооборот общих судов», но не имея достаточных навыков в работе с компьютером, используя психологическое давление на своих подчиненных – руководителя аппарата суда и специалиста по информационным технологиям, внесла в табели АСД суда за январь и февраль 2011 г. заведомо ложные данные, в связи с чем было незаконно проведено автоматическое распределение двух уголовных дел. Так, она заставила специалиста по информационным технологиям на своем рабочем компьютере, т. е. на компьютере судьи, войти с его учетной записи в КП «ДОС» и внести в табель программы ограничения для распределения 28.01.2011 дел на судью N., на которого, по ее расчету, вероятнее всего, могло распределиться программой уголовное дело. После этого она заставила руководителя аппарата суда войти в свой аккаунт КП «ДОС» и провести автоматическое распределение уголовного дела №1-58/11, в результате чего КП автоматически распределила указанное дело на судью M., а затем таким же образом заставила технического специалиста снова войти в свой аккаунт и снять в табеле программы ранее выставленное ограничение для распределения 28.01.2011 дел на судью N.

Впрочем, этот приговор был отменен апелляционной инстанцией, и в реестре судебных решений найти вердикты по ст. 376-1 УК нам больше не удалось.

Однако о том, что случаи вмешательства все же имеют место, можно судить по некоторым определениям, например, о доступе к вещам и документам. В частности, Пролетарский районный суд Донецка 05.09.2013 дал следователю прокуратуры временный доступ к полной и аутентичной базе данных автоматизированной системы КП «Д-3» и возможность изъятия ее копии, которая находилась во владении Калининского ра­йонного суда Донецка. Доступ был необходим в связи с тем, что часть базы данных, которая была изначально подана на экспертизу, не содержала скрытых служебных объектов, фиксирующих действия пользователей системы КП «Д-3», в связи с чем невозможно было провести полноценную экспертизу. Возможно, в связи с этим прокуратура в последнее время практикует изъятие серверов и компьютеров из судов, а не переписывает данные на свои носители.

Отметим, что основаниями для досудебного расследования стали материалы аудита состояния деятельности Калининского райсуда за период с 1 января до 30 октября 2011 г. по вопросам соблюдения требований Положения об АСД в части автоматического распределения судебных дел, который был проведен в соответствии с приказом ГСА №179 от 29.12.2012. Так, в протоколе общего собрания судей Калининского райсуда Донецка от 11.01.2011 (п. 2) было указано, что все назначения судей автоматически осуществляются согласно распоряжению председателя суда. При отсутствии соответствующих распоряжений не автоматом были распределены 1140 дел.

Также, факт возможного вмешательства в АСД в Калининском райсуде Донецка стал предметом расследования специальной комиссии ГСА по заявлению судьи этого суда Любови Ткаченко. История, которая произошла в этом суде, звучит следующим образом. 24 января 2011 г. при распределении гражданских исков напротив фамилии председателя Калининского райсуда Донецка Владимира Ушенко появилась пометка «не слушает категорию». Эта пометка в настройках АСД была открыта всем пользователям, и другие судьи, увидев ее, возмутились: почему на каждого приходится по 70–90 дел в месяц, а начальник определил себе втрое меньший фронт работы? Сделав PrintScreen с уличающей шефа информацией, служители Фемиды пошли искать правду в ГСА. В итоге пометку в протоколе убрали, изменив коэффициенты распределения: председатель получал свою долю поступающих дел из общего потока, но меньше, чем другие судьи.

Отметим, что такая возможность Положением об АСД предусмотрена, однако коэффициент нагрузки на судью, который занимает админдолжность, определяется собранием судей, а не каким-то другим органом. По утверждению же судьи Л. Ткаченко, нагрузку председателю суда установила руководитель аппарата единолично. Сам г-н Ушенко на претензии коллег отреагировал своеобразно: дал приказ, которым установил, что судьи могут видеть только те дела, которые попадают им на рассмотрение, и никогда – чужие.

ГСА в результате проверки установила, что некоторые дела распределялись судьям, которые были в отпуске. Также было обнаружено, что уголовное дело было распределено 3 раза за одну минуту (!) на основании распоряжения и. о. руководителя аппарата суда. Кроме того, как установила комиссия ГСА, после 18.00 в регистрационных карточках дел осуществлялось корректирование с рабочего места руководителя аппарата райсуда, который на тот момент был в отпуске, а распределением занимался его заместитель. Впрочем, как оказалось, искать виноватых поздно – человек, который проводил распределение с нарушениями, успел уволиться по собственному желанию. В итоге Комиссия пришла к выводу об отсутствии соответствующего контроля за эффективностью работы аппарата суда.

Как отметили тогда члены Совета судей общих судов, где раньше разбирались такие случаи, если председатель не будет вникать в работу системы автораспределения дел, никакого контроля за руководителем аппарата у него не будет. И тогда последний станет в суде царем, а глава суда будет «английской королевой».

В неравных условиях

Примечательно, что не только в Апелляционном суде Киева, но и в других судах распределение дел на практике оказывается не совсем равным. До сих пор остается загадкой, почему на одних судей система расписывает 5 дел, а на других – 50. Отметим, что когда внедрялась система, у многих хозяйственных и административных судов были нарекания на неравномерное распределение дел. В 2011-м это пояснили неправильными исходными условиями, установленными разработчиками программы, которые указали, что судьям должно распределяться равное количество дел в течение года, и «оно до конца года выровняется». На то же, что за меньшие промежутки времени у одних судей нагрузка выходит несоразмерно больше по сравнению с другими, разработчики внимания не обратили. В некоторых судах этот вопрос решили устранить путем установления собранием судей жесткой специализации (более узкой, чем просто уголовная и гражданская). Сейчас, согласно Положению об АСД, утвержденному ССУ 5 апреля с. г., специализация определяется из расчета распределения не менее 2 судей на одну специализацию.

Спорное положение

Отметим, что на новое Положение об АСД все равно есть нарекания. В частности, член Совета по вопросам судебной реформы Роман Куйбида отметил, что ССУ, пользуясь новым законом о судоустройстве, снова утвердил положение о делопроизводстве по нормам, которые нивелируют автоматизированное распределение дел. По его словам, собрание судей сможет определять основы формирования коллегии судей, т. е. фактически право формировать коллегии судей дадут председателям судов без осуществления повторного автоматизированного распределения дел.

Вызывает нарекания и раздел Положения «Распределение судебных дел путем передачи судебного дела ранее определенному в судебном деле судье», согласно которому отдельные судебные дела не подлежат автоматизированному распределению, а передаются тем судьям, решение которых отменено или в производстве которых находилось или находится судебное дело.

Таким образом, нельзя исключить ни вмешательство в систему изнутри, ни то, что Положение об АСД может быть использовано так, чтобы обойти принцип случайного распределения дел. В любом случае остается полагаться на совесть тех, кто вершит в нашей стране правосудие.

 

comments powered by Disqus
TOP