БОЛЬШАЯ ЛЮСТРАЦИОННАЯ ФИКЦИЯ: КАК ВЫГЛЯДИТ НА ПРАКТИКЕ «ЧИСТКА» ПРОКУРАТУРЫ СПУСТЯ ГОД ПОСЛЕ ЕЁ НАЧАЛА

16:47, 14.12.2015
  • 3427
  • 645
  • 0

16 октября 2014 года вступил в силу закон «Об очищении власти», который должен был «освободить» государственные органы Украины от лиц, служивших старому коммунистическому режиму, и более свежему «Режиму Януковича». Впрочем, документ вышел неоднозначным по всем параметрам.

В частности, он вызывал критику со стороны международных институций, таких как, например, Венецианская комиссия. Перечень лиц, в отношении которых должно было быть применено действие Закона был достаточно широк, но, одновременно сам закон содержал в себе ряд «лазеек», которые позволили многим благополучно уходить от увольнения длительное время.

По официальным данным ГПУ, более чем за год действия «очищающего» закона, из прокуратур всех уровней уволено в рамках «люстрации» только лишь две сотни сотрудников, что является явной «каплей в море», и принципиально ничего в работе ведомства изменить не может.

За год «прокурорские» отработали не одну «схему», которые позволяют им успешно обходить требования «очищающих» законов. В частности, это и «липовые» статусы ветеранов, и судебные решение, и простой саботаж.

На данный момент действие люстрации в прокуратуре сводится к «точечным» увольнениям на потеху публике по итогам самых громких скандалов.

Этапы люстрации

Выполнение закона «Об очищении власти» в ГПУ начали в октябре 2014 года.

Из органов прокуратуры по состоянию на 23 октября 2014 приказами генерального прокурора уволены 132 прокурорско-следственных работника, о чем сообщила тогда пресс-служба ведомства.

При этом среди освобожденных от должности были: один заместитель генерального прокурора, семь прокуроров областного уровня и 30 их заместителей, два начальника главных управлений и 9 их заместителей.

В ближайшие дни октября к названным выше добавилось еще несколько фамилий. В основном – руководящие кадры Академии прокуратуры и «забытые» сотрудники прокуратуры АРК Крым и донецкой области. Таким образом, на конец октября было люстрировано 138 сотрудников прокуратуры.

Следующий этап люстрации был более скромным и припал на декабрь 2014 года.

Как видим, все люстрированные тогда были сотрудниками ГПУ.

Следующая «волна» люстрации припала на март 2015 года и была еще более скромной. Первоначально было объявлено об увольнении четырех высокопоставленных сотрудников прокуратуры. Вскоре к ним добавилось еще несколько человек, и на конец месяца в общей сложности было люстрировано 163 «прокурорских» сотрудника.

На этом более-менее систематичное «очищение» завершилось. И хотя первоначально объявлялось о не менее чем 450 сотрудниках, которых должны уволить из прокуратуры, однако на данный момент все ограничилось 201 фамилией. Кроме названных выше, это еще 38 человек, уволенных начиная с апреля 2015 года.

В целом, на данный момент люстрировано: 65 сотрудников ГПУ, 7 – из военной прокуратуры, трое – из экологической прокуратуры. Остальные трудились в областных подразделениях. На региональном уровне больше всего «очистили» прокуратуру г. Киева, уволив из неё 22 человека.

Саботаж по-киевски

Скромные «успехи» люстрации на данный момент объясняются, в первую очередь, активным саботажем ее осуществления на всех уровнях.

Еще в феврале 2015 года экс-прокурор Киева Сергей Юлдашев «плакался» в интервью журналистам, что, мол, слишком большое количество сотрудников столичной прокуратуры подпадает под действие закона «Об очищении власти», который лично он считает неконституционным. Ранее, осенью 2014 года он же называл цифру в 120 прокуроров, которые должны быть уволены.

23 марта, за день до своего увольнения, Юлдашев издает распоряжение N35, которым он перенес дату проведения люстрационной проверки сотрудников прокуратуры города с 14 апреля 2015 года на 19 октября 2015 года, сместив её во времени, ни много ни мало, на полгода.

В утверждённом Юлдашевым приложении указано, какие именно сотрудники получили отсрочку от люстрационной проверки. Стоит отметить, что именно сотрудники этих управлений являются фигурантами списка «Прокурорской правды» как те прокуроры, которые активно участвовали в прессовании активистов Майдана в Киеве.

Если сравнить списки прокуроров из Киева, которые вели дела против «майдановцев» и перечень тех, кто был люстрирован из столичной прокуратуры, то можно обнаружить совпадение лишь пяти имен (не считая самого Юлдашева).

А именно, речь об экс-заместителе прокурора Подольского района Ярославе Ущаповском; экс-заместителе прокурора Шевченковского района Михаиле Мельнике; бывшем первом заместителе прокурора Святошинского района Алексее Ипатове; экс-заместителе прокурора Дарницкого района Александр Гардецком и экс-прокуроре Днепровского района Сергее Байдацком.

Как видим, все они были убраны исключительно на основании формальных критериев, связанных с фактом пребывания на административных должностях при президенте Викторе Януковиче. Однако остальные 140 сотрудников Киевской прокуратуры, прессовавших майдановцев, внимание «люстраторов» пока что не привлеки.

Непонятно, о чем тогда отчитываются в ГПУ, утверждая, что на ноябрь 2015 года привлечены к ответственности аж целых семь прокуроров, репрессировавших в 2013 году «революционеров», представляя все это как очень большое «достижение».

«Прокурорский батальон» как способ «откосить» от люстрации

Но не саботажем единым избегают люстрации «прокурорские».

Самая распространенная схема, которая позволяла и позволяет прокурорам «откосить» от люстрации - это псевдо-командировка в зону АТО. Открывает подобные возможности пункт 7 первой статьи Закона Украины «Об очищении власти». Согласно этой нормы, под ограничения не попадают признанные в законном порядке участники боевых действий во время проведения АТО на Востоке Украины.

Данную норму научились продуктивно использовать в прокуратуре еще в самом начале «люстрационного процесса». В частности, еще в октябре 2014 года тогдашний Генеральный прокурор Виталий Ярема «успокоил» прокурорский коллектив, что их спасут от люстрации при помощи «корочки АТОшников».

В основном, обещание было выполнено. Еще 27 августа 2014 года на пресс-конференции Ярема рассказал о якобы 600 сотрудниках прокуратуры, готовых защищать Отечество в составе батальонов территориальной обороны. Впрочем, от самостоятельного создания соответствующих подразделений в прокуратуре тогда «открестились».

Участие прокуроров в «боевых действиях» оказалось куда скромнее. Например, журналистское расследование Артема Фурманюка показало, что проведенный 2-3 октября 2014 года научно-практический семинар в Краматорске Донецкой области позволил находившимся там прокурорам «оформиться» в штабе Вооруженных Сил Украины в качестве «участников АТО».

Список «защитников Краматорска» уже публиковала «Прокурорская правда».

В конечном счете, для некоторых посетителей «прифронтового семинара» он не стал поводом для «отмазки». В частности, под люстрацию попали Военные прокуроры регионов: Юрий Вийтев, Николай Лысый, Павел Богуцкий. Однако, многие сотрудники прокуратуры получили таким образом «амнистию», и в списке люстрированных вы их не найдете.

Кроме «туризма в зону АТО», определённую популярность получили в «прокурорской среде» и настоящие «курорты» в зоне боевых действий.

Например, больше года назад вышел сюжет ТСН, в котором рассказывалось о службе в качестве «пулеметчика» в Славянске прокурора Дружковки Дмитрия Сазоненко. Его «ратный подвиг», по сообщениям журналистов, сводился к регулярному посещению массажных салонов, тренажерных залов и ресторанов.

Наверное, «пулеметчиком Сазоненко оказался хорошим, иначе как объяснить то, что в списке люстрированных прокуроров его на данный момент нет?

В целом, липовые «Колчаковские фронты» были одним из главных трендов освобождения от люстрации сотрудников прокуратуры.

Суд в борьбе прокуроров против люстрации

Популярный «антилюстрационный» метод – это тяжбы в суде.

Одним из первых начал подобную «войну» против люстрации первый заместитель прокурора г. Киева Олег Валендюк. Еще 17 октября 2014 года (то есть, до издания первых приказов об увольнении сотрудников прокуратуры) он обратился в Окружной административный суд г. Киева, который  20 октября в лице судьи Виктора Данилишина принял решение за № 826/15963/14.

В нем идет отсылка на аргументацию самого Валендюка, который опасался, что к нему будет применена часть 3 статьи 1 закона «Об очищении власти» как к заимевшему в период из 25 февраля 2010 года по 22 февраля 2014 года должности руководителя, заместителя руководителя самостоятельного структурного подразделения центрального органа (аппарата) Генеральной прокуратуры Украины.

Однако Валендюк, который занимал должность заместителя начальника Главного управления - начальника управления представительства интересов граждан и государства в Верховном суде Украины и высших специализированных судах Генеральной прокуратуры Украины, считал, что в законе не указано, как быть в случае «комбинирования» названия должностей.

Вот он был замначальника Главного управления и начальника управления, и, по его логике, не занимал ни одну из них в отдельности. Значит, и закон на Валендюка распространяться не должен. Занятно, что судья признал эту логику и принял решение запретить увольнять первого зампрокурора Киева до «решения дела по сути».

Время шло, других люстрировали, а Валендюк оставался «неприкасаемым». Соответственно, его фигура привлекла внимание к себе. В частности, 29 апреля 2015 года выходит публикация Сергея Иванова, где он исследует обстоятельства дела «недолюстрированного первого киевского зама».

По информации блогера, 28 ноября 2014 года судья Данилишин выносит постановление за тем же номером - 826/15963/14, которым удовлетворяет иск Валендюка к ГПУ и запрещает увольнять его из прокуратуры.

Но, по утверждению Иванова, само Постановление N826/15963/14 от 28 октября 2014 года отсутствует в Едином государственном решении судебных решений. Таким образом, есть все основания полагать, что и без того заведомо неправосудное постановление судьи Данилишина является еще и поддельным.

Впрочем, реакции на эти публикации так и не последовало, и на данный момент Валендюк сохраняет свою должность в киевской прокуратуре.

Несколько иное имело развитие дело другого прокурорского борца с люстрацией – Владимира Суходубова. 24 ноября 2014 года судья Харьковского окружного административного суда Валентина Самойлова отменила приказ прокурора Харьковской области об увольнении его с должности начальника отдела работы с кадрами (постановление суда за № 820/18262/14). До этого Суходубов работал на должности 1-го заместителя прокурора Харьковской области и подлежал увольнению в соответствии с законом «Об очищении власти».

Суд решил полностью удовлетворить требования заявителя и восстановить Владимира Суходубова в должности.

В своем решение суд опирался на следующее: в ст.2 и ст.3 закона «Об очищении власти» предусмотрен список должностей, в отношении которых осуществляются мероприятия по люстрации и их критерии, в соответствии с которыми запрет распространяется на такие должности прокуратуры Украины как «руководитель», «заместитель руководителя территориального (регионального) органа».

Запрет применяется к лицам, которые совокупно не менее одного года в период с 25 февраля 2010 года по 22 февраля 2014 года занимали должность (должности) Генерального прокурора Украины, его первого заместителя или заместителя, а в соответствии с п.8 - руководителя, заместителя руководителя территориального (регионального) органа прокуратуры Украины и предполагается, что запрет введен именно на эти должности в отношении лиц, которые занимали их в данный период.

Соответственно, суд определил: должность, которую занимал заявитель Суходубов на момент вступления в силу закона «Об очищении власти» не входит в перечень должностей, указанных в ч.1 ст.3. люстрационного закона.

То есть, фактически, судья Валентина Самойлова решила, что если подлежащий люстрации прокурор перешел в последний момент с должности, занимая которую с 2010 по 2014 год он должен он мог «рассчитывать» на увольнение, на должность, которая в число «люстрационных» не входит, то и люстрации он не подлежит.

Ситуация вызвала бурную реакцию. В частности, директор департамента по вопросам люстрации Минюста Татьяна Козаченко обвинила судью в том, что она, мол, не разобралась в законе, Харьковская прокуратура подала апелляцию на решение суда. Впрочем, в конечном счете, сам Суходубов отказался от иска.

Новые судебно-антилюстрационные прокурорские технологии

Со временем, правда, «прокурорская мысль» не стояла на месте, и уже в 2015 году место простого отрицания норм закона «Об очищении» заняли небезуспешные попытки обнаружить в нем определенные лазейки, которые при квалифицированном толковании могли бы помочь избежать люстрации.

Например, документом из суда, запрещавшем его увольнять, заранее обзавелся сын бывшего зама главы ГПУ Виктора Кудрявцева - бывший следователь по особо важным делам прокуратуры Киева Евгений Кудрявцев. В частности, речь идет о решении Окружного административного суда Киева от 8 мая 2015 года по делу № 826/5956/15 (судья Руслан Арсирий) о том, что Кудрявцев не подпадает под действие закона «Об очищении власти», поскольку 18 февраля 2014 года якобы подал рапорт об увольнении с должности заместителя прокурора Соломенского района, но рапорт не был рассмотрен по не зависящим от Кудрявцева-младшего причинам.

Таким образом, в сознании тех, кто ознакомится с решением суда, должна рисоваться картина того, как пораженный расстрелом «Небесной сотни» молодой прокурор решает сорвать с себя опротивевшие знаки различия, но чья-то рука останавливает его в последний момент. Картина красивая и драматичная, но не очень реалистичная.

Инициатором судебного рассмотрения стал не сам Кудрявцев, а сторонний человек, который якобы обжаловал бездеятельность прокуратуры Киева, не увольняющей бывшего зама прокурора Соломенского района столицы. «Это стандартный прием, изобретение которого приписывают Кудрявцеву-старшему: с целью закрепить незаконный факт подается иск об опровержении данного факта, в удовлетворении которого будет отказано, чтобы в дальнейшем можно было ссылаться на мотивировочную часть этого судебного решения», - считает экс-глава Консультативного совета при ГПУ, журналист Владимир Бойко.

Впрочем, не смотря на «индульгенцию», Кудрявцев младший был вынужден подать 2 декабря 2015 года рапорт об увольнении. После громкого скандала, связанного с роскошным образом жизни и значительными доходами, он ушел с должности для того, чтобы пересидеть шум, и при случае - вернуться на государственную службу.

Интересна история восстановления в прокуратуре «люстрированного» ранее Максима Мельниченко.

«Прокурорская правда» уже писала, что 30 ноября 2015 года он стал руководителем Генеральной инспекции внутренних расследований ГП на правах начальника департамента, а ранее - принимал участие в конкурсе на замещение должности руководителя антикоррупционной прокуратуры.

Однако, любой, кто имеет доступ к сети Интернет, может, посредством нехитрых манипуляций обнаружить, что Мельниченко числится в «Едином реестре лиц, по отношению к которым применены положения Закона «Об очищении власти».

Согласно Приказу ГПУ № 2718у от 1 декабря 2014 года, действующий «главный инспектор» лишен права в течение 10 лет занимать какие-то прокурорские должности.

Естественно, данное противоречие не могло не привлечь внимание общественности.

Ответил на претензии Владислав Куценко – главная «говорящая голова» генпрокуратуры. По его словам, Мельниченко в июне 2015 года выиграл суд о незаконном применении к нему норм закона «Об очищении власти» и вскоре будет удален из официального реестра люстрированных чиновников.

По словам «рупора ГПУ», руководитель Генеральной инспекции зимой 2013 года якобы уволился с должности заместителя прокурора Подольского района, и перешел на другое место работы, а потому он не подпадает под нормы действия закона «Об очищении власти».

Правда, подобный «ответ» сразу же породил новые вопросы. В частности, когда Мельниченко участвовал в конкурсе на должность Антикоррупционного прокурора, то (вместе со всеми претендентами) подавал собственноручно заполненную анкету, где содержатся данные о его профессиональной деятельности. Из этого документа следует, что ни одного дня «прокурорского простоя» у действующего «главного инспектора» не было.

Если обратиться р «реестру судебных решений», то там действительно можно обнаружить соответствующее Постановление Окружного административного суда г. Киева от 15 июня 2015 года за №  826/20482/14.

Данный документ настолько интересен и представляет собой явный прорыв в отечественной правовой мысли, что требует отдельного «разбора».

Итак, в своем иске Мельниченко требует восстановить себя на службе, а также вернуть ему «недополученную» зарплату начиная с 2 декабря 2014 года. Хотя, и этого амбициозному прокурору мало. Он еще хочет чтобы ГПУ удалила со своего официального сайта информацию о его увольнении. А его имя удалили из реестра лиц, которые попали под люстрацию.

Обосновывая свои претензии, Мельниченко утверждает, что он не попадает под требования Закона «Об очищении власти», что обосновывается ч. 2 ст. 3 данного документа. В ней, в частности, указывается, что под люстрацию не попадают лица, которые с 21 ноября 2013 года по 22 февраля 2014 года уволились по собственному желанию с занимаемой должности.

А теперь, как говорится, оцените «красоту игры». Данная норма в закон была внесена с тем, чтобы защитить от увольнения лиц, которые подавали заявления об отставке по морально-этическим соображениям, чтобы не ассоциировать себя с действиями власти президента Януковича. Какое отношение к этому имеет Максим Мельниченко? Никакого, однако суд, путем нехитрых манипуляций, все же нашел основания применить к нему нормы закона.

Итак, 30 декабря 2013 года Мельниченко якобы подал рапорт об увольнении с должности заместителя прокурора Подольского района в порядке перевода в органы прокуратуры Киевской области. 8 января 2014 года он был «уволен», и в тот же день «оказался» на новой прокурорской должности. Этого оказалось достаточно, чтобы талантливый судья Виктор Данилишин обнаружил во всем произошедшем факт «увольнения по собственному желанию» в период «Майдана». Кстати, это тот самый Данилишин, который ранее «отмазал» Валендюка. Тяжело даже представить, насколько безмерной должна быть по отношению к этому судье благодарность двух высокопоставленных прокуроров.

Вероятно, не один люстрированный прокурор почувствовал себя «последним лохом», когда узнал, на основании чего откосил от «очищения» Мельниченко. Причем, не просто откосил, но и будет теперь «инспектировать» коллег. Если же вспомнить публикуемую ранее «Прокурорской правдой» информацию о принадлежности «главинспектора» к «клану Кудрявцева», то становится понятно, кто именно ему подсказал идею о возможности восстановления через ссылку к липовому увольнению зимой 2013-2014 годов.

Исходя из изложенного выше, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- почему еще в октябре 2014 года в ГПУ собирались люстрировать 450 сотрудников, но за год не достигли и половины этой цифры?

- на основании каких нормативно-правовых актов сохраняет свою должность, подпадающий под действие «люстрационного» закона первый заместитель прокурора Киева Олег Валендюк?

- почему перевод из одной прокуратуры в другую зимой 2013-2014 годов посчитали «увольнением по собственному желанию» только для прокурора Максима Мельниченко?

comments powered by Disqus
TOP