БОРЬБА ЗА ПРОКУРОРСКИЕ ПЕНСИИ: АППАРАТНАЯ ВОЙНА, СУДЫ И ПОЛИТИКА

17:01, 07.06.2016
  • 6771
  • 0
  • 0

В системе пенсионного обеспечения Украины, кроме страховых пенсий, до недавнего времени существовал еще один вид пенсионных выплат для отдельных категорий граждан. Их принято было называть специальными пенсиями, поскольку право на них, а также порядок их назначения и выплаты до 1 июня 2015 года определялись специальным законодательством.

В число этих особых категорий входили и украинские прокуроры, которым, в частности, предусматривались пенсионные выплаты в размере 80-90% заработка во время службы в надзорном ведомстве.

Характерным признаком специальных пенсий являлось то, что они выплачивались из разных источников: бюджетных, Пенсионного фонда и др. Как правило, специальные пенсии были выше обычных, поэтому нередко их называли привилегированными или льготными.

Решения парламента в марте 2015 года фактически приостановили выплату специальных пенсий в полном объеме.

С 2016 года, согласно закона о бюджете, все спецпенсии, ранее исчислявшиеся десятками тысяч, урезали до минимума - не более 10740 грн.

Впрочем, бывшие сотрудники прокуратуры не смирились с этим порядком и начали массово обращаться в суды с требованием пересчета пенсий, ссылаясь на нормы Конституции. Многочисленные судебные решения содержат требования насчитывать сотрудникам прокуратуры выплаты, исходя из норм законодательства на момент выхода их на пенсию.

Однако Кабмин пытается «углубить» пенсионную реформу, окончательно отменив «специальные пенсии» с 2016 года, что, в частности, выражается в соответствующем законопроекте.

История вопроса

Существовавшая длительное время в Украине система так называемых специальных пенсий сформировалась в первые годы независимости. В 1990 г. был принят Закон «О пенсионном обеспечении граждан СССР», устанавливавший единые условия и нормы для всех категорий населения. Однако, уже в первые годы независимости был принят ряд законодательных актов, устанавливавших значительно более выгодные условия пенсионного обеспечения для представителей отдельных профессий и должностей - народных депутатов и их помощников, государственных служащих и должностных лиц органов местного самоуправления, научных сотрудников, судей, прокуроров и т.п. Особый порядок расчета и перерасчета пенсий по «специальным» законам обуславливает значительно более высокий их размер и темпы роста, чем у пенсий, назначенных на общих основаниях.

До 2004 г. для расчета специальных и обычных пенсий использовались одинаковые формулы и порядок. В ЗУ «О пенсионном обеспечении», как и в специальных законах, применялась пенсионная схема с установленными выплатами (DB), определяющая коэффициент замещения пенсией утраченного заработка, хотя сам этот коэффициент был значительно ниже - 55%, в то время как в специальных законах - 80%.

В начале 2004 г. вступил в силу ЗУ «Об общеобязательном государственном пенсионном страховании», ориентированный на пенсионную схему с установленными взносами (DC) и учет индивидуального заработка в течение всего трудового периода.

Привилегированный характер специальных пенсий после этой пенсионной реформы был обусловлен не только сохранением более выгодной формулы начисления, но и установлением особого способа перерасчета.

В 2003 г. ЗУ «О государственной службе» был дополнен статьей 37-1, которая предусматривала в случае повышения размера заработной платы работающим государственным служащим перерасчет ранее назначенных пенсий. Действие этой нормы автоматически было перенесено на другие специальные пенсии, в том числе - и «прокурорские». По сути, специальные пенсии индексировались на 100% прироста зарплаты, в то время как обычные пенсии - на инфляцию, да и то частично.

Фактическое введение специальных пенсионных программ в Украине проходило по схеме, которую можно назвать гибридной. Государство как работодатель и сами государственные служащие и приравненные к ним категории продолжали платить взносы в общую солидарную систему, а выплата пенсий финансировалась из двух источников: из собственных средств солидарной системы и из государственного бюджета.

С 2004 г. был введен четкий принцип разграничения источников финансирования спецпенсий: часть, начисляемая согласно ЗУ «Об общеобязательном государственном пенсионном страховании», выплачивалась за счет собственных средств Пенсионного фонда Украины, а часть пенсии, превышающая указанный размер, финансировалась за счет средств госбюджета (за исключением научных пенсий в небюджетном секторе, для них средства должен перечислять бывший работодатель). То есть, в целом можно сказать, что «спецпенсионеры» были полноправными участниками солидарной системы, и к ним также применялись все общие принципы начисления пенсий.

Более того, начиная с 2000 г. все категории будущих «спецпенсионеров» должны были платить со своей зарплаты более высокий сбор на обязательное государственное пенсионное страхование, поскольку для них была установлена прогрессивная ставка взноса в зависимости от базы начисления: от 1% для дохода менее 150 грн до 5% для дохода более 501 грн.

Принятый в 2010 г. ЗУ «О сборе и учете единого взноса на общеобязательное государственное социальное страхование» унаследовал и даже несколько увеличил эту разницу: для государственных служащих и приравненных категорий ставка единого взноса составила 6,1%, для остальных наемных работников - 2,6%. Поскольку более высокий размер спецпенсий покрывался средствами государственного бюджета, а не собственных средств Пенсионного фонда, существенно более высокая ставка взноса для «претендентов» на спецпенсии не имела объективного финансового обоснования. При желании, можно было даже сказать, что эти категории работающих содержали своими более высокими взносами обычных пенсионеров.

Численность спецпенсионеров постоянно росла и по состоянию на 1 января 2014 г. достигла 237,7 тыс. чел.  Более половины (52%) из них - пенсионеры из числа государственных служащих.

Более 6 тыс. человек получали спецпенсии согласно норм закона «О прокуратуре».

Хотя количество «спецпенсионеров» составляло менее 2% общего количества пенсионеров, их существование постоянно использовалось как аргумент в политических баталиях.

С целью уменьшения неравенства между «спецпенсионерами» и обычными пенсионерами в ЗУ «О мерах по законодательному обеспечению реформирования пенсионной системы» с 1 октября 2011 г. были введены следующие меры:

— установлен максимальный размер пенсии не выше 10 прожиточных минимумов;

— увеличена продолжительность периода, который берется для расчета заработка при назначении специальных пенсий, с 24 до 60 месяцев;

— отменена возможность повышения размера пенсии при наличии сверхурочного стажа на соответствующих должностях/занятиях с 80 до 90% заработной платы.

При этом, как видим, до 90 % пенсий прокуроров финансировалось за счет государственного бюджета.

В ЗУ «О предотвращении финансовой катастрофы и создании предпосылок для экономического роста в Украине», вступившим в силу 1 апреля 2014 г., был уменьшен гарантированный коэффициент замещения по спецпенсиям до 70% заработка спецпенсионеров, в ЗУ «О внесении изменений и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Украины», принятым одновременно с государственным бюджетом на 2015 г., - до 60% заработка.

Трансформации пенсионного законодательства

Осенью 2014 года прокуратура перешла в наступление. «Прокурорская правда» тогда писала о т.наз. «поправке Яремы», которая касалась, в частности, зарплат и пенсий сотрудников надзорного ведомства.

Так, в закон «О прокуратуре» попали нормы о закреплении за прокурорами пенсий не ниже 70% оклада, что, фактически, дало старт аппаратной борьбе.

2 марта 2015 г. Верховной Радой был принят Закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно пенсионного обеспечения». В п. 5 заключительных положений этого закона установлено, что в случае непринятия до 1 июня 2015 г. закона о назначении всех пенсий, в т. ч. специальных, на общих основаниях с 1 июня 2015 г. отменяются нормы о пенсионном обеспечении лиц, которым пенсии/ежемесячное пожизненное денежное содержание назначаются в соответствии с законом «О прокуратуре».

2 июня 2015 г. ВР не стала выносить на рассмотрение 2 законопроекта (№2852 и №2852-1), которыми предусматривалось перенесение даты введения единых принципов начисления пенсий с 1 июня на 1 июля 2015 г. Заместитель председателя ВР Оксана Сыроид отметила: «Ввиду того, что в силу вступил проголосованный в марте закон, согласно которому специальные пенсии уже отменены, с 1 июня оба законопроекта утратили свою актуальность, и в соответствии с предложениями обоих субъектов законодательные инициативы считаются отозванными».

С 1 июня 2015 года отменены все нормы, касающиеся пенсионного обеспечения лиц, которым пенсии (ежемесячное пожизненное денежное содержание) назначались в соответствии с отдельными законами Украины.

Министр социальной политики Павел Розенко отметил, что прекращение назначения спецпенсий с 1 июня является «первой победой»: «С этого времени всем народным депутатам, министрам, прокурорам, судьям, таможенникам, налоговикам и др. пенсии будут назначаться на общих основаниях. Сегодня была попытка в Верховной Раде вернуть систему ВИП-пенсий в Украине. Но несмотря на огласку и неистовый резонанс в обществе, даже авторы соответствующего законопроекта решили «включить заднюю передачу» и не проголосовать за свои инициативы».

Весь 2015 год продолжалась аппаратная борьба различных структур за будущее специальных пенсий.

Исполнительная и законодательная власть так и не смогли достичь консенсуса в вопросах пенсионной реформы. Ни один из проектов, касающихся отмены специальных пенсий, не был принят Верховной Радой Украины. В итоге законодательного урегулирования этого вопроса на данный момент фактически нет.

Впрочем, недавно в этом вопросе наметился некоторый прогресс и появилась вероятность того, что с 1 января 2016 года пенсии прокурорам будут назначать на общих основаниях.

Соответствующие изменения предусмотрены в проекте Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно внедрения накопительной системы общеобязательного государственного пенсионного страхования и единых принципов начисления пенсий», который одобрил Кабинет министров Украины.

Законопроект зарегистрирован 30 апреля под №2767 и внесен на рассмотрение Верховной Рады Украины.

В нем предусмотрена нова система пенсионного обеспечения - пенсии финансировать из трех источников: солидарного, накопительного и негосударственного уровней.

Все виды пенсий будут назначать по нормам единого закона, а специальные пенсии отменят (кроме пенсий для военнослужащих).

Независимо от возраста, участниками этой программы будут лица, занятые на должностях государственных служащих, работников органов местного самоуправления, налоговиков, таможенников, прокуроров, судей и научных и научно-технических работников.

Источником финансирования пенсионных выплат из накопительной профессиональной пенсионной программы для указанных категорий лиц станут повышенные размеры страхового взноса, которые будут платить сами прокуроры в размере 2,5 процентов от заработной платы.

Повышенный размер взноса будет направляться в Накопительный пенсионный фонд с целью инвестирования привлеченных средств в экономику государства.

Следует отметить, что учреждение отдельных программ социальной защиты для государственных служащих, или даже в целом для работников публичного сектора является распространенной в мире практикой.

Нельзя забывать и момент с зарплатами сотрудникам прокуратуры, который уже описывала ранее «Прокурорская правда». В частности, о том, что после легендарной «реформы прокуратуры», не хватило на на раздачу заработной платы прокурорским работникам, о повышении которой так громко вначале кричали «реформаторы».

Закон «О прокуратуре», гарантирующий «синим мундирам» право на увеличение жалования, не действует в части прописанных норм оплаты труда.

Сама идеология «реформы прокуратуры», в котором ее излагал «грузинский легионер» Давид Сакварелидзе, заключалась в том, чтобы сократить «лишних» сотрудников, но зато обеспечить оставшимся достойную оплату труда, которая, теоретически, должна была послужить лучшей антикоррупционной гарантией.

Однако в реальности Кабмин, после того, как в прокуратуре уволили «лишних», просто уменьшил финансирование самого ведомства. В результате те же сотрудники должны выполнять больший объем работы, но за те же деньги. А теперь еще и пенсионные перспективы выглядят туманно.

Судебное поле битвы

Впрочем, более опытные отставные прокуроры не стали в массе своей дожидаться «милости» от государства, а принялись сами «ковать» свое счастье, массово обращаясь с исками в суды по поводу перерасчета пенсий.

В конце марта 2016 года появилась информация, что бывший прокурор Ковельской межрайонной прокуратуры Сергей Масалов в суде первой инстанции выиграл иск против Пенсионного фонда.

Свои исковые требования к Управлению Пенсионного фонда Украины в г. Ковеле и Ковельском районе Масалов обосновал тем, что в органах прокуратуры он работал с июля 1989 года по декабрь 2015года. 7 сентября 2005 года ему была назначена пенсия за выслугу лет, в соответствии с положениями статьи 50-1 Закона Украины «О прокуратуре» от 5 ноября 1991 года.

После назначения пенсии он продолжал трудиться на разных должностях в прокуратуре Волынской области до 14 декабря 2015 года. В этот день он был уволен с должности прокурора Луцкого района в связи с реорганизацией и сокращением количества прокуроров органа прокуратуры, на основании пункта 9 части 1 статьи 51 Закона Украины «О прокуратуре» и пункта 1 статьи 40 Кодекса Законов «О труде».

Согласно ч.13 ст.50-1 Закона Украины «О прокуратуре» (в редакции Закона Украины № 2377- ІV от 20 января 2005 г., которая действовала на момент назначения пенсии) начисление (перерасчет) пенсии осуществляется на основании документов пенсионного дела и документов, дополнительно представленных пенсионерами, исходя из размера месячного заработка на соответствующей должности, с которой лицо ушло на пенсию.

Согласно справке, которая была выдана прокуратурой Волынской области, заработная плата Сергея Масалова на 14 декабря 2015 года состояла из следующих частей: основной оклад 2 600,00 грн., классный чин - 135,00 грн., доплата за выслугу лет - 1094,00 грн., другие выплаты, которые предусмотрены действующим законодательством: с 4 июля 2012 г. по 30 ноября 2015 г. - 384 454,99 х 1,23 = 472 879,64 грн., всего: 2600 + 135 + 1094 + 11 677,25 = 15 506,25 грн. 

30 декабря 2015 года Масалов обратился в Управление Пенсионного фонда в г. Ковеле и Ковельском районе с заявлением о проведении перерасчета ему пенсии, в соответствии с действующей на время назначением пенсии статьи 50-1 Закона Украины от 05.11.1991 г. «О прокуратуре», из расчета 90 процентов от суммы месячного (действующего) заработка на момент освобождения из органов прокуратуры и представил необходимые документы.

В удовлетворении заявления ему отказали. Свой отказ Пенсионный фонд мотивировал тем, что пунктом 4, 5 Заключительных положений Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно пенсионного обеспечения» от 2 марта 2015 г., который вступил в силу 1 апреля 2015 г.. В нем предусмотрено, что в случае непринятия до 1 июня 2015 года закона относительно назначения всех пенсий, в том числе специальных, на общих основаниях, с 1 июня 2015 года отменяются нормы относительно пенсионного обеспечение лиц, которым пенсии/ежемесячное пожизненное денежное обеспечение назначаются соответственно Закону Украины «О прокуратуре».

Сергей Масалов считает, что такие действия Пенсионного фонда являются незаконными. Он  отметил, что при назначении пенсии его стаж работы составлял 16 лет, из которых 11 лет - на прокурорско-следственных должностях, а потому пенсия была назначена в размере 80% от суммы месячного заработка.

После назначения пенсии он продолжил работать в органах прокуратуры Волынской области и на сегодняшний день его стаж работы на должности прокурора составляет 21 год (стаж работы в органах прокуратуры - больше 26 лет). А это значит, что он получил право на получение пенсии в размере 90 процентов от суммы месячного (действующего) заработка, начиная с 2009 года.

В исковом заявлении Масалов указал, что перерасчет пенсии не был проведен, что привело к нарушению его социальных прав и гарантий, предусмотренных Конституцией Украины.

Исследовав письменные доказательства, судья Ковельского суда Николай Миронюк пришел к заключению, что иск следует удовлетворить частично. Согласно части первой статьи 50-1 Закона Украины «О прокуратуре» (в редакции, действующей на время назначения пенсии истцу), прокуроры и следователи со стажем работы не меньше 20 лет, в том числе со стажем работы на должностях прокуроров и следователей прокуратуры не меньше 10 лет, имеют право на пенсионное обеспечение за выслугу лет независимо от возраста.

Пенсия назначается в размере 80 процентов от суммы их месячной (действующей) заработной платы, в которую включаются все виды оплаты труда. За каждый полный год работы свыше 10 лет на этих должностях пенсия увеличивается на 2 процента (но не более 90 процентов от суммы месячного (действующего) заработка).

Таким образом, именно с учетом этой нормы в 2005 году Сергею Масалову была назначена пенсия за выслугу лет в размере 80% среднемесячного заработка. В дальнейшем истцу назначена пенсия за выслугу лет в размере 90%. При перерасчете пенсии работникам прокуратуры должна применяться норма, которая действовала на момент назначения пенсии, а потому внесенные Законом № 3668-VІ и Законом № 1166-VІІ изменения в статью 50-1 Закона № 1789- ХІІ относительно размера пенсии в процентах касаются порядка назначения пенсии прокурорам и следователям в случае реализации ими права на пенсионное обеспечение, а не перерасчета уже назначенной пенсии.

При этом, местный суд ссылается и, фактически, воспроизводит обоснование решения Верховного Суда № 21-420а13 от 10 декабря 2013 года.

В целом, иски прокуроров по вопросам пересчета пенсий приобрели массовый характер.

17 декабря бывший прокурор Луцка Андрей Кучер обратился в управление Пенсионного фонда с письменным заявлением о перерасчете ранее назначенной пенсии, согласно закону, который действовал в момент его назначения. Управление Пенсионного фонда сообщило, что пенсию ему будут выплачивать в размере, который установлен при назначении пенсии 29 мая 2015 года. В пересчете за увольнение, в соответствии со справок областной прокуратуры, экс-прокурору было отказано. Он обратился в Ковельский межрайонный суд.

Судья Елена Восковская отметила, что доказательства ответчика (Пенсионного фонда) противоречат требованиям закона.

Административный иск был удовлетворен. Суд признал противоправными действия управления Пенсионного фонда Украины в Луцке, обязал произвести перерасчет пенсии и взыскать в пользу истца расходы по уплате государственной пошлины.

27 мая 2016 года в Печерском райсуде Киева прошло заседание по поводу иска бывшего генерального прокурора Михаил Потебенько. Экс-генпрокурор подал в суд на управление Пенсионного фонда Печерского района Киева и надеется добиться соцвыплат в полном объеме.

По данным источников в суде, судья Татьяна Остапчук, которая рассматривает его иск, вероятно пойдет на встречу пожилому прокурору, так как сама не один год работает в суде и вероятно знакома с Потебенько не понаслышке.

Ничего удивительного в том, что прокуроры судятся за пенсии нет. Кому как не им отстаивать свои права подобным образом. Благо, правовые основания для этого есть.

Единственные, кого, по сути, «наказали» за грехи предшественников - это более молодые сотрудники ведомства, которые оказываются в плане пенсионного обеспечения в «подвешенном» состоянии. А если даже на более-менее приличную пенсию особо рассчитывать не приходится - то какой еще нужно придумать повод для нового витка коррупции?

Исходя из изложенного выше, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- понимали ли в парламенте и Кабмине, что ограничивая в нынешнем виде спецпенсии для прокуроров, они создают прекрасные условия для последних добиваться старых соцвыплат в суде?

- означает ли переход сотрудников прокуратуры на «накопительные пенсии» без реального повышения их зарплат, что пенсию им нужно будет накапливать со взяток?

- если сотрудники прокуратуры, которые ушли на пенсию до всех нынешних реформ, и дальше будут успешно добиваться в судах пересмотра своих социальных выплат, то будет ли это означать, что вся «отмена спецпенсий» для прокуроров превратилась в фикцию?

comments powered by Disqus
TOP