ДЕЛО КУЛИКА: ВОЙНА ГПУ И НАБУ, ПОЛИТИЧЕСКИЙ СЛЕД И ПРОБЛЕМЫ НА УРОВНЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

23:34, 04.07.2016
  • 4918
  • 3
  • 0

«Прокурорская правда» ранее уже касалась т.наз. «Дела Кулика». В частности, о том, как перспективный военный прокурор проявил себя талантливым «накопителем», благодаря чему обзавёлся большим количеством элитной недвижимости в Киеве.

Первую квартиру, по данным СМИ, Кулик получил на 13 этаже в «Дипломат-холл» на Жилянской, якобы в качестве презента от матери и официально недвижимость оформлена на нее. Незадолго до назначения Кулик получил еще одни апартаменты - соседнюю квартиру в том же доме. Также Кулик засветился в скандале с покупкой его сожительницей дорогого авто - Toyota Land Cruiser - за 1,2 миллиона, и покупкой его матерью Toyota RAV4 за 460 тысяч гривен. При этом по декларации у сожительницы за отчетный год было задекларировано всего 1 686 гривен годового дохода.

Впрочем, военный прокурор Анатолий Матиос, являющийся непосредственным начальником Кулика, предпочитал не обращать внимания на все эти истории. Официальная версия событий, высказанная губернатором Луганской области Геннадием Москалем и его преемником – Георгием Тукой, сводится к тому, что Кулик стал жертвой «атаки ФСБ».

29 июня детективы НАБУ обыскали дом Константина Кулика - прокурора сил АТО, курировавшего следственной группой по расследованию преступлений, совершенных группой беглого младоолигарха Сергея Курченко. Сам Кулик связывает свое преследование именно с желанием неких сил вывести из-под уголовной ответственности подельников Курченко.

Пресс-служба НАБУ сообщила, что после завершения указанных следственных действий в 10:30 Кулику сообщили о подозрении в совершении уголовного преступления, предусмотренного ч.2 ст.368-2 (незаконное обогащение) Уголовного кодекса.

Однако, в присутствии понятых и других участников процессуального действия, Кулик отказался получить письменное уведомление о подозрении.

Впрочем, уже 2 июля Кулик пришел на суд об избрании меры пресечения, который, однако, был перенесён на 4 июля.

В среде профессионалов по поводу перспектив «дела Кулика» присутствует скепсис, поскольку инкриминируемая прокурору статья УК ранее еще не использовалась в обвинениях, а сами формулировки дела создают существенные препятствия в доказательстве вины подозреваемого.

Ход процесса

Добро на временный доступ к документации на имущество прокурора Константина Кулика и его родни Печерский райсуд выдал ещё в январе этого года, однако почти полгода никто не предпринимал особых следственных действий.

29 июня появилась информация о проведении в доме прокурора сил АТО обыска.

Вскоре это подтвердили в пресс-службе НАБУ.

Итак, по официальной информации антикоррупционного ведомства, в 6:40 29 июня детективами НАБУ по месту жительства военного прокурора были проведены обыски, во время которых добыты сведения, которые будут использованы в качестве доказательств в уголовном производстве по факту незаконного обогащения. После завершения указанных следственных действий детективами НАБУ в 10:30 Кулику было сообщено о подозрении в совершении уголовного преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 368-2 УК Украины («Незаконное обогащение»)». Однако, как отмечается, в присутствии понятых и других участников процессуального действия, Кулик отказался получить письменное уведомление о подозрении, после чего закрылся в собственном доме.

Сам Кулик, по его словам, поспешил доложить обо всем происходящем Генпрокурору Юрию Луценко и Главному военному прокурору Анатолию Матиосу.

29 июня в НАБУ также допросили нардепа Семена Семенченко. Допрос длился более двух часов. Семенченко рассказал, что предоставил доказательства причастности Кулика к связям с террористами и лицам, которые причастны к их финансированию. По информации Семенченко, делал это Кулик с целью наживы. Также Семенченко рассказал, что как член профильного комитета, народный депутат, он эту информацию собирал около года, в том числе получал документы и от военных из зоны АТО.

Позже, нардеп обвинил на своей страничке в соцсети Кулика в том, что он пользуется автомобилем, записанным на отца лидера сепаратистской организации «Оплот» Евгения Жилина.

После этого, очевидно, чтобы подтвердить наличие во всем происходящем «политического интереса», бойцы связанного с Семенченко батальона «Донбасс» пикетировали дом Кулика.

1 июля, детективы Бюро установили фактическое местонахождение Кулика и вручили последнему согласованные со Специализированной антикоррупционной прокуратурой копии ходатайств с материалами о применении к нему меры пресечения в виде круглосуточного домашнего ареста с ношением средств контроля, а также отстранения от занимаемой должности.

Тем временем, сам опальный военный прокурор времени зря не терял. В частности, в интервью одному из изданий он обвинил Антикоррупционного прокурора Назара Холодницкого в том, что тот «сидя в Киеве продавал дела Крыма».

Кроме того, он добавил, что намерен добиваться официального ответа от СБУ о том, как Виталий Опанасенко и Давид Сакварелидзе отбеливали Холодницкого, который во время прохождения конкурса на главу САП вымогал взятку за освобождение из СИЗО экс-депутата ВР Крыма Василия Ганиша. По словам Кулика, Холодницкий подозревался в покушении на получение взятки в 200 тысяч долларов за изменение меры пресечения Ганишу, который голосовал за «отделение» Крыма. Негласные следственные (розыскные) действия проводил Сакваралидзе, который позже умолчал об этом факте во время проведения конкурса в Антикоррупционные прокуроры.

Утром 2 июля прокурор сил АТО пришел в НАБУ. Ранее Грищук сообщил журналистам, что до этого Кулик 4 раза не явился на допрос. Там подозреваемый заявил, что квартиру ему «подарила мама», а сам он во время допроса находился «под давлением» детективов, которые «не знают законодательства».

Рассмотрение вопроса об отстранении Кулика от должности было назначено на 14.00 субботы, однако было перенесено на 16.00 из-за неявки подозреваемого. Также в субботу Соломенский райсуд должен был избрать меру пресечения для прокурора АТО.

В ходе заседания суд отказал защите Кулика в отводе судьи Сергея Коробенко.

Заместитель антикоррупционного прокурора Максим Грищук попросил отстранить от должности Кулика на 2 месяца. Заседание в субботу затянулось до 22 часов вечера. Суд принял решение продолжить рассмотрение дела в понедельник, 4 июля.

Комментируя происходящее, Кулик назвал безосновательными обвинения НАБУ и заявил, что сотрудники ведомства либо выполняют чей-то заказ, либо же некомпетентны в ведении подобных дел.

Он уточнил, что был знаком с Жилиным, который тогда являлся одним из ведущих оперативников УБОП Харьковской области и «висел» на доске почета, еще со времен своей работы в Харькове. Впоследствии, по словам военного прокурора, уже в зоне АТО стала поступать информация о сепаратистских движениях в Харькове и выяснилось, что одной из террористических группировок руководит именно Жилин.

4 июля суд продолжил свою работу. При этом, в последний момент заседание было перенесено из помещения по адресу: ул. Вознесенская, 10Б на ул. Шутова 1.

На судебное заседание пришел, в частности, один из командиров подразделения «Донбасс» Валентин Лихолит, который сам проходит подозреваемым по другому резонансному делу.

Присутствовал на суде и упомянутый выше Семенченко.

Впрочем, не только «донбассовцы» были на суде. Беспрецедентным является то, что впервые в отечественной истории наблюдалась солидная группа поддержки военных прокуроров, по поводу чего даже разгорелся конфликт. В частности, произошла перепалка при участии военных прокуроров, народного депутата Семена Семенченко и Валентина Лихолита.

Один из присутствующих прокуроров выступил в поддержку Кулика. В ответ «донбассовцы» возмутились тем, что прокуроры не находятся на рабочем месте. Семенченко потребовал от них предъявить документ, подтверждающий командировку. В ответ прокуроры заявили о том, что такое подтверждение могут дать в Генеральной прокуратуре. «Если при себе нет подтверждения, что вы можете здесь находиться, значит вы просто дезертировали со своего места работы или службы», - подтвердил Лихолит.

В результате стороны сошлись на том, что прокуроры, покинув зал суда, дождутся полицию для подтверждения того, что они покинули зону АТО с разрешения начальства.

Адвокат Анатолий Маркевич на своей страничке в сети facebook заявил, что происходящее не было проявлением «доброй воли» прокуроров, а являлось скоординированной операцией, которой руководил лично Анатолий Матиос. Последний себя подстраховал, выйдя формально в отпуск, но сохраняя все нити управления ведомством в собственных руках.

Во время судебного рассмотрения дела, гражданская супруга Кулика Ирина Немец заявила, что крупная сумма денег, позволившая ей обзавестись дорогой собственностью, была подарена ей в 2009 году «человеком, которого сейчас нет в живых».

Сам Кулик попытался дать ответы по поводу выдвинутых обвинений. В частности, он утверждал, что скандальный автомобиль его супруга якобы купила у отца сепаратиста Жилина еще в 2009 году. Сам он дружил в прошлом с нынешним вождем «Оплота», однако поссорился с ним во время «Майдана» и прекратил отношения. Что же до счета в 47 тыс. евро, то они, по утверждению Кулика, предназначались для его ребенка, проживающего с матерью в Германии.

В конечном счете, после длительного рассмотрения дела, суд отстранил Константина Кулика от должности военного прокурора сил АТО на два месяца.

После того, как судьи объявили решение, зал наполнился аплодисментами, начали петь гимн Украины. Далее должно было рассматриваться еще одно производство по Кулику об избрании ему меры пресечения. Прокуроры настаивали на круглосуточном домашнем аресте. В очередной раз адвокат прокурора АТО объявил отвод судье, но отвод был отклонен, и заседание продолжилось.

След «дела Курченко»

Символично, что активизация уголовного производства по факту незаконного обогащения, в котором прокурор сил АТО Константин Кулик может стать подозреваемым, совпала по времени с активизацией дела против Курченко и его подельников.

Именно Кулик непосредственно осуществляет процессуальное руководство делами задержанных соратников Курченко - бывшего замминистра экономики Алексанра Сухомлина, топ-менеджера компании «ВЕТЭК» Андрея Кошеля и других.

Непосредственно в день своего задержания, Кулик должен был идти в суд по делу Курченко, где собирался получить санкции на обыски и задержание экс-чиновников прокуратуры, которые тормозили и разваливали дело против беглого олигарха.

Накануне прокурор АТО дал интервью, в котором рассказал подробности расследования против Сергея Курченко.

Итак, по версии Кулика, заниматься «беглым олигархом» он начал еще в бытность свою руководителем следственного отдела на транспорте Генеральной прокуратуры Украины. С марта 2014 года чуть больше 4 месяцев Кулик, по его словам, занимался с подчиненными именно преступной группировкой Курченко. С самого начала они якобы получили часть доказательств и объявили в розыск как самого «олигарха семьи Януковича», так и члена наблюдательного совета «Брокбизнессбанка» Бориса Тимонькина и ряд других лиц. У главы набсовета этого же банка Дениса Бугая, у начальника юрдепартамента корпорации «СЭПЕК» Евгения Файницкого совместно с СБУ была изъята документация, которая свидетельствовала о преступных схемах. За короткое время следователи изъяли большой объем документации и зафиксировали показания свидетелей, однако, по утверждению Кулика, довести дело до логического завершения ему не дали.

Далее Кулик перешел в военную прокуратуру, где, по его словам, снова столкнулся с «группировкой Курченко», которая якобы пыталась в так называемых ДНР и ЛНР организовать торговлю бензином и газом.

Как утверждает прокурор сил АТО, было два направления юридического сопровождения бизнесов Курченко. «Белых» юристов возглавлял Бугай, который свои действия координировал с банкиром Тимонькиным. Они прорабатывали более-менее легальные схемы по присвоению денег, создавая видимость законности. «Черное» юридическое сопровождение возглавлял Евгений Файницкий - бывший начальник следотдела СБУ Харьковской области. Потом он работал у Курченко адвокатом, отвечая за работу фиктивных фирм, уклонение от налогов. А впоследствии «выплыл» как так называемый министр топлива и энергетики «ДНР».

По мнению Кулика, именно «люди Курченко» отвечали за обеспечение «ДНР» наличными деньгами. В итоге, как он заявил в интервью, дела по Курченко в прокуратуре оказались одними из наиболее проработанных из всех дел по соратникам Януковича. Фактически они еще раньше были выведены на финишную прямую. Оставалось 3-4 месяца до направления дел в суд.

И вот теперь под ударом оказывается сам Кулик.

Естественно, это не могли не вспомнить «соратники» опального военного прокурора. В его пользу уже высказался в своем Facebook, влиятельный в прокурорских кругах нардеп Валерий Карпунцов.

По мнению нардепа, НАБУ, начиная преследование Кулика, срывает сотрудничество данного ведомства с ГПУ, что особенно важно при рассмотрении новых важных коррупционных дел.

Комментируя данную публикацию, известный журналист Владимир Бойко заявил, что «дело Кулика» - это не первый пример того, как НАБУ выполняет «коммерческий заказ».

В частности, по мнению журналиста, в данном случае «заказчиком» выступило ГУР Минобороны, которое «расплачивается» с директором НАБУ Сытником «специфическими услугами».

Кроме того, в деле оказались замешаны «младореформаторы». Например, экс-замгенпрокурора Виталий Касько, который ранее возглавлял адвокатскую фирму «Арцингер», защищавшую интересы Курченко (историю коррупционных связей данной «конторы» ранее подробно разбирала «Прокурорская правда»). На то, что именно Касько «помогал» беглому «олигарху семьи Януковича» выводить свои активы, также намекал в своем интервью Кулик. В частности, он указывал на то, что лица в «руководстве ГПУ», которые несложно «просчитать», мешали ему расследовать «дело Курченко», явно указывая на фигуру Касько.

И вот теперь в дело вступает НАБУ, причем, санкционирует обыски у Кулика не кто иной, как заместитель Сытника - Гизо Углава, представитель «грузинской команды» Михаила Саакашвили. Той самой команды, еще один представитель которой - экс-зам генпрокурора Давид Сакварелидзе - надумал создавать новую партию совместно все с тем же Виталием Касько, и, как признаются ее создатели, под «покровительством» грузинского губернатора Одесской области.

Еще один интересный факт. Сразу же после проведения обыска у Кулика активизируется расследования легендарного «квартирного дела» Касько, о чем и сообщает сам отставной зам Генпрокурора.

Формально, все это было мотивировано передачей дела из ГПУ в МВД. Однако, история, в целом, выглядит таким образом, что сначала Кулик, которого связывают с близкими к Луценко людьми, обвиняет Касько сразу же после открытого начала последним политической карьеры, потом представители НАБУ, связанные с Саакашвили, который и «курирует» политический проект «младопрокуроров», активизируют преследование Кулика, а затем ГПУ «наносит ответный удар» и достает из нафталина дело все того же Касько.

Конечно, все участники скандала поспешили заявить об отсутствии у них политических мотивов. Дело Константина Кулика не является давлением по делу беглого олигарха Сергея Курченко. Об этом заявил глава специализированной антикоррупционной прокуратуры Назар Холодницкий в интервью журналистам. «Связывать это с каким-либо давлением по делу Курченко, это безосновательно», - сказал он. Холодницкий напомнил, что производство было открыто по материалам журналистских расследований.

В свою очередь, генпрокурор Юрий Луценко отметил: «Должен сказать, что это осложнило нашу работу. Поскольку Кулик сегодня должен был представлять позицию прокуратуры в апелляционном суде по первым задержанным в деле Курченко. Тем не менее неприкосновенных в этой стране нет. Если у следствия есть вопросы, в том числе к прокурорам, они должны эти вопросы ставить. Время покажет, насколько обоснованными являются подозрения против Кулика», - заявил Луценко.

В игру так же поспешил вступить нардеп Сергей Лещенко, который в ряде комментариев для СМИ попытался дезавуировать связи Кулика и «дела Курченко».

В частности, он заявил, что, связывая с делом беглого олигарха опального прокурора АТО, последнего пытаются «спасти».

Еще у него вызвала сомнение «целесообразность» расследования дела Курченко именно военной прокуратурой.

Впрочем, заявления Лещенко лишь демонстрируют, насколько политизированным является данный процесс, если учесть, что нардеп «по уши» завязан на разнообразные «грантоедские» структуры и давно уже является лоббистом Касько и «грузин», а теперь еще и создает с ними совместно «новую партию».

Обвинение и его перспективы

Согласно врученному Кулику Сообщению о подозрении, НАБУ и САП обвиняют военного прокурора сил АТО в том, что его расходы превышают его доходы и в том, что он скрывает новые ценные приобретения.

В документе отмечается, что «за период с 2011 по 31 декабря 2015 Кулик, работая в органах прокуратуры, согласно данным ДФС, получил совокупный доход в размере 1670 293,27 грн - зарплата, соцвыплаты государства на оздоровление и решение социально-бытовых потребностей. Официальных займов и кредитов не получил».

В подозрении также упоминается упомянутая гражданская супруга Кулика – Ирина Нимец.

«В период с 2011 года по 14 апреля 2015 при совместном совокупном доходе в размере 1 018 803,33 Кулик получил в общую совместную собственность его и Нимец активов на сумму 1966 565,75 грн.

В документе акцентируется внимание на том, что Кулик вместе с Нимец начал проживать вместе в квартире № 1327 на ул. Жилянской, 59, которая была зарегистрирована на имя его матери.

При этом следователи указывают, что мать Кулика никогда в этой квартире не жила.

Следователи добавляют, что в 2013-2015 годах Кулик и Нимец вместе дважды отправлялись за границу на отдых. В ноябре 2013 года - в Израиль на четыре дня. А в 2015 году - в Болгарию на 10 дней на машине. Следователи отмечают, что доход Нимец за указанный период составлял 160 798,17 грн.

В мае 2014 года, «преследуя цель приобретения имущества и сокрытия его от обязательного декларирования, Кулик передал Нимец 120 000 долларов США» (эквивалент 1396512 грн) для приобретения машины. 26 мая 2014 Нимец купила TOYOTA LAND CRUISER 200 за 1 210 825 грн, который далее был зарегистрирован на нее. Машина не была отражена в декларации, отмечается в подозрении.

Также Кулика обвиняют в том, что он, «преследуя цель сокрытия принадлежности активов», оформил на Нимец нежилое помещение - стоимостью 169 500 грн также в по адресу Жилянская, 59.

В подозрении отмечают, что Кулик также купил квартиру № 1326 на Жилянской, 59 у человека, который перед этим покупал ее у матери Ирины Мышковой, с которой Кулик проживал в 2011 году.

В документе описывается, что квартира находилась под арестом, и Кулик купил ее на 250 000 грн дешевле, чем она стоила для предыдущего владельца.

Кроме того, в подозрении отмечается, что в апреле 2015 Кулик купил паркоместо за 99187,50 грн, которое зарегистрировал на Нимец.

При этом следователи отмечают, что за период с 2011 по 25 апреля 2015 на карточки Кулика были зачислены 758 966,74 грн, списано 747 081,15 грн, из которых на автозаправки пошло - 182 356,27 грн, товары, услуги и питание в заведениях - 360 714,88 грн, наличными было снято 204 010 грн.

Кроме того, указывается, что на валютных карточках у Кулика были 43700 евро (эквивалентный 653 728,43 грн), которые были сняты в Германии и Люксембурге «неустановленными лицами».

«В соответствии с изложенным, в период с 2011 года по 26 апреля 2015 Кулик получил 758 966,74 грн, его же траты превысили его доход на 2 608 408,59 грн и составили 3367 375,33 грн», - сказано в подозрении.

Далее, согласно документу, в период с 26 апреля 2015 по 31 декабря 2015 - с момента вступления в силу изменений УК о незаконном обогащении, Кулик получил в общую совместную собственность его и Нимец активы, законность которых не подтверждена доказательствами - в размере 286 6306 грн.

Кроме того, согласно подозрению, в июле 2015 года Кулик «получил в совместное владение» квартиру на улице Ивана Кудри, «путем приобретения ценных бумаг, а именно облигаций», право собственности оформлено на гражданскую супругу. Стоимость облигаций составляла 2 768 768 грн. «Это больше чем в два раза превышает общий доход Кулика и Нимец за период 1 апреля по 31 декабря 2015», - указывается в подозрении.

В документе отмечается, что 30 ноября 2015 Кулик купил еще одно паркоместо в подземном гараже на Жилянской, зарегистрировал его на Нимец. Стоимость составляет 97 538 грн.

Следователи отмечают, что в период с 26 апреля 2015 по 31 декабря 2015 на карту Кулика поступило 573 174,52 грн и списано 553 018,01 грн, которые пошли на автозаправки, товары и услуги в магазинах и заведениях питания, жилищно-коммунальное обслуживание квартир №1327 и №1326 и нежилое помещение №1420 на Жилянской, 59. 182 200 грн были сняты наличными.

Следователи отмечают, что таким образом за период с 26 апреля 2015 по 31 декабря 2015 Кулик получил в общую совместную собственность активы на сумму 2 866 306 грн, которые были переданы Нимец.

В подозрении отмечается, что все эти активы не отражены в декларации Кулика.

Кроме того, следователи отмечают, что Кулик не указал в декларации за 2013 авто TOYOTA LAND CRUISER 100 выпущенное в 2003 году, которым он начал пользоваться в 2010 году на основании доверенности, выданной Жилиным Владимиром - отцом одного из лидеров террористической организации «Оплот» Евгения Жилина.

Этим автомобилем, согласно подозрению, Кулик пользуется до сих пор, хотя владельцем авто с октября 2010 года стала Нимец.

Примечательным моментом является то, что дело против Константина Кулика является первым в Украине о незаконном обогащении. Об этом во время брифинга заявил первый заместитель руководителя Специальной антикоррупционной прокуратуры (САП) Максим Грищук.

«Статья о незаконном обогащении в действующей редакции с апреля 2015 года, однако еще нет практики по применению этой статьи. Мы первопроходцы», - констатировал Грищук.

Грищук подчеркнул: следствие пришло к выводу, что Кулик в течение 5 лет заработал средств, которые в несколько раз меньше от той суммы, которую он израсходовал. В частности, за последние 2 года он заработал 1,6 млн. грн., однако калькуляция расходов показала, что почти все он «проел», а имущества приобрел на 3 млн грн.

Впрочем, сама статья о «незаконном обогащении», по которой и выдвинуто обвинение, воспринимается в профессиональной среде юристов крайне неоднозначно.

Например, Евгений Асташкин считает, что вообще сама уголовная ответственность за незаконное обогащение в Украине не соответствует требованиям международного законодательства. О чем он и написал на собственной страничке в сети facebook.

Итак, по его мнению, объективная сторона ст.368-2 УК выписана таким образом, что в Украине реально привлечь к уголовной ответственности можно по ней лишь в случае: 1) фиксации в рамках УПК момента приобретения права собственности с одновременным увеличением суммарной стоимости активов должностного лица и 2) подтверждения незаконности оснований приобретения права собственности.

При этом, он ссылается на различия в тексте действующего уголовного законодательства Украины, а также в действующих нормах международного законодательства. В частности, согласно ч.1 ст. 368-2 УК незаконное обогащение трактуется как «приобретение лицом, уполномоченным для выполнения функций государства или местного самоуправления, в собственность активов в значительном размере, законность оснований приобретения которых не подтверждена доказательствами». Однако, в ст. 20 Конвенции ООН против коррупции (принята резолюцией 58/4 Генеральной Ассамблеи от 31 октября 2003 года) незаконное обогащение понимается как «значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать.

В этом видится основное различие определений. В одном – «не может разумным образом обосновать», в другом - «законность оснований приобретения активов в собственность не подтверждена доказательствами».

Наличие доказательств законности оснований приобретения активов в собственность - оценочное понятие, которое нельзя применять без учета правового режима права собственности в Украине. Гражданский кодекс Украины презюмирует законность (правомерность) приобретения права собственности с двумя исключениями: 1) незаконность прямо определена в законе (например, имущество, исключенное из оборота), 2) наличие соответствующего решения суда о незаконности приобретения права собственности, вступившего в законную силу.

Норма, установленная Конвенцией ООН против коррупции, определяющая основания к уголовной ответственности за незаконное обогащение, дает право следователю, прокурору и суду по своему усмотрению оценить разумность (не путать с законностью) оснований для увеличения стоимости активов должностного лица.

Таким образом, формулировка ст. 368-2 КК не отвечает требованиям международного законодательства, привлечение в Украине к уголовной ответственности по этой статье значительно усложнено.

При этом, Асташкин указывает на то, что невозможно доказать отсутствие активов у подозреваемого на момент криминализации незаконного обогащения без подробной декларации лица, назначаемого на госслужбу, но не в том виде, в котором она существует сейчас, когда можно умолчать о наличии отдельных видов дебиторской задолженности, наличии наличных средств и т.д. Это должен быть документ в виде упрощенного баланса юридического лица.

Таким образом, на уровне законодательства заложено ряд противоречий, которые не позволяют эффективно применять в обвинении статью УК «О незаконном обогащении».

Кроме того, в специализированных «прокурорских» группах соцсетей также указывали на ряд проблем, связанных с выдвинутыми Кулику обвинениями.

Во-первых, прокуроры указывают на сомнительную юридическую связь между Куликом и его «гражданской женой». В частности,то, что никто в НАБУ не попытался как-то обосновать факт того, что все их имущество является совместно нажитым, а «подруга» прокурора на момент установления их отношений не имела «за душой» сбережений или имущества.

Во-вторых, в подозрении не указана редакция статьи УК, по которой выдвигается обвинение, хотя с 2011 года (когда якобы началось «незаконное обогащение Кулика») она менялась три раза.

В-третьих, в обвинениях учитывается лишь доход Кулика с 2011 года, и не учитывается то обстоятельство, что подозреваемый мог «копить» деньги ранее. Во всяком случае, доказать обратное просто невозможно.

В-четвертых, у нас в стране обвинения по статье «О незаконном обогащении» теряют смысл в виду отсутствия временной точки, с которой можно было бы начать отсчет «незаконных доходов», и которой могло бы послужить «нулевое декларирование» и легализация доходов, полученных ранее при разных обстоятельствах.

Наконец, все это противоречит фундаментальному принципу УК Украины, а именно, положению о том, что никто не обязан доказывать свою невиновность.

Все эти обстоятельства, мягко говоря, понижают перспективы успешного судебного рассмотрения «дела Кулика» почти до нуля.

Исходя из изложенного выше, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- почему, имея все основания для проведения следственных действий еще с января этого года, НАБУ занялось Куликом лишь после того, как последний «наехал» в прессе на лидера новосозданного политического проекта и экс-зама Генпрокурора Виталия Касько?

- означает ли «дело Кулика» начало «холодной войны» между ГПУ с одной стороны, и НАБУ с САП – с другой?

- почему дело против Кулика возбудили по «неотработанной» на практике статье «О незаконном обогащении», которая, фактически, делает обвинение бесперспективным для судебного рассмотрения?

comments powered by Disqus
TOP