ДО ЧЕГО ДОРЕФОРМИРОВАЛИ МЕСТНЫЕ ПРОКУРАТУРЫ: ХРОНИКА КАДРОВЫХ ПЕРЕСТАНОВОК НА НИЗОВОМ УРОВНЕ НАКАНУНЕ НОВОГО ОТБОРА

15:40, 14.09.2016
  • 9599
  • 340
  • 0

Завершенный в декабре 2015 года конкурс на замещение административных должностей в местных прокуратурах должен был обеспечить решение ряда важных задач: обновление состава «законников» на местах, создание условий для их реальной независимости, а также сокращение количества прокуроров с непременным существенным увеличением уровня зарплат для тех, кто прошел сквозь все конкурсные «тернии».

Однако сейчас, когда еще не прошел и год с завершения «реформы», очевидно, что ни одна из задач реализована не была. Финансирование прокуратуры осуществляется не по закону, а по остаточному принципу, уровень зарплат, фактически, не изменился, при увеличении нагрузки на каждого отдельного «законника» в связи с массовыми сокращениями, что приводит к массовым увольнениям профессионалов и высокой «текучке» кадров.

В частности, на сайте ГПУ указано о наличии на данный момент 44 вакансий среди административных должностей местных прокуратур, многие из которых образовались уже после назначения Генпрокурором Юрия Луценко, что требует проведения нового конкурса.

Отдельная тема – независимость местных прокуратур, основой которой должна была стать сложная процедура замещения административных вакансий в результате многоступенчатого конкурса. Однако, как показала практика, Генпрокурор и руководители областных прокуратур продолжают распоряжаться должностями в регионах по собственному желанию.

В частности, после того как Одесскую прокуратуру возглавили «винницкие» во главе с Олегом Жученко, сразу же начались массовые перестановки в местных прокуратурах, сопровождаемые увольнением руководителей и их замов и утверждением на их место не предусмотренных в законе «исполняющих обязанностей».

Похожая ситуация сложилась в Львовской области, где сам Генпрокурор обвинил во всех бедах страны руководителей местных прокуратур, которые были вынуждены подать в отставку. Впрочем, удовлетворены были лишь заявления четырех из них.

При этом, увольнения с административных должностей в местных прокуратурах очень редко сопровождаются возбуждением уголовных дел. ГПУ зафиксировало всего несколько подобных случаев. Зато есть много ситуаций, когда руководители местных прокуратур покидали без объяснения причин свои должности через несколько месяцев после назначения. Соответственно, сама идея реформы, которая заключалась в прозрачном избрании на определенный срок прокуроров, которое будут руководствоваться законом, а не волей своих «начальников», потерпела крах.

Есть у реформирования начало, нет у реформирования конца?

Через небольшой промежуток времени после вступления на должность, 30 мая Генпрокурор Юрий Луценко заявил, что намерен просмотреть результаты конкурсов в местных прокуратурах, руководство в которых получили люди, которые раньше уже были на высоких должностях в ведомстве.

«Планирую просмотреть решение о назначении местных прокуроров», - заявил господин Луценко на пресс-конференции в Киеве. По его словам, в результате нового конкурса должно пройти больше «внесистемных» людей.

Подобный подход к вопросу со стороны главного «законника» страны сразу же вызвал массу нареканий. Например, юрист, эксперт по реформированию системы прокуратуры Центра политико-правовых реформ, один из разработчиков действующего уголовно-процессуального кодекса Украины Александр Банчук считает, что местные прокуроры назначены сроком на пять лет совершенно законно, и без изменений в закон уволить их и начать новый конкурс на должности в местные прокуратуры невозможно.

Впрочем, слова Луценко поспешили «правильно истолковать». Например, приближенный к Генпрокурору адвокат Валентина Теличенко, которую некоторое время прочили в замы «главного законника», утверждала, что изменение состава сотрудников местных прокуратур должно осуществляться не на основании каких-то директив, а естественным путем. В частности, благодаря работе «прокурорской инквизиции» Петра Шкутяка, которая должна очистить ведомство от коррупционеров, а также при помощи «выбраковки» прокуроров, которые по профессиональным критериям не соответствуют занимаемым должностям.

Тем временем, в руководстве местных прокуратур наблюдается значительная «текучесть» кадров. Ещё в марте в ГПУ обращались в правительство по поводу недостаточного финансирования «законников».

В ведомстве тогда напомнили, что предусмотренная госбюджетом на 2016 год сумма финансирования ГПУ составляет менее трети от необходимых потребностей (31,6%), при этом, на ранее данные обещания увеличить финансирование попросту «забили», а часть средств «перебросили» на ведомство Назара Холодницкого.

Более того, негативная тенденция, связанная с дискриминацией оплаты труда работников органов прокуратуры, с наступлением 2016 года только усилилась. В частности, зарплата прокурора местной прокуратуры в январе 2016 года составила 4,4 - 5,4 тысяч гривен в зависимости от стажа работы. При этом денежное обеспечение соответствующей категории работников Национальной полиции составляет вдвое большую сумму - 8,1-9,8 тысяч гривен. Такая несправедливость в подходах к оплате труда и нежелание правительства её ликвидировать вызывает недовольство сотрудников, что приводит к оттоку высокопрофессиональных кадров из системы органов прокуратуры.

Еще одна проблема – замещение должностей на место выбывших руководителей местных прокуратур. Теоретически подобные вопросы должны были бы решаться при помощи органов прокурорского самоуправления, однако оно на данный момент – заблокировано.

«Прокурорская правда» обратилась в Генеральную прокуратуру с запросом о порядке замещения должностей, количестве вакансий в руководстве местных прокуратур, о причинах увольнений, а также о количестве возбужденных уголовных дел против «отставных законников».

Полученный ответ, по сути, не столько снял вопросы, сколько добавил новые.

Итак, на данный момент вакантными остаются должности 39 руководителей местных прокуратур (из них 23 – на территории оккупированных Крыма, а также частей Донецкой и Луганской областей).

Порядок назначения и.о. руководителей местных прокуратур в законе не определён, однако указано, что обязанности выполняют первые заместители (а в случае их отсутствия – заместители). В то же время, замещение должностей замов осуществляется просто на основании утвержденных на местном уровне «порядков».

За нарушение прокурорской этики, а также норм законодательства уволено всего лишь 4 «главных местных законника»: одного руководителя, двух первых замов и одного зама.

Также в ГПУ утверждают, что не ведут статистику по привлечению к уголовной ответственности бывших руководителей местных прокуратур.

Ситуация в столичном регионе

По данным ГПУ, в местных прокуратурах г. Киева на данный момент три вакансии среди руководителей.

В частности, без первого заместителя прокурора сейчас местная прокуратура № 1. Ранее осенью на эту должность по итогам конкурса был назначен Андрей Милевский.

До назначения он занимал должность прокурора Голосеевского района г. Киева. Во времена руководства ГПУ Виктором Пшонкой Милевский сначала был заместителем прокурора Шевченковского района г. Киева, а затем запомнился своей деятельностью в кресле природоохранного прокурора столицы. Кроме того, как писала ранее «Прокурорская правда», еще в 2010 году, будучи следователем Оболонской прокуратуры, Милевский «попался» на фабрикации уголовных дел.

Очевидно, высоким профессиональным успехам и неизменному уходу от ответственности за правонарушения Милевского способствовали родственные связи - он приходится зятем Людмиле Ерховой - главному бухгалтеру ГПУ.

По итогам двух первых туров Милевский был на 2-м месте в рейтинге кандидатов на руководящие должности в местные прокуратуры (77/79,7/156,7), соответственно, и был назначен на должность первого зама местной прокуратуры № 1.

Ушел из Киевской местной прокуратуры Милевский в апреле 2016 года. Впрочем, он оперативно оказался на должности замначальника управления департамента надзора в уголовном производстве ГПУ. Очевидно, и тут помогли родственные связи. Мало того, в стенах ГПУ у Ерховой образовался целый клан. Не так давно, уже новым Генпрокурором Луценко, сын Ерховой – Кирилл Волков – был назначен заместителем начальника организационно-методического отдела Главного следственного управления ГПУ.

Согласно данным сайта ГПУ, с 1 сентября без первого заместителя прокурора остается местная прокуратура № 3. Впрочем, на её собственной страничке пока что в качестве первого зама указан Владимир Игнатюк. О причинах увольнения «законника» информации пока что нет.

Ранее Игнатюк привлекал внимание «Прокурорской правды» как официально самый богатый «законник» столицы. В частности, его совокупный доход за 2014 год составил почти 840 тыс. грн. Примечательно, что основную долю такого заработка, согласно декларации Игнатюка, составил доход от отчуждения движимого или недвижимого имущества. Правда, что именно продал прокурор, доподлинно неизвестно, но сделка принесла ему 711,5 тыс. грн. дохода. При этом, прокурорская зарплата составила «лишь» 120,5 тыс. грн. Ещё 520 грн. тогда еще зампрокурора Деснянского района подфартило выиграть то ли в лотерею, то ли получить в подарок – соответствующая сумма значится в разделе декларации «Подарки, призы, выигрыши». Ну и 7200 грн. наш везучий прокурор получил в виде «других доходов».

Также стоит упомянуть, что среди вакансий на сайте ГПУ значится и должность заместителя руководителя Киевской местной прокуратуры № 4. Очевидно, речь о должности, которую непродолжительное время занимал Роман Марчук. В качестве заместителя руководителя местной прокуратуры он, разве что успел попасть под люстрационную проверку.

Ранее он работал в команде «младопрокуроров» в ГПУ. В частности, Марчук принимал участие в легендарном «бриллиантовом деле». Именно подпись Марчука, который летом 2015 года был старшим следователем по особо важным делам управления по расследованию в уголовных производствах в отношении работников прокуратуры и информационной безопасности ГПУ, стоит под протоколом обыска в доме экс-заместителя облпрокурора Киевщины Александра Корнийца. Как следует из этого протокола, в особняке «бриллиантового прокурора» были обнаружены копии личных документов экс-генпрокурора Виктора Шокина, среди которых оказались 2 паспорта и документы на недвижимость.

Любопытно, что должность в местной прокуратуре № 4 Марчук покинул 21 апреля 2016 года. В тот же день в сеть были слиты документы об обыске у Корнийца.

Чтобы закрыть тему со столичным регионом, необходимо указать на то, что в Киевской области должность заместителя руководителя Броварской местной прокуратуры числится вакантной до 2019 года. Аналогичная ситуация с заместителем руководителя Запорожской местной прокуратуры № 2, а также с аналогичной должностью в Ильчевской местной прокуратуре в Одесской области. Очевидно, во всех случаях речь о сохранении должности на время декретного отпуска.

Большие региональные чистки

Судя по количеству вакансий, крупная чистка руководителей местных прокуратур и их заместителей произошла на Львовщине.

Например, лишились своих должностей руководители:

- Самборской местной прокуратуры Михаил Дыцкий, бывший ранее прокурором Турковского района, который осенью получил должность благодаря удачному собеседованию.

- Червоноградской местной прокуратуры – Олег Телефанко, бывший прокурор Жовковского района.

- Радеховской местной прокуратуры – Андрей Пайтра, бывший прокурор Радеховского района.

- Городоцкой местной прокуратуры - Виктор Голоюх.

Необходимо отметить, что как писала ранее «Прокурорская правда», 10 руководителей местных прокуратур региона (назначенные по результатам конкурсного отбора в минувшем году) написали заявления об увольнении еще в августе этого года. Об этом заявил глава ГПУ Юрий Луценко во время своего выступления, посвященного представлению нового руководителя регионального надзорного ведомства Юрия Квятковского. Также Генпрокурор торжественно пообещал уволить всех руководителей местных прокуратур региона.

Впрочем, пока что обещание не было реализовано в полном объеме.

В частности, сохраняют свои должности:

- руководитель Львовской местной прокуратуры №1 Олег Мостиховский;

- руководиель Львовской местной прокуратуры №2 Сергей Янчишин;

- руководитель Львовской местной прокуратуры №3 Игорь Ивченко;

- руководитель Дрогобычской местной прокуратуры Лонгин Мигоцкий;

- руководитель Золочевской местной прокуратуры Владимир Купецкий;

- руководитель Червоноградской местной прокуратуры Олег Телефанко.

О причинах подобной «разборчивости» остаётся лишь гадать.

Лишился должности первый заместитель руководителя Дрогобычской местной прокуратуры Сергей Сысин, которого называют родственником влиятельного «клана Дунасов». Как известно, один из представителей этой влиятельной семьи – Тарас Дунас - сейчас возглавляет прокуратуру Николаевской области.

Также ушел первый заместитель руководителя Дрогобычской местной прокуратуры Артур Томашевский.

Давно остается вакантной должность первого заместителя руководителя Львовской местной прокуратуры № 1. Назначенный на эту должность Андрей Гнатив (бывший прокурор Львова) пробыл на ней недолго, и 29 февраля 2016 года приказом генерального прокурора он получил место в Главке - он стал заместителем начальника управления по расследованию особо важных дел Главного следственного управления ГПУ.

Серьезная чистка развернулась и на Одесчине.

Еще до назначения Генпрокурором Юрия Луценко, 22 апреля 2016 года руководитель Ильичевской местной прокуратуры Михаил Говбан подал заявление об увольнении с должности и уходе из органов прокуратуры по собственному желанию. Об этом сам законник с 15-летним стажем работы в надзорном ведомстве, написал в закрытом Fb-сообществе «Прокуроры Украины».

Дальнейшее развитие событий было еще более динамичным. В частности, «Прокурорская правда» писала, что после назначения на пост прокурора Одесской области Олега Жученко он потребовал от всех руководителей местных прокуратур написать заявления об увольнении, таким образом подвесив их в статусе исполняющих обязанности. Аналогичное требование Жученко выдвинул также к руководителям структурных подразделений областного аппарата и их заместителям.

Уже в июле этого года стало известно, что Занимавшие с конца 2015 года должности руководителей Раздольнянской и Котовской местных прокуратур Одесской области Леонид Злой и Алексей Галактионов уволены с занимаемых должностей. Соответствующая информация обнародована на сайте надзорного ведомства региона.

При этом, одна из освободившихся вакансий оказалась быстро заполнена. 13 июля 1-й заместитель прокурора Одесской области Александр Саулко представил коллективу Раздольнянской местной прокуратуры нового руководителя, которым стал Сергей Стадник. Стадник на данный момент занимает пост и.о. руководителя данного ведомства и сменил на этом посту Леонида Злого.

Ранее Стадник занимал пост прокурора отдела организации представительства защиты интересов граждан и государства управления представительства защиты интересов граждан и государства в суде прокуратуры Одесской области. Впрочем, более известен он тем, что его отец в свое время возглавлял прокуратуры Ивановского, Болградского и Раздольнянского районов Одесчины (в феврале 2015 года Стадник вышел на пенсию).

Пикантности ситуации добавляет то, что, как известно, никакой должности и.о. руководителя местной прокуратуры не существует в природе согласно требованиям отечественного законодательства. В случае увольнения руководителя его обязанности исполняет первый заместитель, а если уберут и его - просто заместитель.

Однако ни первым, ни вторым Стадник в Раздольнянской местной прокуратуре не был. Более того, самое интересное то, что он вообще не принимал участие в конкурсе на административные должности в Раздольнянской прокуратуре, что ясно видно из соответствующих списков.

Также по итогам прошлогоднего конкурса первым заместителем Раздольнянского прокурора стал Радомир Коваль, а заместителями руководителя этой местной прокуратуры стали Вячеслав Цивилев и Армен Овсепян. При этом, сообщений об их увольнении не поступало, а должности трех заместителей руководителя Раздольнянского прокурора в вакансиях не числятся. Потому совершенно не ясно, как именно Стадник мог стать «и.о. руководителя местной прокуратуры».

Очевидно, в самой Одесской областной прокуратуре также понимают всю двусмысленность ситуации, а потому просто «затерли» информацию о том, кто же руководит местными прокуратурами на официальном областном сайте одесских «законников».

Необходимо добавить, что вскоре в отставку был отправлен и руководитель Котовской местной прокуратуры Алексей Галактионов.

В официальном ответе на запрос «Прокурорской правды» в прокуратуре Одесской области подают несколько иную информацию, чем та, которая озвучивалась ранее.

В частности, признается наличие четырех вакансий руководителей местных прокуратур, однако утверждается, что никаких исполняющих обязанности никто не назначал.

Для полноты картины необходимо добавить, что остаются вакантными все административные должности в Одесской местной прокуратуре № 2, где результаты конкурса были отменены в суде благодаря усилиям прокурорского «активиста» Сергея Костенко.

Также недавно появилась вакансия первого заместителя руководителя Одесской местной прокуратуры № 4 в связи с громким скандалом вокруг задержания по подозрению в вымогательстве взятки Валерия Белого (о чем недавно также писала «Прокурорская правда»).

Скандалы местного масштаба

Один скандал, связанный с руководством местных прокуратур, произошел за последний год в Черкасской области.

В марте 2016 г. На сайте СБУ появилась информация о совместной с ГПУ операции по задержании за взяточничество первого заместителя Золотоношской местной прокуратуры, которым на тот момент был Андрей Потоки.

Согласно официальной информации, «законник» вымогал с жителя соседней области 14 тысяч гривен за возвращение автомобиля с штрафплощадки. Машина была изъята у водителя за управление транспортным средством без разрешительных документов. Деньги за «освобождение» автомобиля водитель должен был перевести на банковский счет.

Сотрудники спецслужбы задокументировали факт вымогательства денег чиновником. После поступления всей суммы на счет, правоохранители провели обыски в служебном кабинете и автомобиле прокурора и выявили банковские карточки, оформленные на разных лиц, большое количество денежной наличности.

Прокурору было объявлено о подозрении в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 368 Уголовного кодекса Украины.

В результате, Потоки был уволен из прокуратуры в июле этого года за «порочащие звание прокурора» действия.

Еще более скандальная ситуация сложилась в Тернопольской местной прокуратуре, где руководитель Валерий Сидоров «попал под раздачу» НАБУ вместе со своими непосредственными руководителями.

24 апреля 2016 года НАБУ совместно с другими правоохранительными структурами провели широкомасштабный «шмон» в Тернополе (одновременно в областной прокуратуре и в местной).

По результатам двух «волн шмона» (февраль и май) на Тернопольщине были задержаны четыре работника органов прокуратуры: первый заместитель руководителя Тернопольской местной прокуратуры Владимир Соколишин; заместитель прокурора Тернопольской области Иван Антюк; руководитель Тернопольской местной прокуратуры Виталий Сидоров; старший прокурор Тернопольской местной прокуратуры Павел Хоменко; двое руководителей следственных подразделений Национальной полиции - начальник следственного управления Национальной полиции в Тернопольской области Сергей Осадца и начальник отделения следственного управления Национальной полиции в Тернопольской области Владимир Кагало, и адвокат - посредник Ростислав Молень.

Правоохранители якобы задокументировали факты систематического вымогательства взяток за закрытие уголовных производств на стадии досудебного расследования. Уголовное производство было открыто по ч. 3 ст. 368 УК Украины. После проведения обысков был изъят, в  том числе, и «винчестер Сидорова«. Хотя результаты расследования «тернопольского дела» были, мягко говоря, неоднозначными, своим приказом Юрий Луценко уволил 4 фигурантов «дела тернопольских прокуроров», которые подозреваются в вымогательстве 300 тысяч гривен. Таким образом, лишились своих должностей как руководитель Тернопольской местной прокуратуры Сидоров, так и его первый зам - Владимир Соколишин.

На данный момент, подозреваемые в вымогательстве 12 тысяч тернопольские прокуроры в судебном порядке оспаривают приказы о своем увольнении.

Также они настаивают на восстановлении их на должностях и выплате им зарплаты за время вынужденного прогула. Законники полагают, что приказы об их увольнении были необоснованными. «Я уже неоднократно подчеркивал, что никаких правонарушений я не совершал... У меня неоднократно проводились обыски, никаких средств не было выявлено, никаких доказательств моей причастности к уголовному деянию просто нет», - заявил журналистам бывший руководитель Тернопольской местной прокуратуры Виталий Сидоров.

Также необходимо добавить, что еще до начала «тернопольского дела», в середине апреля 2016 года свою должность покинул руководитель Кременецкой местной прокуратуры Тернопольской области Василий Свергун.

Еще один громкий коррупционный скандал, связанный с руководством местных «законников», разгорелся в Ивано-Франковской области.

18 февраля на сайте СБУ появилась информация о задержании неназванного заместителя прокурора Надвирнянской местной прокуратуры, которым в последствии оказался Олег Люклян.

Он якобы потребовал у местного жителя $2 тысячи долларов за непредставление апелляционной жалобы на «мягкое» решение суда. Сначала правоохранители задержали бывшую сотрудницу прокуратуры, которая выступала посредницей.

Согласно информации источника «Прокурорской правды», коррупционная спайка не ограничивалась только Люкляном и его сообщницей. Дело в том, что вся карьера оконфузившегося законника прошла под крылом Владимира Торованина, который с марта 2014 года занимает должность 1-го заместителя прокурора Ивано-Франковской области. Именно Торованин помогал Люкляну, как земляку, в карьерном росте.

Однако в этот раз «волосатая лапа» не помогла, и Люклян был (по информации из ГПУ) уволен из прокуратуры.

Также необходимо вспомнить историю с бывшим руководителем Береговской местной прокуратуры Закарпатской области - Юрием Беламутом, который добровольно покинул свою должность еще в самом начале марта 2016 года, не проработав и 3-х месяцев.

17 декабря 2015 года 33-летний прокурор был представлен коллективу Береговской прокуратуры.

Прочие пертурбации

В Волынской области с должности руководителя Луцкой местной прокуратуры ушел Александр Шпота, а с должности заместителя руководителя Владимир-Волынской местной прокуратуры – Николай Андрейцев. Как утверждают в областной прокуратуре, оба отставника ушли с должностей по собственному желанию. Однако вскоре сын судьи из Иршавы написал рапорт об отставке, который и был удовлетворён и.о. Генпрокурора Юрием Севруком (во время больничного генпрокурора Виктора Шокина). О причинах подобного поведения местные жители могли лишь гадать. Наиболее распространённое объяснение – коррупционные связи, которые не захотел «светить» прокурор.

Официальные вакансии отсутствуют в местных прокуратурах Винницкой области. В апреле 2016 года по собственному желанию уволился первый заместитель руководителя Жмеринской местной прокуратуры Богдан Солоненко. На его место был назначен Александр Ткачук, ранее бывший заместителем руководителя. Место же самого Ткачука занял прокурор Александр Милиенко, ранее вообще не участвовавший в конкурсе на административные должности.

В Донецкой области в 9 местных прокуратурах руководство не назначалось в связи с отсутствием контроля над этой территорией со стороны украинского государства.

Руководитель Красноармейской местной прокуратуры Василий Меюс был уволен с занимаемой должности в августе 2016 года. Также в августе ушел заместитель руководителя Славянского местного прокурора - Дмитрий Цветов. В целом, в местных прокуратурах Донецкой области на данный момент 114 вакантных должностей. 35 сотрудников, которые прошли конкурс, уволились с 15 декабря прошлого года.

Согласно официальным данным, отсутствуют вакансии среди административных должностей местных прокуратур Житомирской области. На данный момент продолжают выполнять свои обязанности все руководители, назначенные по итогам прошлогоднего конкурса.

Аналогичная ситуация «без увольнений и назначений» сложилась и с местными прокуратурами Хмельницкой области.

Лишь одна административная должность является временно вакантной в Запорожской области. Речь идёт о должности заместителя руководителя Запорожской местной прокуратуры № 2, которая временно свободна в связи с уходом сотрудника в декретный отпуск.

В Днепропетровской области освободилась одна вакансия - руководителя Криворожской местной прокуратуры благодаря тому, что Алексей Кривенко перешел на должность заместителя областного прокурора. Ранее «Прокурорская правда» уже затрагивала тему неоднозначной репутации бывшего криворожского прокурора, который может похвастаться не только одними из самых роскошных апартаментов в Кривом Роге, но и дружбой с влиятельным «кланом Вилкулов».

Нынче обязанности руководителя Криворожской местной прокуратуры № 1 исполняет Виктор Павличенко. Касательно назначения нового прокурора выше указанной местной прокуратуры, то претенденты на эту должность будут проходить конкурс, который предусмотрен законодательством.

В Луганской области, подобно соседней Донецкой, в 6 местных прокуратурах административные вакансии остались незаполненными в связи с отсутствием фактического контроля украинского государства над этими территориями.

Кроме того, в местных прокуратурах образовалось две вакансии. В частности, заместитель руководителя Северодонецкой местной прокуратуры Виталий Гречишкин перешел в Специализированную антикоррупционную прокуратуру, где занял должность прокурора первого отдела управления процессуального руководства поддержания государственного обвинения в суде. Также уволился заместитель руководителя Луганской местной прокуратуры № 2 (вероятно, Оксана Моргун, занимавшая эту должность с декабря 2015 года).

Любопытное «Луганское ноу-хау». В местные прокуратуры этой области не стали назначать новых замов, а ограничились и.о. (несмотря на то, что, согласно разъяснениям ГПУ, никаких и.о. заместителей или и.о. руководителей местных прокуратур быть не может).

Согласно официальной информации из Николаевской области, вакантной с сентября этого года является должность заместителя руководителя Первомайской местной прокуратуры. На официальном же сайте пока что указано, что этот пост занимает Александр Шевченко.

С сентября 2016 года в Ивано-Франковской области образовалась вакансия - заместителя руководителя местной прокуратуры. Так же, как и в Кировоградской области, с августа есть вакансия заместителя руководителя Кировоградской местной прокуратуры.

На Сумщине еще с марта вакантной остается должность первого заместителя руководителя Шосткинской местной прокуратуры Владислава Правдюка. Последний, как писала ранее «Прокурорская правда», прославился тем, что еще в бытность Глуховским межрайонным прокурором возбудил целых 4 уголовных дела против кандидата на пост городского головы Глухова – Мишеля Терещенко. Тогда в этих действиях видели след одиозного бизнесмена Андрея Деркача. Кроме того, с марта пустует должность заместителя руководителя Охтырской местной прокуратуры.

Довольно странные перемещения наблюдаются в местных прокуратурах Черниговщины.

В частности, назначенный в декабре 2015 года руководителем Прилуцкой местной прокуратуры Валерий Карась оказался уже в сентябре 2016 года на должности прокурора областной прокуратуры по вопросам организации деятельности в сфере предотвращения и противодействия коррупции.

Еще более загадочные процессы происходят в Бахмачской прокуратуре. Назначенный там на должность первого заместителя руководителя Олег Смалько оказался, в конечном счете, руководителем Сребнянского отдела Прилуцкой местной прокуратуры.

Своего рода «тихая революция» произошла и на Харьковщене, где в ряде местных прокуратур произошли перемены.

В частности, в июле 2016 года ушел руководитель Харьковской местной прокуратуры № 2 Евгений Жицкий. Вскоре он оказался начальником Ленинского отдела Харьковской местной прокуратуры № 1. В августе за ним последовали первые заместители руководителя Изюмской местной прокуратуры Андрей Лазарев и Чугуевской – Александр Сузий. Также покинул свой пост заместитель руководителя Первомайской местной прокуратуры Андрей Середа.

В целом, большинство подобных назначений больше напоминают хаотичные и бессистемные перемещения.

За время с декабря на административных должностях в местных прокуратурах образовалось 44 вакансии. Большинство из освободивших свои посты прокуроров банально «сбежали» от прелестей «реформы» в отставку или на пенсию. Наиболее удачливые, как выходец из Луганской области Виталий Гречишкин, смогли трудоустроится в НАБУ.

Были и увольнения. В частности, из-за обвинений в коррупции лишились своих должностей руководитель Тернопольской местной прокуратуры Валерий Сидоров и его заместитель Владимир Соколишин, заместитель руководителя Надвирнянской местной прокуратуры в Ивано-Франковской области Олег Люклян и первый зам руководителя Золотоношской местной прокуратуры (Черкасская область) Андрей Потоки.

Сами местные прокуратуры оказались совершенно не готовы к новым принципам назначения и увольнения руководителей.. В отдельных областях им на замену утверждают рядовых прокуроров в качестве «исполняющих обязанностей», где-то – назначают заместителей без всяких конкурсов. Кроме того, в ряде областей (Одесская, Львовская) после прихода Юрия Луценко на должность Генпрокурора и назначения новых областных прокуроров введена довольно сомнительная практика – заставлять руководителей местных прокуратур писать заявления об отставке, чтобы давать им ход в тот момент, когда этого захочет «начальник». А это, по сути, нивелирует и остатки независимости местных прокуроров.

Исходя из изложенного выше, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- зачем было «городить огород» с длительным конкурсом на административные должности, если все равно руководители местных прокуратур все так же легко меняются по произвольному желанию начальников, как это было и раньше?

- не является ли издевательством над всеми многочисленными участниками прошлогодних конкурсов, когда сейчас заместителем руководителя (и, соответственно, и.о. руководителя) местной прокуратуры назначают людей, которые вообще не принимали участие в конкурсе?

- откуда берутся многочисленные «исполняющие обязанности» руководителей местных прокуратур (и их замов), существование которых противоречит нормам украинского законодательства, и означает ли это, что в прокуратуре пока что сами не разобрались в законодательной базе своей работы?

comments powered by Disqus
TOP