ГОД РАБОТЫ НАБУ: МАЛО РЕЗУЛЬТАТОВ, МНОГО СКАНДАЛОВ

21:59, 21.04.2016
  • 3462
  • 2
  • 0

Реально Национальное антикоррупционное бюро начало работать только в декабре прошлого года - после того, как заработала Специализированная антикоррупционная прокуратура.

О том, чем занимались в данном ведомстве до осени 2015, уже писала ранее «Прокурорская правда». В частности, деятельность бюро сводилась к тренингам, освоению средств и участию в разнообразных мероприятиях совместно с «западными партнерами Украины», которым нужно было постоянно напоминать, как украинская власть «борется с коррупцией».

С декабря же началась непосредственная работа. Правда, и тут НАБУ, в основном, запомнилось закупкой дорогих носков для своего спецназа, а также новыми скандальными конкурсами по отбору детективов.

В апреле 2016 года в НАБУ отчитались о своих достижениях. Сейчас в нём расследуется 120 уголовных производств. Из них 25% касаются проверки деятельности судей всех уровней, 8% - прокуроров, 5,4% - высших должностных лиц. Если учесть официальные данные по коррупции в стране, то эти показатели выглядят более чем скромно.

Реальную оценку деятельности НАБУ – по количеству судебных решений против коррупционеров – можно будет делать к концу этого года. Однако об эффективности работы ведомства можно судить уже по тем делам, которыми в бюро занимались последние полгода. Самым резонансным из них оказалась история с использованием служебного положения в личных интересах Главной Нацбанка Валерией Гонтаревой.

Журналисты ещё в конце 2015 года обратили внимание на то, что сын «главного банкира» успел вывести деньги из находившегося на грани банкротства «Дельта банка». Занявшись этим делом еще в декабре 2015, НАБУ не достигло никаких результатов, несмотря на наличие большого числа фактов, и объявило о закрытие дела в апреле 2016 года. Однако, после взрыва общественного негодования, снова вернулось к расследованию.

Следует отметить, что результаты работы НАБУ, выраженные в количестве переданных в суд уголовных дел по фактам коррупции, блекнут на фоне работы других органов. Даже военная прокуратура, для которой борьба с коррупцией не является профильной, достигла в этой сфере более выдающихся результатов, чем НАБУ.

НАБУ: итоги работы

Верховная Рада приняла Закон «Про национальное антикоррупционное бюро» ещё 14 октября 2014 года. Однако только 16 апреля 2015 года – после проведения открытого конкурса на должность директора нового ведомства – президент Петр Порошенко подписал два Указа: о создании НАБУ и о назначении Артема Сытника директором Национального антикоррупционного бюро.

Согласно отчету НАБУ, за четыре месяца с декабря 2015 по март 2016 было открыто 120 уголовных производств, 9 дел по 12 фигурантам направлены суд, вынесено 25 сообщений о подозрении и более 220 млн грн. было арестовано.

По словам Артема Сытника, большая часть уголовных производств, переданных в суд, касается судей, которые были задержаны при получении неправомерной выгоды.

По словам директора ведомства, в суд направлено дело одного из руководителей службы экспортного контроля, который обвиняется во взяточничестве в размере 250 тысяч долларов. Также в суде дело одного из руководителей государственного учреждения, который нанес ущерб государству в размере 16 млн грн.

Впрочем, все это «капля в море», и это признают и в самом НАБУ. В частности, сам Артем Сытник  отмечал, что сумма ущерба, которая была нанесена в результате коррупционных преступлений, составляет почти миллиард гривен.

Также в НАБУ отмечают, что штат ведомства уже сформирован более чем на 60%, сформировано оперативно-техническое управление и Управление специальных операций, получен доступ к более 100 открытых и закрытых баз данных. Кроме центрального управления Бюро созданы и формируются первые два территориальных управления – Львовское и Одесское.

Если брать главные вопросы, которые должно решать Антикоррупционное бюро, а именно – борьба с коррупцией на государственном уровне, то тут пока что ведомство может отчитываться лишь о действиях, а не о результатах.

В настоящее время НАБУ расследует два дела, в которых фигурирует экс-нардеп от «Народного фронта» Николай Мартыненко. Одно уголовное производство открыто по факту получения взяток при закупке НАЭК «Энергоатом» оборудования у чешского АО Skoda JS, второе дело касается закупки Украиной урана по завышенной стоимости.

Также НАБУ проверяет информацию относительно возможного вмешательства в работу Министерства экономразвития со стороны близкого к президенту народного депутата от «БПП» Игоря Кононенко. Как известно, в начале февраля 2016 года, на тот момент, министр экономразвития Украины Айварас Абромавичус обвинил Кононенко в том, что тот пытается пролоббировать назначение своих людей заместителями министра, а также руководителями отдельных крупных госпредприятий.

По словам директора бюро Артема Сытника, по уголовному делу, которое было зарегистрировано на основании заявления Абромавичуса, к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного статьей 344, привлечен исполнительный директор НАК «Нафтогаз Украины» Андрей Пасичник. На сегодня следственные действия по этому делу закончены, сам Пасичник знакомится с материалами уголовного дела, которое в ближайшее время будет передано в суд.

Кроме того, в своем последнем интервью Главный «Борец с коррупцией» определил ближайшие приоритеты работы ведомства.

В частности, он упоминал необходимость запуска механизма электронного декларирования чиновниками своих доходов.

Соответствующее законодательство принято и сейчас необходимо, чтобы специализированное агенство утвердило форму электронной декларации, которая и будет предметом преступления, предусмотренного статьей 366-1 Уголовного кодекса Украины.

По заверениям Сытника, НАБУ имеет ресурсы для проверки этих деклараций.

Различные взгляды экспертов

«Сторонние» оценки работы НАБУ за год существенно разняться.

Очень позитивно о деятельности ведомства за год отзывается журналист Павел Шеремет. Он видит в работе НАБУ один из примеров кардинальных перемен, и считает, что удалось сделать за год почти невозможное, – сформировать новую, работающую спецслужбу. К достижениям ведомства он причисляет то, что за 12 месяцев удалось на конкурсной основе выбрать руководство Бюро, отобрать первых детективов, начать техническое оснащение службы, подключиться ко всем базам данных, создать спецназ, возбудить первые уголовные дела и уже 9 дел передать в суд.

Шеремет отмечает, что НАБУ первыми в Украине перешли на электронный документооборот, что облегчает сбор полученных данных. Также НАБУ подключилось ко всем реестрам и базам данных. В число достижений журналист включает и создание спецназа, который уже приходилась задействовать. В целом, перспективы журналист рисует самые радужные.

Впрочем, при более внимательном рассмотрении оказывается, что все «достижения» касаются, преимущественно, подготовительной работы и технических нюансов, а не конкретных результатов. Пока что НАБУ «работает» на себя, и это вынуждены признавать даже самые лояльные к ведомству наблюдатели.

По мнению других экспертов, пока рано судить, насколько эффективно работает НАБУ, поскольку реально выполнять свои функции оно смогло начать с декабря прошлого года.

В частности, директор института глобальных стратегий Вадим Карасев считает, что пока какие-то впечатляющие достижения национальное антикоррупционное бюро вряд ли может записать на свой счет.

А главный показатель – это решение судов по делам, которые расследует НАБУ, - добавляет правозащитник Эдуард Багиров, которое намного важнее, чем регистрация заявления о преступлении в области коррупции. По словам правозащитника, если НАБУ не удастся до конца этого года показать хотя бы пять десятков уголовных дел, проведенных до судебного решения, то кредит доверия будет гораздо меньше.

При этом эксперты отмечают, что в итоге наказание коррупционеров будет зависть не только от эффективности НАБУ, но и от того, какие решения будут принимать украинские суды.

Но этого может быть недостаточно и нужно хотя бы частично провести судебную реформу, уверен Эдуард Багиров. Для этого необходимо назначение в апелляционных инстанциях областных и города Киева новых судей.

Впрочем, большинство отзывов о работе НАБУ не очень лестные. В частности, довольно критично подошел к ее итогам журналист Владимир Бойко.

При этом, он ссылается на официальный ответ на имя нардепа Игоря Луценко.

Из него следует, что НАБУ за год зарегистрировано 50 заявлений о совершении уголовных правонарушений, подследственным его детективам. По результатами рассмотрения 35 заявлений внесены ведомости в ЕРДР (в их числе – «квартирное дело» Касько и «слитое» дело Гонтаревой), и в 12 уголовных производствах лицам сообщено о подозрении.

Короче говоря, гордиться нечем.

Впрочем, в самом НАБУ пытаются дезавуировать претензии Бойко тем, что, дескать, в письме на имя Луценко упоминаются лишь уголовные дела, открытые на основании заявлений граждан.

Особенно интересно выглядят итоги работы НАБУ на фоне деятельности военной прокуратуры, для которой, собственно, коррупционные дела не являются профильным заданием.

В частности, согласно официальным данным, военная прокуратура в течение 2014 года и первого квартала 2016 передала в суд 168 обвинительных актов в отношении 198 человек за взяточничество.

Матиос уточнил, что, в частности, в 2014 году - направлено в суд 25 производств в отношении 27 человек, в 2015 году - уже 82 производство в отношении 99 человек, и за I квартал 2016 года - уже 63 производства в отношении 82 человек. По его словам, по состоянию на 15 апреля 2016 года украинскими судами рассмотрены обвинительные акты военных прокуроров в 96 уголовных производствах за взяточничество в отношении 104 человек.

Если же брать правоохранительные органы в целом, то ситуация, согласно отчетам ГПУ, выглядит следующим образом.

В I квартале 2016 года правоохранительные органы начали 562 уголовных производства о коррупционных преступлениях. В суд с обвинительным актом направлено 391 дело. По 127 коррупционерам решения суда вступили в законную силу, 114 человек осуждены.

Из 562 уголовных производств о коррупционных преступлениях органы прокуратуры начали 312, полиция – 246, СБУ – 4, или 0,7%.

Правоохранительные органы направили в суд с обвинительным актом 391 уголовное производство о коррупционных преступлениях. Больше всего – в Днепропетровской (36), Одесской (27) областях, Киеве (24).

Органы прокуратуры передали в суд 206 обвинительных актов в уголовных процессах по коррупции, полиция – 183, СБУ – 2.

Если сопоставить работу НАБУ и других правоохранительных органов за первый квартал 2016 года по параметру направленных в суд уголовных дел, то ситуация выглядит так.

Как видим, НАБУ не то, что не лидер, а даже не «призер». А ведь, если разобраться, то кроме обвинительных актов в суде не существует объективных критериев работы «антикоррупционного ведомства». И тут, по сути, пока что отчитываться не о чем, а, значит, и обосновывать необходимость существования бюро пока тоже нечем.

Дело Гонтаревой

Наиболее показательный пример «эффективности» работы НАБУ – т.н. «дело Гонтаревой», ставшее резонансным с легкой руки украинских журналистов в начале 2016 года.

НАБУ открыло уголовное производство 16 декабря 2015 по обращению к Специализированной антикоррупционной прокуратуре председателя правления общественной организации «Центр противодействия коррупции» Виталия Шабунина.

Он предположил, что руководство Национального банка с целью получения выгоды для членов семьи главы НБУ заранее информировало их о плохом финансовом состоянии ПАО «Дельта банк».

По словам Шабунина, это позволило семье Гонтаревой снять денежные средства с депозитных счетов ПАО «Дельта Банк» на сумму около 12,5 млн грн. Доказательством факта снятия этой суммы была выписка по счету невестки главы НБУ, которую предоставил журналист Александр Дубинский. В ней указывалась сумма уплаченных комиссионных в размере 124 900 гривен, что по версии Шабунина, могло указывать на возможное снятие средств на сумму 12,5 млн грн.

В феврале 2016 за расследование данного дела взялся журналист Александр Дубинский. В частности, в своих публикациях он пояснил, что семья Гонтаревых разместила часть своих средств в «Дельта Банке», так как Валерия Гонтарева имела совместный бизнес с владельцем банка Николаем Лагуном, связанный с торговлей ОВГЗ (облигации внутреннего госзайма). По мнению журналиста, семья Гонтаревых так и не смогла представить доказательств, что они потеряли свои деньги в «Дельта Банке», а не вывели их перед тем, как банк был признан неплатежеспособным.

В дальнейшем поступила новая информация, что невестка Гонтаревой имела не один текущий счет в «Дельта Банке». Их насчитали целых четыре: два в гривне, один в долларах и один в евро. Последний вклад жена Антона Гонтарева успешно изъяла из банка в середине ноября 2014 года, когда в банкоматах денег уже не было.

В начале апреля Артем Сытник сообщил, что в рамках расследования дела сама Гонтарева была допрошена, а детективы ведомства из аналитического подразделения, с использованием открытых и закрытых баз проверяют информацию и готовят материал для детективов, которые будут проводить расследование.

Однако, буквально через несколько дней, появилась прямо противоположная информация.

По сообщениям пресс-службы НАБУ, Национальное антикоррупционное бюро 12 апреля закрыло дело от 16 декабря 2015 по факту злоупотребления руководством Национального банка служебным положением против председателя Национального банка Валерии Гонтаревой.

Как пояснили в НАБУ, следствие установило, что Гонтарева сняла с карточного счета 149900 грн, в то время, как в соответствии с Протоколом тарифного комитета «Дельта Банк» от 01.12.2014р., была установлена 2% комиссия на выдачу наличных на сумму большую, чем ежемесячный объем выдачи наличных по карточному счету (25000 грн.). Таким образом, 124 900 грн - это была сумма превышения лимита, на которую была начислена комиссия в размере 2%, а именно 2498 грн (149900-25000 = 124900; 124900 * 2% = 2498).

Детективы также разъяснили, что сын председателя НБУ Антон Гонтарев путем перечисления средств на счета других лиц и снятия средств частями со счетов ПАО «Дельта Банк», получил средства со своего депозита, но его операции не носили исключительный характер, поскольку таким образом свои средства со счетов в банке вывели еще около 13 тыс клиентов.

Подобные действия НАБУ вызвали, мягко говоря, бурную реакцию в обществе.

Резко ответил упоминаемый уже выше Дубинский. В частности, он обвинил НАБУ в подделке документов о незаконном снятии денег Гонтаревой и ее сына со счетов Дельта-банка. По его мнению, НАБУ - по незнанию или сознательно – «спутало» операцию перевода между счетами (опрокидывания или дробление) и операцию по снятию денег - сотен тысяч гривен при ограничениях в 2.5 тысячи гривен в день.

Дробление в феврале еще было возможно, а вот снятие - по 150 000 грн. за раз - совершенно невозможно для рядовых клиентов банка. Соответственно, Дубинский обвинил Гонтареву во лжи, что депозит ее сына «сгорел».

Доказательства лжи журналист увидел в бумагах НАБУ, которые, по его мнению, показывают, что сын и невестка Главного банкира снимали наличными сотни тысяч гривен тогда, когда другие вкладчики не могли снять и тысячи. Заявление же НАБУ о том, что аналогичные операции проводили 13 тысяч клиентов, и поэтому это была «стандартная операция», Дубинский назвал «манипуляцией».

Кроме того, Дубинский обвинил НАБУ в разглашении тайны следствия и утечке информации про его допрос. Эти данные были опубликованы в подконтрольной пресс-службе НБУ группе в FB. По мнению журналиста, если информацию разгласили работники НАБУ - это полностью дискредитирует антикоррупционную прокуратуру.

Кроме того, журналист усомнился в профессионализме детективов НАБУ, опубликовав резюме расследовавшей «Дело Гонтаревой» Валерии Жуковой, из которого можно сделать выводы про ее довольно низкую квалификацию, что, в частности, подтверждается отсутствием полного высшего образования.

Наконец, были опубликованы и новые факты в скандальном деле Главы Нацбанка.

В частности, это личность человека, который согласовывал выдачу семейству Гонтаревых сотен тысяч со счетов «полумертвого Дельта банка». Им оказалась менеджер департамента продаж и развития сети Анна Федоренко.

Под давлением всех этих фактов, которые показывали то, что «Контора Сытника» реально полгода ничего не расследовала, в НАБУ были вынуждены попытаться «переиграть» ситуацию.

20 апреля появилась информация, что Национальное антикоррупционное бюро Украины продолжит расследование дела против главы НБУ Валерии Гонтаревой, связанное с депозитами ее семьи в Дельта Банке. Об этом, по итогам совместного заседания комитетов парламента по предотвращению коррупции и банковской деятельности, заявил народный депутат Игорь Луценко. Дескать, там поняли, что сделали конкретный ляп и неправомерно закрыли дело, списав все на «неопытность» следователя.

В целом, за время расследования резонансного дела, НАБУ показало себя крайне сомнительной, непрофессиональной структурой, которая, к тому же, очень зависима от внешнего влияния.

Исходя из изложенного выше, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- неужели нельзя доверять расследование в НАБУ самых резонансных дел хотя бы детективам с высшим образованием?

- если Военная прокуратура расследует дела по коррупции, то, может, НАБУ нужно было создавать на ее базе и на дорогие «тактические носки» бы тогда тратиться не пришлось?

- когда Антикоррупционное бюро перестанет ловить «мелкую сошку» и сконцентрируется на главных коррупционерах страны, ради преследования которых эту структуру и создавали?

comments powered by Disqus
TOP