ГПУ НА СТРАЖЕ ВНО?

22:46, 25.08.2016
  • 2038
  • 40
  • 0

27 июля 2016 года Генеральная прокуратура Украины направила в суд обвинительный акт в уголовном производстве против директора Украинского центра оценивания качества образования (УЦОКО) Игоря Ликарчука, его первого заместителя Владимира Винника, заместителя Виталия Дяченко, трех сотрудников технического отдела и частного предпринимателя из Ивано-Франковска, на счета которого якобы поступали деньги.

Их обвиняют по ряду статей Уголовного кодекса, включая создание преступной группировки, изменение результатов внешнего независимого оценивания (ВНО), присвоение бюджетных средств в размере более 4 млн гривен.

Не случайно выбрана и формулировка «преступная группировка» - ведь действовали аж целых семь бандитов, еще и на протяжении нескольких лет.

Досудебным следствием было установлено, что в 2014-2015 годах результаты тестирований были завышены почти 200 абитуриентов, а всего начиная с 2008 года – их число достигает 2000. Среди них по большей части оказались дети или внуки влиятельных людей – чиновников, правоохранителей и народных депутатов.

Пока суть да дело, ГПУ уже успели не только обвинить, но и «порекомендовать» ВУЗам отчислить нерадивых студентов. Там спорить не стали – 26 из них уже попрощались со студенческой жизнью, еще для 174-х только направлены письма счастья.

Что дальше? Кто же виновен, а кто потерпевший? Кто останется козлом отпущения? Кто вернет студентам - их место на университетской скамье, а УЦОКО – авторитет и уважение? Пока вопросов гораздо больше чем ответов…

Объективное ЗНО? Не, не слышали…

Вся эта история тянется уже больше года. В июле минувшего года в разгар вступительной кампании Генеральная прокуратура совместно с СБУ и МВД ни с того ни с сего нагрянула с обыском к руководству Украинского центра качества оценивания образования. Поводом стало обвинение руководителя Центра Игоря Ликарчука и его первого заместителя Владимира Винника в подтасовке результатов ВНО.

Обыск провели не только на рабочем месте, но и дома. После «шмона» в ГПУ отрапортовали об изъятом компьютерном оборудовании, якобы доказывающем преступные действия и найденной переписке по электронной почте, где черным по белому указаны персональные данные выпускников и количество баллов, которое им нужно было поставить в ведомости.

Тогда сообщалось о 10-ти фактах вмешательства в систему в 2014-м и столько же в 2015-м. Главным  подозреваемым назвали первого заместителя директора УЦОКО Владимира Винника, который «имея высшее образование и опыт работы в сфере компьютеризации и компьютерных технологий, используя программный продукт «Sprut 3D» совершил несанкционированные изменения, информации, обрабатываемой в реестре лиц, прошедших внешнее независимое оценивание, с целью фактического изменения результатов внешнего независимого оценивания 2015 года».

Было начато уголовное производство по ч. 3 ст. 28, ч. 3 ст. 362, ст. 363, ч. 2 ст. 15, ч. 2 ст. 364 УК Украины. Ликарчука отстранили от занимаемой должности, а Винника отправили под домашний арест. В сентябре 2015 года отстраненный Ликарчук подал в отставку.

Директором Центра Игорь Ликарчук был с 2006 по 2011 год и с 2014 по 2015 год. Сам Центр был создан в 2006 году. Основной целью его деятельности является организационно-технологическая подготовка ВНО и проведения мониторинга качества образования. Также у Центра есть девять региональных подразделений.

Получив по решению Печерского суда доступ к оригиналам сертификационных работ 23-х абитуриентов, а также к их первоначальным электронным вариантам, и после проведения последующих следственных действий, выяснилось, что завышение результатов имело место. Повторно проверила 859 работ абитуриентов и рабочая группа УЦОКО, после чего якобы обнаружила признаки недостоверности результатов ВНО у 102 человек 2015 года и у 90 за 2014 год.

Следующий поворот в этом деле произошел в июне этого года. Бывшему директору Центра прокуратура вручила подозрение в целом букете уголовных статей и потребовала ареста. К слову, до этого Ликарчук допрашивался только как свидетель, и то аж целых два раза, а под подозрением все это время был его первый заместитель Владимир Винник. Теперь подозреваемым в деле ВНО стал и Ликарчук.

30 июня этого года Печерский районный суд Киева избрал Игорю Ликарчуку меру пресечения в виде 1 месяца домашнего ареста с 22:00 до 7:00 на даче. В красках описал абсурдность такого решения его сын на своей странице в FB.

На данный момент досудебное расследование завершено и 27 июля в суд был направлен обвинительный акт. Обвинение предъявлено по ряду статей УК Украины – ч. 1 ст. 255 (создание преступной организации), ч. 4 ст. 28 (совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступной организацией), ч. 5 ст. 191 (присвоение, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением), ч. 4 ст. 28 ч. 2 ст. 205 (фиктивное предпринимательство), ч. 4 ст. 28 ч. 3 ст. 362 (несанкционированные действия с информацией, которая обрабатывается в электронно-вычислительных машинах (компьютерах), автоматизированных системах, компьютерных сетях или хранится на носителях такой информации, совершенные лицом, имеющим право доступа к ней), ч. 4 ст. 28 ч. 2 ст. 366 (служебный подлог), ч. 4 ст. 28 ч. 3 ст. 209 (легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем).

Из обвинительного акта следует, что досудебное следствие показало отсутствие комплексной системы защиты информации программного обеспечения УЦОКО. По мнению ГПУ, руководство Центра умышленно оставили компьютерную систему уязвимой, не обеспечив создания комплексной системы защиты информации, предусмотренной Законом «О защите информации в информационно-коммуникационных системах». Обнаружили и другие несоответствия: сотрудники УЦОКО при проведении ВНО используют программу SPRUT 3D, которая официально в ведомстве не числится.

Также была установлена причастность к делу сотрудников региональных центров, в частности, Донецкого, Львовского, Днепропетровского и Херсонского.

Что касается того, как подделывали результаты тестов, то по информации ГПУ, ответы на тесты никто не покупал, а результаты ВНО меняли в ручном режиме. К примеру, выпускник сдавал тест на определенный балл, его вносили в базу, а потом просто вмешивались в компьютерную систему и повышали результаты. Баллы не всегда меняли существенно, или по всем предметам. Были случаи, когда абитуриент и вовсе провалил тест. Тогда результаты ему «дотягивали» хотя бы до 130-140 баллов, что позволило бы им подать документы.

ГПУ приводит примеры бланков тестирования, на которых видно, как переписывались результаты тестов.

Определить кто, как и когда вмешивался в систему, должна была компьютерно-техническая экспертиза. Но в то же время есть и другая сторона медали. Что если внесение изменений было и по другой причине, например, выпускник может подать апелляцию, и его жалоба будет  удовлетворена, тогда ведь тоже корректирование результатов происходит вручную?

Я не я и хата не моя

Главное действующее лицо «преступной группировки» экс-глава Центра оценивания качества образования все обвинения на свой счет опровергает и настаивает на своей невиновности. Свою позицию и заявления он регулярно освещает на своей странице в FB. Помогает ему в этом и его сын – Константин.

Игорь Ликарчук неоднократно заявлял, что уголовное дело против него – это результат мести за то, что с ним нельзя было договориться об изменении результатов ВНО. Из-за его непреклонности дети высокопоставленных украинских чиновников, политиков, правоохранителей не смогли получить желаемые баллы в сертификатах. Впоследствии некоторые даже лишились медалей.

Бессмысленным называет Ликарчук и обвинения в присвоении средств. Прошлогодние обыски дома и на работе не выявили у него ни крупных сумм денег, ни банковских счетов, ни дорогостоящих вещей. Кроме того, в УЦОКО проводили две ревизии и две аудиторские проверки, которые также не обнаружили никаких погрешностей в использовании бюджетных средств.

А свой единственный в качестве подозреваемого допрос он сравнил с практикой преследования ученых из 30-х годов прошлого столетия.

Свою позицию Ликарчук собирается отстаивать в Европейском суде по правам человека.

Кстати, о сыне Ликарчука. Есть версия, что он вовсе не помогает отцу, а, наоборот, все это тесто с отцом замесилось из-за опальности сына. На то время, когда в минувшем году зажигались первые искры дела о ВНО, Константин Ликарчук занимал должность заместителя председателя Государственной фискальной службы Украины. Продержался он там не долго – всего пять месяцев. И то за это время он из реального руководителя таможни превратился в номинального руководителя санатория в оккупированном Крыму. Всех остальных полномочий его лишили. А все потому, что опальной чиновник не переставал то и дело критиковать работу таможенных органов, планы по реформированию ведомства, и особенно своего шефа – Романа Насирова.

Список Шиндлера

Как уже отмечалось, следствие установило, что в 2014-2015 годах были завышены результаты ВНО более 200 абитуриентам. А в целом, на протяжении 8 лет, начиная с 2008 года около 2000 поступающих «улучшили» свои баллы за тестирования. Среди них преимущественно дети руководителей органов государственной власти высшего уровня, правоохранительных органов, работников системы образования, народных депутатов Украины и их помощников.

По сообщению ГПУ, после проведенной проверки уже отчислили 26 студентов, которые подали недостоверные данные о результатах ВНО. Еще по 174 человекам в ВУЗы уже направлены соответствующие документы.

Первоначально, на сайте ГПУ красовался и полный список «счастливчиков» - абитуриентов 2014-2015 годах. Однако уже через пару дней данные студентов-грешников были быстренько убраны с сайта.

Впрочем, особой тайны их фамилии не составляет. Перечень «отличников» был сразу же растиражирован в СМИ.

В ГПУ исчезновение списков с сайта объяснили технической доработкой материала, после которой обещали вывесить вновь.

В списке отображены данные лиц, относительно которых установлено недостоверность информации, поданной в ВУЗ. Ниже указаны потерпевшие от таких действий, которые в случае чего имеют первостепенное право перевода на бюджетную форму обучения.

Как видим, среди выделенных встречается много знакомых фамилий.

Например, Ярцев Кирилл Владиславович. Сейчас молодой человек – студент философского факультета Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. Предположительно, его отец – Владислав Ярцев, депутат Киевсовета от БЮТ.

Гладких Анна Васильевна. Учится на юридическом факультете Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. Предположительно, ее отец – Василий Гладких – экс-председатель партии «Відродження», экс-глава «Укрзализниці».

Валитова Рената Тимуровна. Учится в Национального медицинского университета имени А.А. Богомольца. Предположительно, дочь Тимура Валитова, предпринимателя, экс-депутата донецкого облсовета и внучка Татьяны Бахтеевой, народного депутата нескольких созывов от Партии регионов, ныне нардепа от Оппозиционного блока.

Дубовик Оксана Сергеевна – еще одна студентка Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. Предположительно, ее отец – Сергей Дубовик – заместитель руководителя Секретариата Центральной избирательной комиссии.

Студент Киевского национального университета имени Тараса Шевченко Ягун Богдан Викторович. Предположительно, его отец – Виктор Ягун – бывший заместитель председателя СБУ (с марта 2014 по июнь 2015 года).

Бараш Леонид Евгеньевич – студент Национального юридического университета имени Ярослава Мудрого. Предположительно, его отец Евгений Бараш, начальник Института уголовно-исполнительной службы Национальной академии внутренних дел, генерал-майор внутренней службы, экс-заместитель начальника управления Государственной пенитенциарной службы Украины в Харьковской области.

Кулик Каролина Сергеевна – студентка Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. Предположительно, ее отец – Сергей Кулик – экс-начальник Управления Государственной охраны Украины.

Чорный Владимир Сергеевич – студент Национального университета «Киево-Могилянская академия». Предположительно, его отец – Сергей Чорный – заместитель начальника отдела обработки информации рабочего аппарата Интерпола.

Иван Сычук – студент Национального университета «Одесская юридическая академия. Предположительно, его отец – Владимир Сычук – экс-заместитель прокурора Винницкой области.

Самойлова Валерия Алексеевна – студентка Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. Предположительно, ее отец – Алексей Самойлов, заместитель директора по развитию ГП «Инфоресурс».

Черногод Антон Игоревич – студент Национального университета биоресурсов и природопользования Украины. Предположительно, сын Игоря Черногода, председателя Мироновской районной государственной администрации.

Синюшко Дмитрий Андреевич – студент юридического факультета Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. Предположительно, его отец – Андрей Синюшко – работает в Винницком городском совете.

Здитовецкий Юрий Сергеевич – студент Винницкого национального технического университета. Предположительно, его отец – Сергей Здитовецкий, заместитель начальника Винницкой объединенной государственной налоговой инспекции.

Березневич Влада Алексеевна – студентка Национального университета «Одесская юридическая академия». Предположительно, ее отец – Алексей Березневич, начальник Управления полиции охраны в Одесской области.

Горбанский Борис Борисович – студент Киевского национального экономического университета. Предположительно, его отец – Борис Горбанский, экс-директор Департамента государственных закупок и государственного заказа, мать – Ирина Горбанская, первый заместитель начальника Государственной финансовой инспекции в г. Киеве.

Мрачко Валерия Игоревна – студентка Одесского национального медицинского университета. Предположительно, отец – Игорь Мрачко, начальник управления по борьбе с организованной преступностью МВД Украины в Херсонской области.

Кушнир Людмила Игоревна – студентка Винницкого национального медицинского университета имени Н. И. Пирогова. Предположительно, ее отец – Игорь Кушнир – экс-заместитель Министра обороны Украины, президент ПАО «Киевгорстрой».

Черненко Анастасия Сергеевна – студентка Одесского национального медицинского университета. Предположительно, дочь экс-заместителя Одесского городского головы.

На обвинения прокуратуры и предание широкой огласке данных студентов, остро отреагировали как сами фигуранты списка, так и задействованные в конфликте люди.

Так, например, одна девушка из опубликованного списка даже хотела покончить жизнь самоубийством.

Еще одна фигурантка списка Яна Сидерко, которую уже отчислили из Украинской медицинской стоматологической академии, считает, что попала в список случайно. Она заявила, что уверена в своих результатах ВНО и, мягко говоря, была шокирована, когда ей позвонили из Академии и сообщили об отчислении на основании письма ГПУ. Девушка сообщила, что не имеет влиятельных родителей, связей или финансовых возможностей, что позволило бы ей сфальсифицировать результаты. Семья отчисленной студентки уже наняли адвокатов для восстановления в университете. Также, по словам Яны, ни ее, ни ее родственников никто не допрашивал, никуда не вызывал и не выдвигал никаких обвинений. А вот в университете с письмом из ГПУ ознакомиться не дали.

По мнению Игоря Ликарчука, публикация персональных данных студентов является грубым нарушением. Он также заявил, что и его не предупреждали о вероятности предания огласке таких материалов.

На вопрос имела ли право ГПУ публиковать списки без решения суда, законодательство не дает однозначного ответа. Как утверждает юрист Виталий Власюк, существует категория «интересов следствия», в которых информацию можно как обнародовать, так и скрывать. Но обычно ведомства пользуются второй опцией.

Начальник управления по связям с общественностью и СМИ Андрей Демартино заявил, что никаких нарушений со стороны ГПУ нет. Согласно ст. 29 Закона «Об информации», информация может быть распространена, если является общественно необходимой, и право общественности преобладает потенциальный вред от ее распространения».

Что дальше?

Что дальше будет со студентами-фигурантами списка – теми, кто уже отчислен и теми, «рекомендацию» об отчислении которых уже отправили в ВУЗы из ГПУ – интересный вопрос. Будут ли их результаты пересмотрены, а сертификаты аннулированы? И какая судьба тогда ждет их в университетах?

Сегодня те, кому «повезло» оказать в «Топ-200» улучшенных сертификатов ВНО уже нанимают адвокатов и готовятся отстаивать свои права.

Обращаясь в УЦОКО с просьбой выдать копию результатов ВНО, защитники «горе-студентов» получают их, но с пометкой «результаты могут быть пересмотрены». Об этом сообщил в своем FB Игорь Ликарчук. По его словам, это является самым что ни на есть преступлением, так как какого-либо нормативного документа, который бы предусматривал возможность пересмотра результатов ВНО через определенное время на данный момент просто не существует.

Что касается отчислений студентов, то тут тоже не совсем прозрачно. Есть определенные процедуры, которые не могут быть нарушены только по чьему-то хотению или велению. Должно быть возбуждено уголовное дело по факту, установлены виновные лица, и только потом суд должен обязать университеты пересмотреть результаты вступительной кампании. Но подобная процедура довольно сложная. Университеты могут аргументировать отчисление этическим нарушением устава учебного заведения, так как поступая в ВУЗ, абитуриенты принимают правилами приема.

Адвокат одного из обвиняемых – экс-заместителя центра – Виталий Наум также считает, что отчисления незаконны. По его словам, отчислить студента можно, только когда доказан факт преступления, имея решение суда, которое вступило в силу. Руководство некоторых вузов пошло навстречу ГПУ, хотя в МОН прокуратуре отказали. Студентов придется восстановить, правда, они потеряют год учебы. Факт незаконного вмешательства в компьютерные системы может быть доказан только с помощью спецэкспертизы, причем делается она не в Украине, так как у нас нет таких специалистов.

Позиция МОН на этот счет тоже весьма однозначна. Министр образования и науки Лилия Гриневич заявила, что решение об отчислении студентов, результаты ВНО которых, по данным ГПУ, были завышены, должно приниматься только после приговора суда. И каждый, кто отчислен до принятия решения суда, имеет право отстаивать свои интересы в том же суде. Она также подчеркнула, что МОН не уполномочено отчислять студентов из высших учебных заведений.

Кроме того, списки и материалы за 2008-2013 года выделены в отдельное производство и еще не были обнародованы. Как заявляют в ГПУ после надлежащей правовой оценки, будут приняты меры об ответственности лиц, предоставившие недостоверные данные. Из вариантов – аннулирование выданных им дипломов, возврат ими средств в бюджет, восстановления прав потерпевших. Как это будет с практической точки зрения – трудно сказать. Ведь в законе о высшем образовании нет пункта о том, что за подачу недостоверных данных нужно исключать из ВУЗов.

В любом случае, уже сейчас понятно, что ГПУ грубо нарушает презумпцию невиновности и права человека. Ведь пока нет вступившего в силу приговора суда, в котором будут указаны конкретные фамилии студентов, которым неправомерно изменены результаты, и которые, зная об этом сознательно подали недостоверную информацию в ВУЗ, нет ни единого основания, как для отчисления студентов, так и для публичного утверждения о том, что их результаты ЗНО неправомерно завышены.

А что будет, если студентов отчислят, а в суде факт накручивания баллов ВНО не подтвердится? И сколько времени это займет?

Дальше. Уже стало обыденным для ГПУ нарушение всех процессуальных норм и злоупотребление процессуальными правами. Адвокат Игоря Ликарчука обратил внимание на интересные детали. Во-первых, как уже было сказано, почти год Ликарчука держали в статусе свидетеля и только за три неделе до окончания 12-месячный срока, отведенного на досудебное расследование, ему вдруг сообщают о подозрении, вручают уведомление о завершении досудебного расследования и о предоставлении для ознакомления материалов дела. То есть защита все это фактически была лишена возможности собирать доказательства. Теперь об ознакомлении с материалами дела. На 54  тома уголовного дела и на 6 терабайт информации на жестких дисках следствие выделило аж 17 рабочих дней.

После того, как Игорь Ликарчук стал обвиняемым, он стал еще и «главой преступной организации». В первую очередь, такая роль ему досталась только потому, что он был руководителем Центра. При этом ГПУ утверждает, что руководил «группировкой» он с 2006 по 2015 год. Хорошо, а как тогда на счет того, что с 2011 по 2014 год он там вообще не работал?

Исходя из этого вывод один: естественно, чтобы в нашей стране даже в самом лучшем и надежном механизме предотвращения коррупции и не оставили лазейку для той же коррупции – да никогда! Сертификаты ВНО покупаются и продаются, а поступление в университеты происходит все такими же протоптанными дорожками взяток, связей и коррупции. Но. Правоохранительные органы, в частности Генеральная прокуратура Украины в настоящее время демонстрирует свою полную несостоятельность во всем, к чему берется. Ни одно громкое дело за последнее время не было проведено без сучка и задоринки, доведено до логического завершения, а «склепано» наспех, сшито белыми нитками и развалено или еще во время следствия и просто в зале суда.

В любом случае, сейчас разобраться кто прав, а кто виноват, предстоит суду.

Исходя из этого, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- хватит ли у ГПУ собранных доказательств причастности и виновности Игоря Ликарчука во всех вменяемых ему преступлениях?

- до каких пор ГПУ будет заваливать дела нарушениями норм процессуального законодательства?

- как скоро фактически незаконно отчисленные студенты похоронят под исками ГПУ?

comments powered by Disqus
TOP