ГПУ VS МИД: ИНФОРМАЦИОННЫЕ ВОЙНЫ ЗАПАДНЫХ «СПОНСОРОВ» И УКРАИНСКОЙ ВЛАСТИ

17:20, 31.10.2015
  • 1384
  • 165
  • 0

На данный момент формируется информационный фон, направленный на дискредитацию конкурса по назначению руководства Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП). Основным заказчиком критики ГПУ выступает Запад, который хочет обеспечить контроль над финансовыми потоками иностранной помощи, поступающей в Украину. Доверия к украинской власти нет, поэтому США и ЕС нужна структура, которая бы не давала «борзеть» ни правительству, ни президенту, ни любому другому государственному органу или частному лицу. Необходимость борьбы с коррупцией из уст европейских и американских чиновников направлена, в первую очередь, на защиту своих интересов, чтобы деньги не просто разворовывались, а давали необходимый Западу результат.

Поэтому разворачивается активная информационная кампания по дискредитации Генерального прокурора Виктора Шокина. СМИ пестрит упоминаниями то о даче Генпрокурора, то об использовании Шокиным мерседеса VIP-класса за 19 миллионов гривен, то о выступлениях «грантоедов», недовольных работой Шокина представителей гражданского общества. Сегодня Автомайдан поехал домой к Президенту с требованием немедленно отправить в отставку Шокина. Претензии к Генпрокурору есть даже у Главы Нацбанка: Гонтарева обвинила Шокина в срыве очередного транша МВФ: «К концу года третий транш по программе МВФ не придет. Это вопрос не к нам, а к прокурору по поводу антикоррупционных мер».

Все это происходит на фоне повальной критики Запада, который не двузначно дает понять, что Шокину пора уходить. Но это лишь верхушка айсберга.

«Письмо счастья» Шокина

Последнее время у всех на слуху скандал вокруг «письма счастья» генерального прокурора Виктора Шокина министру иностранных дел Павлу Климкину. В нем генпрокурор официально, за своей подписью, раскритиковал некоторые Предложения по реализации невыполненных Украиной критериев Плана действий по либерализации ЕС визового режима для Украины (ПДВЛ). По его мнению, инструкции МИД о выполнении Украиной безвизового плана содержат нормы, которые «противоречат требованиям закона».

Речь идет, во-первых, о требовании сменить членов конкурсной комиссии по выбору кандидатов на должности в САП от Генерального прокурора на лиц, которые на являются политиками и государственными служащими. Во-вторых, о создании специализированного подразделения, деятельность которого должна быть сосредоточена на координации расследований отмывания денег и финансирования терроризма, а также увеличить количество дел, которые передаются в суд.

Относительно первого предложения в письме приводится аргумент, что согласно подпункту 3 пункту 5-1 Раздела ХIII «Переходные положения» Закона Украины «О прокуратуре», Генеральному прокурору предоставлено право самостоятельно назначать четырех человек в состав конкурсной комиссии и каких-либо критериев по отбору этих лиц законом не предусмотрено. Относительно второго – сказано, что такое подразделение уже создано в ГПУ еще 2 сентября 2015 года. Данное подразделение совершает координационную деятельность и не совершает процессуальное руководство, а поэтому не может увеличить количество криминальных производств, которые переданы в суд.

Далее в письме указывается, что подобные заявления сделаны не с целью выполнения ПДВЛ, а направлены на дискредитацию органов государственной власти и конкурса на замещение административных должностей в Специализированной антикоррупционной прокуратуре. Исходя из этого, Генпрокурор просит предоставить информацию, на основании каких документов и по согласованию с какими должностными лицами были включены вышеуказанные Предложения, каким образом определялись сроки исполнения и критерии отбора в состав конкурсной комиссии , а также кто из ответственных лиц Министерства готовил и распространил их на Национальном совете реформ.

Некоторые отечественные СМИ на основании этого письма даже стали говорить о большой войне Виктора Шокина против МИД и безвизового режима. Заявили, что Шокин категорически отказался выполнять пункты ПДВЛ, касающиеся ГПУ.

Хотя Климкин и Шокин, в свою очередь, какой-либо конфликт отрицают .

В комментарии Украинским новостям Генпрокурор отметил: «МИД не обвинял Генпрокуратуру. Это неправда. У меня была встреча с Министром иностранных дел, на которой эта тема обсуждалась, и к нам не было высказано претензий».

Министр иностранных дел Павел Климкин также заявляет, что у его ведомства нет конфликтов с Генеральной прокуратурой. Министр подчеркнул, что создание такого органа, как Антикоррупционная прокуратура, является ключевым приоритетом, как для Украины, так и для европейских партнеров, в рамках оказываемой ими помощи украинскому государству. «Украине никто поблажек давать не будет, и до 1 декабря должны быть четко определены кандидаты на должность антикоррупционного прокурора», – цитирует его НБН.

Не смотря на отрицание сторонами конфликта, Климкин все же направил письмо-ответ генеральному прокурору Виктору Шокину. В нем Климкин говорит, что изменения в процессе создания антикоррупционной прокуратуры – одна из «ключевых задач», без выполнения которой Еврокомиссия не сделает положительного вывода о возможности отмены виз для Украины. Климкин также напоминает, что претензии ЕС касаются, в частности, сферы ответственности ГПУ и невыполнение или неполное выполнение Украиной этих требований может поставить под угрозу возможность введения безвизового режима.

Вот и получается, что Министр и Генпрокурор СМИ говорят одно, а пишут друг другу немного иное. Безусловно, нельзя назвать это войной, но на поиск крайнего похоже.

Предтечей скандала стало заседание Нацсовета реформ, посвященное выполнению ПДВЛ. В документах, подготовленных к этому заседанию и обнародованных на официальном сайте Нацсовета реформ представители МИД поставили вопрос ребром: Шокин должен заменить своих членов комиссии.

В чем сыр-бор?

Вся шумиха поднята из-за еще не созданной Антикоррупционной прокуратуры. Эта структура необходима, чтобы запустить работу Национального антикоррупционного бюро – органа, который должен расследовать самые громкие коррупционные преступления, в том числе, совершенные действующими чиновниками. Соответственно, контроль за Антикоррупционной прокуратурой может заблокировать расследование любого «ненужного» антикоррупционного дела. Поэтому, по задумке и по требованию западных партнеров, антикоррупционная прокуратура должна быть полностью независимой. Даже от Генерального прокурора.

Скорее всего, это и есть главный камень преткновения в нынешнем конфликте. В создании САП есть много проблем, но «зацепиться» решили именно за так называемую «четверку Шокина».

Мотивы западных партнеров в этом вопросе достаточно ясны. Предоставляя политическую поддержку и финансирование украинской власти, они хотят обеспечить контроль над денежными потоками, которые идут в Украину. «Честного слова» от Премьера и Президента для них не достаточно. Нужно правовое поле, исключающее возможности разворовывания средств. Для этого необходим контроль соответствующих государственных органов, которые должны блюсти законность действий исполнительной власти.

Органом, который должен обеспечивать подобный контроль должна стать ГПУ. Но для этого ее нужно реформировать. Между формированием прокуратуры с нуля и поверхностными изменениями был выбран «срединный путь» реформирования , предусматривающий сохранение старой ГПУ с параллельным созданием новых структур, которые должны были бы взять на себя часть функций прокуратуры, а также введение в саму ГПУ «новых лиц». «Новые прокуроры» пока не смогли продемонстрировать успешность своей работы. Ярким примером тому стало дело «бриллиантовых прокуроров», когда «старые прокуроры» смогли найти управу на «молодых коллег».

Не последняя роль в этом компромиссе отводилась созданию НАБ, которое должно было стать принципиально новым органом, созданным и укомплектованным на основании современных принципов, с использованием обучающих программ от «иностранных партнеров». Реальность пока далека от идеала амбициозного проекта.

Контроль над ситуацией в стране фактически переходит от президента к спонсорам Украины, поэтому АП и ГПУ стараются как можно дольше блокировать создание «Антикоррупционной прокуратуры», без которой НАБ просто не может осуществлять свою работу.

В общем, все усилия наших западных друзей пока разбиваются об суровую украинскую реальность.

Не смотря на критику Запада в сторону действующего Генерального прокурора, Президент не собирается его «сдавать». Для Порошенко он является оптимальным вариантом на этой должности. Нынешнее положение дел в ГПУ позволяет использовать этот орган как средство достижения собственных интересов и механизм распространения власти по всей стране. Чего только стоит «крышевание» «автобусного рейдера» № 1 в Украине Владислава Дрегера Василием Черниковым – заместителем начальника главного управления – начальником управления ГПУ.. А сколько еще таких схем можно найти?

Явно не в восторге Президент и его окружение от того, что Ринат Ахметов сумел «договориться с американцами», которые готовы выдать ему карт-бланш на «восстановление Донбасса». Схема простая: в обмен на контроль над финансовыми потоками, Ахметов обеспечивает контроль «мятежных территорий». Соответственно, под этот «проект» нужно переформатировать ряд структур. В том числе – и Генпрокуратуру, новые кадры которой будут выполнять любой «геополитически обоснованный» заказ. Очевидно, Порошенко хотел бы самостоятельно контролировать эти финансовые потоки, и конкурент ему в этом деле явно не нужен.

Информационные волны со стороны Запада

Не смотря на неоднократные заявления со стороны украинской власти о том, что в Антикоррупционной прокуратуре нет никаких проблем и ее создание приближается к финишу, Евросоюз и США уже неоднократно за последнее время делал публичные заявления по этому поводу.

В сентябре этого года представительство Европейской комиссии обнародовало заявление Яна Томбинского о проблемах с формированием конкурсной комиссии для назначения антикоррупционного прокурора. В своем заявлении посол ЕС в Украине отметил, что в украинском обществе существует недоверие к членам комиссии от ГПУ и это необходимо исправить.

Чуть позже Томбинский подписал и направил в МИД свое письмо, где подтвердил все требования к Шокину, выдвинутые на Нацсовете реформ. Письмо содержит четкий сценарий выхода из кризиса: полная замена «четверки Шокина». Рекомендации посла ЕС основаны на выводах оценочной миссии ЕС, которая находилась в Украине в начале сентября.

Впрочем, сам Томбинский – неоднозначная фигура, ведь связан с формированием санкционных списков в интересах «новой» украинской власти, для которой все эти «преследования» были просто способом заработка. Так что, «наезды» на Шокина в этом контексте выглядят весьма неоднозначно.

В начале октября представительство ЕС еще раз подчеркнуло, что ключевым моментом для введения безвизового режима остается борьба с коррупцией. ЕС настаивает, что украинская власть должна неотложно принять меры для обеспечения независимости главы Специализированной прокуратуры. В представительстве напомнили, что начало работы независимой Антикоррупционной прокуратуры является главным индикатором не только принятия безвизового режима, но и для выделения Украине значительной помощи со стороны ЕС. Цена вопроса – 1,2 миллиарда евро макрофинансовой помощи ЕС из обещанной весной общей суммы в 1,8 млрд.

Критика касается не только «четверки» от Генпрокурора, в которую вошли прокуроры, подозреваемые в коррупции, но и того, что президент будет иметь полный контроль над решением комиссии (контролируя 7 из 11: четыре от ГПУ и три депутата фракции  БПП), а сам конкурс превратится в формальность.

С началом скандальной переписки представители ЕС поставили Администрацию Президента к сведению: если ранее ЕС был готов довольствоваться ротацией одного-двух самых одиозных прокуроров, к примеру, Севрука и Грищенко, то теперь нужно заменить всех четырех. А для исключения возможности протаскивания «марионеток» АП и ГПУ, ЕС предлагает определять новых кандидатов с помощью представителей гражданского общества. Также, с точки зрения ЕС, для формирования независимой САП нужно внести изменения в закон «О прокуратуре», направленные на усиление гарантий обеспечения независимости процедуры выборов.

США занимает еще более активную позицию в этом процессе. Ведь среди всех западных партнеров Штаты играют ключевую роль для Украины.

Еще в начале сентября представитель американского посольства Джефф Коул потребовал от украинской стороны как можно скорого назначения антикоррупционного прокурора. «Очень важно своевременное, как можно скорое избрание антикоррупционного прокурора. Верховная Рада должна сделать все для того, чтобы это лицо было выбрано как можно быстрее», - отметил Коул.

25 сентября на Одесском финансовом форуме посол США Джозеф Пайетт выступил с жесткой критикой в адрес ГПУ. Далее помощник госсекретаря по делам Европы и Евразии Виктория Нуланд раскритиковала работу Генпрокуратуры в борьбе с коррупцией. Она отметила, что ГПУ необходимо выстроить заново как учреждение, которое защищает граждан, а не раскалывает общество. По ее убеждению, ГПУ должна расследовать и успешно наказывать коррупционеров, в том числе  среди своих сотрудников, и работать без политического или судебного вмешательства. Нуланд также сказала, что правительство должно как можно скорее назначить антикоррупционного прокурора НАБ для  расследования коррупционных преступлений.

30 октября Пайетт снова раскритиковал украинскую прокуратуру. Он отметил, что готовность власти к преследованию коррумпированных высокопоставленных лиц или олигархов вне зависимости от их богатства или партийной принадлежности является «критическим показателем настроенности власти следовать принципу верховенства права». Пока что, констатировал Пайетт, по этому показателю у Украины были небольшие достижения, а судебной системе и прокуратуре по-прежнему необходимо стать независимыми и профессиональными институтами по борьбе с коррупцией. Нынешняя ситуация, по словам посла, омрачает европерспективы Украины. Кроме того, он призвал Генпрокуратуру прекратить подрывать реформы, защищать коррумпированных сотрудников ведомства и отказаться от блокирования уголовных расследований взяточничества, сговоров и политических соглашений.

Что имеем в итоге?

Исходя из всего вышеизложенного, можно утверждать, что ситуация вокруг избрания антикоррупционного прокурора не является случайной. Фактически украинская власть смогла пока на год оттянуть разрушение коррупционных схем и потерю контроля над внутренней ситуацией в стране. Кроме того, есть все шансы назначить лояльного Шокину и АП кандидата на должность Антикоррупционного прокурора.

Так как все это противоречит интересам западных партнеров, делается все для создания информационного фона и общественного мнения, с помощью чего можно будет «пропихнуть» на должности в Антикоррупционную прокуратуру «нужных» людей, истинных демократов, исповедующих западные ценности.

Учитывая характер «слива» информации о письме, активное формирование медийных поводов относительно претензий к работе ГПУ и критику со стороны высокопоставленных чиновников «Запада», можно сказать, что все это игра за контроль над НАБ и САП. Основными действующими игроками тут выступают Президент Украины и западные партнеры во главе с США.

Ситуация вокруг «четверки Шокина» тоже лишнее подтверждение данной гипотезы. Ведь, доказательств причастия к коррупции и заангажированности этих лиц никто не предоставил. Вся процедура выбора антикоррупционного прокурора проводится согласно закону. Четыре члена комиссии выбирает генеральный прокурор. В законе не прописан, кто это должен быть, и каким критериям он должен отвечать. Если убрать этих, то назначат других не менее подконтрольных. Организаторы скандала хотят не замены четверки, а вообще сорвать весь конкурс. В этот контекст хорошо ложатся и заявления о необходимости внесения изменений в закон «О прокуратуре» для увеличения независимости САП. То есть Запад понял, что с тем, что есть сейчас дела не будет и поэтому надо все дискредитировать, чтобы построить новое, более выгодное для себя, обеспечивающее достижение поставленных целей.

Привязка к безвизовому режиму видимо делается для того, чтобы еще больше возбудить общественность, создать информационную волну, на гребне которой внести правки в Закон и получить нужного главу Антикоррупционной прокуратуры. Многим давно стало ясно, что безвизовый режим пока не достижим, особенно в контексте навалы эмигрантов в страны ЕС. Кроме того, ситуация на Донбассе, наличие террористов и сепаратистов с украинскими паспортами явно не вызывают восторга в ЕС. Некоторые даже считают, что весь этот скандал с противостоянием ГПУ и МИД организованный с целью дать возможность Европе красиво «спрыгнуть с темы».

А посему, у «Прокурорской правды» есть несколько вопросов:

- долго ли осталось ждать до использования нашими западными партнерами для украинской власти не уговоров и открытой критики, а ультиматумов в сфере борьбы с коррупцией?

- будут ли НАБ и САП действительно независимыми структурами, нацеленными на эффективную борьбу с коррупцией или снова станут «срединными» организациями с девизом работы и нашим, и вашим?

- сможет ли Петр Порошенко найти достойного, «своего» и устраивающего «Запад» кандидата на смену Шокина?

comments powered by Disqus
TOP