ХРОНОЛОГИЯ СУДА НАД «БРИЛЛИАНТОВЫМИ ПРОКУРОРАМИ»: ОТ ЗАМЕНЫ ОБВИНИТЕЛЕЙ НУЛЕВАЯ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТЬ НЕ МЕНЯЕТСЯ

13:30, 04.04.2016
  • 2856
  • 110
  • 0

С первых дней «Прокурорская правда» освещает развитие событий в резонансном «бриллиантовом деле».

В начале июля 2015 года по подозрению в вымогательстве взятки в особо крупных размерах были задержаны бывший заместитель прокурора Киевской области Александр Корниец и замруководителя ГСУ Генпрокуратуры Украины Владимир Шапакин. При обыске у них были найдены крупные суммы денег, а также бриллианты.

За время следствия дело разрослось до общенационального масштаба, превратившись в поле битвы для «младопрокуроров» и «старой гвардии» за контроль над ведомством.

20 ноября 2015 года следователь по поручению прокурора сообщил подозреваемым о завершении досудебного расследования и предоставил доступ к материалам досудебного расследования.

В марте 2016-го самое громкое коррупционное дело наконец-то дошло до суда. Однако, когда встал вопрос о поддержании государственного обвинения, то эту ношу не захотел взваливать на себя никто.

Лишь после официальных требований и.о. Генпрокурора Юрия Севрука уже экс-заместитель генерального прокурора Давид Сакварелидзе возглавил группу, ответственную за поддержание обвинения в деле Корнийца и Шапакина.

Во время самого судебного процесса сторона прокуратуры затягивала время. Это выражалось, в частности, в систематической неявке прокуроров в суд, массе поданных ими «отводов» и ходатайств, которые тормозили продвижение дела.

Причины происходящего стали понятны, когда уже в средине марта большую часть «команды Сакварелидзе» убрали из ГПУ. Данное событие «грузинский гастролер» использовал как повод для организации акций протеста.

На 4 апреля, когда должно продолжиться рассмотрение дела в суде, прокуратура выходит без команды обвинителей и внятных доказательств вины «бриллиантовых прокуроров».

Досудебные расклады

В конце 2015 года в суд были переданы обвинительные акты в отношении экс-прокурора Александра Корнийца по ч. 4 ст. 368 (принятие предложения, обещания или получения неправомерной выгоды должностным лицом), ч. 1 ст. 263 (незаконное обращение с оружием, боевыми припасами или взрывчатыми веществами), ч. 1 ст. 359 (незаконные приобретения, сбыт или использование специальных технических средств получения информации) Уголовного кодекса Украины, в отношении Владимира Шапакина по ч. 5 ст. 27, ч. 4 ст. 368 Уголовного кодекса Украины и гражданского лица Валерия Гибаленко по ч. 5 ст. 27, ч. 4 ст. 368 Уголовного кодекса Украины.

В начале марта Сакварелидзе был назначен старшим группы прокуроров в судебном производстве по данному делу. Согласно письму и.о. генпрокурора Юрия Севрука, он просил Сакварелидзе «лично принять участие» в судебном заседании по этому делу для того, чтобы не допустить давления на других прокуроров и обеспечить «полное и беспристрастное» судебное рассмотрение дела.

Впрочем, у самого Сакварелидзе это предложение особого энтузиазма не вызвало и он разразился на него довольно хамским ответом на собственной страничке в сети facebook.

Вторил ему и старинный «друг» - вождь «грантоедов», которые давно поддерживают «младореформаторов» в ГПУ, - Виталий Шабунин. Он увидел в назначении Сакварелидзе представлять обвинение в суде попытку со стороны ГПУ «развалить дело». Мотивировал он это очень оригинально. Дескать, Сакварелидзе не читает по-украински, а потому не ознакомится с доказательной базой.

То есть, неумение читать по-украински не мешало Сакварелидзе все «реформировать» и продвигать «гениальные» проекты изменений, а вот прочитать материалы одного уголовного дела, которое он сам инициировал, и в обвинительном акте по которому стоит его подпись, «генацвале» почему-то не способен.

Рассмотрение дела должно было начаться 7 марта. Накануне Александр Корниец заявил, что, не смотря на наличие у него адвоката, он будет защищать себя сам.

Однако, первое судебное заседание в деле «бриллиантовых прокуроров» было перенесено на 10 марта из-за неявки представителей обвинения.

О своей неявке сторона обвинения уведомила суд в письме и отметила, что не может явиться на заседание, поскольку в стране официально объявлен выходной день.

Сторона защиты восприняла неявку прокуроров как оскорбление и призвала суд поднять вопрос ответственности обвинителей за такой шаг. В частности, Корниец в комментарии журналистам заявил, что, по его мнению, сторона обвинения не явилась на заседание с целью затянуть процесс и ввиду отсутствия доказательств вины «бриллиантовых прокуроров».

Предварительное заседание: «отводы» и скандалы

Предварительное рассмотрение дела бывшего заместителя прокурора Киевской области Александра Корнийца, экс-первого заместителя начальника Главного следственного управления Генпрокуратуры Владимира Шапакина и предпринимателя Валерия Гибаленко все же состоялось в четверг 10 марта 2016 года и ознаменовалось рядом ходатайств.

В частности, защита просила вернуть обвинительный акт в прокуратуру, как ненадлежащим образом оформленный. Речь шла о том, что акт подписан заместителем генпрокурора Давидом Сакварелидзе, который на момент его подписания не имел на то полномочий.

Также защита ходатайствовала перед судом об отводе стороны обвинения.

Сторона же обвинения в судебном рассмотрении заявила отвод коллегии судей Голосеевского районного суда Киева. В прокуратуре считали, что эти судьи предвзято и необъективно отнесутся к рассмотрению дела.

В своих объяснениях представители Генпрокуратуры, в частности, отметили, что бывший заместитель генпрокурора Виталий Касько заявлял, что он имеет информацию о том, что один из судей Голосеевского райсуда является приближенным к Корнийцу, а значит, не исключено решение вопроса по делу в судебном порядке в его пользу. Учитывая изложенное, сторона обвинения попросила суд объявить перерыв в судебном заседания для вызова и получения объяснений от Касько и журналиста, который брал у него интервью.

Выяснилось, что речь идет о бывшем заместителе председателя суда Ларисе Калиниченко, которая якобы является кумой Корнийца.

Еще 17 февраля она не явилась на заседание Высшей квалификационной комиссии судей, которая, в частности, и рекомендовала уволить Калиниченко за нарушение присяги. Соответственно, 24 февраля экс-зампред Голосеевского суда была уволена. Причиной послужило то, что Калиниченко во время событий с 21 ноября 2013 года по 22 февраля 2014 года, принимая решения об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей сроком 60 дней относительно активистов Евромайдана и о привлечении автомайдановцев к административной ответственности в связи с невыполнением водителями требований работников милиции об остановке транспортных средств, грубо нарушила требования процессуального законодательства, продемонстрировав необъективное и предвзятое рассмотрение дел в отношении указанных лиц.

Соответственно, обосновать фамилией Калиниченко отвод судейской коллегии было трудно, а сами аргументы прокуратуры заранее выглядели надуманными. Более того, они производили устойчивое впечатление умышленного затягивания времени. Потому в ходатайстве об отводе судейской коллегии было отказано.

В свою очередь, Шапакин, Корниец, Гибаленко и их адвокаты назвали необоснованными и голословными заявления стороны обвинения, заявив, что они делаются с целью затягивания рассмотрения дела, а потому просили суд отказать в объявлении перерыва.

Все ходатайства судом были отклонены и коллегия судей приняла решение о назначении дела «бриллиантовых прокуроров» к рассмотрению по существу на 21 марта.

По окончанию предварительного заседания представитель прокуратуры Янис Симонов выразил мнение о том, что, если Голоссевский суд будет в плотном графике рассматривать это дело, то в течение полугода уже может быть оглашено окончательное решение, то есть приговор.

Представители защиты, в свою очередь, заявили, что готовы к рассмотрению дела по существу и, в частности, готовы предоставлять доказательства, опровергающие обвинения прокуратуры.

10 же марта Заместитель генпрокурора Украины - прокурор Одесской области Давид Сакварелидзе, назначенный старшим группы прокуроров в судебном производстве, инициировал в сети facebook создание наблюдательного штаба для осуществления контроля над этим судебным разбирательством.

К работе этого штаба он просил приобщиться всех желающих активистов, блоггеров, народных депутатов, общественников и «просто заинтересованных в справедливом правосудии лиц».

Всех желающих прокурор просил зарегистрироваться, используя форму http://goo.gl/forms/CZw03rTEIk. Сакварелидзе также предлагал всем заинтересованным самим определить удобное место и время встречи для координации дальнейших шагов.

В привычной для себя манере, «грузинский реформатор» подменял эффективность пиар активностью, пытаясь использовать активистов как «латку» на деле, в котором явно не хватало улик.

Дальнейшее рассмотрение дела

На следующем судебном заседании 21 марта защита подозреваемого Шапакина обратилась к суду с ходатайством о прекращении меры пресечения в виде залога в размере пяти тысяч минимальных зарплат (6,4 млн грн), ссылаясь на ее «незаконность и необоснованность». Суд в удовлетворении данного ходатайства отказал. Более в этот день ничего примечательного не происходило.

Дело суд  продолжил рассматривать 23 марта. Слушание началось с очередного ходатайства адвоката Корнийца Артема Фидосина, который потребовал включить в материалы дела свой список свидетелей. Таких было 61 человек.

Адвокат мотивировал требование тем, что включенные в список лица - работники, которые проводили негласные следственные действия. Соответственно, он не имел к ним доступа и не мог опросить их. Суд ходатайство отклонил, как и три последующих (по причине их преждевременности). После чего адвокат Фидосин и вовсе потребовал запретить прессе записывать звук во время съемки, чтобы о содержании разговоров не узнали свидетели. Но позже он сам свое же прошение и отозвал.

Далее перешли к сути дела. По настоянию защиты, обвинение около часа зачитывало весь обвинительный акт. По данным следствия, уже бывший прокурор Александр Корниец за взятку в 200 тысяч долларов пообещал руководителю одной из фирм помочь с закрытием дела о незаконной добыче песка. Посредниками при переговорах и передаче денег были прокурор Владимир Шапакин и гражданский Валерий Гибаленко.

«50 тысяч долларов было передано при общей встрече Шапакина, Гибаленко и Корнийца», - утверждал Янис Симонов, прокурор Генпрокуратуры Украины. Передачу остальной суммы (150 тыс. долларов) по утверждению прокурора остановило то, что, якобы, Гибаленко заметил «наружку» СБУ.

В итоге эти деньги во время обыска нашли в офисе «курьера».

Но ни один из обвиняемых вину не признал. «Ни 50 тысяч, ни 100 тысяч мне не передавал никто», - говорил на суде подозреваемый Корниец. Также не признали себя виновными и экс-прокурор Владимир Шапакин и предприниматель Валерий Гибаренко.

Впрочем, дальше дело суд не рассматривал, поскольку установил отсутствие письменных доказательств в полном объеме вины экс-прокуроров.

В свою очередь, сторона гособвинения по делу «бриллиантовых прокуроров» обещает на следующее судебное заседание предоставить полный объем необходимых доказательств по делу. Согласно прокурору Симонову, обвинение считало, что в этот день нужно будет только установить порядок исследования материалов.

Говоря о том, какие именно доказательства будут предоставлены обвинением суду, Симонов уточнил, что речь идет об уже рассекреченных материалах негласных следственных действий, протоколах оперативных сотрудников, которые проводили эти следственные действия и фиксацию, факты документирования вымогательства и соответственно передачи денежных средств. Другие доказательства, по словам прокурора, это экспертизы по делу, материалы обысков, изъятых денежных средств и других предметов неправомерной выгоды.

Дальнейшее слушание дела должно было продолжиться в 9-30 4 апреля.

На информационном театре «боевых действий»

Последующее «затишье» было использовано всеми сторонами, чтобы «вбросить» дополнительные порции взаимных обвинений.

По горячим следам «рупор ГПУ» Владислав Куценко успел обвинить «команду Сакварелидзе» в халатном отношении к делу из-за того, что материал в суд не были своевременно доставлены.

24 марта в телевизионном эфире  Куценко успел обвинить Сакварелидзе в игнорировании судебных заседаний по «бриллиантовому делу».

По словам Куценко, «грузинский варяг» с самого начала занимался этим делом, собрал доказательные факты и документы, передал дело в суд, а потом начал игнорировать заседания, занимаясь лишь обвинениями всех подряд в желании «развалить дело». Также Куценко опроверг заявление Сакварелидзе о том, что заместитель прокурора Киевской области Александр Корниец работал в подчинении Шокина.

Активизировались и прочие недоброжелатели «младопрокуроров».

В частности, нардеп Татьяна Черновол опубликовала 23 марта материал, в котором использовала тему незаконной добычи песка в Киевской области как повод наехать на «грузинскую команду» в ГПУ.

Пафос публикации нардепа-журналиста сводится к тому, что, хотя о «бриллиантово-песочном деле» сейчас знает вся страна, однако о его первопричинах позабыли. В частности, о том, что основанием для возбуждения дела послужило якобы получение взятки прокурорами, которые вымогали деньги именно с лиц, занимавшихся незаконной добычей песка. Прокуроров судят, однако добыча продолжается, безвозвратно ухудшая экологическую ситуацию на берегах Десны.

Из этого Черновол делает выводы, что инициаторы «бриллиантового дела» думали исключительно о возможности самопиара, не заботясь о реальном восстановлении законности в стране.

Конкретизировал обвинения Черновол журналист Владимир Бойко

В частности, он указал на причастность Давида Сакварелидзе и Виталия Касько к группировкам, которые борются за контроль незаконной добычи песка.

По его мнению, дело «бриллиантовых прокуроров» - это борьба двух мафиозных группировок за незаконную добычу песка на берегу Днепра. С одной стороны - Шокин, Гузырь, Корниец и Шапакин. С другой - депутат Константиновский и те люди, которые его обслуживали в ГПУ и два заместителя генпрокурора - Сакварелидзе и Касько.

Бойко считает, что эта схема стала очевидной, когда Константиновский сразу после обыска опубликовал на своей странице в Facebook фотографии денег, которые якобы нашли у прокуроров, но которые не фигурируют в обвинительном акте. Сейчас же страница депутата в социальной сети «почищена».

(речь об этом обсуждении goo.gl/KeCWT2 )

Поддержка «младопрокурорам» пришла с привычной стороны «западных кураторов».

24 марта, выступая на открытии медиацентра новой украинской полиции, посол Канады в нашей стране Роман Ващук подчеркнул «обеспокоенность» по поводу увольнения из ГПУ сотрудников, ранее задействованных в расследовании «бриллиантового дела».

Ващук напомнил, что Канада много сделала на начальном этапе для становления Национального антикоррупционного бюро Украины и выразил обеспокоенность пробуксовками, связанными с борьбой против коррупции в Украине.

«Это может только подорвать авторитет Украины, которая должна показывать, что она не только запустила чрезвычайно успешную полицию, а то, что это – часть общего подхода к реформированию правоохранительного сектора в целом», – подчеркнул Ващук.

В дальнейшем история развивалась в контексте увольнения из ГПУ «команды Сакварелидзе».

«Прокурорская правда» уже подробно описывала эту историю. 24 марта появилась информация, что всем сотрудникам ГПУ, которые участвовали в расследовании «бриллиантового дела», представители кадрового департамента поочередно вручают уведомления об увольнении. Об этом в своем Fb написал сам Давид Сакварелидзе.

На основании этого в социальных сетях начинают разгонять «волну» ряд приближенных к «младопрокурорам» авторов.

На основании этой информации, начинает планироваться акция протеста, которая произошла 25 марта под стенами ГПУ. Около сотни участников требовали прекратить «крышевать прокуроров-коррупционеров». Активисты принесли к центральному входу ГПУ пенопластовые фигуры с изображением Шапакина и Корнийца, обвешанные бусами, символизирующие бриллианты. Они поместили их в мусорные баки, изображая люстрацию.

Впрочем, Киевом эти цирковые представления не ограничились. Митинги с требованиями «посадить» Корнийца и Шапакина прошли, в частности, 25 марта и в Николаеве.

Главный итог всех этих цирковых номеров - Давид Сакварелидзе не оставил руководству ГПУ альтернатив, кроме собственного увольнения, и предоставил правовые основания для этого, пойдя на нарушение всех принципов корпоративной этики и субординации.

После увольнения Сакварелидзе

Приказом №3-дц от 29 марта 2016 года генеральный прокурор Виктор Шокин уволил с должности зама главы ГПУ - прокурора Одесской области Давида Сакварелидзе с формулировкой «за грубое нарушение правил прокурорской этики, вмешательство в непредусмотренном законом порядке в служебную деятельность другого прокурора, совершение проступка, который порочит работника прокуратуры, невыполнение и недостойное выполнение служебных обязанностей».

После чего в ГПУ оперативно заявили, что в ближайшее время будет определено, кто вместо Давида Сакваралидзе возглавит сторону государственного обвинения в деле «бриллиантовых прокуроров».

В частности, на соответствующем брифинге «глас ГПУ» Владислав Куценко сказал, что менять состав группы и тех людей, которые сегодня непосредственно представляют государственное обвинение - таких как Симонов, никто не собирается. Мол, это те лица, которые сегодня посещают судебное заседание, которые это дело начинали. Потому необходимо сохранить группу, определив для нее нового «старшего».

Впрочем, сам Давид Сакварелидзе поспешил выразить скепсис по поводу дальнейшей судьбы «бриллиантового дела». Мол, дело «убьют», а сами проштрафившиеся экс-прокуроры вернутся в ГПУ на «высокие должности».

Продолжил «нагнетать» истерику «генацвале» 30 марта в эфире одного из телевизионных каналов, где он, в частности, заявил, что дома у Корнийца были найдены вещественные доказательства и документы, которые связывают его лично с Виктором Шокиным.

Также Сакварелидзе утверждал, во время последней его беседы с экс-генпрокурором Виктором Шокиным тот якобы сказал грузинскому «варягу»: «Я своих буду защищать до конца».

По словам Сакварелидзе, «бриллиантовые прокуроры» являются людьми бывшего генпрокурора, а Корниец был даже водителем Шокина некоторое время.

Тем временем, адвокат бывшего 1-го заместителя начальника Главного следственного управления ГПУ Владимира Шапакина Сергей Козаченко 1 апреля обратился в правоохранительные органы с просьбой обеспечить охрану себе и своим коллегам по делу в связи с двумя попытками покушения на него.

По словам Козаченко, выступить с таким заявлением его заставил тот факт, что 30 марта его автомобиль был обстрелян на одной из автостоянок на Позняках в Киеве. Адвокат также напомнил, что первая попытка покушения на него была совершена в ноябре 2015 года, когда неизвестные бросили во двор его загородного дома две гранаты Ф-1.

При этом он обратил внимание на то, что в первом случае представители правоохранительных органов прибыли через 4 часа после вызова, во втором случае - через 5 часов. Козаченко уверил, что следственные действия по расследованию в случае с гранатами не ведутся. По имеющейся у него информации, досудебное следствие заблокировано якобы по указанию руководства Национальной полиции и бывшего заместителя генерального прокурора Давида Сакварелидзе.

Из-за бездействия правоохранительных органов, адвокат нанял частных детективов, которые установили, что покушение на него совершили члены одной из организованных преступных группировок Киева. Информацию об этом для проверки он передал правоохранительным органам.

Он подчеркнул, что для завершения громкого дела «бриллиантовых» прокуроров необходимы условия безопасности для адвокатов, а также их подзащитных, поскольку не исключено, что и против них могут быть совершены различные провокации.

Все стороны, участвующие в резонансном деле, продолжили «подтягивать» свои информационные ресурсы.

По «горячим следам» Корниец поспешил заявить о том, что Европейский суд по правам человека согласился рассмотреть его жалобу.

Также Корниец сообщил, что у него было изъято оружие, разрешение на хранение которого заканчивается в 2017 году. По мнению экс-прокурора, освобождение Давида Сакварелидзе из органов прокуратуры не скажется на рассмотрении уголовного дела в суде.

1 апреля в «Укринформе» сторона защиты провела пресс-конференцию с громким названием «Крах фальсификаторов «Бриллиантового дела». В мероприятии приняли участие: адвокаты - Виктор Петруненко, Людмила Иванчик, Борис Денисенко, Сергей Козаченко, Павел Насадчук и сам Корниец.

Во время пресс-конференции адвокат Козаченко, который защищает экс-заместителя руководителя Главного следственного управления Генпрокуратуры Владимира Шапакина, заявил, что из-за угрозы жизни вынужден был нанять частных охранников.

Кроме того, Сергей Козаченко обвинил экс-заместителей генерального прокурора Давида Сакварелидзе и Виталия Касько в фабрикации дела против его подзащитного.

По его словам, «Дело «бриллиантовых прокуроров» - это специальная операция, которая была хорошо спланирована и профинансирована, однако «не удалась».

По мнению Козаченко, организаторами «фабрикации» дела являются Сакварелидзе и Касько, а исполнителями: следователь Трофанюк и прокурор Опанасенко.

Также на этой же пресс-конференции Александр Корниец сообщил, что обратился с письмом к президенту Украины Петра Порошенко: он просит главу государства вмешаться в его дело.

Корниец также опроверг информацию, что он был в прошлом водителем у Виктора Шокина и назвал «чушью» информацию о том, что он был «кошельком» экс-прокурора.

Адвокат Корнийца Виктор Петруненко сообщил, что у семьи подзащитного было выявлено 102 бриллиантовые ценности на сумму 701 доллар. «Самый большой бриллиант - 0,83 карата, наименьший - 0,003. Разве это камни? Это пыль», - сказал он.

В ответ с противоположной стороны «в игру» вернулся отставленный ранее заместитель Генпрокурора Виталий Касько.

Отставной зам Генпрокурора, в частности, поведал, что во время следствия по делу «бриллиантовых прокуроров» удалось установить происхождение этих ювелирных изделий.

В телевизионном эфире 1 апреля он заявил, что против следователей, которые ведут дело «бриллиантовых прокуроров», развернули информационную кампанию.

По мнению Касько, сейчас системно «льется грязь на людей, которые начали дело «бриллиантовых прокуроров». Вся команда следователей и прокуроров, которые этим занимались, подверглись таким информационным атакам».

Экс-замглавы ГПУ также отметил, что сейчас в ГПУ и СБУ фактически отстранили от работы людей, которые занимались данным делом.

Таким образом, само дело «Корнийца-Шапакина» окончательно утратило характер уголовного, превратившись в политическое, в котором фигуранты чаще появляются на телевидении, чем в суде, а «приговоры» оглашаются на митингах и площадях.

При этом, дело оказалось уникальным еще и потому, что в нем присутствуют не две стороны (защита и обвинение), а целых три (защита, обвинение и конкуренты обвинителей из прокуратуры). Благодаря этому история, которая могла послужить подтверждением тезиса об «очищении прокуратуры от взяточников», окончательно хоронит репутацию ведомства.

И вина или невиновность непосредственных фигурантов в данном случае не интересует никого. Для сторонников «младопрокуроров» важно кричать о результативности обвинения, поскольку таким образом они подтверждают «успех реформ в ГПУ». «Старая гвардия» в ГПУ наоборот не против оправдания Корнийца и Шапакина, чтобы продемонстрировать лишний раз недееспособность своих оппонентов.

Исходя из изложенного выше, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- почему обвинение в «бриллиантовом деле» постоянно затягивает суд всеми возможными способами, а сами «обвинители» постоянно меняются, как будто никто не хочет и на пушечный выстрел подходить к этому делу?

- умышленно ли Давид Сакварелидзе провоцировал конфликт в ГПУ, превращая прокуратуру в балаган своими митингами, чтобы «чистеньким» уйти из органов в политику, не дожидаясь провала «бриллиантового дела»?

- если Виталий Касько установил происхождение легендарных «бриллиантов Корнийца», то почему все узнают об этом не из обвинительного акта?

comments powered by Disqus
TOP