КАК ОЧЕРЕДНАЯ ПОПЫТКА «РАССЛЕДОВАТЬ ДЕЛО GRAFF’А» ПОКАЗАЛА НЕПРОФЕССИОНАЛИЗМ И УГОЛОВНЫЕ НАКЛОННОСТИ СОТРУДНИКОВ ГПУ

19:00, 07.04.2016
  • 2882
  • 136
  • 0

Прогремевшее на всю страну в 2014 году дело об ограблении ювелирного магазина, совершенное под видом обыска ОПГ в составе сотрудников прокуратуры и милиции, «зависло» на уровне предварительных судебных процедур.

Все участники банды грабителей в погонах на данный момент находятся на свободе, устраивают собственную жизнь, а многим из них вообще не выдвигались подозрения.

И всё это не смотря на то, что объектом налета был отнюдь не обычный киоск по продаже пива, а элитный магазин, клиентом которого были, в частности, члены семьи президента Петра Порошенко.

Очевидно, под давлением Главы государства, ГПУ активизировала свою работу по резонансному делу в начале 2016 года, отрапортовав о том, что в результате действий доблестных прокуроров найдена часть украденных ранее из магазина «Graff» драгоценностей.

Однако, при более внимательном взгляде на дело оказалось, что всё изъятое по итогам многочисленных обысков у киевских антикваров - это непонятные вещи, не имеющие никакого отношения к ограбленному шикарному магазину.

Руководство ГПУ так спешило отчитаться об успехе, что, в итоге, просто в очередной раз продемонстрировало собственный непрофессионализм.

Более того, очередные обыски завершились новым скандалом, связанным с ворами в погонах. В частности, во время его проведения один из сотрудников прокуратуры изъял 450 тыс. долларов, однако 200 тыс. из них «забыл» дописать в протокол, присвоив, тем самым, улики.

Ирония заключается в том, что расследование дела о грабеже под видом обыска со стороны сотрудников прокуратуры завершилось очередным грабежом со стороны сотрудников прокуратуры.

Graff: начало

Как уже писала ранее «Прокурорская правда», 25 августа 2014 года следственное управление Печерского района произвело обыск магазина «Граф» в рамках уголовного дела по ввозу в Украину золота, которое имело излучение. Обыск проводился в присутствии одного из прокуроров Печерского района, следователя и понятых. Во время обыска видеокамеры зафиксировали, что работники прокуратуры, милиции и понятые украли ценности, деньги и часы.

Всего по делу проходят двое сотрудников прокуратуры, один понятой, четыре бойца спецназа «Сокол» и двое бывших следователей милиции.

Как писала «Прокурорская правда», ниточка расследования «ограбления века» вела к тогдашнему заму главы ГПУ Алексею Баганцу (который дал команду на обыск), а также следователю по особо важным делам ГПУ Дмитрию Лодочникову. В голове последнего и созрел план «выставить» ювелирный магазин, а в случае поднятия шума - связать проводимый обыск с делом, которое он вел в отношении экс-министра доходов и сборов Александра Клименко.

С этой идеей Лодочников пожаловал к Баганцу, который одобрил план наводчика. Когда «прокурорская операция» вскрылась, тогдашний Генпрокурор Виталий Ярема порывался уволить обоих проворовавшихся сотрудников, однако затем изменил решение, и тогда начали сливать исключительно попавшихся на горячем.

В октябре 2015 года завершено досудебное расследование в уголовном производстве по подозрению:

- бывших следователя СО и оперуполномоченного отделения уголовного розыска Печерского РУ ГУМВД Украины в г. Киев в совершении уголовных преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 185, ч. 3 ст. 365 УК Украины;

- гражданского лица в совершении уголовного преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 185 УК Украины.

Согласно официальной информации ГПУ, были похищены ювелирные изделия и другое имущество этого субъекта хозяйствования на общую сумму более 30 миллионов гривен, а также 20 тысяч долларов наличными.

По результатам предварительного расследования предъявлен гражданский иск на сумму 26 миллионов гривен. При этом, часть похищенных ювелирных изделий и другое имущество на сумму 4 миллиона гривен было подброшено в кусты возле здания столичной прокуратуры. Еще несколько пар часов, золотых цепочек и женских украшений присовокупил к чистосердечному признанию один из участников обыска в Graff'е.

Генеральная прокуратура Украины направила 21 октября в Печерский суд Киева обвинительный акт в уголовном производстве о похищении ювелирных изделий в магазине Graff в августе 2014 года для рассмотрения по существу.

Судьба «отвратительной десятки»

По эпизоду с ограблением было возбуждено два уголовных дела.

По факту похищения должностными лицами правоохранительных органов драгоценностей во время проведения обыска в помещении магазина «Graff» расследовалось уголовное производство  №12014100060004510 от 25 августа 2014 по признакам уголовных преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 185, ч. 5 ст. 191, ч. 3 ст. 365, ч. 1 ст. 185 УК Украины (кража, в том числе совершенное в особо крупных размерах, завладение чужим имуществом путем злоупотребления служебным лицом своим служебным положением, совершенное в особо крупных размерах, превышение власти, повлекшее тяжкие последствия).

Оно было возбуждено Прокуратурой г. Киева в отношении «семерки»: прокуроров Павла Козлова и Василия Савчука, следователя Виталия Забуги, оперов Коберника, Арцюха, Жданова, Цегельника.

Второе дело вела Генеральная Прокуратура в отношении «беглецов»: следователя Марии Васильевой, опера Витко, понятого Владимира Филоненко.

Эти два отдельных дела поступили в Печерский суд г.Киева, где были объединены в одно судебное производство.

Дело уже полтора года находится в подготовительной стадии слушания, по сути, не начинало  рассматриваться вообще.

Это связано, во-первых, с игнорированием и неявкой обвиняемых, их адвокатов, а во-вторых, с постоянной передачей дела от одного судьи к другому, вследствие самоотводов судей.

Все бывшие правоохранители обвиняются в совершении криминального преступления, предусмотренных ч.5 ст.185 УК Украины и 4.3 ст. 365 УК Украины, понятой Филоненко - ч.5 ст. 185 УК Украины.

После того, как дело «Graff» стало всеобщим достоянием, начали один за другим всплывать факты, связанные с деятельностью бывшего старшего прокурора прокуратуры Печерского района столицы Павла Козлова, который, как сообщала раньше «Прокурорская правда», и был выбран в деле главным «козлом отпущения».

В частности, ему припомнили то, что еще в 2013 году он фальсифицировал материалы уголовных дел и вместе со следователями Печерского райуправления привлёк к уголовной ответственности за мошенничество и подлог документов киевлянина Владимира Белого.

Выстроился список из двенадцати людей, пострадавших от рук Козлова, которые обращались в прокуратуру, в милицию, по эпизодам из «славного прошлого» прокурора с говорящей фамилией «Козлов», однако ходу большинству этих заявлений так и не дали.

Фактически, Козлову дали «отсидеться» в СИЗО, ожидая, пока не утихнет резонанс по поводу всех его предыдущих темных дел. Потому он отсидел ровно год.

После того, как городская прокуратура закончила следственные действия и передала дело в суд, Козлов выплатил 80 тыс. гривен залога, выйдя на свободу. После чего, находясь под действием меры пресечения в виде «личного обязательства», Козлов даже смог устроится в юридическую контору, занимаясь «решением» вопросов в судах.

Второй прокурор - Савчук - получил после ареста меру пресечения в виде «домашнего ареста», однако действие его давно закончилось, поскольку прокуратура не обращалась в суд по поводу его продления.

Виталий Забуга - бывший старший следователь Печерского райотдела милиции был арестован в один день с Козловым. Он просидел в СИЗО примерно месяц, заплатил залог 365 тысяч гривен и вышел на свободу. Аналогичная ситуация с опером Русланом Коберником, который был арестован в ноябре 2014 года, но вышел на свободу после уплаты залога в 365 тыс. гривен. Опер Арцюх был арестован в канун 2015 года, просидел в СИЗО два месяца, и вышел под залог в 365 тыс. гривен.

При этом, Коберник и Арцюх, получив уведомление о подозрении, продолжали работать в Печерском райотделе милиции, имея подозрения в совершении особо тяжкого преступления. Заплатив залог, они ходили на работу и выполняли все свои полномочия.

Опер Цигельник, получив уведомление о подозрении, уволился из милиции и «скрылся» в армии. Опер Жданов пошел на сотрудничество со следствием, самостоятельно принес 48 изделий, написал явку с повинной. Дал показания на своих милицейских начальников: кому они до этого товар отдавали, как все проходило. После чего, как «стукач», был вынужден прятаться от «благодарных подельников».

Трое участников ограбления подались в бега: опер Витко, следователь Мария Васильева и понятой Филоненко, после чего они год были в розыске СБУ и следственного отдела прокуратуры г. Киева. После передачи дела в суд, дело этих троих фигурантов выделили в отдельное производство.

Однако уже в сентябре 2015 года все трое были задержаны. В частности, Витко - у родителей в Хмельницкой области. Васильева же сама пришла беременная сдаваться в Генпрокуратуру. Вслед за ними был задержан и понятой Филоненко.

Впрочем, и после этого никакого «перелома» в расследовании не произошло. Фактически, никто из подозреваемых даже допрошен не был.

За все время проведения следственных действий не было попыток привлечь к ответственности сотрудников спецподразделения «Сокол». Даже подозрения им, непосредственным участникам ограбления, вручены не были. Все, что сделала городская прокуратура - опросила их в качестве свидетелей.

Первоначально бойцы «Сокола» подтверждали, что видели факт воровства сотрудниками Печерского РОВД и прокурорами драгоценностей, а также то, что прокурор Козлов предлагал им забрать себе некоторые ценные вещи, однако со временем они поменяли свои показания и начали все отрицать.

Из всех задержанных же представителей «отвратительной десятки» показания давал лишь понятой Филоненко.

И все бы ничего, если бы по резонансному делу не стали бы поступать руководству ГПУ «звонки» с целью добиться все-таки какого-то прогресса. Необходимость «что-то делать», при одновременной тотальной неспособности выполнять свои непосредственные функции, толкнули прокуроров на очередную попытку создания видимости за счет генерирования ярких информационных поводов.

В бой вступает Столярчук

12 марта на сайте ГПУ появилось сообщение о том, что сотрудники следственного управления ГПУ (курируемого заместителем Генерального прокурора Юрием Столярчуком) совместно с сотрудниками СБУ провели обыски в уголовном производстве о хищении сотрудниками правоохранительных органов ювелирных изделий в помещении магазина «Graff» в августе 2014 года. Якобы в ходе следствия были установлены места, где могут храниться похищенные драгоценности, после чего и был устроен весь этот «шмон».

В ГПУ подчеркнули, в ходе проведения обысков было обнаружено большое количество драгоценных ювелирных изделий и значительные суммы наличности в иностранной валюте, а также осуществляются мероприятия по установлению их происхождения.

Большинство ювелирных изделий отыскали в магазине, который торговал украшениями из золота и драгоценных камней, не имея на то лицензии. При этом в магазине якобы подозревали, что вещи имеют криминальное прошлое, но не отказались от них.

Также обыски проводились по местам жительства основных фигурантов дела (это двое бывших сотрудников прокуратуры – Козлов и Савчук, один понятой – очевидно, Филоненко, четыре бойца спецназа «Сокол» и двое бывших следователей милиции - Забуга и Васильева).

Впрочем, это сообщение не вызвало особого оптимизма у сторонних наблюдателей, которые сразу же выявили ряд нестыковок между заявлениями ГПУ и известными ранее фактами.

Например, журналист Владимир Бойко настаивает, что фотографии ювелирных изделий, которые обнародовала на своем сайте Генпрокуратура, на самом деле не имеют никакого отношения к салону Graff.

Любой желающий может сравнить эти фотографии с изображением похищенного, размещенного на сайте «Кристалл групп».

Как говорится, почувствуйте разницу. А она существенная. Как между роскошным авиалайнером и «кукурузником».

Экс-глава Консультативного совета при ГПУ Бойко также обнародовал полный список похищенного у ювелиров (согласно материалов уголовного производства), и указал на то, что представленные на сайте ГПУ фотографии изъятых ценностей не могут в принципе иметь какое-то отношение к ограблению ювелирного магазина в августе 2014 года. Ну а драгоценности с логотипом «Динамо (Киев)» - это вообще смешно.

Кроме того, у журналиста вызвали также вопросы фотографии с сотнями тысяч долларов, обнародованных ГПУ. Какое отношение эта валюта имеет к магазину Graff, который торгует исключительно за гривну, если даже собственник магазина утверждает, что у них были похищены только 20 тысяч долларов, неизвестно каким образом попавшие в кассу?

Отсюда следует вывод, что на самом деле ценности и деньги, о находке которых отчитались в ГПУ, были изъяты в ходе хаотичных обысков, проведенных у нескольких киевских антикваров. Основанием для обысков послужили санкции судьи Октябрьского райсуда Полтавы от 14 февраля 2016 года, полученной загадочным путем (14 февраля – воскресенье, когда суды не работают, а сам обыск проводился лишь через месяц), что указывает на осуществленный служебный подлог.

Кроме того, журналист также обратил внимание на тот факт, что санкцию суда на проведение обысков выносил суд Полтавской области, при том, что досудебное расследование по делу Graff'a осуществляет следственное управление ГПУ, территориально расположенное на территории Печерского района столицы (как собственно и место преступления - ювелирный магазин расположен в самом центре Киева). Бойко связывает такую «странность» с тем, что ни один судья Печерского суда не захотел «пачкаться» и выносить заведомо незаконное решение о проведении обысков, особенно, после открытия целого ряд уголовных дел в отношении ряда своих коллег, которые обслуживали прежний режим Виктора Януковича. А потому, просьбы и увещевания куратора судейского корпуса на Банковой - зама главы Администрации президента Алексея Филатова не всегда находят отклик в их сердцах.

Потому Октябрьский райсуд Полтавы выступил в качестве очередного «придворного суда», а для того, чтобы были хотя бы формальные основания привлекать сторонний суд для изготовления нужных Филатову процессуальных документов, Столярчук пошел уже апробированным путем: уголовное производство было формально передано прокуратуре Полтавской области, куда Столярчук прикомандировал своих «орлов».

Элементарная проверка позволила выяснить, что ходатайство о проведении обыска было подано (точнее, якобы подано) в суд следователем по особо важным делам первого следственного управления ГПУ Легеньковским, но не в рамках уголовного производства, открытого по факту ограбления Graff'a, а в ходе досудебного следствия по другому производству, открытому 7 мая 2015 года ГПУ под №4201500000000566.

Президент, ювелиры и жадный прокурор

По словам Бойко, проведенный «шмон» и сообщение о его результатах вызваны попыткой со стороны Столярчука (под которым, как и его руководителем Виктором Шокиным усиленно качается кресло) продемонстрировать президенту Петру Порошенко «свои исключительные таланты».

Он также объяснил причину «личной опеки» «дела Graff'a» со стороны президента определенной заинтересованностью его супруги, которая, как и гарант Конституции, давно знакома с хозяином сети «Кристалл» Дмитрием Бердянским, проживающим в Вене.

Ходят слухи, что незадолго до ограбления жена президента выбрала себе перстень швейцарского ювелирного дома Bellduc с редким изумрудом (о пропаже этого украшения ранее писала «Прокурорская правда»), созданный по эскизу известного дизайнера с мировым именем Екатерины Тимофеевой (изделие оценивается в 237 тысяч евро). Однако из-за кражи, Марина Порошенко так и не смогла приобрести эксклюзивный товар, и якобы из-за этого перстня ее муж потребовал от ГПУ и СБУ найти похищенные ценности.

Согласно другой версии, чета Порошенко сдала в Graff кольцо для отбеливания, и оно было украдено в ходе визита прокурорско-милицейской ОПГ в августе 2014 года.

Напомним, что ранее об «опеке президента» делом об ограблении ювелиров заявлял бывший глава Апелляционного суда Киева Антон Чернушенко. По его словам, Порошенко вызывал его к себе, и «был очень недоволен тем, что суд не взял под стражу прокуроров, которые провели обыск в магазине», тем самым не защитив интересы его семьи.

Солидарны с журналистом и непосредственно потерпевшая сторона.

14 марта 2016 года, во время проведения этих обысков, следователи звонили директору магазина Graff с вопросами по уточнению перечня брендов изделий, которые были похищены.

В телефонном разговоре было озвучено, что при обысках найдено огромное количество различных часов и ювелирных украшений. В середине этого дня средства массовой информации активно начали распространять новость о том, что найдены украденные вещи магазина Graff. Однако на опознание ни в субботу, ни в воскресенье директора компании так и не пригласили. В понедельник он сам настоятельно просился на опознание, но ответ был таков: «Пока не надо, так как следственная группа до сих пор еще описывает найденные вещи в подпольных магазинах».

И только во вторник после обеда, когда удалось пробиться в кабинет следователя, чтобы опознать украденные изделия, директору показали именно те 47 ювелирных украшения и 42-е единицы часов, которые были выложены на сайте ГПУ.

Данные украшения и часы не имеют никакого отношения к магазину Graff. То есть, анонсировалось изъятие огромного количества украшений и часов самых известных брендов, а по факту предъявили небольшую кучку изделий «с фото» мало известных брендов.

На вопрос директора: «А где же все остальные изделия?» Он получил многозначительный взгляд и ответ: «Это всё».

В целом, следователями городской прокуратуры и следователями ГПУ не найдено ни одного изделия с сентября 2014 года, когда в ходе задержания Козлова и Забуги под управление городской прокуратуры было подкинута часть украденных изделий.

Короче говоря, декларирование прокуратурой того, что были найдены драгоценности, украденные в магазине «Graff» - это все равно, как если бы вы обратились в полицию по поводу угнанного «Мерседеса», а вам бы сообщили, что машину нашли, и пригнали «Запорожец».

Интересный эпизод – судьба долларов, которые гордо красовались на фотографиях с сайта ГПУ.

У одного из антикваров было изъято во время обыска 450 тыс. долларов. Но ушлый следователь из ГПУ внес в протокол лишь 250 тыс, а остальное – оставил себе. После того, как антиквар начал жаловаться, следователь внес постановление о возвращении ему 250 тыс. долларов как таких, что не имеют отношения к делу.

Очевидно, он надеялся, что «барыга» будет рад и половине, а потому жаловаться не будет, но не учел, что вернул он деньги, ранее засвеченные на сайте ГПУ.

Соответственно, поставив под удар Столярчука, который уже отчитался об «успехах» на самом высоком уровне. Это стало причиной, почему не в меру ретивого следователя «вытолкали» из ГПУ.

При этом, следователь, который был уволен, не являлся постоянным следователем в группе по делу «Graff». Он был включен в группу 14 марта 2016 года, именно в день проведения обысков у «серых дилеров». Также против него возбуждено уголовное дело «За кражу во время проведения обысков».

Итак, ситуация вернулась к исходному положению. Снова обыски, связанные с ценностями и деньгами, и снова что-то прилипает к рукам прокуроров, которые, очевидно, уже не могут просто нагрянуть к кому-то, и ничего не украсть.

В итоге, расследование «дела столетия» превратилось в «конфуз столетия», а попытка отбелить репутацию надзорного ведомства похоронила её еще глубже.

Формула, как выставить себя на всеобщее посмешище, оказалась предельно простой. Сначала «находишь» никому не нужный хлам, который никто и не ищешь. Осуществляешь подлог улик, делая вид, что так и нужно. Под видом поиска украденного, отбираешь чужие деньги, а потом возвращаешь часть. Причем, отбираешь вроде как в государственный карман, но большая часть остается в собственной «кубышке».

И весь этот цирк – с совершенно серьезным лицом опытных «грустных клоунов» из ГПУ.

Исходя из изложенного выше, у «Прокурорской правды» осталось несколько вопросов:

- на каких помойках следователи ГПУ искали выложенные в виде фотографий на ведомственном сайте «драгоценности», которые реально не имеют никакого отношения к магазину Graff?

- удовлетворен ли Петр Порошенко выполнением своего личного поручения замом Генпрокурора Столярчуком, который попытался выполнить личное поручение Главы государства путем проведения масштабного «шмона» ювелиров в Киеве, но реально лишь толок воду в ступе?

- насколько массовой является в ГПУ практика изъятия материальных ценностей, при которой в протокол пишем 250 тысяч, а берем – все 450 тыс., и сколько денег и драгоценностей пристало к липким прокурорским лапам за время проведения масштабного мартовского «шмона ювелиров»?

comments powered by Disqus
TOP