КАК СПЕЛИСЬ НБУ И НАБУ: ПОД КРЫШЕЙ «АНТИКОРРУПЦИОНЕРОВ» СЫТНИКА ОДИОЗНАЯ ЗАМ ГОНТАРЕВОЙ ПОТРОШИТ НЕУГОДНЫЕ БАНКИ

14:00, 30.09.2016
  • 2560
  • 162
  • 0

В официальном «активе» Национального антикоррупционного бюро - необъявленная война с ГПУ, жалкие 5 приговоров, полученные в судах путем оформления «сделок со следствием» и ни копейки средств, возмещенных в бюджет коррупционерами, для борьбы с которыми создавалось ведомство. Заслугой постмайданного руководства Нацбанка заявляется «оздоровление финансовой ситуации», которое вылилось в более чем трехкратный обвал курса гривны, изучаемые прокуратурой «мутки» с государственным рефинансированием и ликвидация 85(!!!) коммерческих банков. Именно на почве борьбы за «отжим» активов ликвидируемых финучреждений, исчисляемых сотнями миллионов гривен, «сработались» структуры со схожими аббревиатурами.

Важная деталь - ликвидные активы из выпотрошенных банков не зачисляются в бюджет, а в лучших традициях украинского дерибана половинятся между окружением зама главы НБУ Екатерины Рожковой и «поверенными» в «особо мутных делах» директора НАБ Артема Сытника.

Все попытки владельцев «опальных» банков в законном русле оспорить решения регулятора натыкаются на решения судов, которые находятся под колпаком у спецотдела «набуинов» во главе с одиозным Борисом Индиченко.

Ниже мы детально рассмотрим, как работает эта схема на практических примерах отдельных финансовых учреждений, а пока - немного ликбеза.

«Ельцинский синдром» Гонтаревой

Только совсем уж ленивый украинец не в курсе «алкогольных», «ресторанных» и «японских» скандалов имени главы НБУ Валерии Гонтаревой, СМИ давно напрочь уничтожили остатки репутации руководителя украинского центробанка в общественном сознании. Не вдаваясь в подробности желтой хроники, стоит отметить важную деталь - сколько бы вышиванок не надевала на себя Гонтарева после событий Евромайдана, и как бы искусно не реализовывала указания Банковой, над ней дамокловым мечом висит перспектива уголовного производства за сопровождение ее компанией ICU мутных финансовых операций «Семьи» экс-президента Виктора Януковича. Сотрудничество с бывшими VIP-ами «эпохи проффесора» не смутило президента Петра Порошенко, доверившего руль финансового корабля своей давней приятельнице.

И все бы ничего, но не справляясь с общественным давлением, и в силу особенностей характера, а также личных привычек (женский алкоголизм пострашнее мужского), «тетя Лера» периодически пропадает с радаров, чем давно и активно пользуются ее подчиненные, устраивая «отсебятину». Главе НБУ, как губке, доверено лишь собирать негатив и делать успокаивающие заявления для СМИ, после этого она может возвращаться к привычным трапезам и возлияниям в ресторане «Fellini».

«Катя-Катерина, эх душа»

А пока Гонтарева с подругами на Городецкого обсуждает грядущие шоппинги, на Институтской в полную грудь сумела развернуться Екатерина Рожкова, объявив охоту на «сомнительные банки». Парадоксально - главная борец с «мойками» в станах финучреждений, прекрасно знает подноготную: как и ее шеф, замглавы НБУ в период «злочинної влади» активно обслуживала интересы беловортничковых аферистов. Чтобы составить комплексный портрет того человека, который в Нацбанке отвечает за «очищение системы» достаточно пройтись по основным маркерам уголовного производства №12016100010000587, расследованием которого занимается Нацполиция.

Как следует из его фабулы, с декабря 2013 по февраль 2014 года, служебные лица «Платинум-банка» в лице и.о. главы правления Рожковой, «заключили сомнительные кредитные договора с компаниями, должностные лица которых подконтрольны данному банковскому учреждению, и имеют признаки фиктивности» (среди них ООО «Титан-Юг», ЧП «Логистик Транс», ООО «ФК «Бизнесфинанс»). Схема преступления была стандартной: в качестве залога возвращения кредитов, банку «Платинум» была осуществлена переуступка права на товар; сам товар, как и заведено, де-факто в Украину даже не поставлялся. Кредит по настоящее время не возвращен, и по оценкам следствия, с помощью аферы «схематозниками» во главе с Рожковой было выведено за рубеж свыше 1 миллиарда гривен вкладчиков «Платинума». 

Впрочем, вместо Лукьяновского СИЗО Екатерина Викторовна восседает в главном офисе Центробанка Украины - через 2 месяца после того, как в ее отношении было открыто уголовное производство, Гонтарева официально взяла к себе Рожкову в замы. И понеслась...

Отметим, что влияние Рожковой на процессы в НБУ оказалось очень существенным еще до своего формального назначения в январе 2016 года. Поговаривают, что именно с подачи этой «любой подруги» глава Нацбанка осенью 2015 года заявила, что ей удалось очистить банковский сектор от так называемых зомби-банков (где не было никаких активов), и «банков-моек», специализирующихся на отмывании перевода денег в наличные. На фоне победной реляции было особо подчеркнуто, что реальную «погоду» в финансовом секторе Украины делают лишь 30 банков, на которые приходится 90% активов, всем остальным было велено приготовиться к проверкам.

Немного позже Рожкова, устами Гонтаревой, выдвинула ультиматум: или банки увеличивают свой капитал к середине 2016 года до 120 миллионов гривен и раскрывают собственников, или «удаляются». Так началась «банковская жатва», первая волна которой скосила 60 финучреждений... Критерии, по которым регулятор заявлял о ликвидации банков, были прописаны столь умело и выгодно для действующих представителей власти, что им оказалось не о чем беспокоиться. А для тех, у кого не нашлось влиятельной крыши, начались суровые времена...

Для понимания происходящего укажем, что в этих условиях прекрасно себя чувствует «Международный инвестиционный банк», который принадлежит Порошенко и его «Семье», да и персональный банк главы НБУ («Авангард») не может сетовать на происходящее - с зимы 2015-ого года активы этих финучреждений выросли вдвое! Что это, - чудо отечественных реформаторов на фоне загнивающего рынка? Вряд ли. Подобный «расцвет» в эпоху «позднего Януковича» показывал банк... его старшего сына. Аналогия, более чем полно свидетельствующая об однотипности тактик обогащения первых лиц Украины до и после событий Евромайдана.

Но если при Януковиче-президенте и «семейном» Сергее Арбузове у руля НБУ объем финансового рынка рос, то у тандема Порошенко-Гонтарева и, как сказал бы классик, «примкнувшей к ним Рожковой» сплошь и рядом «зрада» да паника, которую они сами подпитывают своими действиями.

Итак, предварительно вычистив «пустышки» и «ручные банки», банковский регулятор заявил, что его спецы насчитали еще полсотни проблемных финучреждений, которые имеют непрозрачную структуру собственности. НБУ обязал банки предоставить пакеты документов о своих реальных владельцах и контролерах, запустив чехарду массовых фиктивных и реальных продаж, появления номинальных «акционеров-фунтов» и перераспределения на рынке.

Уже тогда было понятно, что это не спасет те финучреждения, которых готовились «пустить под нож». На фоне происходящего активизировалась каста «решал», которые за «куш» (расценки стартовали с 500 тысяч долларов) обещали владельцам проблемных банков спасение и прямой выход на Рожкову. Как и заведено в Украине, «решалы» хоть и производили впечатление солидных людей, на практике оказались типичными «кидалами», на понты которых повелись единицы банков.

В итоге и те, кто пытался за мзду решить вопросы с НБУ, и «отказники», оказались в одной терпящей бедствие лодке - на сегодня в стадии ликвидации числится 85 банков. Финансисты бросились искать справедливости в судах, отдельные из них уже ожидают вердиктов Высшего админсуда. Промежуточные результаты у всех сторон разные, хотя уже имеются прецеденты того, что выведенные с рынка кредитные учреждения в суде добились отмены решений Нацбанка и запрета на ликвидацию. Это привело к образованию правового вакуума, и выходу на авансцену еще одного игрока - Национального антикоррупционного бюро. Но перед тем, как вывести из-за кулис «набуинов», детально рассмотрим судебную практику «ликвидируемых банков».

Сага «Укринбанка»

Наиболее широко в СМИ нашла отражение история вывода с рынка «УкрИнбанка». По версии НБУ, финучреждение не выполняло нормативы и нуждалось в докапитализации на сумму в размере 500 миллионов гривен. По этим причинам 1 октября 2015 года банк был признан проблемным. Собственники решили продать часть доли банка, чтобы удержать его на плаву, разыскали солидного покупателя - в конце октября 2015 года компания Schneider Brothers выявила желание инвестировать 1 миллиард гривен в «Укринбанк». После проведения аудита представителей инвестора на встрече в НБУ «настойчиво попросили» уезжать из страны.

В банке не сдавались, и 14 декабря 2015 года НБУ зарегистрировал договор ссуды от 24 ноября 2015 года, согласно которому новый израильский инвестор должен был внести в капитал 21 миллион долларов. Собственник «УкрИнбанка» запросил у НБУ время до 1 января 2016 года для завершения всех формальностей и проведения платежей. Глава наблюдательного совета финучреждения Владимир Клименко утверждает, что 24 декабря он встречался с замглавы НБУ Екатериной Рожковой и дата платежа была согласована. «Из-за рождественских каникул перевод мог быть осуществлен не раньше 28 декабря, соответственно, мы ожидали денег на счетах 29-30 декабря. Но в Национальном банке Украины этой даты ждать не стали. Вечером в банк была введена временная администрация», - отмечает он.

Один из миноритариев банка не согласился с таким решением и оспорил его в суде. 16 марта 2016 года Окружной админсуд Киева признал незаконным и отменил постановление НБУ о выводе «УкрИнбанка» с рынка. Суд согласился с доводами истца, что для восстановления платежеспособности банку дается 180 дней, в то время как НБУ признал кредитное учреждение неплатежеспособным менее чем через три месяца. В Нацбанке и ФГВФЛ с таким вердиктом суда не смирились, подали апелляционную жалобу, но снова проиграли.

Примечательно, что 22 марта, ещё до вынесения вердикта, который был оглашен 14 апреля, Нацбанк отправил «Укринбанк» на ликвидацию: законодательно продлевать временную администрацию у регулятора не было возможности. Но и это решение было оспорено, а суд занял сторону истца. Государство в лице Нацбанка и Фонда 13 июля 2016 года проиграло очередную апелляцию. А после 13 июля у банка начались реальные проблемы уже с ФГВФЛ...

Яркие судебные прецеденты

К тому моменту решения Нацбанка о признании финансовых учреждений неплатежеспособными уже стали массовыми. В ответ, как из рога изобилия, сыпались ходатайства банков в суды с требованиями их отменить.

Так, 10 февраля 2016 года по причине «непрозрачности структуры собственности» была введена временная администрация в АО КБ «ТК КРЕДИТ», а 25 мая - в ПАО «Смартбанк». 21 июля регулятор отозвал у последнего банковскую лицензию и ликвидировал. Версия регулятора - за последние 2 года структура собственности банка так и не была приведена в соответствии с требованиями НБУ. При этом на Институтской отсекались все попытки согласования с ними приобретения в данных проблемных банках части акций...

Следующий пример спора - банк «Премиум»: 10 февраля сего года НБУ принял постановление №68/БТ о ликвидации этого финучреждения «за нарушение банковского законодательства в сфере финансового мониторинга». Решение Нацбанка было оспорено, и 29 марта суд обязал НБУ вернуть «Премиуму» банковскую и генеральную лицензию на осуществление валютных операций. У Гонтаревой подали апелляцию, но проиграли и её. Важная деталь - все судебные решения по «делу Премиума» отсутствуют в открытом доступе, иск акционеров банка рассматривался на закрытом заседании, а потому детали процесса неизвестны. Впрочем, в НБУ не согласились с доводами суда второй инстанции и подали кассационную жалобу, по сути производство в ВАСУ еще не рассматривалось.

Интересно посмотреть на «отношения» госурегулятора и с «Родовид банком». Банк был капитализирован государством в 2009-2011 годах, а с 2011 года работал в статусе санационного. Предполагалось, что задачей деятельности санационного банка будет проведение в течение 5 лет эффективной работы с активами банков государственного сектора и возвращение государственных средств, направленных на капитализацию банка. С задачей этой якобы банк не справился. 25 февраля сего года была введена временная администрация, которая была продлена (максимальный срок работы администратора - два месяца), процедура его ликвидации медленно продвигается, а тут ещё и решение: 22 апреля Печерский суд Киева запретил ликвидацию «Родовида».

«Студия «Союз» представляет»

Судебные споры идут и касательно банка «Союз». Данный случай уникален тем, что Нацбанк дважды выводил это учреждение с рынка. Первый раз - 15 марта 2016 года за «систематическое нарушение» законодательства в сфере финансового мониторинга. В Нацбанке тогда утверждали, что «банк создавал помехи проведению проверки». Впрочем, одиозный собственник «Союза» Сергей Дядечко оспорил это решение и 28 марта Окружной административный суд Киева признал противоправным и отменил решение Нацбанка.

26 апреля НБУ и ФГВФЛ проиграли апелляцию, но уже 28 апреля НБУ принял повторное решение о выводе «Союза» с рынка. Дядечко оспорил и это решение: 12 июля Окружной административный суд Киева снова встал на его сторону. Вторая сторона опять подала апелляцию. Параллельно 31 мая Высший админсуд открыл производство по кассационной жалобе Нацбанка и фонда по первому делу.  И как итог, Киевский апелляционный административный суд 12 сентября встал на сторону Сергея Дядечко в споре с Нацбанком, а именно - признал противоправными и отменил постановление НБУ № 299 от 28 апреля об отзыве лицензии и ликвидации банка, решение ФГВФЛ о ликвидации банка, а также отменил распоряжение НБУ № 1740-р от 6 июня об отзыве у банка «Союз» валютной лицензии. Апелляционные заявления НБУ и ФГВФЛ, которые не соглашались с решением Окружного административного суда Киева от 12 июля по делу № 826/7833/16 судьи 12 сентября также отклонили.

Осознавая поражение НБУ в «деле Союза», и опасность подобного рода прецедентов, на Институтской пошли другим путем: 22 июля Рожкова заявила, что ведомство усматривает в выносимых в пользу данного финучреждения решениях служителей Фемиды сговор и коррупционную составляющую. В качестве доказательства этого приводился тот факт, что Дядечко подал в суд сразу 7 заявлений, а после того, как оно было распределено на нужного ему судью, то отозвал «ненужные» иски.

Никоим образом не оправдывая одиозного банкира, лишь уточним, что подобной тактикой пользуются практически все участники хозяйственных споров в Украине... Само же заявление Рожковой оказалось ценным не только открытым признанием конфронтации с Дядечко, но и «подсветило» союзников НБУ в уничтожении опальных банков.

«Борис, ты не прав»

Плечо Рожковой в этом нелегком, но весьма прибыльном деле подставили... детективы Национального антикоррупционного бюро! Именно в НАБ замглавы НБУ летом 2016 года накатала «заяву» о якобы причастности судей к коррупции, пытаясь остановить волну проигрышей регулятора финучреждениям в судах.

Как выяснилось позже - «набуины» услужливо согласились помочь чинушам Нацбанка в их «мочилове» не только «Союза». Список «Рожковой-Сытника» суммарно включает более десятка прочих «проблемных» банков, для борьбы с которыми на Сурикова подключили имеющийся репрессивный аппарат давления. Давления, в первую очередь, на служителей Фемиды.

Курирует это направление теневых доходов «антикоррупционеров» руководитель второго подразделения детективов НАБУ Борис Индиченко, ставший широко известным в кругах правоохранителей еще в период своей работы в УБОПе Одессы.

Здесь Индиченко «отметился» в скандальном деле адвоката Григория Гузя (юриста «закрыли» правоохранители по заказу его оппонентов), но гораздо больше он известен как фигурант многочисленных историй о «крышевании» правоохранителями Южной Пальмиры контрабандных поставок оружия через порт. Именно Индиченко выступал в порту неформальным «решалой», отстаивая интересы авторитета «Ангела» в чрезвычайно прибыльной теме поставок оружия…

Впрочем, и после Евромайдана в этих делах статус Индиченко не был переквалифицирован из свидетелей в подозреваемого, а близость к новой элите позволила сделать ему ряд карьерных взлетов. Еще до «набуинских» времен он был назначен на пост директора Департамента оперативной службы главка МВД, откуда затем и перебрался под крыло Сытника и Ко. Используя свои связи и навыки работы УБОПовских времен, Индиченко является одним из тех сотрудников, которым Сытник доверяет наиболее «стремные» вопросы. К числу «приоритетных» у этого управления на сегодня относится ситуация не только с «Союзом», а и «семейным» банком бывшего министра доходов Александра Клименко и его покойного брата Антона «Юнисон».

Как «набуины» уработали «Юнисон»

Дабы не утомлять читателей длинной историей повествования о том, как НБУ «ломал» «Юнисон», предлагаем ограничиться констатацией фактовых событий и указанием позиций сторон в судебной и околосудебной тяжбе.

Так, 28 апреля 2016 года НБУ принял решение об отнесении этого финучреждения к категории неплатежеспособных в связи с непрозрачной структурой собственности. В банке была введена временная администрация, и на сегодняшний день за счет акционеров (а не ФГВФЛ, как в большинстве подобных случаев) проводятся выплаты вкладчикам.

Естественно, что собственники печальные новшества встретили в штыки и сумели добиться запрета на ликвидацию финучреждения. Параллельно они утверждают, что «Юнисон» «своевременно и в полном объеме предоставил все необходимые документы, раскрывающие структуру собственности и акционеров банка», но регулятор-де отказывал им в согласовании акционеров. Так же, как и в истории с «УкрИнбанком» заявлялось, что у банка был иностранный инвестор, но сделку не одобрили в НБУ. Участь банка Клименко была решена...

В начале мая после «отжима» финучреждения акционеры «Юнисона» попытались повернуть реку вспять, и по примеру прочих «товарищей по несчастью» подали иски в Окружной админсуд Киева с требованием признать противоправным и отменить постановление Нацбанка. Параллельно был запущен ещё один судебный процесс на Днепропетровщине, инспирированный третьим лицом - очевидно, что таким образом «юнисоны» хотели подстраховаться, на случай отрицательного решения в столице.

В обеих тяжбах «викторию» праздновали представители НБУ, на сегодня ВАСУ готовится к рассмотрению кассации по делу о ликвидации «Юнисона». Казалось бы, типичная для современной банковской истории Украины тяжба оказалась сопряжена со скандалом. Как отмечает со ссылкой на источники в банковских кругах журналист Александр Дубинский, несмотря на то, что «Юнисон» был признан неплатежеспособным до истечения 180-дневного срока, законодательно установленного для устранения недостатков, служители Фемиды (в отличие от аналогичной истории с «УкрИнБанком») предпочли закрыть глаза на этот факт.

Причины подобной податливости судей красочно проявились 2 августа 2016 года, когда на заседание Киевского апелляционного суда при рассмотрении жалобы акционера финучреждения, помимо представителей НБУ и ФГВФЛ, заявился… сотрудник НАБУ из управления Индиченко. После появления этого человека судья Виктория Мацедонская изменилась в лице, отзвонилась руководителю суда, и, получив нужные инструкции, без шума и пыли в авральном порядке вынесла решение в пользу НБУ. Аналогичный спектакль происходил и при рассмотрении иска «Юнисона» в Днепропетровском райсуде. Теперь очередь высказаться в скандальном деле за ВАСУ и внимательно следить, кто из «набуинов» засветится на нем...

Вместо послесловия

На сегодняшний день, в целом ворохе судебных решений, связанных с тяжбами собственников и акционеров ликвидируемых банков к регулятору, всплыли два явных прецедента того, что на базе НАБУ создана организованная преступная группировка, которая принимает заказы на «мочилово» в судебной инстанции. Столь явно подобные подряды правоохранители в период президентства Януковича боялись брать, ведь налицо факт формирования ОПГ из числа институтов власти. Использование НАБУ в хозяйственных разборках - первый сигнал того, что новорожденная структура имеет семь нянек, но дитя её без глаза, а само ведомство, ввиду своей вседозволенности, остается вне контроля.

Добавим, что давление «антикоррупционеров» в делах «Союза», «Юнисона», «УкрИнбанка» и прочих «коллег по несчастью», носит конкретный и вполне материализованный характер - уроки «судьи Чауса» служители Фемиды усвоили быстро, и никто из них не хочет стать следующим одиозным беглецом.

Надеяться в такой ситуации на то, что правосудие будут отправлять по нормам УК и УПК - заранее гиблое дело. Но есть во всем этом хаосе и здоровый сигнал для Украины - чем быстрее собственники проблемных банков выйдут в международный арбитраж с исками и предоставлением фактажа коррупционной спайки НБУ, НАБУ и украинских судов, тем быстрее иссякнет поток западных кредитных гарантий для Сытника, Индиченко и Ко.

Оставшись без их «крыши» Рожкова и Гонтарева уже не смогут дерибанить ликвидные активы приглянувшихся им финчуреждений. Если, конечно, к тому моменту в Украине ещё будут существовать коммерческие банки…

comments powered by Disqus
TOP