КАКИЕ ЦЕЛИ ПРЕСЛЕДУЮТ СТОРОНЫ, ЗАТЯГИВАЯ «БРИЛЛИАНТОВОЕ ДЕЛО»: РЕШАЮЩАЯ БИТВА «ШОКИНЦЕВ» И «МЛАДОПРОКУРОРОВ»

13:00, 29.11.2015
  • 2691
  • 117
  • 0

21 ноября истек срок, который, согласно уверениям народных депутатов от БПП, президент Петр Порошенко давал Генпрокуратуре для отправки дела Корнийца-Шапакина в суд. И хотя 24 ноября формально объявлено о завершении досудебного расследования 20.11, это не означает о том, что сам суд начнется скоро.

Нас ожидают недели ознакомления защиты с материалами, а вот того, что произойдет далее, никто не может предсказать. Ведь на фоне расследования самого громкого коррупционного дела происходит не менее громкий конфликт в самой ГПУ, где заместитель Генерального прокурора Виталий Касько в открытую бросил вызов Виктору Шокину, фактически, указав на своего «шефа» как на главного покрывателя коррупционеров и исполнителя политической воли главы государства. 

В таких условиях не приходится говорить о возможности дальнейшего пребывания в ГПУ одновременно Касько и Шокина. И хотя «младореформатор» имеет влиятельных покровителей за пределами страны, а также опирается на лобби в среде «журналистов и активистов», его перспективы в борьбе с «седым волком» выглядят не очень впечатляюще.

Возможное устранение Касько в соединении со «ссылкой» в Одессу Давида Сакварелидзе делают перспективы «бриллиантового дела» еще более туманными. Потому, на данный момент, все стороны затягивают расследование.

Корниец, видимо, рассчитывает на то, что «младопрокуроров» скоро уйдут, а без их участия ГПУ потеряет к его персоне интерес, а вот сами Касько с Сакварелидзе не хотят, чтобы крах «бриллиантового дела» забил последний гвоздь в гроб с их карьерными надеждами.

Эффектные обыски и малоэффективные действия

«Прокурорская правда» писала о том, как «Бриллиантово-песочное» дело зашло в тупик, что, по сути,  несет определенные политические последствия для всей страны. Ведь успешное завершение столь скандальной истории важно для политического руководства государства и для демонстрации «успешности» проведения в стране реформ.

Впрочем, признавать поражение инициаторы процесса явно оказались не готовы.

12 ноября сотрудники Генеральной инспекции ГПУ осуществляли обыск дома у Ларисы Прокопенко - родной сестры Корнийца, о чем последний сам написал в своем Fb, уточнив, что дата «шмона» была выбрана не случайно, ведь именно 12 ноября празднует день рождения его супруга, также сотрудник прокуратуры Киевской области Светлана Корниец.

Ранее «Прокурорская правда» писала, что Лариса Прокопенко проходит по так называемому «мусорному делу». Речь идет о заявлении Олега Чайковского, который ранее владел ООО «Николсан», а затем, якобы после угроз со стороны Корнийца, переписал 50% акций предприятия на родную сестру экс-заместителя прокурора Киевщины. Хотя путанность изложения данной истории показывает в данном случае, скорее, что Чайковский просто решил сменить «прокурорскую крышу» на покровителей из СБУ. В любом случае, «мусорной» историей «малодпрокуроры» пытались реанимировать обвинения в «бриллиантовом деле».

Корниец, впрочем, после «наезда» отнюдь не затаился, а наоборот, продолжил стратегию «активной защиты», переходя в перманентные атаки на своих обвинителей. Кстати, он, в этом смысле, является уникальной для Украины фигурой, ибо традиционно подозреваемые в коррупции «государственные лица» пытались стать незаметными и решать свои проблемы «по-тихому», а экс-зампрокурора Киевской области наоборот, стал после скандала публичным лицом, регулярно публикуя материалы по своему делу в соцсетях, общаясь с журналистами и вызывая своих оппонентов на ведение открытой дискуссии.

Кстати, и в создании «повестки дня» для СМИ Корниец, видимо, тоже разбирается.

После выхода последнего материала «Прокурорской правды», посвященного «бриллиантово-песочным прокурорам» и их обвинителям, Корниец сообщил информацию (со ссылкой на своего адвоката), что с 10 ноября «некая неформальная полувоенная организация готовит в отношении» его акцию. Экс-прокурор добавил, что детали намечающейся операции ему неизвестны.

Он добавил, что 11 ноября процессуальный прокурор Генеральной инспекции Виталий Опанасенко объявил охраняющим Корнийца сотрудникам «Альфы» СБУ о том, что охрана экс-прокурора снимается. «Это, в аккурат, укладывается в высказанное утверждение о том, что «младореформаторы» в цейтноте, а я бы сказал в «цугцванге» и лучший выход для них - это чтобы исчезли Корниец и Шапакин. Кроме того, что нет ни одного доказательства по «взятке», у них есть невыполненные обязательства перед «заказчиками» процесса, которые вкинули в них не одну сотню тысяч вечнозеленых бумажек. Намного больше, чем та сумма, в получении которой меня обвиняли», - заключил Корниец.

Следует отметить, что подобную идею о том, что «младопрокурорам» выгодно его исчезновение, Корниец озвучивает не впервые. Ранее он утверждал, что ему намекали о бегстве в Россию или Белоруссию. Очевидно, таким образом опальный «бриллиантовый прокурор» продвигает идею о том, что его боятся, что он – «невиновная жертва системы», и готов доказать правоту в суде.

«Бриллиантовая крыша»

Похоже, что уверенность, с которой ведет себя в этой ситуации Корниец, опирается на вполне серьезное и авторитетное покровительство, о характере которого можно было судить на основании дальнейшего развития событий.

Сначала заседание суда по делу Корнийца перенесли с 12 ноября на 17. Причиной произошедшего стала занятость судьи в другом резонансном деле – рассмотрении вопроса о продлении взятия под стражу для нардепа Игоря Мосийчука. Однако и 17 ноября заседание также не состоялось, поскольку Корниец в Печерский суд не явился. Причиной неявки, по словам адвоката, была госпитализация в связи с гипертоническим кризисом.

Впрочем, дальнейшее развитие событий поначалу не обещало Корнийцу ничего хорошего, ибо было вынесено решение о его принудительной доставке в суд.

Корниец воспользовался ситуацией, чтобы раздуть скандал, и в тот же день решение было «переиграно», суд все-таки был перенесен. Прокурору ГПУ Льву Трубникову осталось лишь заявлять, что «такие действия Корнийца являются уклонением от суда».

Якобы с высоким давлением «бриллиантовый прокурор» слег в 21 клиническую больницу «Феофания», которая находится в Голосеевском районе Киева. Там, по утверждению Корнийца, представители правоохранительных органов пытались запугивать врачей, чтобы те выписали своего знаменитого пациента. «Я в «Феофании», приходили сотрудники СБУ с постановлением суда, но врачи отказали, сейчас приехали прокуроры и говорят, что сам Касько к главному врачу, запугивают, говорят, чтобы выписал», - сообщил Корниец.

По сообщениям некоторых источников, одним из руководителей клиники «Феофания» является некая Оксана Гриневич (на сайте клиники она значится заместителем главврача, но ее фотография, в отличии от других руководителей этого заведения, на сайте почему-то отсутствует).

По имеющейся информации, Оксана Гриневич – гражданская жена Генпрокурора В.Шокина. Именно ей жена Корнийца отправила смс «оксанашопроисходит» с просьбой о помощи, когда в дом «бриллиантового прокурора» пришли с обыском следователи и СБУ-шники.

Эту информацию в определенном смысле подтверждает факт обнаружения журналистами незадекларированного особняка Шокина, который записан на некую Веронику-Анастасию Гриневич. Особняк расположен на участке 0,22 га и состоит из нескольких зданий общей площадью почти 870 м кв, из них жилой дом – 299 м кв. Согласно данным госреестра, владельцем особняка до лета 2014 года был Виктор Шокин. Впрочем, родственно-семейные отношения Шокина остаются тайной за семью печатями, и все вынуждены «перебиваться» короткими сообщениями и догадками. Например, по предположению журналиста Владимира Бойко, Вероника-Анастатия Гриневич может быть «американской внучкой» Шокина. Правда, эта версия не выглядит подтвержденной. В любом случае, очевидным фактом является связь семьи «Гриневич» и Виктора Шокина.

Атака Касько

Однако, время уходило, и приближалась точка дедлайна – 21 ноября, когда, по требованию президента Петра Порошенко, дело «бриллиантовых прокуроров» должно было оказаться в суде.

В этой ситуации Виталий Касько решил пойти ва-банк, выразив все накопившиеся у него претензии Шокину в одном интервью. Основная часть посвящена довольно жестким «наездам» на Виктора Шокина, который обвиняется в целом ряде грехов: и реформу провалил, и в Администрации Президента слишком много времени проводит, и с коррупцией бороться мешает.

Но также Касько коснулся и «бриллиантового дела». Мол, когда только начал его расследование, то, увидев реакцию «отдельных людей» и осознав, что никто реально с коррупцией бороться не будет, он хотел уйти в отставку, но все, что его сдержало – это обещания «людям, которые поверили в борьбу с коррупцией», что они не остановятся. И сейчас он остается на своем посту только из-за этих «людей», чтобы их не закатали в асфальт.

При этом Касько несколько двусмысленно «наехал» на коллегу - Давида Сакварелидзе. Ведь дело «бриллиантовых прокуроров» начинал именно «грузинский гастролер», а его самого вообще в стране не было. Мол, насколько он знает, то все там процессуально было хорошо. И вообще, Сакварелидзе отправился в Одессу, а его просто поставил перед фактом.

На основании всего этого можно сделать вывод, что «младореформаторская» бригада дала трещину, и, учитывая отсутствие перспектив «бриллиантового дела», никто не собирается тонуть вместе с ним, а потому, банально перекладывает ответственность друг на друга.

Еще один интересный момент из интервью. Касько утверждает, что при Шокине перспективы дела «бриллиантовых прокуроров» стремятся к нулю. Таким образом, он заранее пытается переложить вину за гипотетический развал дела на своего непосредственного начальника, с которым он (по собственным же утверждениям) не общается. Таким образом, он попытался использовать собственный «бриллиантовый» провал в своих же интересах, представляя его не как следствие собственных ошибок и недоработок, а как результат саботажа со стороны «коррумпированного руководства ГПУ», которое и не дало довести до конца такое якобы перспективное дело.

Кроме того, Касько упоминал рапорт об отставке со стороны первого заместителя главы СБУ Виктора Трепака, который, по мнению замгенпрокурора, будет решающим индикатором происходящих процессов в сфере борьбы с коррупцией. Мол, если президент примет сторону Шокина и «отставит» Трепака, то рассчитывать на перемены в стране не приходится.

Историю с Трепаком «Прокурорская правда» уже освещала. Он написал заявление на имя президента Петра Порошенко об уходе с занимаемой должности. Причиной своего шага Трепак назвал невозможность борьбы с коррупцией в условиях, когда Виктор Шокин занимает пост генпрокурора. Конфликт этот продолжается с тех пор, как на Трепака завели дело по фальсификации улик в «бриллиантовом» деле.

По данным ZN.UA, уведомление об отставке на имя Грицака Трепак подал 28 октября (на следующий день после заседания парламентского комитета, где заслушивалось «бриллиантово-песочное дело», а «младопрокуроры» вместе с 1-м замглавы СБУ жаловались на оказываемое на них давление). При этом, его рапорт не был зарегистрирован на Владимирской, так как был написан на имя президента, а не на имя главы СБУ. В Администрацию президента заявление Трепака поступило 9 ноября 2015 года. Подобные «хитрые» действия показывают, что 1-й зам главы СБУ в отставку не сильно-то и хочет. Он пытается таким образом вернуть позиции в аппаратной борьбе с Шокиным, параллельно «поставив перед» фактом своего непосредственного начальника – Василия Грицака, чтобы заставить его поддержать нерадивого подчиненного.

Ситуацию усложняет то, что ГПУ недавно удалось получить разрешение на обыск режимно-секретного отдела апелляционного суда г. Киева. Цель понятна - ознакомиться со всеми оперативными материалами, по которым суд давал СБУ разрешение на проведение негласных следственных (розыскных) действий. Это позволит сотрудникам ГПУ увидеть весь массив разработок, которые проводили и проводят СБУ, МВД, Служба внешней разведки, ГУР Минобороны.

В этом контексте стоит вспомнить письмо, которое в начале ноября «Прокурорская правда» получила от читателей, представившихся «патриотически настроенными сотрудниками 624 кабинета Департамента оперативно-технических мероприятий СБУ».

В письме указано, что именно прикрывая свою противоправную деятельность, Трепак сделал заявление о якобы оказываемом со стороны главы ГПУ давлении на правоохранителей, занимающихся «бриллиантовым делом» на заседании парламентского комитета.

«Именно Трепак в ходе документирования данного преступления откровенно нарушил нормы уголовно-процессуального законодательства и сфальсифицировал отдельные доказательства и процессуальные документы», - отмечают авторы послания.

Поле открытия в ГПУ дела против Трепака, 1-й замглавы СБУ перешел в контратаку, и подключив зама главы СБУ Олега Фролова, организовал незаконное прослушивание телефонных разговоров прокуроров под прикрытием отслеживания траффика лиц, якобы подозреваемых в сепаратистской деятельности. Но анализ первых же разговоров указывает на то, что «объектами» стали высокопоставленные прокуроры.

Теперь, когда в ГПУ получили доступ ко всем этим материалам, факты злоупотребления служебным положением станут очевидными и доступными для всеобщего обозрения, а потому, перспективы Трепака выглядят весьма плачевно. Даже более плачевно, чем перспективы его «собрата по бриллиантовому делу»- Касько.

Продолжение противостояния

Ответ из ГПУ не заставил себя ждать. Традиционно, доносить официальную позицию ГПУ доверили «говорящей голове» - прокурору Владиславу Куценко. «Информация Касько о том, что кто-то из руководства кого-то «крышует» не отвечает действительности», - сказал он в интервью журналистам. По его словам, следствие по делу «бриллиантовых прокуроров» проводят именно подчиненные замгенпрокурора Виталия Касько, и все зависит от него. Куценко также уверил, что генпрокурор Виктор Шокин неоднократно подчеркивал необходимость передать дело в суд в кратчайшие сроки.

Дале началась серия взаимных обвинений со стороны «младопрокуроров» и Корнийца, смысл которых сводился к тому, что, якобы, именно «другая сторона» затягивает следствие.

19 ноября на страничке Давида Сакварелидзе в fb выходит публикация, где утверждается, что Корниец старается любыми способами умышленно затянуть судебный процесс. Что при этом в ход идут все возможные методы: регулярное игнорирование заседаний, постоянные требования об отводе всех по очереди судей, спекуляции на тему появляющихся проблем со здоровьем, которые при этом внезапно непостижимым образом исчезают аккурат на следующий день после очередного заседания суда, на который он не явился. Из этого следует вывод, что Корниец затягивает рассмотрение дела, поскольку сам осознает, что совершил преступление, а потому должен нести ответственность.

Подобный подход – призывать того, кого сам называешь преступником, явиться в суд через публикацию в социальной сети, изначально выглядит несколько странно и загадочно. Если Корниец настолько очевидный преступник, то чего от него добьешься подобными «призывами»? Более того, возникает вопрос, почему у прокуратуры нет иных механизмов обеспечить реализацию обвинения традиционным способами, а не виртуальными публикациями? Получается, что у Сакварелидзе просто ничего нет, но нужно декларировать очередные успехи, а потому приходится подменять эффективную работу созданием ее видимости в виртуальной реальности?

Ответ Корнийца не заставил себя долго ждать. Парировал обвинения опальный экс-зампрокурора Киевщины симметричными претензиями. Он подчеркнул, что вопрос меры пресечения никак не связан с направлением дела в суд, потому он обвинил Сакварелидзе в манипуляциях общественных мнением, поскольку все ходатайства в судах никоим образом не приближают рассмотрение дела по сути. Более того, Корниец настоятельно попросил отправить обвинительный акт в отношении его по ч. 4 ст. 368 КК Украины в суд.

В целом, любому стороннему наблюдателю становится очевидно, что затягивают дело все стороны. Правда, как оказалось, с различными результатами.

19 ноября Печерский районный суд Киева отклонил ходатайство прокуратуры о заключении бывшего заместителя прокурора Киевской области Александра Корнийца под стражу. Сам экс-прокурор заявил, что удовлетворен решением суда. Хотя оно и не означает его окончательную победу, но все же является демонстрацией тактического превосходства «бриллиантового прокурора» на данном этапе расследования дела.

24 ноября Корниец публикует полученное им сообщение о завершении досудебного следствия.

Как видим, «выписано» оно задним числом – 20 ноября. Интересно, что досудебное расследование, таким образом, завершено до 21 ноября – конечной даты, когда президент требовал направить дело в суд.

Правда, до суда, на самом деле, еще очень далеко. Ведь 24 ноября позволили начать ознакомление с материалами дела. Корниец и его защита будут знакомиться с материалами минимум две недели, а потому вряд ли дело передадут в суд до декабря. Сам фигурант в интервью журналистам выразил мнение, что сторона обвинения ждет назначения антикоррупционного прокурора.

В ожидании НАБ?

Интересную версию о причинах затягивания «Бриллиантового дела» сформулировал в своей публикации Сергей Иванов.

Он считает, что главной целью «прокурорского конгломерата» является выгораживание Александра Корнийца и Владимира Шапакина, которые являются носителями слишком большого количества «тайн секретов». Ссылаясь на собственные источники, Иванов утверждает, что Шапакин говорил следователям: его «вытянут» если он будет молчать, и убьют – если заговорит.

Поэтому в ближайшее время уголовные дела относительно Корнийца и Шапакина якобы будут изъяты у подчиненных Касько и переданы в Национальное антикоррупционное бюро Украины. Это решение будет вполне законным, поскольку в Украине действует Закон «О Национальном антикоррупционном бюро Украины», опубликованный в газете «Голос Украины» от 25.10.2014, № 206. В соответствии с нормой, содержащейся в разделе II, «Заключительные положения», этот Закон вступает в силу через три месяца со дня его опубликования.

При этом, согласно ч.5 ст. 36 Уголовно-процессуального кодекса Украины, запрещается поручать осуществление досудебного расследования уголовного преступления, отнесенного к подследственности Национального антикоррупционного бюро Украины, другому органу досудебного расследования.

Согласно тому же документу, детективы НАБ совершают досудебное расследование преступлений, совершенных, в том числе, и заместителями руководителей областных прокуратур.

По состоянию на 00 часов 00 минут 20.11.2015 года произошло совпадение двух событий, определенных переходными положениями УПК: НАБ Украины работает как орган досудебного расследования, а также на указанную дату истек 3-летний срок действия нормы Кодекса о подследственности, учитывая которую уголовные производства в отношении лиц, перечисленных в ч. 5 ст. 216 УПК Украины, подлежат передаче для организации дальнейшего расследования в Национальное антикоррупционного бюро.

Гипотетическое развитие событий с передачей дел в НАБ могло бы и правда затянуть следствие на неопределенный срок, поскольку «антикоррупционное бюро» пока что не работает, и работать не будет до создания Специализированной антикоррупционной прокуратуры, где пока происходят сложные процессы формирования.

Отсюда возникает вполне логичный вопрос. Знали ли обо всех названных выше юридических обстоятельствах Виталий Касько и его подчиненные? И если знали, то почему дотянули до 20 ноября, когда у расследуемого дела изменилась подследственность? Вопрос выглядит риторическим, ибо ясно, что они не могли не знать и не понимать всех изложенных выше обстоятельств. То, что очевидно для экс-сотрудника прокуратуры областного уровня Иванова, то не может быть не очевидно для заместителя гненрального прокурора.

Потому со стороны ситуация выглядит так, что сам Касько сделал все, чтобы дело спокойно ушло в НАБ. Ведь именно его подчиненные выдали адвокатам Корнийца сообщение, датированное 20 ноября, пойдя, тем самым, на хитрость: формально «вписавшись» в отведенные президентом сроки, но, одновременно, перейдя временную грань, которая отделяла дело от поступления в НАБ ввиду смены подследственности.

Фактически, подобный сценарий устраивает все стороны, ведь передавая дело в НАБ, они понимают, что там дело благополучно «загнется». Это очевидно уже сейчас, ведь денег в виде взятки у Корнийца и Шапакина не находили, нет предмета для осуществления любых дальнейших действий. Всё, что было продемонстрировано по делу ранее – это все взято у посредников, но прямых указаний на указанных экс-сотрудников прокуратуры ни у кого нет. Потому перспектив у дела нет никаких, и для Касько с Сакварелидзе его комфортнее «спихнуть» кому-то, кого не жако. НАБ в этом качестве вполне подходит.

В итоге, все участники достигнут своих целей. «Младопрокуроры» получат очередной информационный повод продемонстрировать, что они старательно расследуют все важные дела, однако несправедливая система и коррумпированное начальство не дает им довести до логического финала даже самые «верные» дела. И вообще, они почти уже держали в руках «бриллиантовых прокуроров», но из-за того, что им вставляли «палки в колеса», они не довели все до логического завершения в виде приговора.

Что же до стороны Корнийца-Шапакина, то она получат возможность затянуть дело на неопределённый срок, после чего оно благополучно развалиться.

Исходя из изложенного выше, у «Прокурорской правды» возникло ряд вопросов:

- почему Касько со своими подчиненными дотянули до 20 ноября, когда дело должно было перейти в ведение «антикоррупционного бюро»? уж не затем, чтобы «спихнуть» и «похоронить» его в НАБ?

- что будет означать вероятная отставка Виталия Касько в ГПУ и Виктора Трепака в СБУ для перспектив «бриллиантового» дела?

- окажется ли в НАБ дело Корнийца-Шапакина, и насколько это затянет его рассмортение?

comments powered by Disqus
TOP