КОНКУРС В ОДЕССКОЙ ПРОКУРАТУРЕ НА ГРАНИ ПРОВАЛА: СУДЕБНЫЕ РЕШЕНИЯ И ПРОТЕСТЫ СТАВЯТ ПОД СОМНЕНИЕ РЕФОРМЫ «ПО-ГРУЗИНСКИ» В ЦЕЛОМ ПО СТРАНЕ

12:04, 10.12.2015
  • 5352
  • 325
  • 0

«Прокурорская правда» уже писала об экс-заместителе прокурора Одесской области Сергее Костенко, который претендовал на должность прокурора в создаваемой Одесской прокуратуре № 2. По итогам трех этапов четырёхэтапного конкурса он занимал первое место в рейтинге, однако в результате проведенного собеседования Конкурсная комиссия решила полностью переписать список претендентов на должности. Костенко попал на девятое место с первого, и в число трех избранных не попал.

Естественно, он подал соответствующий иск в суд, где охарактеризовал решение комиссии как произвольное и несправедливое. 24 ноября суд остановил выполнение решения Конкурсной комиссии. Параллельно со всем этим в Одессе активизировалась «общественность», которая выступила за обновление руководителей всех прокуратур региона.

Внимание к данному процессу со стороны «прокурорской общественности» тяжело переоценить, что объяснимо, ибо «прецедент Костенко» может поставить под угрозу результаты конкурсов на замещение административных должностей в прокуратурах по всей стране, где также решения принимались произвольно, без надлежащего обоснования.

Кроме того, «дело Костенко» вскрыло системные проблемы законодательной базы проведения конкурса. Наконец, у самой «общественности», ради которой и затевался весь этот «цирк» с конкурсами и собеседованиями, итоги «обновления прокуратуры» тоже не вызвали приступов восторга, ибо большинство одиозных сотрудников сохранили свои должности.

Таким образом, конкурс, в проведения которого было вложено столько ресурсов и который должен был играть ключевую роль в реформах правоохранительных органов оказался сомнительным с правовой точки зрения, скандальным и нелегитимном в глазах общества.

Аргументация прокуратуры

В ответ на иск Сергея Костенко, поданный по поводу несправедливого (по его мнению) решения конкурсной комиссии по вопросу выдвижения претендентов на занятие административных должностей, Одесская областная прокуратура «разродилась» собственным обращением в суд, в котором оппонировала экс-зампрокурору Одесчины. Документ настолько интересный и «новаторский» с точки зрения права, что требует отдельного рассмотрения.

В нем излагается суть искового заявления Костенко. В своей аргументации по его опровержению, заместитель Генерального прокурора Олег Залиско ссылается на Порядок проведения открытого четырехуровневого конкурса на занятие должностей руководителей местных прокуратур, их первых заместителей и заместителей (приказ Генерального прокурора от 20.07.2015 № 98).

По мнению прокуратуры, порядок допускает процедуру опротестования отдельных решений Комиссии лишь по вопросам недопущения кандидата к тестированиям и по результатам последних. Единственное условие для принятия решения конкурсной комиссии – это, якобы, присутствие на ее заседании не менее 2/3 состава и голосование простым большинством. Поскольку опротестованное решение от 12.11.2015 года принято 5 присутствующими членами комиссии единогласно, то и оснований для его отмены в прокуратуре не видят.

Видео-фиксация происходившего собеседования Сергея Костенко (о чем он отдельно указывает в собственном иске как о нарушении) не проводилась из-за «временного технического сбоя», но, по мнению «конкурсной стороны», это не влияет на само проведение собеседования, ибо фиксация нужна только «для открытости и прозрачности», а ее уже, вроде бы, обеспечили присутствовавшие на заседании представители общественности: Сергей Хаджинов и Виталий Уманец (объединение Автомайдан»). Любопытно, что оба названных «общественника» ранее публично выступали против того, чтобы Костенко оставался в прокуратуре.

И вообще, решение конкурсной комиссии - дискреционное (то есть, совершаемым по некоему личному усмотрению). Последний этап конкурса - это, по мнению заместителя генпрокурора, не «состязание резюме или послужных списков», а проведение собеседований непосредственно с каждым претендентом, после чего принимается решение на основании «внутренних убеждений, индивидуальных мнений и оценок каждого члена комиссии». Причем, результаты первых трех этапов конкурса, якобы, носят исключительно «рекомендационный» характер. Все данные Костенко о его качествах и способностях – это лишь «его личное мнение», а рассмотрение данного вопроса судом – это «вмешательство в работу комиссии».

Что интересно во всей этой ситуации?

Прокуратура, в лице заместителя Генпрокурора, отстаивает крайне любопытную позицию, которая более напоминает не нормы права, а некую «революционную целесообразность». Дескать, вот есть комиссия – и ее решение является «истиной в последней инстанции», не зависимо от того, какими конкретно аргументами она руководствовалась. Было это «чувство справедливости», «пролетарское чутье» или мнение че-то «левой пятки».

В целом, сама ссылка на институт «дискреционности» вызвала ряд вопросов среди участников специализированных форумов и групп в социальных сетях, где общаются сотрудники прокуратуры и юристы. Там указывали на то, что сама возможность «дискреции» обосновывается наличием соответствующих правовых традиций и доверием общества к институтам, принимающим решение «исходя из собственного мнения».

Очевидно, что вся эта «дискреционная история» только дополнительно подрывает доверие к прокуратуре и проводимым ей конкурсам, поскольку в условиях современной Украины она напоминает больше не справедливость, а обычный произвол.

В таких условиях совершенно непонятно, зачем было «городить огород» со всякими конкурсами, тестами, интересными вопросами и не менее интересными ответами на них. Можно было просто написать: «Распределение должностей определяется произволом членов комиссии». Это было бы просто, доступно и честно. Вот только вряд ли эта формулировка понравилась бы «западным друзьям Украины», да и перед собственным народом как-то было бы «немного неудобно», потому, пишем некий талмуд о «проведении конкурса», записываем туда неимоверное количество разнообразных процедур отбора (почему бы еще не включить кросс, карате и стрельбу из лука?), которые, как оказывается, ничего не означают, ибо все равно комиссия руководствуется не ими, а «нюхом».

Наблюдатели также отмечают следующие моменты: прокуратура явно пытается перевести вопрос конкурса из юридической в политическую плоскость. Также «принятие комиссией решений на основании личных убеждений» ставится под сомнением присутствием в зале во время голосования «общественников», которые являются во всем происходящем явно заинтересованной стороной.

Решение суда

Итак, 2 декабря Одесский окружной административный суд в лице судьи Эллы Катаевой принял решение в пользу Сергея Костенко, которым отменил результаты конкурса на занятие руководящих должностей в Одесской городской прокуратуре № 2.

В своем решении суд исходил из того, что Сергей Костенко работает в органах прокуратуры с 1999 года, а с сентября 2015 года исполняет обязанности прокурора Суворовского района города Одессы. Он принял участие в конкурсе на занятие должностей руководителей новых местных прокуратур, а именно - по Одесской прокуратуре № 2 и по результатам двух первых этапов конкурса (знание законодательства и общие способности) набрал 162,3 балла, заняв первое место из 16 кандидатов. По результатам третьего этапа (психологическое тестирование) получил «желтый» цвет. 12 ноября произошло заседание комиссии, согласно которому был сформирован новый рейтинговый список, в котором истец оказался уже на девятом месте, не попадая, тем самым, в число трех претендентов.

Суд принял решение удовлетворить иск Сергея Костенко о признании противоправным и отмене решения конкурсной комиссии от 12.11.2015 г. Свое решение он обосновывает следующими обстоятельствами.

Ссылаясь на Порядок № 98, который определяет проведение четырёхуровневого конкурса, суд указал, что полномочиями Конкурсной комиссии является: формирование рейтингового списка по итогам первого тестирования и по суммарным результатам первых двух этапов, что отражается в ведомостях, которые составляются рабочей группой.

На основании этих результатов Комиссия осуществляет допуск кандидатов к третьему этапу из расчета по 4 претендента на должность. Поскольку результаты психологического тестирования имеют рекомендационный характер, то по его итогам никаких решений Комиссия не принимает.

Также Комиссия приглашает по четыре претендента на каждую должность на собеседование, определяет по три кандидата на каждую должность и передаёт их в соответствующие инстанции. Таким образом, рейтинговые списки комиссия составляет только дважды: по итогам первого этапа - для допуска ко второму этапу, по итогам второго этапа - для допуска к третьему и четвертому этапам.

Никаких полномочий составлять какие-то «рейтинги» по итогам собеседований у комиссии нет. Более того, подобные действия представляют собой подмену объективных данных субъективным мнением членов Комиссии, что является нарушением условий проведения конкурса. Результаты первых двух тестирований, по мнению суда, носят для Комиссии обязательный, а не рекомендационный характер.

В ответ на замечание стороны прокуратуры о том, что полномочия комиссии носят дискреционный характер, суд заметил, что возможность действовать по собственному усмотрению в данном случае означает не совершение произвола, а выбор нескольких альтернатив из числа тех, что возможны согласно требованиям закона.

«Проблемный» порядок проведения конкурса

Кроме всего изложенного выше, наблюдатели отмечают еще и общую «корявость» порядка проведения конкурса и всей сопутствующей правовой базы.

В частности, закон проведение конкурса не регулирует, и этот вопрос полностью отдан на откуп существующему положению, которое написано «топорно». Ведь «рейтинг» в принципе не может формироваться по итогам собеседования, а сами действия комиссии не могут быть обоснованы ее собственными протоколами. И никакой «объективности» при собеседовании быть не может, поскольку даже вопросы для каждого кандидата могут быть различными (от «состояния преступности» до конкретных норм законодательства). Кого-то могут спрашивать 5 минут, кого-то 15. И на основании чего составлять тогда рейтинги?

Но и положением тоже не до конца корректно пользуются в своей работе сами комиссии. Например, в их протоколах часто фигурирует некий «каскадный принцип», который призван дать возможность кандидатам, набравшим на тестировании наибольшее количество баллов, не вылететь из конкурса окончательно, а претендовать на «заместительские» должности. Впрочем, в самом «Положении» об этом принципе речь не ведется. Ведь согласно нормам действующего законодательства, комиссия отбирает и представляет по три кандидатуры на каждую из должностей отдельно.

Протесты «общественности»

Самое интересное, что, кроме старых «прокурорских кадров», итоги конкурса совсем не удовлетворили и другую сторону – «общественных активистов», которые требовали ранее обновления состава прокуратуры.

В частности, гражданский комитет «Азов» 4 декабря пикетировал Одесскую областную прокуратуру, с целью протеста против «сфальсифицированных результатов конкурса на руководящие должности в местные прокуратуры Одесской области и чтобы не допустить назначения старых, пропитанных коррупцией, прокурорских кадров на кресла руководителей».

Участники митинга требовали отменить результаты конкурса на замещение прокурорских должностей, поскольку считают их необъективными. По мнению активистов, в лидерах оказались люди, которые на предыдущих этапах конкурса были в числе аутсайдеров и в большинстве своем - действующие прокуроры. Соответственно, митинговавшие считали, что это дискредитирует саму идею проведения конкурса на замещение прокурорских должностей, тем более что в числе победителей оказались даже те, кто в ходе тестирования был признан негодным к работе в данной системе.

Несмотря на то, что с «активистами» встретился сам Давид Сакварелидзе и рассказал им о собственном видении итогов конкурса, был объявлен бессрочный пикет под областной прокуратурой. За его проведение отвечает т. Наз. «Общественный комитет по борьбе с коррупцией» в лице руководителя – Анны Голимбиевской. Непосредственные участники акции, преимущественно, люди, которые пострадали от действий прокуроров, успешно прошедших новый конкурс и претендующих на административные должности.

Требования пикета – проведение повторной аттестации сотрудников прокуратуры, с тем, чтобы не допустить к занятию должностей ряда прокуроров, которых протестующие считают недостойными.

По сути, требования участников акции симметрично противоположны претензиям «старых прокурорских», которые судятся с конкурсной комиссией. По мнению «активистов», результаты конкурсов не должны учитываться, если претендующий – «коррупционер».

Таким образом, областная прокуратура оказалась в ситуации «между двух огней».

С одной стороны, имеем «прокурорскую гвардию», которая обоснованно недовольна итогами конкурса, поскольку многих «подвинули» в произвольном порядке. Теперь опытные сотрудники прокуратуры опротестовывают результаты конкурса в суде и вполне могут рассчитывать на благоприятный результат, поскольку правовые основания для проведения конкурса и правда были весьма слабыми.

Но и общественные активисты во многом не довольны конкурсом, ибо никаких радикальных перемен он с собой не принес. Фактически, на своих местах остались большинство сотрудников прокуратуры, к большинству которых накопилось немало более- или менее-обоснованных претензий.

В этой ситуации двусмысленную позицию занял прокурор Одесской области Давид Сакварелидзе, который непосредственно и «заварил» эту кашу.

В частности, он дает интервью журналистам, в которых рассказывает, что несмотря на недостатки конкурсного отбора руководства местных прокуратур и определенные вопросы к конкурсным комиссиям на местах, положительные результаты в реформе прокуратуры есть. Этот конкурсный отбор «все равно повлияет на качественный состав руководства прокуратур», несмотря на то, что небольшое количество внешних кандидатов смогли пройти до конца. Но, несмотря на это, Сакварелидзе считает, что процесс запустился и все же есть «прецедент в прокуратуре, что должности набираются и укомплектовываются через открытый конкурс».

Также «грузинский реформатор» решил «кинуть кость» общественности. Мол, если есть какая-то негативная информация о кандидате на прокурорские должности, небезразличные граждане должны ей поделиться до 15 декабря, для того, чтобы «сомнительный претендент» не был назначен. Так что, имеем планы еще одного пересмотра итогов «четырёхэтапного конкурса», что позволит дополнительно все усложнить и запутать.

В целом, ситуация выглядит следующим образом. Когда замышляли «реформу», то пытались провести ее с минимальным ущербом для «прокурорских», но, одновременно, чтобы заткнуть рот многочисленным постмайданным «недовольным».

Для этого придумали простой и, как казалось, элегантный способ. Во-первых, объявляем «независимый конкурс» и растягиваем его проведения максимально во времени. Во-вторых, в процессе конкурса произвольно «разбрасываем» прокуроров по должностям, убирая некоторых наиболее «надоедливых» и одиозных, чтобы продемонстрировать «очищение». Наконец, подаем все это как большой «прорыв» в реформировании правоохранительных органов.

Однако, уже в ходе самого процесса все пошло не так, как задумывалось изначально. Порядок проведения конкурса «слепили» на скорую руку, предоставив всем потенциальным недовольным возможность для того, чтобы опротестовывать результаты. Видимо, «забыли», что в данном случае имеют дело не со школьниками, а с профессиональными юристами, имеющими многолетний опыт работы.

Впрочем, «общественность» тоже не захотела с радостью ограничиваться теми «жертвами», которые ей пытались подбросить и продолжала требовать полного обновления прокуратуры.

Конкурс оказался нелегитимным одновременно и с точки зрения права, и даже с позиций «революционной целесообразности».

Винницкая история

Параллельно с Одессой, собственная история противостояния участников конкурса и Комиссии развивается в Винницкой области.

И в этом случае тоже нарушение порядка проведения конкурса вызвало скандалы и судебные иски о признании итогов конкурса недействительными.

В частности, по словам участника конкурса Александра Мартынюка, на последнем этапе - собеседовании присутствовало только три члена комиссии из семи, хотя, согласно Порядку проведения конкурса, она полномочна только при присутствии 2/3 состава.

В протоколе заседания Киевской конкурсной комиссии («экзаменующей» кандидатов на посты в руководстве Винницкой местной прокуратуры) указано, что присутствовали секретарь комиссии Александра Яценко, члены Иван Дзюба, Роман Романюк и Владимир Янко, а также представитель замглавы комиссии Татьяна Вырста. Но полномочия последнего из «экзаменаторов» не понятны. Она не входит в комиссию, список которой размещен на сайте ГПУ. Кстати, Вырсту «включили» в комиссию вместо Давида Сакварелидзе, который редко присутствовал на заседаниях.

Также в протоколе в качестве «выступающего» отмечен Роман Романюк, которого на самом деле, на заседании не было. Сам же протокол подписан заместителем председателя Комиссии Юрием Севруком, который в нем же обозначен как «отсутствующий». Все это означает, что решение «недоукомплектованного» органа можно обжаловать.

Также, кроме всего изложенного выше, претензии участников конкурса касаются «перетасовки» позиций в рейтингах кандидатов, которая была осуществлена на четвертом этапе по непонятным критериям.

В частности, после первых двух этапов рейтинг выглядел следующим образом

В протоколе заседания комиссии от 5 ноября, который был обнародован только спустя 5 дней, порядок фамилий был совершенно иным.

Но и это не единственное нарушение. При отборе четверки кандидатов после второго этапа на четыре административные должности комиссия пошла путем умножения 4 кандидатов на 4 должности. Поэтому после 2 этапа на админдолжности фактически претендовали 16 кандидатов.

Но если кандидат претендует на занятие нескольких админдолжностей, то он должен учитываться как кандидат на каждую должность отдельно. То есть, если все 16 кандидатов, оставшихся после 2 этапа, претендуют на все четыре должности, то фактически отобраны не по четыре на каждую должность, а по шестнадцать. Так произошло смешение претендентов, что противоречит пунктам 5.11 и 9.2 Положения о проведения конкурса.

Естественно, решение комиссии было оспорено в судебном порядке. Впрочем, это не помешало Генеральному прокурору Виктору Шокину назначить шесть руководителей местных прокуратур в Винницкой области 8 декабря.

Однако история на этом не закончилась, ибо уже на следующий день информация о новоназначенных прокурорах пропала с сайта ГПУ.

Очевидно, это свидетельство того, что и в данном случае нас ждет длительная тяжба с сомнительным финалом.

Дальнейшие перспективы

Дальнейшее развитие ситуации уже напоминает снежный ком, который скатывается с горы.

Например, киевская конкурсная комиссия по результатам собеседований с кандидатами на должность руководителя Броварской местной прокуратуры вообще не включила в список для представления Генпрокурору на назначение первых трех претендентов, которые набрали больше всех всего баллов.

По результатам собеседований комиссия составила свой рейтинговый список, где трое лидеров по баллам оказались на 8-м, 13-м и 15-м местах. Вместе с тем, вверх продвинулись кандидаты с более низкими оценками. Их и утвердили для представления Генпрокурору.

С таким применением закона не согласился один из претендентов. Он подал иск, а Окружной административный суд г. Киева открыл производство по делу.

Ответы на вопросы о том, зачем нужно было проводить в этом конкретном случае «четырехуровневый» конкурс должен дать суд, который назначил рассмотрение дела на 10 декабря. Прогнозируемое решение «забьет» еще один гвоздь в концепцию проведенного конкурса.

Кроме указанных выше обстоятельств, еще ряд моментов в проведении конкурса выглядят перспективными для опротестования.

Например, возможна отмена самого приказа Генпрокурора, которым утвержден Порядок проведения конкурса. Поскольку именно там предусмотрено немотивированное понижение рейтинга конкурсантов.

Далее, возможен иск о признании противоправной бездеятельности Генерального прокурора Виктора Шокина, которая выразилась в отказе от государственной регистрации в Минюсте приказа «О создании конкурсных комиссий для проведения открытого четырехуровневого конкурса кандидатов на административные должности в местных прокураторах» (от 21.09.2015) и отсутствии публикации данного документа.

Еще на один принципиальный момент указал на своей страничке в сети facebook экс-прокурор Донецкой области Олег Сюсяйло.

В частности, он подчёркивает, что в проведенном конкурсе и сопровождающем его документации не отражен один принципиальный момент. А именно, что претендовать на административные должности в прокуратуре могут только действующие прокуроры. Соответственно, «победа» на конкурсе того, кто прокурором на данный момент не является, ставит сами итоги конкурса под сомнение.

Таким образом, оснований для того, чтобы опротестовывать итоги конкурса уже сейчас более чем достаточно. Количество недовольных его итогами растет, причем - с разных сторон и с разной мотивацией.

Исходя из изложенного, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- понимали ли в ГПУ, что если заместитель Генпрокурора утверждает, что Конкурсные комиссии по отбору на административные должности в местных прокуратурах могут заниматься произволом, то он создает чудесные условия для отмены итогов этого произвола в судебном порядке?

- призван ли был изначально безграмотный и противоречивый порядок проведения конкурсов на должности в прокуратурах просто сорвать проведение этих конкурсов?

- почему никто не «отработал» вопрос допуска для участия в конкурсах на административные должности в прокуратурах только действующих прокуроров, в очередной раз поставив итоги конкурса под обоснованный удар?

comments powered by Disqus
TOP