«МУСОРНЫЕ» ОБВИНЕНИЯ В ДЕЛЕ КОРНИЙЦА: КАК «МЛАДОПРОКУРОРЫ» ПЫТАЮТСЯ ПРИКРЫТЬ СВОЙ ПРОВАЛ В «БРИЛЛИАНТОВОМ ДЕЛЕ»

15:10, 27.10.2015
  • 3147
  • 81
  • 0

Дело «бриллиантовых прокуроров» стало, пожалуй, главным событием прошедшего лета. Вся страна тогда восхищалась бесстрашием молодых прокуроров Виталия Касько и Давида Сакварелидзе, смело бросивших вызов старой «прокурорской мафии». Однако дальнейшее развитие событий вынуждало многих посмотреть на всё происходящее уже не столь оптимистичным взглядом.

Оказалось, что в деле много нестыковок, присутствуют экспертизы, результаты которых противоречат одна другой, а документы для проведения обыска оформлялись задним числом судьями, которых ранее «младопрокуроры» взяли «под колпак». Романтическая сказка на глазах превращалась в суровую прокурорскую быль, руководство ГПУ выражало свое недовольство, а Сакварелидзе с Касько понимали, что провал столь разрекламированного ими ранее дела может послужить последним гвоздем в гроб с их репутацией.

Потому против «бриллиантовых прокуроров» начали искать новые улики и открывать новые дела на  основании припрятанных ранее фактов. Хотя почему-то в объективе повышенного внимания «грузинских реформаторов» остался только Александр Корниец, а не его «песочный коллега» Владимир Шапакин. Вот только общий непрофессионализм и желание не столько работать, сколько демонстрировать работу, и тут подвели «реформаторов», загоняя дело во все более и более глубокий тупик.

Дело «бриллиантовых прокуроров»: период полураспада

В июле 2015 «бриллиантово-песочное» дело будто бы послужило свидетельством эффективности работы новоназначенного заместителя Генпрокурора Давида Сакварелидзе, воплощением «грузинской мечты» о том, что придут иностранцы и наведут у нас порядок. «Прогрессивная общественность» поражалась невиданной роскоши, поглотившей прокуроров в Киевской области, возмущалась размерам и масштабам коррупции, и, следовательно, всячески выражала поддержку  «младореформаторам». По сути, для этого вся эта история и затевалась. Опираясь на вал общественной поддержки, Сакварелидзе укрепился на занимаемом посту и смог выдвигать претензии на новые посты.

После того, как в СМИ достаточно прокричали об «успешной борьбе» с коррупцией со стороны новых кадров, по сути, «бриллиантовое дело» уже не так сильно начало интересовать и самих инициаторов. Однако оно, по вполне понятным причинам, очень даже беспокоило подозреваемых – бывшего 1-го замглавы следственного управления ГПУ Владимира Шапакина и зампрокурора Киевской области Александра Корнийца.

Соответственно, выждав некоторое время, фигуранты самого громкого «прокурорского» дела перешли в контратаку. Довольно скоро выяснилось, что санкцию на обыск в кабинетах и по месту проживания бывшего заместителя прокурора Киевской области и экс-замначальника следственного управления ГП задним числом выписала «правая рука» разыскиваемого правоохранителями экс-главы Киевского апелляционного суда Антона Чернушенко - Мария Приндюк. Она находится на крючке у группы «младопрокуроров», а потому была готова на любой служебный подлог.

Первоначально маски-шоу у Шапакина и Корнийца проводились без санкции суда, а после того, как по указке бывшего 1-го зама главы ГПУ Владимира Гузыря на «команду» замов генпрокурора Виталия Касько и Давида Сакварелидзе было возбуждено уголовное производство - этот процессуальный момент решили закрыть с помощью одиозного служителя Фемиды. Самого Гузыря вскоре «ушли» за препятствия в работе «молодых кадров», но самого факта, что Сакварелидзе и Касько получили доказательства в «бриллиантовом деле» с использованием подлога, это не отменяет. Так уже они спешили показать «успехи», что не потрудились подкрепить их надежной доказательной базой, что не могло не проявиться позже.

Контрудары «бриллиантовых» визави

Корниец, как ушлый и опытный сотрудник, времени зря не терял. Более того, периодически устраивал боевые «вылазки» во вражий стан. Например, проводил пресс-конференции, на которых требовал восстановить себя в должности, мотивируя это тем, что не хочет восстанавливаться через суд.

Кроме того, экс-зам главного прокурора Киевщины развернул широкомасштабную кампанию по дискредитации своих обвинителей. Например, он «слил» в СМИ информацию о том, что прокуроры Янис Симонов и Виталий Опанасенко живут явно не по средствам. Как выяснилось, при люстрации они предоставили неполные декларации о доходах и имуществе. Симонов «забыл» о загородном доме в селе Михайловская Рубежовка по ул. Жовтневая, 30-Б, которым он в то время владел. По данным сайта реализации залогового имущества Сбербанка России в Украине, этот дом в 2011 году стоил примерно 200000 долларов США, т.е. больше, чем зарплата прокурора за 10 лет. Не так давно он обзавелся новым домом в селе Софиевская Борщаговка по ул. Фермерской, 84, и он в два раза больше дома Корнийца, фотографии которого публиковались в СМИ. Опанасенко же «не вспомнил» о наличии у него автомобиля INFINITI FX37, который, однако, числится за ним в МРЭО.

Не стоит забывать, что сам Корниец – опытный боец «внутренних фронтов», прошедший свой путь к вершинам прокурорской власти с низов. Бывший водитель экс-прокурора Голосеевского района Иванца, Корниец закончил академию прокуратуры заочно, и через 3 года стал начальником отдела защиты финансово-экономических интересов государства прокуратуры Киева. Это очень хлебное место – именно Корниец закрыл около двух десятков ресторанов и кафе на киевской набережной. Получив власть, деньги и положение он отнюдь не собирался добровольно со всем этим расставаться под чужим давлением. А полученный богатый жизненный и административный опыт превращал его в «зубатого» и опытного оппонента.

И тут в деле появилась новая сторона. Удар был нанесен с неожиданной стороны. Против прокурорской группы, которая ведет расследование в отношении Шапакина и Корнийца, в августе 2015 года было открыто встречное уголовное производство. Главная военная прокуратура подозревает, что экспертиза бриллиантов, найденных при обысках у высокопоставленных прокуроров-«взяточников», была сфальсифицирована ведущими это дело упомянутыми выше Симоновым и Опанасенко, а реальная стоимость найденных драгоценностей не превышает 700 долларов. Военная прокуратура подозревала, что в ходе следствия сотрудники ГПУ из группы младореформаторов подделали документы для нужд расследования. При этом Краматорский горрайонный суд разрешил военной прокуратуре провести выемку документов уголовного расследования о вымогательстве, в котором обвиняют высокопоставленных сотрудников прокуратуры.

Итак, карточный домик «бриллиантового дела» сыпался буквально на глазах. «Младопрокуроры» показали собственный непрофессионализм в расследовании дела, которое, по сути, и послужило основанием для построения у Сакварелизде и Касько дутой репутации «принципиальных и высококлассных обвинителей».  Поспешив заявить о собственной «победе», они не позаботились о том, чтобы надежно подкрепить дело фактажом, пошли на подлог и фальсификацию документов, что дало такому «тертому калачу» как Корниец все основания для того, чтобы дело развалить. Конечно, это не означало, что «бриллиантовые прокуроры» не совершали того, что им инкриминируют, а лишь то, что Сакварелидзе и Касько не умеют надлежащим образом работать.

Однако для «младопрокуроров» крах «бриллиантово-песочного дела» означал бы катастрофу, а потому они перешли к привычной практике «топить» оппонентов и дожимать их по другим делам, чтобы скрыть свой непрофессионализм.

«Новые обстоятельства» для Корнийца

«Прокурорская правда» уже писала о методике работы «грузинских прокуроров» на примере Одесской области, прокуратуру которой возглавляет все тот же Давид Сакварелидзе. Сначала они громко кричат на публику о каком-то деле и выдают его чуть ли не за великую победу над коррупцией, а потом, когда оказывается, что дело дутое, а доказательств реальных нет, из архива достаются старые обвинения, и уже на их основании начинают преследовать тех, кто попал под горячую руку реформаторов.

Та же самая ситуация сложилась и в деле Корнийца-Шапакина. Сначала раскрыли «величайшую схему коррупции», потом, из-за собственных недоработок, дело начало валиться. Что делать? Давить ситуацию по другим фронтам и имитировать постоянное наступление. А в имитации равным «младопрокурорам» нет.

Еще в августе 2015 года Давид Сакварелидзе демонстрировал уверенность в том, что «бриллиантовые прокуроры» виновны, дело дойдет до суда, а Корниец со Шапакиным получат солидные сроки. Позже уже Виталий Касько обещал, что в средине ноября дело «бриллиантовых прокуроров» будет в суде.

Впрочем, сам Генпрокурор Виктор Шокин был намного более осторожен. Он не спешил с громкими заявлениями. И понять его можно. Сама «операция» была проведена за время его отсутствия. Также он отметил факт, что расследование до сих пор не завершено, и вызывает ряд вопросов. Качеством расследования Шокин остался недоволен, и даже сделал «выговор» Сакварелидзе и Касько. Так, в деле есть две экспертизы по изъятым бриллиантам. Они полностью противоречат одна другой. Соответственно, все это создает угрозу для дела в суде. Потому Шокин принял «соломоново решение», и предложил поучаствовать в расследовании американской группе. Об этом Генпрокурор попросил посла США в Украине Джеффри Пайетта при личной встрече.

Смысл тактики Шокина, в целом, понятен. Он не хочет участвовать в чужом провале, однако понимает, что за крах «бриллиантового дела» спросят именно с него. Потому он прикрывает себя со стороны самого опасного игрока – Госдепа США, перед которым и отчитываются в своей работе «младопрокуроры». Шокин играет на опережение. Мол, если не верите мне – приезжайте сами и смотрите, что натворили ваши «вундеркинды». Последним же ничего не остается в этой ситуации как идти ва-банк.

Сакварелидзе переходит в атаку

Потому уже 17 октября Давид Сакварелидзе делает очередное заявление на своей странице в fb. В нем он намекает на то, что масштаб и диапазон незаконной деятельности одного из фигурантов так «бриллиантового дела» намного шире, чем изначально предполагалось, а крышевание песочных схем и взяточничестве является лишь «вершиной айсберга».

Развитие ситуация получила уже через несколько дней, и 21 октября Сакварелидзе публикует следующий пост:

Параллельно еще один удар нанес соратник Сакварелидзе Виталий Касько. В тот же день он провел брифинг, на котором заявил, что Генеральная прокуратура выдвинула новые подозрения экс-зампрокурору Киевской области Александру Корнийцу относительно незаконного хранения оружия (автомат Калашникова) и покупки оборудования для «прослушки».

«Мусорное дело»

Сущность предъявленных к нему подозрений обнародовал на своей страничке в facebook сам Корниец. Итак, он подозревается по ч. 2 ст. 189 КК Украины, а именно в вымогательстве передачи прав на чужое имущество служебным лицом с использованием своего положения. Само подозрение содержит очень пространные размышления и морализаторство о том, что Корниец знал о том, что бывает, когда нарушают закон. Далее, указано, что в 2009 году (дату установить не удалось), экс-зам Киевского областного прокурора, якобы, вызывал себе в кабинет детектора ООО «Компания Николсан» Олега Чайковского, требовал у него пояснения по поводу хозяйственной деятельности, что представляло собой коммерческую тайну, а также угрозами применения служебного положения, заставил Чайковского заменить некачественный металлический мусорный контейнер (это «великое преступление» описывается очень подробно). И вот, в процессе вынашивания коварных замыслов заменить все-таки мусорный контейнер, Корниец захотел завладеть частью ООО «Николсан», подключив к этому свою сестру – Ларису Прокопенко. Далее, зная о том, что компания ведет свою деятельность без надлежащих документов, он, угрожая своим положением, добился бесплатной передачи сестре 50% уставного фонда компании. После чего, зачем-то, систематически проводил встречи с трудовым коллективом на предмет выяснения особенностей и технологии работы. Видимо, проникся так сильно «мусорным бизнесом». Ну и уже потом организовал захват офиса «мусорной компании» при помощи каких-то неустановленных следствием лиц.

Что из всего этого следует? Следует то, что следствие ничего, по сути, не знает. Знает, что офис компании «Николсан» захватили «неустановленные лица», но утверждает, что захватил Корниец. На основании чего – не указано. Неужели на основании показаний этих самых «неустановленных» лиц? Знает, что Корниец «прессовал» Чайковского в 2009 году, но даже приблизительно не знает даты. Знает, что угрозами заставил переписать на сестру половину компании, но не знает, что это могли быть за угрозы? Знает, что «бриллиантовый прокурор» требовал замены металлического бака для мусора, но не может объяснить, в чем же тут заключается криминал?

Короче, «мусорное дело» выглядит откровенным мусором, сварганенным очень быстро и очень некачественно, чтобы «закрыть дыру» следствия.

Попытка прояснить непонятности была совершена усилиями  журналиста-разоблачителя Дмитрия Гнапа. В соответствующем материале он излагает собственную версию. Итак, Корниец якобы заключил договор о вывозе мусора с фирмой Олега Чайковского, потом требовал заменить ему некачественный бак, и, в конечном счете, добился переоформления части фирмы, а также был вынужден «засылать» часть дохода Корнийцу, свидетельством, будто-бы чего являются расписки о долге Чайковского. Впрочем, материал мало на что отвечает и так и не дает пояснения, почему это так легко Чайковский расстался с половиной собственной фирмы? Как и чем конкретно на него давил Корниец? Что свело их вместе? Только ли испорченный мусорный бак? Или Корниец специально проверял все баки, чтобы не дай бог не пропустить возможность войти в высшую лигу мусорного бизнеса?

Версия Корнийца

Естественно, что Корниец в этой ситуации молчать не стал, а моментально отреагировал, написав соответствующее письмо на имя Генерального прокурора Виктора Шокина. В нем он излагает свою собственную версию происшедшего. По мнению опального экс-прокурора, речь идет о продолжении его личного конфликта с начальником второго управления ГУ по борьбе с коррупцией и оргпреступностью СБУ Сергея Карпушина, который, якобы, еще в 2013 году выполнял заказ депутата Киевского областного совета Сергея Скуратовского по «устранению» Корнийца. «Бриллиантовый прокурор» утверждает, что областной депутат взъелся на него из-за препятствий, которые он оказывал возведению на сельскохозяйственном поле села Софиевская Борщаговка жилищного комплекса. Карпушин со своим подчиненным Андреем Копыловым якобы начали «копать» на Корнийца и, в итоге, вышли на партнера по бизнесу его сестры – Чайковского. С ним совместно они создали новое предприятие «Эковтортранс», зарегистрировали его на тещу Чайковского, перевели туда все активы ООО «Николсан», которым Чайковский владел совместно с Ларисой Прокопенко (сестра Корнийца). Ну а потом уже последовали заявления от Чайковского, что, мол, опальный прокурор отобрал у него половину бизнеса.

В целом, версия Корнийца кажется, по крайней мере, не менее логичной, чем версия прокуратуры, и не допускает каких-то пробелов в изложении.

Наиболее вероятным выглядит то, что бизнесмен Чайковский просто работал некоторое время под прокурорской «крышей» Корнийца, а потом по каким-то причинам решил ее сменить на «крышу» от СБУ. Зачем ему была нужна «крыша», в целом, понятно. Осуществляемая им деятельность не имела соответствующих разрешительных документов, а потому «мусорный бизнес» (в лучших мафиозных традициях) нужно было кому-то «прикрывать». Гарантией для прокурорской «крыши» Корнийца было наличие в числе собственников фирмы его сестры. Когда Чайковский решил «кинуть» старого партнера, он просто создал новую компанию и перевел туда все активы. Ну а все остальное – фантазии.

На коленях перед Пайеттом

Впрочем, как опытный службист, не лишенный чутья и понимания всех раскладов, Корниец понимает простую вещь: его уже предъявили всему миру как главного коррупционера украинской прокуратуры, своеобразный символ всего того негатива, который ассоциируется с украинскими правоохранительными органами. Причем, знают о нем в таком контексте не только в Украине, но и за ее пределами.

Не так давно американский посол Джеффри Пайетт выражал полную поддержку Сакварелидзе и Касько вместе с острой критикой руководства ГПУ. Ясно, что «младопрокуроры» для США – свои ребята, тогда как Корниец – обычный коррупционер местного масштаба. Соответственно, если «бриллиантовый прокурор» хочет избежать ответственности и, возможно, вернуться, то он не сможет этого сделать, если Госдеп будет против. Для США, конечно, безразличен конкретный Корниец, но он важен как символ борьбы с коррупцией со стороны новых лиц. Потому опальный прокурор Киевщины бросился доказывать послу США то, что дела против него дутые, а сам он – не при чем. Во всяком случае, об этом свидетельствует личное обращение Корнийца, размещенное в сети facebook.

В нем он крайне дипломатично выражает свою преданность идеям борьбы с коррупцией, указывает то, что именно за антикоррупционную деятельность он пострадал от «интриганов» Сакварелидзе и Касько, утверждает, что против него нет нефальсифицированных улик, а само «бриллиантовое дело» - смесь фактов и домыслов. И  вообще, благодаря его устранению снова поднимает голову «песочная мафия». В целом, изложено грамотно. Но главное, именно разгильдяйство, непрофессионализм и склонность «высасывать» дела из пальца ради резонанса со стороны «младопрокуроров» дают все же шанс для Корнийца «выгородиться». Ведь первое дело против него «раскручивали» на основании служебного подлога, а во втором просто пытаются подать в выгодном для себя ключе обычные разборки «прокурорских» и «комитетских» за крышевание бизнеса.

Ввиду изложенного выше, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- могут ли «младопрокуроры» расследовать нормально хоть одно дело без фальсификаций, подлога и высосанных из пальца «доказательств»?

- кто в итоге ответит за развал дела «бриллиантовых прокуроров»?

- почему в прокуратуре и дальше «крутят» Корнийца, но как-то «забыли» о его «песочном» подельнике Шапакине?

comments powered by Disqus
TOP