НА МАНЕЖЕ ВСЕ ТЕ ЖЕ: ОТДАВАВШИЙ ВО «ВРЕМЕННОЕ ПОЛЬЗОВАНИЕ» ВЕЩДОКИ ПРОКУРОР КУЗАН ПРОДОЛЖАЕТ «РУЛИТЬ» МЕСТНОЙ ПРОКУРАТУРОЙ НА ЗАКАРПАТЬЕ

07:30, 03.10.2016
  • 3251
  • 152
  • 0

Более года назад «Прокурорская правда» подробно разбирала историю, которая произошла на Закарпатье с предпринимателем Викторией Тертыченко. Главным фигурантом в ней выступил следователь облпрокуратуры Виктор Кузан, позже возглавивший прокуратуру Раховского района.

Итак, поначалу против предпринимательницы было возбуждено уголовное дело, согласно которому сотрудники предприятия «Вима», которым руководит Тертыченко, обвинялись в злоупотреблении служебным положением и присвоении имущества в особо крупных размерах.

При этом, используя поддельные документы и действуя в сговоре с группой заинтересованных лиц, Кузан в рамках расследования фактически конфисковал у «Вимы» оборудование для производства обуви, отдав его «с концами» на «ответственное хранение» «нужным людям».

То есть, фактически, совершил грабеж под прикрытием своего «синего мундира». Однако он не только не понес наказания, но и, более того, очень профессионально сделал «виноватой» собственную жертву.

Преследование Тертыченко со стороны прокурорских было остановлено лишь в августе 2015 года, когда, за недостаточностью улик, прокуратура Закарпатской области таки вынуждена была закрыть дело.

За прошедшее время фигурант истории Кузан стал в декабре 2015 года Первым заместителем руководителя Тячевской местной прокуратуры.

По итогам двух первых туров он занимал 4-е место (91/43,33/134,33), но члены комиссии, по-видимому, решили, что это недостойное место для прокурора района и поставили его во главе рейтинга. Не стоит и говорить, что старые скандалы не помешали Кузану стать одним из руководителей «обновленной» прокуратуры.

По настоянию Тертыченко была проведена первая проверка Кузана еще в 2015 году, однако она так ничего и не выявила. Проверяющие предпочли не заметить уличающих Кузана фактов и ограничиться отпиской.

Однако после того как бизнесмен выиграла последовательно суд и апелляцию, где было принято решение о выплате в качестве компенсации почти 390 тыс. грн., в ГПУ была назначена очередная проверка, которая на данный момент проводится следователями Черновицкой прокуратуры.

Впрочем, пока что бывший Раховский прокурор сохраняет должность и положение, выступая лучшей иллюстрацией эффективности проведенной «реформы местных прокуратур».

Завязка «обувной» истории

23 мая 2007 в отношении Виктории Тертыченко было возбуждено уголовное дело №9706407 (уголовное производство №12014070030001332) по ч.5 ст. 191, ч.2 ст. 366, ч.1,2 ст. 209 и ч.1 ст. 222 УК Украины, в котором вещественным доказательством было признано оборудование для производства обуви стоимостью 73090 евро.

В лучших традициях «младшего милиционера Грищенко» из легендарного фильма «Зеленый фургон», вещдоки не хранились на складах, а были «пущены в дело». Видимо, ради этого все это и замышлялось.

Итак, на основании постановления следователя прокуратуры Закарпатской области Виктора Кузана от 2 октября 2007, вещественные доказательства были переданы на ответственное хранение ООО «Ингрид Плюс» в лице директора Владимира Малюка.

В частности, Кузан признал вещественным доказательством и передал на ответственное хранение оборудование для производства обуви стоимостью 73 090 евро, о чем составил соответствующие процессуальные документы: протокол осмотра вещественных доказательств - оборудование для изготовления обуви; постановление от 02.10.2007 года о приобщении к делу № 9706407 от 23.05.2007 года вещественных доказательств; постановление о передаче вещественных доказательств на ответственное хранение от 02.10.2007 года; акт приема - передачи вещественных доказательств на ответственное хранение от 02.10.2007 года; расписку директора ООО «Ингрид - Плюс» Владимира Малюка об обязательствах сохранять принятые вещественные доказательства.

Вот представьте себе ситуацию. Есть вещдоки по делу. Они якобы должны быть в сохранности, ибо они что-то доказывают. Но вместо того, чтобы их хранить до суда, их передают на хранение какой-то частной конторе, которая явно не планирует «складировать», а собирается использовать «вещдоки» по прямому назначению – в производстве.

Сказать, что все это – «вершина правовой мысли», значит не сказать ничего.

Но и это еще не все.

Приложение принадлежащего ООО «Вима» имущества в качестве вещественных доказательств по уголовному делу № 9706407 не входило в перечень оснований прекращения, лишения права собственности. То есть, изъять-то он, в принципе, мог, но не мог самолично решать, кому что принадлежит. Это вообще у нас в стране, теоретически, не может решать ни один прокурор.

Но Кузан по своему усмотрению признал собственником оборудования фирму, с которой у ООО «Вима» не было никаких хозяйственных отношений.

При этом, судебного решения, которым было бы прекращено право собственности на принадлежащее ООО «Вима» имущество (оборудование для производства обуви) также не существовало. Этот вопрос в суде даже не рассматривался.

Руководствуясь «решением своей левой ноги», в постановлении от 2 октября 2007 года о передаче оборудования для производства обуви на ответственное хранение, следователь Кузан «признал» контракты № 1, 2 от 21 апреля 2006 года - фиктивными, не имея на этот счет ни одного судебного решения.

И это не смотря на то, что установление факта недействительности, в том числе ничтожности гражданско-правового сделки, осуществляется в судебном порядке.

Таким образом, следователь Кузан предоставил собственную оценку гражданско-правовым и хозяйственно-правовым отношениям между самостоятельными юридическими лицами, самостоятельно объяснял содержание заключенных договоров, что, очевидно, не входит в компетенцию органа досудебного следствия.

Короче говоря, то, что еще вчера было комедией – в Закарпатской прокуратуре сейчас суровая реальность. В ней сотрудник прокуратуры – это и суд, который решает, что кому принадлежит, и распорядитель имущества, и обвинитель. Осталось еще закрепить статус «хозяина земли», монарха и суверена. Для полной картины.

После подобных действий «законника» Кузана последовала череда разбирательств, нахождение Тертыченко под следствием – опять-таки, в лучших традициях отечественной прокуратуры, где тебя сначала грабят, а потом еще и обвиняют в чем-то, чтобы ты не сильно «выступал».

10 августа 2015 по результатам дополнительного расследования уголовного дела № 9706407 (уголовного производства №12014070030001332), сведения о котором внесены в ЕРДР 19.06.2014 года по ч.5 ст.191, ч.2 ст.366, ч.1 ст.222 , ч.1,2 ст. 209 УК Украины, прокурором отдела процессуального руководства по уголовным производствам следователей прокуратуры Закарпатской области принято решение о его закрытии на основании п.3 ч.1 ст.284 УПК Украины.

В постановлении о закрытии вышеуказанного производства принято решение о возвращении ООО «Вима» вещественных доказательств в виде оборудования для изготовления обуви стоимостью 73 090 евро (согласно протокола осмотра от 2 октября 2007), но постановление в этой части до сих пор не выполнено.

 «Комиссия» по «отмазыванию» Кузана

12 марта 2015 Тертыченко обратилась в прокуратуру Закарпатской области с жалобой, в которой на основании п. 2.1.7. Инструкции о порядке проведения служебных расследований (проверок) в органах прокуратуры Украины, утвержденной Приказом Генерального прокурора Украины от 24 сентября 2014 №104, просила провести служебное расследование в ходе которой установить:

- на основании чего, оборудование для производства обуви стоимостью 73 090 евро были признаны собственностью «WIFRA AG» и вещественным доказательством по уголовному делу № 9706407 от 23 мая 2007 года (уголовном производстве №12014070030001332)

- наличие дисциплинарного проступка в действиях Кузана в связи с содействием в потере вещественных доказательств по уголовному делу № 9706407;

- наличие в действиях Кузана В.В. признаков уголовного преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 364 УК Украины, в связи с умышленным содействием в полученные неправомерной выгоды ООО «Ингрид Плюс» в лице Владимира Малюка.

Не стоит забывать, что согласно п.2 раздел II «Заключительные положения» Закона Украины «О Национальном антикоррупционном бюро Украины» преступление, предусмотренное ст. 364 УК Украины считается коррупционным преступлением.

По результатам рассмотрения указанной жалобы, 24 апреля 2015 поступил ответ прокуратуры Закарпатской области за подписью прокурора области о проведении служебной проверки, в ходе которой неправомерных действий со стороны Кузана (в том числе, при решении вопроса о передаче вещественных доказательств по уголовному делу №9706407) не установлено.

Из материалов служебной проверки следует, что членами комиссии никаких действий по поводу установления связанных с делом фактов предпринято не было.

Кузану же ставились вопросы, которые не имели никакого отношения к цели и основанию проведения служебной проверки.

В частности, в тексте вывода указано следующее (дословно): «... оборудование для изготовления обуви, признанное вещественным доказательством по уголовному делу по обвинению Тертыченко, принадлежало фирме «WIFRA AG».

При этом, в компетенцию органа досудебного расследования не входил вопрос о признании права собственности на имущество. К выводу, что данное оборудование для изготовления обуви принадлежит именно фирме «WIFRA AG», следователь пришел при изучении полученных в ходе досудебного расследования документов.

Давая объяснения, Кузан неоднократно подчеркивал, что все процессуальные решения принимал без нарушений, согласно действующему в то время УПК Украины.

Однако, к материалам служебной проверки приобщен документ, который отсутствует в материалах уголовного дела № 9706407 (уголовном производстве №12014070030001332), а именно «Протокол описи имущества, на которое наложен арест». Он датирован 02 октября 2007 года, и на нем отсутствуют подписи лиц, чьи фамилии указаны в протоколе, включая фамилию Кузана и Малюка.

И тут начинается самое интересное.

По результатам рассмотрения материалов уголовного дела № 9706407 (уголовного производства №12014070030001332), которое проводилось в прокуратуре области 15 декабря 2015, процессуального документа об описи имущества, на которое наложен арест, так же как и постановления об аресте имущества (оборудование для производства обувь стоимостью 73 090 евро) не выявлено.

С   нарушением требований ч. 2, 4 ст. 126 УПК Украины (1960), согласно которой Кузан должен был последовательно вынести процессуальное решение о наложении ареста на оборудование для производства обуви ООО «Вима» и составить его опись, все эти процессуальные действия он не выполнил. Так же, как и не сделал запись в книгу учета вещественных доказательств по уголовному делу № 9706407.

В связи с этим оборудование для производства обуви стоимостью 73090 евро не получило статус арестованного имущества, что в дальнейшем и привело к его «успешной» потери.

То есть, прокурор сначала «арестовал» имущество, потом «отдал во временное пользование», но документы оформил неверно, что, в итоге, закончилось его «исчезновением». Казалось бы, все тут ясно.

Как минимум – это халатность. Однако, если учесть наличие «интереса», то это уже не халатность, а нечто большее.

Стоит напомнить, что необеспечение надлежащего учета и условий хранения, передачи вещественных доказательств, ценностей и иного имущества, повлекшее их утрату, повреждение, является основанием для привлечения к предусмотренной законом ответственности лиц, по вине которых наступили указанные последствия (п.86 Инструкции о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами дознания, досудебного следствия и суда).

Однако в «выводе» комиссии по проверке Кузана содержится вывод, сделанный по результатам «кропотливой» работы ее членов: неправомерных действий не установлено, содействие в потере вещественных доказательств и получению неправомерной выгоды не подтверждено, оснований применения мер реагирования не усматривается.

А платить будет государство?

Естественно, Тертыченко не смирилась с полученным результатом.

Она обращается к прокурору Закарпатской области.

В апреле 2016 года приходит ответ, из которого следует, что информация отправлена в ГПУ.

Дополнительным расследованием указанного уголовного производства установлено, что за период с 2006 года по июль 2015 иски к директору ООО «Вима» Тертиченко или в ООО «Вима» от представителей фирмы «WIFRA AG» о признании права собственности на имущество - оборудование для изготовления обуви, при участии указанных сторон, на рассмотрении Ужгородским районным судом и Хозяйственным судом Закарпатской области не находилось.

Решением Ужгородского горрайонного суда от 14.06.2016 года (дело №308/13083-15-ц) частично удовлетворены исковые требования к Государственной казначейской службы Украины, прокуратуре Закарпатской области о возмещении морального вреда, причиненного незаконными решениями, действиями, бездействием органов досудебного расследования и прокуратуры.

12.09.2016 года Апелляционный суд Закарпатской области оставил решение Ужгородского горрайонного суда без изменений.

Итак, в результате незаконных решений, действий Кузана при расследовании уголовного дела № 9706407 из Государственного бюджета Украины будут взыматься средства (триста восемьдесят семь тысяч сто пятьдесят гривен). Причем, речь в данном случае идет именно о возмещении морального ущерба.

В соответствии с п. 2.1.7. Инструкции о порядке проведения служебных расследований (проверок) в органах прокуратуры Украины, утвержденной Приказом Генерального прокурора Украины от 24 сентября 2014 № 104, нарушение норм Уголовно-процессуального кодекса Украины, которые привели к потере или похищении материалов уголовного производства, вещественных доказательств является основанием для проведения служебной проверки. Кроме того, согласно п.8 Инструкции, при проведении служебного расследования, помимо прочего, выясняются обстоятельства происшествия, в связи с которыми проводится проверка, время, место, способ, последствия и т.

Потому нет ничего удивительного, что Тертыченко продолжила добиваться новой проверки в отношении прокурора Кузана. В ответ на ее обращения из прокуратуры Закарпатской области пришел ответ, что уголовное дело в отношении «отдающего вещдоки во временное пользование» прокурора расследуется в Черновицкой области, следственным отделом местной прокуратуры с января этого года. Кроме того, по ч. 1 ст. 364 и ч. 1 ст. 366 УК Украины проводится проверка действий предыдущих «проверяющих».

На первый взгляд, у черновицких следков есть все основания наконец-то взять в оборот их не в меру предприимчивого закарпатского «коллегу». Вот только до недавних пор ему все же удавалось выходить «сухим» из воды. Возможно, играло свою роль то, что супруга прокурора занимает должность начальника отдела организационного и правого обеспечения прокуратуры Закарпатской области. Или, возможно, практика «временного пользования» вещдоков не ограничивалась одним уголовным делом.

При этом, не смотря на успешный обувной бизнес, официально прокурор живет более чем скромно.

Согласно официальным данным, на должности прокурора Раховского района в 2015 году Кузан в 2015-м году заработал 165,5 тыс. гривен. Это и составило его годовой доход. Зарплата супруги прокурора была повыше – почти 180 тыс. гривен. Почти одинаково зарабатывали супруги в 2014-м – чуть больше 166 тыс. гривен каждый.

Сам прокурор владеет двумя участками земли, площадью 702 и 534 кв.м. и квартирой 62,4 кв.м. Совместно с супругой они являются собственниками еще одной квартиры, площадью 48,6 кв.м. На членов семьи зарегистрирован и гараж 15,3 кв.м. Собственного автомобиля у прокурора и его семьи нет. Он пользуется Toyota Corolla 2011 г.в.

Исходя из изложенного выше, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- много ли еще у нас прокуроров, отдающих «во временное пользование» вещдоки?

- достаточно ли богатое государство Украина, чтобы оплачивать утерянные прокурорами вещдоки стоимостью десятки тысяч евро?

- за какие заслуги прокурор Кузан в самый разгар связанного с ним скандала вошел в руководство «обновленной» местной прокуратуры на Закарпатье?

comments powered by Disqus
TOP