НА ПОЛЯХ «ПЕРВОЙ БЛОГЕРСКОЙ»: КАК ИНТЕРНЕТ-ВОЙНА «ЛИДЕРОВ МНЕНИЙ» ВЛИЯЕТ НА ФОРМИРОВАНИЕ АНТИКОРРУПЦИОННЫХ СТРУКТУР

13:00, 26.11.2015
  • 3533
  • 1
  • 0

Что может быть выгоднее, чем коррупция? Только борьба с ней. Именно этим, пожалуй, можно объяснить такое огромное количество разнообразных «борцов с коррупцией», которыми так богата современная Украина. Впрочем, большинство общественных активистов, которые профессионально «борются с коррупцией», сами не способны внятно объяснить источники доходов и то, за какие средства вообще существуют. Это объясняется тем, что никакой официальной занятости у них нет, что делает их зависимыми от разнообразных внешних «грантов» а также проектов отечественных олигархов.

Все это приводит к ситуации постоянных взаимных обвинений, которые активизируются в определенные моменты. Например, в ноябре 2015 года, когда в активную стадию вошли разделы руководящих должностей в Национальном агентстве по противодействию коррупции и Специализированной антикоррупционной прокуратуре. Соответственно, «грантоедские» структуры, оформленные в виде таких организаций как Transparency International Украина и Центр противодействия коррупции, поддерживают нардепа Виктора Чумака, заместителя Генпрокурора Виталия Касько, а потому, входят в противоречие с «конкурирующими фирмами», представляющими интересы окружения президента и премьер-министра.

«Чумакский шлях» в топ-борцы с коррупцией

В целом, 2015 год ознаменовался в Украине формированием разнообразных структур, призванных «побеждать коррупцию». Ничего удивительного в этом процессе нет, ибо «западные партнеры» выдвинули прогресс в этом направлении в качестве одного из главных условий продолжения сотрудничества. Потому, украинская власть вынуждена демонстрировать рвение и бурную деятельность. Ведь без европейских и американских денег жизнь ее будет короткой и безрадостной.

Если про Национальное антикоррупционное бюро и про Специализированную антикоррупционную прокуратуру уже было написано немало, то такой орган, как Национальное агентство по противодействию коррупции, пока что оставался, преимущественно, вне внимания широкой общественности, хотя и там уже развивается нешуточная борьба за руководство. Даная структура задумывалась как автономный центральный государственный орган, главной функцией которого будет изучение деклараций о доходах госслужащих. Последние с 1 января 2016 года должны стать электронными, и выявлением разнообразных несоответствий в декларируемом благосостоянии чиновников, и их реальном уровне жизни, должно заниматься специальное Агенство.

На данный момент на финишную прямую выходит выбор главы данного органа, который должен осуществляться специальной комиссией, сформированной из представителей исполнительной власти и «активистов». Из 50 претендентов, которые подавали изначально документы, до финишного голосования дошли 9 кандидатов.

Вадим Чижиковский и Юрий Дмитриев - экс-сотрудники прокуратуры, которые последний год трудятся в управлении мониторинга коррупциогенных факторов Секретариата КМУ. Туда их привел вслед за собой Андрей Жовнер, возглавлявший во времена Виктора Пшонки т.наз. «общий надзор» в ГПУ. Самого Жовнера «люстрировали», а вот его «питомцы» продолжают претендовать на различные антикоррупционные должности.

Кроме них на должность претендует Александр Скопич - заместитель главы Нацагенства по вопросам госслужбы (любопытно, что в конкурсную комиссию входит его непосредственный начальник – глава агентства Константин Ващенко), ряд общественников «местного уровня», юристов и преподавателей.

На общем фоне выделяется Виктор Чумак – народный депутат Украины, представляющий фракцию БПП, которого ранее «прокатили» с должностью главы «антикоррупционного бюро». Это было связано с тем, что Чумак вызывает неприятие у Петра Порошенко с тех пор, когда сам препятствовал избранию «нужных» для президента людей на выборах в Киевсовет. Кроме того, он в «контрах» с окружением Порошенко из-за скандала вокруг земель Дарницкого фармкомбината.

Соответственно, на другой «антикоррупционной» должности в Администрации Президента, видимо, тоже не очень рады видеть Чумака. Не забываем также, что само Нацагенство по противодействию коррупции – это орган, который может стать мощным политическим инструментом в умелых руках. Ведь, получив доступ к всем чиновничьим декларациям, его можно использовать как для давления на определенных госслужащих, так и для создания «информационных поводов», которые будут привлекать всеобщее внимание. Потому для окружения президента опасно отдавать эту должность в руки политика.

Наконец, процедура избрания главы агентства и список членов комиссии исключает возможность «легких решений», поскольку за утверждение некоторой кандидатуры должны проголосовать шесть «выборщиков» из восьми, и пока не приходится говорить, что у кого-то есть «контрольный пакет».

Потому процесс борьбы за кресло плавно переместился в информационное пространство, где развернулась полноценная дискредитационная кампания против Чумака. На портале «Четвертая власть» выходит материал, в котором нардепа обвиняют в «крышевании» строительства скандального жилищного комплекса «Солнечная Ривьера». Хотя сам Чумак формально и «воевал» с застройщиком Максимом Микитасем, однако он сам с ним связан через свата Юрия Ильченко. Кроме того, журналисты обратили внимание на связь Виктора Чумака со строительной корпорацией «Ай Пи Эм Групп».

«Оказалось, что адрес, где расположен «Ай Пи Эм Групп» (ул. Палладина 46/2) также является адресом общественной организации «Украинский институт публичной политики», соучредителем и директором которой является Виктор Чумак. Наконец, в публикации упоминался факт несоответствий в декларации Чумака. Так, в 2014 году он приобрел себе Hyundai Santa Fe за 791 тысячу гривен. Это при том, что суммарный доход Чумака и всей его семьи за последние четыре года, исходя из предоставленных деклараций, составил всего 1 миллион 169 тысяч гривен. Все вышеназванные обстоятельства сразу же начали активно распространятся сетевым сообществом.

Вскоре появилась еще одна благодатная тема для нападок на Чумака. Ее предоставил, благодаря собственным неосмотрительным публикациям в сети facebook, Андрей Марусов, являющийся одновременно Главой правления Transparency International Ukraine (известной грантоедской структуры), и членом конкурсной комиссии по выбору руководства нацагенства по противодействию коррупции. В пылу сетевой дискуссии он допустил ряд заявлений, которые моментально были истолкованы оппонентами в качестве признания собственной ангажированности Марусова в пользу Чумака.

Для полноты картины следует признать, что ранее Марусов уже позволял себе высказывать неоднозначные мнения о работе конкурсной комиссии, в которой позволял себе оценочные суждения об отдельных претендентах, и был подчеркнуто нейтрален к Чумаку. Кроме того, сам Чумак ранее в интервью не скрывал, что плотно сотрудничал с Transparency International Украина и близким к данной структуре Центром противодействия коррупции Виталия Шабунина.

Так что, особо размышлять о том, кому же симпатизирует Марусов, не приходилось. Оппоненты же Чумака увидели в этом «конфликт интересов».

На основании всего изложенного выше, в соц. сети facebook началась новая полномасштабная атака. Известные авторы принялись «разгонять» дискредитирующую Виктора Чумака информацию. Акцентировали внимание на все той же «декларации о доходах», на «факторе Марусова», на личных качествах претендента.

Знаковым является то, что все это происходило в одно время, скоординировано, участниками сетевого сообщества, которые друг друга знают. Следовательно, вряд ли все было случайным.

Ответ от Transparency и Центра противодействия коррупции не заставили себя долго ждать. В комментарии к вышеупомянутым публикациям пожаловали лично Марусов и Шабунин, начав форменную «сетевую войну». При этом, Марусов и Шабунин были не очень сдержанными, угрожали и использовали разнообразную, характерную для «общественных активистов» лексику (вроде «фекалий»).

Вскоре последовало и официальное заявление. В нем упомянутый выше Марусов утверждал о проведении против Чумака целенаправленной информационной кампании. В качестве ее организатора была названа некая Анна Волобуева, работавшая в 2012-2014 гг. в структурах, близких к Кабмину, и являющаяся на данный момент редактором информагенства «Главпост». Волобуева якобы уже ранее обращалась в редакцию «Украинской правды» лично к Севгиль Мусаевой-Боровик с предложением о размещении заказных материалов в 2014 году. Соответственно, сейчас Волобуева якобы «разгоняет» некие обращения против Чумака. Что же до заказчика «чернушной» кампании, то в качестве такового называлась «группировка Пашинского».

О конфликте между «грантоедами» из Transparency и Центра противодействия коррупции и окружением нардепа Сергея Пашинского «Прокурорская правда» уже писала. Также следует упомянуть, что сам Чумак выступал с решительной критикой закона о спецконфискации имущества коррупционеров, лоббистом которого выступала именно группировка нардепа-нарфронтовца, пытавшаяся таким образом создать законодательную базу для собственных рейдерских проектов. Так что у Пашинского и правда есть все основания «обидеться». Хотя вряд ли он один бы смог организовать данный «проект».

Необходимо отметить, что ряд авторов, которые участвовали в кампании против Чумака, подозревались ранее в работе на Игоря Кононенко и в участии в организованных президентскими «любыми друзями» кампаниях против партии «Укроп».

Впрочем, сам Виктор Чумак вскоре озвучил «расширенный список» тех, кто организовывал нападки на него на заседании парламентского филиала БПП 23 ноября, включив в него заместителей главы фракции Игоря Кононенко и Сергея Березенко (вместе с зампредом фракции НФ Сергеем Пашинским).

Позже в своем интервью все подтвердил Сергей Лещенко.

Аналогично свои обвинения по отношению к Игорю Кононенко, Сергею Березенко и Сергею Пашинскому подтвердил публично и сам Чумак.

От Касько до Лещенко

Очевидно, что логика развития событий требовала, чтобы, вслед за Чумаком вспомнили и о другом знаковом претенденте – заместителя Генпрокурора Виталии Касько, который также претендует на высокую антикоррупционную должность, и который тоже перешел дорогу группе Пашинского, и также имеет непосредственное отношение к Transparency и всей «грантоедской тусовке».

На упомянутом уже выше заседании фракции БПП Игорь Кононенко отрицал все обвинения со стороны Чумака, но воспользовался возможностью «наехать» лишний раз на Виталия Касько: «Те люди, которые сейчас борются с коррупцией, давайте смотреть, на каких машинах они ездили 5 лет назад, в каких квартирах живут».

И развитие событий в этом направлении не заставило себя долго ждать. Как и ранее, основными «запевалами» выступали Андрей Дзиндзя и Татьяна Черновил.

23 ноября на «Украинской правде» в разделе «блоги» выходит публикация нардепа от «Народного фронта» Татьяны Черновил, в которой обнародуются документы о якобы «захвате» Касько полученной от прокуратуры квартиры.

Итак, согласно данным Черновил, Касько приватизировал две выделенные ему государством квартиры. Первую, площадью 49 кв. м. в центре Киева еще в 2002 году. Ее он получил через два месяца после перевода из Львова, и, в конечном счете, переписал на мать. После чего Касько ненадолго покидал прокуратуру и, вернувшись, получил в 2008 году вторую квартиру в ЖК «Печерский квартал». В 2010 году он повторно ушел из органов, сохранив, тем не менее, жилплощадь, которая была, в конечном счете, приватизирована.

Кроме того, упоминается история с 3-этажным недостроенным домом, который Касько получил в 2009 году в качестве «подарка», в чем Татьяна Черновил усмотрела признаки взятки.

Развил тему с домом Андрей Дзиндзя, опубликовав фотографии недвижимости, которую «главный борец с коррупцией в Генпрокуратуре» получил в Новых Петровцах (рядом с Межигорьем).

Также Дзиндзя провел «инвентаризацию» всего имущества Касько (нажитого, очевидно, непосильным трудом).

Из схемы выходит, что в собственности претендента в Антикоррупционные прокуроры находится: 5 квартир, 4 автомобиля, два земельных участка и паркинг.

Конечно, Касько не мог не ответить на все эти «вопросы». В интервью ТСН (что характерно, информационный источник, принадлежащий Игорю Коломойскому) он попытался опровергнуть все, в чем его обвиняли. По его утверждению, декларации, в которых содержится информация о недвижимости, были опубликованы год назад. И то, что они привлекли всеобщее внимание именно сейчас, связано исключительно с фактом баллотирования Касько в антикоррупционные прокуроры. Наличие недвижимости он объясняет тем, что он неплохо зарабатывал, занимаясь адвокатской деятельностью, а также утверждает, что приобрел дом в состоянии готовности 85 процентов, и не смог до сих пор его достроить.

Параллельно с Касько под «раздачу» попал и известный журналист и нардеп Сергей Лещенко, связи которого с Чумаком и Касько (а также всей грантоедской тусовкой) ни для кого не были никаким секретом.

В своих публикациях нардеп-журналист пытается защищать Касько, публикуя непроверенные сведения, что, мол, коварный генпрокурор мечтает в ближайшее время отставить своего молодого заместителя. Мол, Виктор Шокин требовал во время согласительного совета завести на Касько уголовное дело.

Ранее Лещенко публиковал информацию о том, что против него якобы ведется слежка со стороны МВД по указанию Арсена Авакова.

Естественно, сам Аваков, тоже не чуждый соцсетям, спешит ответить Лещенко.

В ответе содержится намек на связь самого Лещенко с российским бизнесменом Григоришиным, в лоббировании интересов которого нардепа-журналиста давно подозревали. Кроме того, указывает на возможность судебного разбирательства. Короче, типичное для украинской «элиты» общение в неподражаемом стиле «сам дурак».

Далее в дело вступает Елена Тищенко, которая также неоднократно была фигурантом публикаций прокурорской правды и давно имеет «зуб» на Касько, Лещенко и всех, кто с ними связан.

По ее словам, доход Лещенко за пределами Украины составил 1 118 676 гривен. Депутат должен был подать декларацию об имущественном состоянии и доходах 1 мая года, следующего за отчетным, а предельный срок уплаты налога – 1 августа. «Лещенко должен был заплатить 15% с задекларированных доходов, а если доход превышает 10-кратный размер минимальной заработной платы – то 20% на сумму превышения», - сообщила Тищенко. Однако, соответствующих сумм депутат не задекларировал, и налогов не уплатил. В качестве доказательств, Тищенко предложила полученный нардепом Татьяной Черновил ответ на официальный запрос.

В ответ сам Лещенко заявил в комментариях, что налоги уплатил, приложив соответствующую платежку.

Правда, сумма оказалась несколько иной, ведь по подсчетам Тищенко она должна была быть несколько больше (разница в 50 тыс.).

В дальнейшем медиа-война полностью вышла из-под контроля, захватывая все новых и новых участников и субъектов.

21 ноября известный «сливальщик» Сергей Иванов публикует на «Украинской правде» блог, в котором утверждает о связи Лещенко и российского бизнесмена Константина Григоришина. Доказательством чего, по мнению автора, является депутатский запрос касательно запрета въезда на территорию Украины американскому бизнесмену Илье Сегалю, которого связывают с Григоришиным.

Очевидно, руководство «Украинской правды» не смогло стерпеть столь вызывающего наезда на своего «любимчика» на его же сайте, но ответ придумало крайне оригинальный.

Иванову (а также Татьяне Черновил и некоторым другим авторам, втянутым в информационную войну на стороне Пашинского-Кононенко) «выдали дискредитационные плашки».

Это вызвало, мягко говоря, не очень лестную реакцию по отношению к «Правде» у ряда известных фигур.

Сам Иванов разразился гневным ответом на собственной страничке в соцсети, где предрек скорый упадок «Украинской правде».

Кто-то использовал возможность, чтобы лишний раз напомнить о личных обидах по отношению к «Украинской правде». Как, например, нардеп от «Народного фронта» Николай Княжицкий.

Необходимо отметить, что принадлежащий Княжицкому канал «Эспрессо» одним из первых начал мочить Касько в интересах однопартийца - Пашинского. Так что, использование возможности для наезда на «УП» не выглядит чем-то странным.

В числе новоприбывших, включившихся в эту войну на коммунальной кухне, оказался и депутат от «Батькивщины» Игорь Луценко.

А круг все расширяется

На него «наехал» входящий в «грантоедский» клуб журналист Дмитрий Гнап по поводу его декларации о доходах, которая ему показалось неубедительной.

От произошедшего и самого Игоря Луценко состоялся определенный когнитивный диссонанс, выразившийся на публике в остром желании оскорблять, обвинять и банить в сети facebook.

В результате всего этого, читатели странички могли с удовольствием наблюдать за содержательнейшими диалогами между представителями «тусовки» Transparency international, которые давно пытались монополизировать «рынок по борьбе с коррупцией», и еще одним видным «антикоррупционером» - Игорем Луценко.

Распространено в сети мнение, согласно которому скандал вокруг Луценко не является чьими-то происками, а, скорее, является примером формирования своеобразных сетевых мемов, которые возникают сами по себе и распространяются благодаря активности сетевого сообщества. Мол, пользователи активно «тэгали» Дмитрия Гнапа, и тот был просто вынужден начать «расследование» по поводу декларации Луценко. Тот воспринял это как «наезд» со стороны грантоедов и начал «мочить» их ставленника - Касько.

Соответственно, все происходящее представляется исключительно как «личная обида», которая была проецирована на «грантоедов». Например, он обратился с запросом о проверке вопроса упомянутых выше «квартир Касько». Позже он заявлял, что именно его «гражданская позиция» о невозможности для Касько занимать посты в ГПУ и привела к нападкам на его скромную фигуру.

В последующих интервью Луценко пытался пояснить происхождение своих миллионов и недвижимости.

Объяснение получалось довольно путанным и несвязанным. Мол, деньги у него были, но потом он их перевел на счет «другого человека» (чтобы не отобрал «антинародный режим»), а потом в 2014 году снова вернул их себе. Тоже и с недвижимостью, которая то «пропадала», то появлялась потому, что дом в Крыму он не посчитал нужным фиксировать в декларации за 2013 год (!) из-за оккупации Крыма в 2014 (!).

Еще интересно то, что он не считает себя «публичным человеком» до собственного избрания в Верховную Раду и, к тому же, не думает, что он мог получать ранее «неправомерную выгоду», ибо не занимал государственных должностей. Хотя очевидно, что когда пишут о несовпадении его доходов и статуса «борца с коррупцией и общественного активиста», то подразумевают отнюдь не использование каких-то должностей, а то, что Луценко просто мог быть чьим-то «сливным бачком» и работать в интересах тех или иных политиков. То есть, речь об ангажированности, а не о служебном положении, но сам нардеп делает вид, что совершенно не ощущает разницы.

Так или иначе, но Луценко, осознав то, в какую ситуацию он себя поставил и самим скандалом, и реакцией на него, был вынужден предпринимать ответные действия. В качестве последних он, например, пригласил к себе в гости журналистов, которые смогли насладиться скромным интерьером трехкомнатной квартиры, в которой Луценко проживает один после «депортации» бабушки на дачу (о том, как теперь хорошо бабушке вне Киева он повторяет несколько раз, будто бы сам в этом сомневается).

Впрочем, из последующего общения с прессой, журналисты могли узнать немало «вкусных» подробностей. Например, то, что экс-глава Нацбанка (и близкий к Виктору Ющенко человек) Владимир Стельмах приходится Луценко отчимом и во всем ему помогал. Или, что документов о продаже имущества, которая и позволила нардепу получить капитал будто бы из воздуха, у него не сохранилось. Якобы, он не придавал им особого значения. В целом, Луценко не произвел впечатления очень умного и ответственного человека, так что версия с его использованием в чужих играх не выглядит неубедительной.

«Меньшевики» из БПП

Драматическое заседание фракции БПП, прошедшее в формате «сам дурак», стало своеобразным водоразделом, наметивший раскол в пропрезидентской политической силе. «Меньшевики» в количестве 15 человек поспешили объявить о создании собственной «антикоррупционной платформы», в которой сразу же оказались и Лещенко, и Чумак, а также ряд других «публичных лиц» фракции.

Главные претензии «внутренних оппозиционеров» сводятся к тому, что «фракция их не защищает».

Также поднимался вопрос об отсутствии «демократии» в БПП, о том, что все решения «спускаются» из АП, о том, что формируются новые «любые друзи», которые перебирают на себя контроль над финансовыми потоками государства.

Правда, все сказанное выше моментально вызывает вопрос о причинах «прозрения» депутатов именно сейчас. Ведь наличие сомнительных людей в списках БПП было очевидным фактом еще год назад. А принципы функционирования фракции тоже выработались не вчера, а формировались год. Однако ранее все это не вызывало особых возражений у «публичных лиц».

Видимо, ответ о реальных причинах формирования «платформ» в БПП лежит именно в сфере состязания «профессиональных активистов» за контроль над новыми антикоррупционными органами. Те, кто сделал «борьбу с коррупцией» чуть ли не основной своей профессией, очевидно, рассчитывали, что все эти «антикоррупционные бюро и прокуратуры» отдадут именно им, и, как следствие, они получат реальную власть и контроль над важными процессами, залогом чего, по идее, должны были стать связи на Западе, а также обслуживание интересов президента в публичном пространстве.

Однако, оказалось, что президентское окружение и руководство ГПУ имеют намного больше влияния и аппаратного опыта, а потому вытесняют «активистов» по всем направлениям, умудряясь еще и успешно стравливать их между собой, чему способствует царящая в среде «грантоедов» атмосфера коммунальной кухни.

Проигрыш одновременно Касько и Чумака в состязаниях за «антикоррупционные посты» будет означать крах долговременных карьерных стратегий и политических амбиций, а потому допустить этого «грантоеды» не могут. Этим объясняется их активизация и переход в наступление, благодаря чему они повышают ставки в этой игре.

Создавая платформы в БПП, они дают сигнал президенту о серьезности намерений, одновременно обозначая свою позицию для «западных партнеров». На данный момент, она сводится к тому, что «фракционные оппозиционеры» готовы к диалогу (то есть, торгам), но могут и порвать с материнской партией. Цена торгов – «антикоррупционные должности», получив которые «грантоеды» могут успокоиться и снова поддерживать любые действия президента и его окружения.

Впрочем, ясно, что президент вряд ли с легкостью поддастся на шантаж собственных депутатов, ибо его окружение уже имеет собственные виды на систему «борьбы с коррупцией» и понимает все опасности допуска туда «сторонних».

Исходя из изложенного выше, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- когда многочисленная «антикоррупционная тусовка» отвлечется от взаимных дрязг и борьбы за должности и займется тем, что они считают своей общественной функцией – борьбой с коррупцией?

- разрушит ли противостояние вокруг ключевых «антикоррупционных» должностей фракцию БПП в парламенте?

- сможет ли «грантоедская» тусовка повлиять на продвижение в «антикоррупционные кресла» Касько и Чумака, или же нужно будет идти на размен одной кандидатуры ради другой?

comments powered by Disqus
TOP