НЕДОРЕФОРМА. СУДЫ И ДАЛЬШЕ ОСТАНУТСЯ ЗАВИСИМЫМИ ОТ ВЛАСТИ

14:31, 09.04.2015
  • 1287
  • 71
  • 0

«Недоделанный» - так можно охарактеризовать закон «Об обеспечении права на справедливый суд».

Справедливый суд - одно из условий процветания страны. Но нам предлагают подборку телекартинок на тему «преступление и наказание»: на Царевич и Кицюка надевают электронные браслеты и  украинец, который приготовился жить по-новому, начинает подозревать нехорошее в том, что неприкосновенность снята не со всех служителей Фемиды, «клепавших» дела против майдановцев и что судят окаянных почему-то в Виннице. Не планируют ли, случайно, здесь основать некий «печерский плацдарм»?

28 марта, тихо и незаметно, закон «Об обеспечении права на справедливый суд» - столп анонсированной властью судебной реформы - вступил в силу. О «законе в действии» пока рассказать совсем нечего даже его горячим лоббистам. Закон проталкивал Президент и лояльный к нему спикер, нарушая регламент Рады.

В результат в авральном порядке сшитый из нескольких законопроектов, «усовершенствованный» спешно за одну ночь путем рассмотрения около полутысячи поправок, закон с красивым, популистским названием содержит такое количество пробелов, что эксперты-юристы и даже сами его соавторы признают: сейчас закон может быть применен лишь частично.

Существуют еще как минимум два объективных обстоятельства, которые не позволяют вдохновиться оптимизмом относительно быстрой имплемментации закона, - пишет издание texty.org.ua

Это, во-первых, не сформирован уже больше года Высший совет юстиции (а именно ВСЮ дает «добро» на увольнение и назначение судей).

Во-вторых, закон нужно будет согласовать с изменениями в Конституцию Украины (при лучшем развитии событий эти изменения могут быть внесены в парламент и приняты не раньше конца сентября). Специалисты не сомневаются, что после обновления Конституции отдельные пункты закона от 12 февраля придется менять или вообще отменять как несоответствующие Основному закону страны.

«Квалификационная люстрация»

О том, как так случилось, что законодательный процесс опередил конституционный, другими словами - почему воз поставили перед лошадью, поговорим ниже. А для начала рассмотрим наиболее дискутируемое новшество закона - норму о квалификационном экзамене. Его должна проводить Высшая квалификационная комиссия судов Украины (ВККС).

По закону, цель экзамена - «проверка способности судьи осуществлять правосудие (...)». Как неоднократно подчеркивал в комментариях СМИ один из авторов нового закона, заместитель главы Администрации Президента Алексей Филатов, значительная часть служителей Фемиды получила судейские мантии по протекции, некоторые не имеет юридического образования, поэтому провести кадровую ревизию, очистить систему от непрофессионалов - нормальный, здоровый процесс.

Но критики считают, что цель нововведения - люстрация судей, ее мягкий вариант. Мол, принятый в угоду бурлящему революционному обществу закон о люстрации наши европейские партнеры заклеймили как таковой, что грубо нарушает права человека, а потому власть нашла другой способ для «зачистки» судейского корпуса.

Заместитель председателя Верховной Рады Оксана Сыроид, которая изначально разработала с коллегами свой законы, а затем принимала заметное участие в «сшивании» двух законов (первый от общественности, второй от Президента) признает, что квалификационный экзамен действительно - «элемент люстрации».

«У нас есть огромное количество коррумпированных судей, и нам бы очень хотелось найти простой способ избавиться от них, - говорит вице-спикер. - Но в силу закона это невозможно, потому что освобожденные обратятся в Европейский суд и выиграют дело.

Увольнение судей иным способом, нежели установленного в Конституции, означает нарушение фундаментального права на независимый суд. Нужны изменения в Конституцию, таким образом, можно было бы переназначить судей, вывести коррумпированных судей из судейского корпуса. А пока Конституция не изменена, выбран этот вариант, более слабый, - квалификационное оценивание».

Действительно, по новому закону «экзаменатор» - ВККС - будет не только проводить экзамен на профпригодность, но и скрупулезно изучать «облико морале» судьи и соответствие его состояния задекларированным доходам.

Квалификационный экзамен должны пройти все судьи, а их в стране 9850 (не считая судей Конституционного суда). Эта процедура, по закону, добровольная. Но де-факто - принудительная, поскольку «поголовная».

Кроме того, в законе указано, что она будет регулярной, однако с какой периодичностью должны проводить квалификационное оценивание, не известно.

Экзамен состоит из письменного анонимного теста и практического задания (судья должен продемонстрировать умение вести судебное заседание, навыки в применении законов, психологическую уравновешенность).

Параллельно ВККС изучает объемное судейское досье. Финальным этапом квалификационного экзамена является собеседование, на котором, согласно ст.84. п.3, могут присутствовать «все заинтересованные лица», в том числе и представители медиа.

Досье должно содержать десятки документов и справок, в том числе информацию о количестве рассмотренных судьей дел, соблюдении сроков рассмотрения дел, среднюю продолжительность подготовки текста мотивировочного решения, количество жалоб на судей.

А еще - справки о доходах и имущественном состоянии не только судьи и членов его семьи, но и «близких лиц» (ст.85, п. 3, пп.12).

В судейском корпусе царит страх и возмущение. Злые языки утверждают, что, учитывая экономические трудности и в предвкушении возможной потери должности ставки взяток в судах существенно выросли.

«Судей сделали виновными чуть не во всех бедах государства, почему-то забыв: что не занесет прокурор - не возьмет судья. Почему прокуратуру не прогоняют через такие люстрационные нормы? - говорит Ольга Н., судья одного из районных судов столицы. - Боюсь, жертвами «квалификационной люстрации» могут стать более-менее честные судьи, а те, кто купил себе место, и теперь выкрутятся, за деньги, конечно же».

Европейским партнерам Украины, которых бросало в жар от одного только слова «люстрация», идея обязательного экзамена для избранных бессрочно судей также не нравится.

Венецианская комиссия, которая анализирует законопроекты стран-членов на предмет соответствия европейским нормам и ценностям, остро критиковала подобные решения в Сербии и Грузии, настаивая, что квалификационных тестов следует избегать, ведь они ставят под угрозу независимость судей. Эта рекомендация остается актуальной и для Украины.

Оксана Сыроид замечает, что она, как и ряд других юристов, не в восторге от этой нормы закона и рассматривает ее как вынужденный метод и ... временный. Мол, после внесения соответствующих изменений в Конституцию потребность в таком жестком характере квалификационного экзамена отпадет.

Также стоит отметить, что ВККС создали во времена Януковича. И Венецианская комиссия считает, что функции ВККС частично перекликаются с функциями Высшего совета юстиции, и рекомендует или ликвидировать Комиссию, или сделать ее структурным подразделением ВСЮ.

Тест на профпригодность

Как главная цель введения квалификационного тестирования задекларировано очищение системы от непрофессионалов. В судейском корпусе они есть, и об этом хорошо знают люди, которые работают в системе.

«Профессиональное качество судей, избранных бессрочно в последние 5-7 лет, очень упало, - рассказывает сотрудница аппарата ВККС, пожелавшая остаться неназванной. - По указанию сверху или за понятные стимулы судьями становились лица, провалившие тесты. И это были не единичные случаи, а достаточно частая практика. Как? Имели доступ к серверу и подправляли тесты «нужных» кандидатов. Знаю несколько случаев, когда судьями становились люди без юридического образования, с какими-то сомнительными дипломами».

К слову, во времена Януковича сообщество юристов подозревало в подобных коррупционных деяниях тогдашнего председателя ВККС Игоря Самсина. Наступила «новая эра», но изменилась ли картина?

В июне 2014 года случаи злоупотребления со стороны двух членов ВККС попали в поле зрения Генпрокуратуры. Как объяснил тогдашний заместитель Генерального прокурора Алексей Баганец, «трое судей были отобраны во время конкурса с нарушением требований закона, то есть без трехлетнего юридического стажа, путем внесения ложных сведений в документы, которые они подавали на конкурс».

Результаты той прокурорской проверки нам не известны. Как бы там ни было, но факт вмешательства в сервер ВККС вышел за пределы перешептываний в коридорах системы. О нем знают все, кому надо знать.

В частности, судьи, которые вскоре будут готовиться к квалификационному экзамену. И хотя ВККС с недавних пор имеет новое руководство, и окончательно ее состав не сформирован (по новому закону, в составе Комиссии должно быть 14 членов, а сейчас 11), уровень доверия к этому органу не является высоким. Судьи не верят, что здесь изменились методы работы. По себе меряют.

Признают проблему и авторы закона. «Поймите, нельзя в законе написать норму «Не лезь к серверу!» Можно только отметить, что экзамены должны быть независимыми, а информация - защищена. Все остальное зависит от добросовестной работы ВККС, председателя ВККС», - объясняет Оксана Сыроид.

Но вернемся к профессиональной аттестации судей. Допустим, ВККС, работая прозрачно и на совесть, обнаруживает, что кристально чистый, не заподозренный в коррупционных действиях судья, живущий в однокомнатной квартире на Троещине и ездящий на метро, ​​на большинство вопросов теста ответил неправильно и не справился с практическим заданием экзамена. То есть показал свою профнепригодность. Что делать в таком случае? Закон беспомощен. Это лицо и в дальнейшем будет выполнять функции судьи, а через год пройдет повторный экзамен. Освободить его невозможно, потому что - смотри выше - это неконституционно.

Вообще, каждый судья, уволенный через люстрацию или иным способом, нежели указано в Конституции, может уверенно шагать в ЕСПЧ, зная, что дело будет выиграно. Страна может получить сотни дел вроде «Волков против Украины» и, соответственно, выплачивать колоссальные суммы возмещений.

Итак, проваленный квалификационный экзамен угрожает судье только репутационными потерями. И то когда еще он будет, тот экзамен?

Напомним, в Украине 9850 судей. Еще в январе Алексей Филатов жаловался: «даже если проводить аттестацию непрерывно, то понадобится лет пять - шесть, и то, если очень интенсивно работать«. После принятия закона Верховной Радой господин Филатов оптимизировал сроки до двух-трех лет. Но что можно сказать об эффективности неотложной реформы, если только один ее технический этап растянется на целых шесть лет?!

Однако в ВККС сомневаются, что удастся уложиться в два года. «Перед ВККС стоит задача в течение полугода проверить судей Верховного суда, в течение двух лет - судей апелляционных судов, а уже потом - местных, на что нужно будет тоже около двух лет, - сообщил источник в ВККС. - Начинать будем с судей, у которых заканчиваются полномочия на посту».

«Огнем и мечом». Показательные выступления и как делать правильно?

Судебная реформа грозит растянуться на столь долгие годы, так что даже задумываешься: «Успеет ли эта власть ее завершить!?». А общество требует видеть изменения уже сейчас.

Обычный гражданин не желает читать 120-страничный закон, обещающий право на справедливый суд. Обычный гражданин желает знать простую вещь - что обратившись в суд, закон обеспечит ему это право, а не истцу / ответчику, который занес судье толстый конверт.

Не знаю, хочет ли обычный гражданин «упиться» судейской кровью, но бесспорно, он хочет наказания для судей-вымогателей и судей, которые вели очевидные политические расправы. То есть он хочет справедливости. И это все.

Была ли у власти возможность начать этот знаковый для общества процесс - очищение судейского корпуса - сразу, законно, не теряя времени и не прибегая к люстрационной гильотине? Эксперты уверены: да, была.

Одиозных судей, которые судили участников Майдана, можно было привлечь к ответственности по действующему в то время законодательству через ВСЮ, и таким образом дать сигнал системе о неотвратимости наказания за заведомо неправосудные решения, за коррупционные действия, - считает известный специалист в области конституционного права Марина Ставнийчук.

«С другой стороны, следует совершенствовать судейское самоуправление (судебная ветвь власти организована так, что судьи сами выбирают свои руководящие органы. Однако при предыдущей власти эти избрания были чисто формальными. Как только система получит саморегуляцию, она побуксует и медленно, но начнет возрождаться», - рассуждает Ставнийчук.

Однако, распустив ВСЮ в марте прошлого года (на основании того, что часть его членов были назначены или пролоббированы «преступным режимом»), новая власть не сделала нужных шагов для формирования нового состава. В частности, Президент и Верховная Рада не назначили своих представителей.

Не было проведено и достаточной работы с тем, чтобы побудить профессиональные среды (адвокатов, судей, работников юридических научных учреждений и ВУЗов) к скорейшему проведению съездов для избрания кандидатов в состав ВСЮ.

Совет юстиции не работает уже год, и одно это делает немало норм нового закона мертвыми. В идеале, говорит Оксана Сыроид, в течение двух-трех месяцев можно провести съезды, на которых будут избраны новые кандидаты.

«Однако, - сомневается она, - смогут ли все институты, которые должны формировать новый состав ВСЮ, сформировать его качественно и эффективно? У меня есть опасения, например, по съезду адвокатов. Заметно желание или сорвать его проведение, или в будущем обжаловать результаты этого съезда, и таким образом подорвать легитимность нового состава ВСЮ».

Вице-спикер избегает объяснений причин таких оговорок, впрочем известно, что в Союзе юристов сохраняются сильные влияния Медведчука и Портнова.

Очевидно, вокруг формирования ВСЮ продолжаются грязные политические игры. «Ситуация с неработающей ВСЮ создается умышленно», -  констатирует Оксана Сыроид.

Закон «Об обеспечении права на справедливый суд» - это, по сути, изменения и поправки в закон «О судоустройстве и статусе судей», только с другим, созвучным духу времени названием.

За последние полтора десятилетия, при разных президентах и разных исторических обстоятельствах, изменения в закон «О судоустройстве ...» вносили трижды. Это уже четвертая попытка. Только один этот факт доказывает, что для продвижения реформы законодательного инструментария явно недостаточно. И надо, прежде всего, вносить изменения в Конституцию.

«Алгоритм реформы выбран изначально неверный, - считает Марина Ставнийчук. - С этой многоаспектной проблемой можно справиться только идя классическим правовым путем, который подсказывает нам Венецианская комиссия, анализируя опыт «старых» демократий и ход судебной реформы в постсоветских странах.

Европейские структуры дают нам комплексные рекомендации, согласно которым первоочередными должны быть изменения в Конституцию, а потом уже совершенствование законодательства с целью, в частности, устранения политических влияний на судебную ветвь власти, ликвидации дублирующих функций судебного самоуправления. Мы же только регулярно меняем закон о судоустройстве».

Так что стоит начать хотя бы так: сначала сформировать ВСЮ и устранить судей, которые, используя действующее законодательство, выносили неправомерные решения в отношении активистов Майдана. Затем сделать все возможное для налаживания судейского самоуправления. Дальше - конституционные изменения, а затем уже усовершенствование законодательной базы.

О соблазне оседлать судебную ветвь

Вопреки всему, «куратор» судебной реформы в Администрации Президента Алексей Филатов верит (или заявляет, что верит) в успех реформы, а медлительность ее продвижения оправдывает ее масштабом.

Работы немеряно - на очереди изменение процессуального законодательства, совершенствование законодательства об адвокатуре и прокуратуре, бесплатной судебной помощи, юридическом образовании и др.

«Скажите, пожалуйста, как можно 23 года не иметь доверия к суду, а затем за один день егое восстановить? Судебная реформа - это долгий путь. И мы сейчас стоим в его начале», - солидарна в этом с Филатовым г-жа Сыроид.

Поскольку признано, что работы немерено, то и измерить, упорядочить и вложить ее в четкую, понятную, со сроками исполнения, концепцию пока не смогли. По крайней мере, до сих пор этого не сделал созданный Президентом Порошенко Совет по судебной реформе.

Какую систему правоведения мы получим в «конце туннеля», когда туда придем, каким и почему именно таким будет наш первый, второй, третий и т.д. шаги на этом пути, как их гармонизировать, какие ресурсы мы во все это вкладываем и кто будет за все в ответе?

Через год после Майдана и почти за год реформаторского шума общество не услышало ответы на эти вопросы. А специалисты констатировали, что вместо реформы имеем ее имитацию, отсутствие центра разработки решений и хаотичность «реформоподобных» движений. А отсюда вывод - что власть не умеет или не хочет проводить судебную реформу. Или и то, и другое в одном букете.

Вялость в проведении реформ еще можно объяснить желанием власти сохранить влияние на судебную ветвь. В конце концов, именно так сформировалась позорная политическая традиция за период украинской независимости.

«При всех президентах, начиная со времен Леонида Кучмы, существовали группы влияния, которые в той или иной степени старались сохранить возможность влияния на судейскую ветвь власти. Я далека от мысли, что отдельные персоны в нынешней власти не ставят себе это целью, - говорит Марина Ставнийчук. - Те шаги, которые сделаны в настоящее время и с точки зрения принятия законов, их реализации, внедрения практик, -  свидетельствуют, что власть в очередной раз пытается взять судебную власть под свой контроль».

comments powered by Disqus
TOP