НЕЗАКОННАЯ РЕФОРМА: ОЧЕРЕДНЫЕ СУДЕБНЫЕ ИСКИ УВОЛЕННЫХ ПОСЛЕ «ОБНОВЛЕНИЯ» ПРОКУРОРОВ

13:00, 11.04.2016
  • 4177
  • 51
  • 0

«Прокурорская правда» ранее уже писала о появившемся «синдроме постреформы», как суды «добивают» реформу прокуратуры, а также о том, как ГПУ расправляется с теми, кто осмелился отстаивать свои интересы и законные права в суде.

Кроме явных нарушений регламента и вседозволенности со стороны конкурсных комиссий оказалось, что предложенная «реформаторами» процедура обновления прокуратуры много в чём противоречит другим нормативно-правовым актам Украины (например, Кодексу законов о труде, Закону Украины «Об основах социальной защиты инвалидов Украины» и даже Конституции Украины).

Дело Николая Виватенко: ещё один лакмусовый листок безграмотности «реформаторов»

В марте этого года Днепропетровский апелляционный административный суд по делу № П/811/3509/15 частично удовлетворил апелляционную жалобу бывшего старшего прокурора отдела статистики ведения ЕРДР прокуратуры Кировоградской области Николая Виватенко на постановление Кировоградского окружного административного суда от 12 января 2016 по делу № П / 811/3509/15 по его иску к прокуратуре Кировоградской области о восстановлении на работе, оплате за время вынужденного прогула и возмещении морального вреда. Суд первой инстанции в удовлетворении иска Николая Виватенко отказал.

В судебном порядке прокурор решил доказать незаконность своего увольнения на том основании, что ответчик (прокуратура Кировоградской области) нарушил порядок увольнения работников и нормы трудового законодательства, поскольку ему не предложили ни одной вакантной должности и не учли преимущественного права на сохранение рабочего места.

Согласно приказу прокурора Кировоградской области №742к от 14.12.2015 года Николай Виватенко был уволен с занимаемой должности в связи с сокращением штата по п.1 ст.40 КЗоТ и п.9 ст.51 Закона Украины «О прокуратуре».

Истец считает свое увольнение незаконным, поскольку при проведении реформирования в органах прокуратуры, а именно реорганизации прокуратуры Кировограда в Кировоградскую местную прокуратуру было утверждено штатную численность прокуроров 40 лиц. Несмотря на то, что государством ему гарантированы льготы на сохранение рабочего места и перевода в первую очередь на должность прокурора Кировоградской местной прокуратуры, он был незаконно уволен.

Также истец считает, что ответчиком были нарушены положения ст.60 ЗУ «О прокуратуре», предусматривающей основания увольнения прокурора от должности в случае ликвидации или реорганизации органа прокуратуры, в котором прокурор занимает должность, или в случае сокращения количества прокуроров органа прокуратуры.

Кроме того, были нарушены требования ст.42 КЗоТ Украины о преимущественном праве на сохранение рабочего места при увольнении работников во время сокращения численности или штата работников. Поскольку он является инвалидом по зрению 2 группы, за ним сохранялось место работы, предусмотренное как для инвалида согласно ч.2 ст.17, ст.19 ЗУ «Об основах социальной защищенности инвалидов в Украине».

В нарушение ч.1 ст.43 КЗоТ Украины увольнение было проведено без предварительного согласия профсоюзного комитета. При прохождении тестирования в соответствии со ст. 31 ЗУ «О прокуратуре» ему, как инвалиду по зрению не были созданы надлежащие условия, в связи с чем ему не удалось использовать свои знания при прохождении тестирования в полном объеме. Результат тестирования составил – 71 балл. В предупреждении об освобождении от 30.09.2015 года указано, что увольнение проходит в связи с ликвидацией, однако в соответствии с приказом Генерального прокурора Украины №83-III от 23.09.2015 года проведена реорганизация органов прокуратуры. К тому же, незаконным увольнением ему нанесен моральный ущерб (лишении его права на труд из-за инвалидности), который истец оценил  в размере 50000 грн. 

В  свою очередь, в прокуратуре Кировоградской области настаивают на том, что при увольнении Виватенко были соблюдены все нормы КЗоТ. Также в ГПУ указали, что реформирование прокуратуры предусмотрено и регламентировано ЗУ «О прокуратуре», нормы которого они и соблюдали, а создание местных прокуратур происходило в соответствии с «Порядком проведения тестирования для занятия должностей прокурора местной прокуратуры», утвержденного указом Генпрокурора № 98 от 20.07.2015 г.

В целом, аргументация ответчика фактически отсутствовала, ведь прокуроры просто пересказали соответствующие нормы закона, но не объяснили/опровергли аргументацию истца.

В обосновании своего решения, суд апеллирует к статье 43 Конституции Украины, которой предусмотрено гарантирование гражданам защиты от незаконного увольнения. Одной из гарантий обеспечения права граждан на труд является предусмотренный в статье 51 КЗоТ Украины правовая защита от необоснованного отказа в приеме на работу и незаконного увольнения, а также содействие в сохранении работы. Частью второй статьи 40 настоящего Кодекса установлено, что увольнение по основаниям, указанным в пунктах 1, 2 и 6 настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его согласия на другую работу. Согласно частям первой и третьей статьи 49-2 КЗоТ Украины о предстоящем увольнении работники предупреждаются персонально не позднее, чем за два месяца. Одновременно с предупреждением об увольнении в связи с изменениями в организации производства и труда необходимо предложить работнику другую работу на том же предприятии, в учреждении, организации.

Таким образом, одной из важнейших гарантий для работников при сокращении численности или штата является обязанность их дальнейшего трудоустройства.

То есть, прокуратура Кировоградской области была обязана предложить Николаю Виватенко новую должность. Как, в общем, и другим уволенным после реформы прокурорам.

Предоставляя оценку фактическому основанию для принятия Приказа № 742к от 14 декабря 2015 г., которым уволено истца, суд отмечает, что таким стал Приказ Генеральной прокуратуры Украины № 83ш от 23 сентября 2015 г., которым, в связи с вступлением в силу 15 июля 2015 г. Закона Украины «О прокуратуре», ликвидировано в структуре и штатном расписании прокуратуры Кировоградской области прокуратуры г. Кировоград и создано Кировоградскую местную прокуратуру (п. 1.2).

Суд посчитал, что Приказ Генеральной прокуратуры Украины № 83ш от 23 сентября 2015 г., является юридическим фактом, который обусловил изменения в организации труда в прокуратуре Кировоградской области. Однако суд отметил, что такие изменения не привели к сокращению должности «прокурора», которую занимал истец, поскольку во вновь созданном управлении такая должность также существует.

Поэтому, исходя из правовой природы изменений в организации труда прокуратуры Кировоградской области (в части, касающейся истца), такие изменения не могут считаться законным основанием для увольнения истца, поскольку фактически изменилось лишь структурное подразделение, в котором работал Виватенко (из «прокуратура в г. Кировоград» на «Кировоградская местная прокуратура»). При этом, правовой статус таких подразделений не изменился, кроме того в штате как ликвидированного, так и вновь созданного управления, существовала аналогичная должность «прокурор», которую занимал истец до своего освобождения с рабочего места.

Следовательно, увольнение нашего героя с должности прокурора, по мнению суда, является безосновательным и основывается на ошибочном применении норм п. 1 ч. 1 ст. 40 КЗоТ Украины, что свидетельствует о его незаконности, поскольку фактически занимаемая истцом должность сокращение не претерпела.

Такой вывод согласуется с практикой Высшего административного суда Украины (Постановление от 30.09. 2015 году В деле № К / 800/20490/15 от 18.02.2014 года по делу № К / 800/40453/13). Содержание выводов суда кассационной инстанции состоит в том, что в случае ликвидации одного структурного подразделения юридического лица публичного права с созданием другого, на который возложено такие же функции, и в составе которого есть такая же должность, которую занимало уволенное лицо, такое увольнение в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 40 КЗоТ Украины считается безосновательным.

Итак, исходя из этой трактовки, увольнение прокуроров, которые не прошли тестирование или даже не проходили его, является безосновательным, ведь «обновленные» местные прокуратуры по своим функциям и задачам ничем не отличаются от существовавших ранее региональных подразделений.

Кроме того, в постановлении суд указал, что доводы ответчика об увольнении истца согласно п. 1 ч. 1 ст. 40 КЗоТ Украины из-за неуспешного прохождения ним тестирования, являются необоснованными ввиду того, что в настоящее время отсутствует критерий успешного прохождения тестирования, а потому утверждение ответчика является субъективным.

Действительно, ни в Законе, ни в Порядке нет определения критерия успешного прохождения тестирования, что делает увольнение прокурора по этой причине безосновательным и противозаконным.

Кроме отсутствия правовых оснований для увольнения истца, суд установил, что ответчик нарушил еще и саму процедуру увольнения.

Так, прокуратура Кировоградской области оставила без внимания предписания части 2 статьи 40 КЗоТ Украины, которыми предусмотрено, что увольнение по причинам, указанным в пунктах 1, 2 и 6 настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его согласия на другую работу. Суд отметил, что ответчик нарушил ст. 39-2 КЗоТ Украины, поскольку в уведомлении об увольнении, помимо другого не указал, что при наличии вакантной должности истцу будет предложено трудоустройство, а в случае отказа в переводе на другую должность уволено по сокращению штатов, согласно п. 1 ч. 1 ст. 40 КЗоТ Украины. Во время судебного разбирательства было установлено, что ответчик одновременно с предупреждением об увольнении истца, должен был и мог предложить истцу другую должность по этой же трудовой функции.

Вот и получается, что «гениальные» реформаторы даже грамотно составить уведомление об увольнении не смогли.

При этом, суд критически оценил доводы ответчика о том, что на момент увольнения истца (14.12.2015 г.) таких вакансий во вновь созданном управлении не было, поскольку в силу ст. 49-2 КЗоТ Украины собственник или уполномоченный им орган должен предложить работнику другую работу на том же предприятии, в учреждении, организации одновременно с предупреждением об увольнении в связи с изменениями в организации производства и труда. То есть, именно на момент сообщения истца (30.09.2015 г.), об освобождении от занимаемой должности в связи с ликвидацией и сокращением в структуре и штатном расписании аппарата прокуратуры области, а не на момент увольнения, ответчик должен был и мог предложить Виватенко другую работу, чего сделано не было.

Таким образом, уволив истца на основании п. 1 ч. 1 ст. 40 КЗоТ Украины, ответчик не принял никаких мер с целью его трудоустройства на соответствующей должности во вновь созданном управлении, что свидетельствует о нарушении установленного порядка его увольнения.

Указанный вывод согласуется с правовой позицией Верховного Суда Украины, высказанной в постановлении от 01.04.2015 г. и с выводом Высшего административного суда Украины, который содержится в постановлении от 20.11.2014 г. по делу № К / 800/23885/13.

Таким образом, суд пришел к выводу, что увольнение Николая Виватенко незаконно, поскольку проведено как без определенных законом оснований, так и в нарушение установленной процедуры, а потому приказ прокурора Кировоградской области № 742к от 14.12.2015 г. является противоправным и подлежит отмене.

Такой вывод согласуется с практикой Высшего административного суда Украины (Постановление от 30.09. 2015 г. в деле № К / 800/20490/15 от 18.02.2014 г. по делу № К / 800/40453/13).

Исходя из вышеизложенного, суд постановил отменить постановление суда первой инстанции; признать противоправным и отменить приказ прокурора Кировоградской области №742к от 14.12.2015 г. и немедленно восстановить Николая Виватенко на должности прокурора Кировоградской местной прокуратуры с 14 декабря 2015 года, выплатить среднюю заработную плату за время вынужденного прогула в период с 14 декабря 2015 года по 14 марта 2016 года, а также возместить моральный ущерб в размере 3000 грн.

Прокуратура Кировоградской области, конечно же, не согласилась с решением Днепропетровского апелляционного административного суда суда и подала кассационную жалобу в Высший административный суд Украины.

В жалобе указано, что вследствие проведенной реорганизации при создании Кировоградской местной прокуратуры произошло сокращение штатной численности прокуроров на 12 человек и вывод Апелляционного суда касательно того, что такие изменения не имели никакого отношения к должности прокурора, которую занимал истец, является ложным. Объясняет свою позицию прокуратура следующим.

Во-первых, в связи с прекращением деятельности городских, районных, районных в городах, межрайонных прокуратур и образованием местных прокуратур изменения претерпела система органов прокуратуры Украины.

Во-вторых, в результате указанной реорганизации имело место как сокращение штата (прокуратуры Кировограда в частности), так и сокращение общей численности органа прокуратуры (на 12 должностей прокуроров).

Объяснения прокуратуры не может не удивлять, ведь они этими утверждениями так и не доказали конкретно факт сокращения должности, которую до увольнения занимал Виватенко.

Также Кировоградская областная прокурата не согласна с выводом суда о нарушении процедуры увольнения прокурора Виватенко. Прокуратура указывает на то, что истцу 30.09.2015 г. было вручено предупреждение об увольнении с занимаемой должности и органов прокуратуры, в связи с прекращением функционирования региональных прокуратур и образования в системе органов прокуратуры Украины местных прокуратур и сокращения должности, которую занимал истец, в случае непрохождения или неуспешного прохождения тестирования для замещение должности прокурора в соответствующей местной прокуратуре с 14 декабря 2015 года.

То есть, по словам ответчика, прокуратура Кировоградской области указала истцу его возможное, но не обязательное (безальтернативное), предстоящие увольнение в связи с сокращением должностей и ликвидацией прокуратуры города Кировограда с 14 декабря 2015 года, которое состоится при наличии указанных выше условий. По мнению прокуратуры, изложенное фактически свидетельствует о том, что истцу была предложена другая должность в новообразованной местной прокуратуре, занять которую он имел возможность только по результатам объективного оценивания, которое будет проводиться не ответчиком как работодателем, а независимым органом, который с этой целью создан.

Подобное объяснение прокуратуры не может быть удовлетворительным. Ведь ни в одной статье КЗоТ Украине не сказано про дополнительные требования для увольняемого, которые он должен преодолеть для получения от работодателя другой должности по этой же трудовой функции.

Также в кассационной жалобе указано, что любые преимущества и ограничения в прохождении тестирования определенным категориям работников органов прокуратуры Украины ни Законом Украины «О прокуратуре», ни Порядком проведения тестирования для занятия должностей прокурора местной прокуратуры, или другими законодательными актами не предусмотрены. Поэтому, считает ответчик, нарушение прав истца как инвалида 2 группы со стороны прокуратуры Кировоградской области не допущено.

Читая подобное, закономерно возникает вопрос, а как же быть с другими нормативно-правовыми актами, которые предусматривают особое положение, льготы и гарантии на трудоустройство и сохранение рабочего места инвалидам? Прокуратура, разрабатывая Порядок, обязана была учесть это, ведь в противном случае процедура формирования штата «обновленных» местных прокуратур противоречит ч.2 ст.17, ст.19 ЗУ «Об основах социальной защищенности инвалидов в Украине» и ч.1 ст.43 КЗоТ Украины. Подобное лишний раз демонстрирует огромные проблемы у прокуроров с процессом правоприменения и соблюдения ними же самими законов Украины. Своими действиями ГПУ ограничила права инвалидов, что запрещено Конституцией Украины, ведь сужать права граждан не имеет права ни один нормативно-правовой акт.

В свою очередь, истец Николай Виватенко подал возражение на кассационную жалобу прокуратуры Кировоградской области, в которой, опять же, опираясь на доводы суда апелляционной инстанции указал на безосновательность аргументов прокуратуры.

Более того, прокуратура Кировоградской области отказалась исполнять решение Днепропетровского апелляционного административного суда и восстанавливать в должности Николая Виватенко, а также выплачивать ему зарплату и моральный ущерб, сославшись на отсутствие исполнительного листа, а также на невозможность исполнения предписаний суда в связи с их противоречием нормам Закона Украины «О прокуратуре».

Таким образом, дело Николая Виватенко еще раз показало несостоятельность и противозаконность такой реформы прокуратуры. Если прошлые судебные решения по другим делам, показывали, в основном, нарушения конкурсных комиссий, то сейчас же было доказано нарушение норм КЗоТ Украины и ЗУ «Об основах социальной защищенности инвалидов в Украине». Это судебное решение открывает большие возможности для обжалования своего увольнения другим прокурорам, которые не проходили, или не успешно прошли тестирование. Все это лишний раз демонстрирует, что в Украине действует правовая анархия, а те органы которые должны следить за соблюдением законности, часто сами нарушают правовые нормы.

Иск Олега Попика: «реформаторам» закон не писан

Дело Олега Попика является еще одним интересным иском для анализа, так как вскрывает новую грань нарушений во время проведения прокурорского конкурса.

Итак, Олег Попик по результатам четырёхуровневого конкурса на занятие должностей руководителей местных прокуратур их первых заместителей и заместителей получил 112,6 баллов (86 – профессиональный тест, 26,6 – тестирование общих способностей). По результатам конкурса он занял 9-е место в рейтинговом списке, но для назначения на административную должность его не рекомендовали.

Полученное им количество баллов дало возможность занять 16-е место в рейтинговом списке кандидатов на должности прокуроров Коломыйской местной прокуратуры Ивано-Франковской области, что является достаточным для назначения прокурором в эту местную прокуратуру, так как в штате указанной прокуратуры предусмотрено 20 должностей прокуроров.

Но, не смотря на это, 14 декабря 2015 года прокурором Ивано-Франковской области был издан приказ №1295-к об увольнении Попика с должности прокурора Коломыйской межрайонной прокуратуры. Это произошло потому, что его фамилия и полученные результаты решением Рабочей группы Львовского регионального центра от 8.12.2015 не были включены в рейтинговый список кандидатов на занятие должностей прокуроров в вышеуказанную местную прокуратуру.

Противоправность и необходимость отмены решения Рабочей группы Львовского регионального центра от 8.12.2015 г. и приказа прокурора Ивано-Франковской области № 1295-к от 14.12.2015 г. Олег Попик обосновывает следующими доводами.

Согласно п. 9.4. «Порядка проведения четырехуровневого открытого конкурса на занятие должностей руководителей местных прокуратур, их первых заместителей и заместителей», утвержденного Приказом Генерального прокурора Украины от 20.07.2015 г. № 98, он как прокурор, который не получил рекомендации от конкурсной комиссии про назначение на административную должность, имел право принять участие в отборе кандидатов на должность прокурора местной прокуратуры в соответствии с пунктом 1.5 раздела I Порядка проведения тестирования для занятия должности прокурора местной прокуратуры.

Таким образом, полученные Попиком баллы рабочая группа должна была учесть при формировании рейтингового списка кандидатов на должности прокуроров в Коломыйскую местную прокуратуру. Но она этого в нарушение Закона Украины «О прокуратуре» не сделала.

Именно в результате принятия неправомерного решения рабочей группой наш герой был лишен права участвовать в отборе кандидатов на должности прокуроров местной прокуратуры. Впоследствии, это привело к увольнению его из органов прокуратуры, чем явно и грубо нарушено его право на доступ к публичной службе.

Также, решение Рабочей группы привело к тому, что в указанную местную прокуратуру было назначено прокуроров, которые по результатам конкурса получили меньшее количество баллов, нежели Попик.

Таким образом, по мнению Попика, вышеуказанное решение рабочей группы Львовского регионального центра было принято с грубым нарушением Закона Украины «О прокуратуре», Порядка проведения открытого конкурса и принципа верховенства права. Отсюда следует, что и приказ прокурора Ивано-Франковской области об утолении Олега Попика, в основу которого легло это решение,  тоже является противоправным и должен быть отменен.

Кроме этого, издав вышеуказанный приказ об освобождении Попика от должности старшего прокурора Коломыйской межрайонной прокуратуры Ивано-Франковской области и из органов прокуратуры Ивано-Франковской области, прокурором области нарушено требования ч. 2 ст. 40 и ч. 1 ст. 42 Кодекса законов о труде Украины, поскольку данный приказ издан без учета его уровня квалификации, который согласно условиям тестирования можно считать выше уровня квалификации работников Романа Юркевича, Виктории Тарасенко и Марины Зиненко, которые по результатам тестирования получили меньшее количество баллов, однако были назначены на должности прокуроров в Коломыйскую местную прокуратуру.

Данный факт свидетельствует о том, что при издании указанного приказа не учтено преимущественное право Олега Попика на работу во время увольнения работников в связи с изменениями в организации производства и труда, чем нарушено ч. 2 ст. 40 и ч. 1 ст. 42 Кодекса законов о труде Украины.

Кроме этого, подобно Николаю Виватенко, в иске Олег Попик апеллирует к ч. 2 ст. 40 КЗоТ Украины, в соответствии с которой увольнение в связи с реорганизацией и сокращением численности или штата работников допускается, если невозможно перевести работника с его согласия на другую работу. Попик доказывает, что у областного прокурора была возможность предложить ему другую должность в штате прокуратуры Ивано-Франковской области, но он этого не сделал, чем грубо нарушил его права.

Также прокурор указывает ещё на одно интересное обстоятельство. Согласно ст. 60 Закона Украины «О прокуратуре», прокурор освобождается от должности в случае ликвидации или реорганизации органа прокуратуры, или в случае сокращения количества прокуроров органа прокуратуры по представлению квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров.

Так как квалификационно-дисциплинарная комиссия прокуроров до сих пор не создана, то и представление об увольнении Попика из органов прокуратуры Ивано-Франковской области она не подавала и подать не могла, а приказы прокурора Ивано-Франковской области об освобождении Попика с должности старшего прокурора Коломыйской межрайонной прокуратуры и из органов прокуратуры Ивано-Франковской области выдано в нарушение ст. 60 Закона Украины «О прокуратуре». Поэтому данный приказ является противоправным и подлежащим отмене.

Таким образом, экс-прокурор Олег Попик небезосновательно доказывает незаконность приказа областного прокурора о своем увольнении из-за неправомерности решения Рабочей группы Львовского регионального центра от 8.12.2015 г., которое легло в его основу, а также из-за того, что данный приказ выдано с нарушением ч. 2 ст. 40, ч. 1. Ст. 42 КЗоТ Украины и ст. 60 ЗУ «О прокуратуре».

Осталось теперь дождаться вердикта Фемиды, которая расставит все точки над «і» в этом деле и, либо забьёт еще один гвоздь в крышку гроба «реформы прокуратуры», либо даст ей еще небольшой шанс сохранить хорошую мину при плохой игре.

Это дело много в чем является показательным, ведь Олег Попик 15 лет проработал в прокуратуре и судя по отсутствию компрометирующих его материалов старался делать свое дело хорошо. Кроме того, конкурс показал его достаточную квалификацию для продолжения работы в органах прокуратуры. Он занял 9-е место в рейтинговом списке (86/26,67/112,67) и вошел в 16-ку претендентов на руководящие должности. Но организаторы конкурсного отбора вопреки существующим нормативно-правовым актам решили по-своему.

По словам, Попика, у него всегда были натянутые отношения с руководством из-за его нежелания идти на поводу и исполнять незаконные просьбы. Возможно, это и стало главной причиной его выброса из системы, ведь в новой, «обновленной» прокуратуре для таких места нет. Как показал проведенный «Прокурорской правдой» анализ назначений туда набирали лояльных, послушных прокуроров, а не строптивых и желающих добиваться справедливости.

Теперь суд будет решать судьбу Олега Попика. Но а пока он занимается общественной деятельностью и адаптируется к новой, внепрокурорской жизни.

Возвращение одиозного Коджебаша

Совсем недавно в СМИ появилась информация, что вернуть свою работу в органах прокуратуры через суд посчастливилось еще одному «синему мундиру» – одесскому прокурору Юрию Коджебашу.

Скандально известный законник обратился с иском в Одесский окружной административный суд, в котором оспорил свое увольнение с должности прокурора Котовской межрайонной прокуратуры. На это место он был назначен в октябре 2015-го, а через несколько месяцев уволен ввиду ликвидации прокуратуры и сокращения.

Такое решение прокурор посчитал незаконным и решил искать правды в судебном порядке.

Там он заявил, что Котовскую межрайонную прокуратуру не ликвидировали, а реорганизовали в Котовскую местную прокуратуру. А если даже и увольняли, то, по утверждению Коджебаша, ему не предоставили другую работу в органах, грубо нарушая тем самым нормы трудового законодательства.

В свою очередь, в областной прокуратуре высказали свою версию случившегося. Во-первых, Котовская местная прокуратура не является преемницей межрайонной. А во-вторых, о скором увольнении Юрия Коджебаша предупреждали персонально, но заявку на тестирование он так и не подал.

К слову сказать, Коджебаш все-таки участвовал в конкурсе на замещение вакансий руководителей местных прокуратур, правда, в Измаильской местной прокуратуре. По результатам двух первых этапов отбора он набрал всего 76 баллов из 200 возможных (71/5) и занял далекое 16-е место в рейтинговом списке претендентов. После собеседования комиссия определила его на 13 место, тем самым лишив его возможности претендовать на руководящие должности. А вот заявку для участия в конкурсе на замещение должностей рядовых прокуроров Коджебаш почему-то не подал, поэтому после провала собеседования вовсе оказался не у дел.

Точку в этом споре поставил суд. Под председательством Оксаны Тарасишиной увольнение Коджебаша было признано противоправным. Суд сослался на то, что документ, на основании которого его уволили, на тот момент не вступил в силу. Разница между выдачей приказов составила всего один день. Также служители Фемиды признали тот факт, что в прокуратуре Юрия Коджебаша не предупредили о возможном увольнении, если он не будет участвовать в конкурсе на должности в реформированные местные прокуратуры. Суд постановил отменить приказы об увольнении Коджебаша, обязал прокуратуру восстановить его в должности и выплатить 30 тысяч гривен зарплаты за период вынужденного прогула работы.

Данный случай в который раз демонстрирует несостоятельность и бестолковость работы прокуратуры. Непродуманностью подхода они оставляют лазейки для возможности оспаривания и отмены собственных решений. Ведь такой прокурор как Юрий Коджебаш - далеко не самый ценный прокурорский работник. На его счёту немало скандалов и коррупционных деяний. Благодаря его «стараниям» с легкостью развалилось так называемое дело «новогоднего убийцы» – уголовное дело против Виктора Дьякова – бывшего милиционера, убившего одессита. Еще большую известность Коджебаш получил благодаря обнародованию аудиозаписи одного его телефонного разговора, во время которого он озвучил своеобразную «тарифную сетку» на открытие и закрытие уголовных дел в регионе.

Тем не менее, сегодня Юрий Коджебаш получил возможность публично «посмеяться» над руководством прокуратуры и продолжать дальше свою деятельность в ведомстве.

И снова об анархии конкурсных комиссий

Если в предыдущих случаях прокурорские иски были связаны с нарушением процедуры увольнения, то следующая история связана с грубыми нарушениями порядка проведения конкурса на замещение руководящих должностей в местных прокуратурах.

Возможность оспорить результаты отбора получил один из участников в Винницкой области Александр Мартынюк.

Согласно Положения о порядке проведения четырехуровневого конкурса, предшествующего назначению кандидатов на места в руководстве местных прокуратур – прокурора, первого зама и двух заместителей, утвержденного Приказом Генпрокуратуры № 98 от 20 июля 2015 года «комиссии являются полномочными при условии вхождения в их состав не менее пяти человек», а также «комиссия полномочна принимать решения при условии присутствия на заседании не менее 2/3 сформированного состава».

В то же время, как утверждает Александр Мартынюк, на последнем этапе - собеседовании кандидатов на должности руководителей Винницкой местной прокуратуры - присутствовало только три члена Киевской конкурсной комиссии из семи, то есть менее 2/3 ее состава.

В протоколе заседания комиссии сказано, что на нём присутствовали секретарь комиссии Александра Яценко, члены Иван Дзюба, Роман Романюк и Владимир Янко, а также представитель замглавы комиссии Татьяна Вырста. Она-то и представляет наибольший интерес.

Татьяна Вырста в официально утвержденный список, размещенный на сайте ГПУ не входит, а попала в комиссию вместо Давида Сакварелидзе, который регулярно заседания пропускал. Так как в Положении о порядке проведения конкурса никакие замены, возможности участия представителей и т.д. не определены, поэтому и полномочия Вырсты официально не установлены.

Также, на самом деле, отсутствовал на заседании и Роман Романюк. В итоге получается, только три члена комиссии, а это является прямым нарушением Порядка проведения конкурса. Интересно, что протокол заседания подписан заместителем председателя комиссии Юрием Севруком, который в нем же обозначен как «отсутствующий».

Все вышеперечисленное открыло широкие возможности для обжалования результатов конкурса, а также обеспечило почти стопроцентное удовлетворение исков судами.

Так же произошло и в случае Мартынюка.

Его исковые требования 28 января 2016 года удовлетворил Винницкий окружной административный суд и отменил решение Киевской конкурсной комиссии от 5 ноября 2015 года о рекомендации претендентов на замещение должностей руководителя и заместителей Винницкой местной прокуратуры.

Очевидно, после этого на решение Винницкого суда должна последовать апелляция со стороны ГПУ, но пока все это зависло в воздухе.

Все эти иски объединяет одно – непродуманность, противозаконность и халатность проведения реформы прокуратуры. Украинская власть и ГПУ, вместо того, чтобы хорошо продумать изменения в прокуратуре, учесть все возможные подводные камни в ее проведении и филигранно выписать процедуру, учитывая национальное законодательство, с помощью малограмотных грузин, провели некачественную имитацию «обновления» местных прокуратур.

Уже очевидно, что эта имитация не выдерживает никакой критики, ибо с каждым днем становится все больше и больше судебных решений, направленных на отмену результатов конкурсного отбора прокуроров. Вот только вопросы - кто в этом виноват и что делать дальше -остаются открытыми.

В связи с выше изложенным, у «Прокурорской правды» есть несколько вопросов:

- устоит ли в кассационной инстанции решение Днепропетровского апелляционного административного суда по иску Николая Виватенко, и будет ли он восстановлен в должности, как того требует решение суда?

- возьмет ли во внимание суд аргументы Олега Попика и в очередной раз укажет на противоправность увольнения прокуроров по результатам открытого конкурса, или все же давление прокуратуры на суд окажется решающим доводом?

- сколько еще необходимо судебных исков, чтобы в ГПУ наконец-то признали провал реформы и начали заниматься реальными изменениями прокурорской системы?

comments powered by Disqus
TOP