«НОВЫЕ БИЗНЕС-ПРОЦЕССЫ»: ЧТО КРОЕТСЯ ЗА ПРОКУРОРСКОЙ РЕФОРМОЙ «ПО-ГРУЗИНСКИ»

11:30, 24.03.2015
  • 3506
  • 73
  • 0

Реформирование ГПУ, о чем не так давно заявил глава ведомства Виктор Шокин, и за которое так рьяно взялся «варяг» из солнечной Грузии, заместитель Генпрокурора Давид Сакварелидзе,  началось. Правда, как выяснилось, искоренение коррупции в прокурорской среде, являющееся главной целью изменений, задуманных на Резницкой, в ближайшее время вряд ли стоит ожидать. Ведь если всмотреться в принципы набора «свежей крови» в прокурорские ряды в рамках реформы, то можно сделать вывод, что к «кормушке», в основной массе, взамен старых коррупционеров, придут люди с желанием еще больше «отхватить и урвать». Если даже исходить из принципа привлечения новых кадров, то мы увидим, что оно будет проходить по схеме тестирования, победителей которого будут определять в самой Генпрокуратуре без представителей общественности. К тому же, ряд положений реформ прямо противоречат нормам действующей Конституции и законодательству в правовой сфере.

Реформа прокуратуры противоречит Конституции? – Ничего, прокатит!

Презентуя в начале текущего месяца концепцию реформирования украинских органов прокуратуры, Генпрокурор Виктор Шокин заявил журналистам о том, что, дескать, «она разработана с учетом американского и европейского опыта». Конечно, учитывать практики заокеанских и европейских коллег, можно сказать, святое дело, если даже не своеобразный тренд на фоне заявлений высшего руководства страны об интеграции в европейское сообщество. К тому же, на первый взгляд, в этом нет ничего плохого, учитывая, что в Европе и США прокурор является действительно человеком, олицетворяющем соблюдение принципов законности и порядка. В Украине же, как всем давно известно, сложилась несколько иная «параллельная реальность»: истина о том, что прокурорские должны «жить на одну зарплату», пожалуй, приходит к отечественным «синим мундирам» лишь в кошмарном сне после хорошей пьянки. Основной же вид «заработка» наших прокуроров - торговля уголовными делами, откаты, крышевание легального и нелегального бизнеса.

При этом, присутствующий на презентации концепции замгенпрокурора Давид Сакварелидзе отметил, что сама реформа будет реализована в максимально короткие сроки, а одним из важных шагов при реорганизации ведомства он назвал избавление прокуратуры от «лишних функций».

В числе таких вот функций, которые собираются пустить под нож с легкой руки грузинского «легионера», являются ликвидация прокурорского надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, надзора за соблюдением законов при исполнении судебных решений в уголовных делах, и лишение прокурорских возможности представлять интересы гражданина или государства в судах в предусмотренных законодательством случаях. Правда, выполнение этих функций возложено на органы прокуратуры 121 статьей Конституции.  Противоречие такой реформы Основному закону страны  бывший глава Консультационного совета при ГПУ Владимир Бойко на своей странице в Facebook поясняет просто: Порошенко пообещал грузинским реформаторам внесение любых, даже самых безумных изменений в Конституцию, адаптированных «под реформу».

Вместе с тем, прокуратура оставляет за собой право на проведение досудебного следствия и так называемого процессуального руководства при расследовании дел. Тем самым, по мнению Бойко, прокурорские сохраняют для себя «лакомый кусок» в виде продажи уголовных дел, которая является основным видом «доходов» правоохранителей. Поэтому это и не стали подвергать реформам, ведь кто же захочет резать курицу, несущую золотые яйца.

Экс-глава Консультационного совета при ГПУ указывает и еще на одну особенность прокурорской реформы: сам ее процесс  не регламентирован ни одним документом, даже несмотря на то, что прокурорские указывают, что она проводится в соответствии с новым Законом «О прокуратуре», который вступит в силу 25 апреля этого года.  Вместо этого, руководство Генпрокуратуры представило журналистам красочный 21 слайд, где Сакварелидзе отметил, что прокуратуру ждут «новые бизнес процессы». Что именно хотел сказать этим «лихой джигит», говоря о бизнесе в правоохранительных органах государства, до конца не ясно. Но намек, в общем-то, понятен всем – раз у руля Генпрокуратуры встала новая команда, значит и прокурорский «бизнес» она будет вести отныне «по-новому». За этими словами Сакварелидзе, надо полагать, и отображается вся реальная суть «реформирования» ведомства.

Кстати, грозится ГПУ в ближайшее время запустить и пилотный проект по электронному документообороту. Как заявил Сакварелидзе, апробация такого решения пока планируется лишь только в Киевской области. Правда, если кто-то надеется на то, что электронный документооборот призван уменьшить все тяготы бюрократии для простого гражданина, что в общем-то и должно являться основной сутью реформы, то он ошибается. Программа электронного документооборота будет сугубо внутриведомственная.

Ее введение, по признаниям Сакварелидзе направлено на то, чтобы каждый вышестоящий прокурор мог зайти в программу, в Киеве посмотреть, «чем занимается рядовой сотрудник ведомства в Донецке, Ивано-Франковске». То есть, «электронный документооборот» в ГПУ – это такая себе замочная скважинка для наблюдения за подчиненными. За кем из прокуроров собирается наблюдать господин Саквалеридзе в неконтролируемом украинскими властями Донецке, тоже неясно. Не уж то, к новациям подключилась «Генпрокуратура «ДНР»?

Как видим из графики «грузинского реформатора» – внедрение так называемой коммуникации с общественностью предусматривает новые методы информирования общества о деятельности ГПУ. В красочных слайдах концепции реформ это обозначено тремя подпунктами, всмотревшись в которые в народе обычно говорят: без ста грамм не разобраться. Так, под «методами информирования» на Резницкой понимают некую стратегию, план действий и  ребрендинг с созданием нового логотипа ведомства. К слову, какое отношение имеет смена эмблемы ГПУ к информированию общественности Сакварелидзе так и не пояснил. Кроме того, предусматривается создание фронт-офиса в стенах ГПУ – своеобразного места, где будут работать «общественная приемная – физическая коммуникация», «платформа для дискуссий», «места координации для свидетелей и потерпевших».

Однако, желание нового руководства ГПУ сделать ведомство «чистым и прозрачным» как-то уж резко диссонируют с их реальными действиями. Ведь именно из-за нежелания слышать голос общественности прокурорскими подал в отставку с поста главы Консультационного совета ГПУ вышеуказанный Владимир Бойко. Таким образом, уже на начальном этапе реформ руководство Генпрокуратуры декларирует одно, а делает совсем другое. 

Прокуратуры возглавят «крутые парни украинской реальности»

Правда, сам замгенпрокурора, направо и налево раздающий интервью отечественным СМИ, утверждает, что предстоящая реформа станет «зеркалом новой Украины», а в ведомстве построят такую систему, которая уже не будет «каким-то параллельным миром».

Одной из главных новаций, по мнению Сакварелидзе, является ликвидация районных прокуратур и создание так называемых местных, что прописано в новом Законе «О прокуратуре». При этом, на 3,5 тысячи будет сокращено количество работников ведомства – с нынешних 18,5 тыс. до примерно 15 тыс.  На новые же места в местные прокуратуры, по словам замглавы ГПУ, точно не возьмут руководителей и их заместителей из ликвидированных райпрокуратур. Сакварелидзе утверждает, что  тем самым Генпрокуратура автоматически «режет» около 2500 коррупционеров.

Остальные же работники райпрокуратур смогут быть переведены на новые места только в случае набора самого большого количества очков и баллов в двухэтапном конкурсе и тестировании. Причем, первый этап является конкурсом профессиональных тестов и его будут сдавать все сотрудники ведомства районного уровня, второй – это тест общих знаний и навыков. В общих тестах будет 5000 вопросов,  а на профессиональном экзамене – всего сто.

Сакварелидзе отмечает, что в конкурсе могут принять участие все желающие, и 178 руководителей местных прокуратур будут «очень крутыми парнями украинской реальности». В то же время, замглавы ГПУ как бы наперед оправдывается, что среди «крутых парней» тоже могут оказаться коррупционеры, но они «хотя бы» не такие закореневшие, как их предшественники.

О наборе таких вот, пока еще «не закореневших», Сакварелидзе недавно публично объявил в своем Facebook. В посте замглавы ГПУ указано, что ведомство готово дать возможность всем желающим «стать частью новой прокуратуры». Но удивление вызывает то, какие специализации сегодня нужны ГПУ. Так, помимо юристов, прокуратура, оказывается, испытывает нехватку бизнес-аналитиков, HR-специалистов, сервис-менеджеров и специалистов по связям с общественностью. Какое отношение имеет  HR и бизнес-аналитики к работе правоохранительного органа, неясно. По всей видимости, с приходом нового руководства Генпрокуратуры за «бизнес» в ее стенах взялись всерьез как в солидной финансовой компании, решив поставить его на поток.

Такой призыв возымел к действию желающих присосаться к прокурорскому «корыту». Уже на следующий день Сакварелидзе бодро отрапортовал, что за сутки на электронный адрес ГПУ поступило 1274 резюме. Что ж, теперь работы на Резницкой хоть отбавляй по изучению кандидатур потенциальных сотрудников ведомства. Правда, при всем этом, в Генпрокуратуре не поясняют, кто же будет принимать решение при определении того или иного победителя вышеуказанного конкурса на замещение должностей в местных прокуратурах, отмалчиваясь о каком-либо присутствии в конкурсных комиссиях гражданских активистов и общественников. Все это невольно наводит на мысль, что места в «реформированной» прокуратуре будут продаваться за твердую североамериканскую валюту все же по «консервативной», старой схеме.

Это подтверждает, к примеру, недавний случай с назначением облпрокурора Волынской области, куда был отправлен «под ручку» с Сакварелидзе Дмитрий Чепижак – сын известного агробизнесмена, близкого к Петру Порошенко Николая Чепижака.  Так что, то ли еще будет!

Абракадабра: переформатировать прокуратуру «по-грузински» помогут американцы

Впрочем, мнение о том, что реформа ГПУ, в действительности пойдет совсем не так, как хотя бы пытаются ее представить высшие прокурорские чиновники, подтверждают сегодня все, кто хоть мало-мальски знаком с «кухней» ведомства.

Так, завсегдатай Фейсбука по прокурорской тематике  Анатолий Ирынюк утверждает, что за реформой ведомства стоит в действительности правительство США, а команда экс-главы Грузии Михаила Саакашвили, в которую входит и Давид Сакварелидзе, лишь  инструмент в руках заокеанских реформаторов.

Цель же здесь, по видимому, одна – осуществить переформатирование правоохранительных органов страны по-грузинскому образцу времен Саакашвили.

Информацию о том, что американские Минюст и ФБР действительно будут сотрудничать с Украиной в деле реформ ГПУ, подтвердил недавно и посол США в Украине Джефри Пайетт. По словам дипломата,  украинская прокуратура превратилась «в черную дыру коррупции и злоупотреблений во времена Януковича», а поэтому заокеанские друзья любезно готовы помочь новой команде ГПУ в преодолении «тяжелого наследия».

Правда, стоит учесть тот факт, что в свое время в Грузии, достигшей мало-мальски определенных успехов в преодолении так называемой низовой коррупции, антикоррупционная политика проводилась исключительно самой властью без привлечения общественности. Как результат – в стране сохранилась «элитная» коррупция. Оно и понятно – до себя любимых у властей, ясное дело, руки не дошли. В 45-миллионной Украине такой «опыт» может завершиться для властей довольно плачевно – в отличие от кавказской республики, здесь уже сформировано довольно мощное гражданское общество и первые упреки о том, что чиновники пытаются отгородиться от активистов, в этом вопросе уже можно услышать.

Правозащитник и адвокат Вадим Хабибуллин в недавнем интервью на телеканале «Киев» вообще заявил, что коррупционная составляющая в украинской прокуратуре «останется навсегда», а грузинских же коллег, не знакомых с отечественными реалиями и думающих, что они действительно делают реформы, просто использует нынешнее руководство страны, которое на самом деле не хочет ничего менять в сложившейся годами системе.

Между тем, другие эксперты, вопреки заявлениям Саквалеридзе о скором проведении реформ, уже сейчас заявляют о неопределенности сроков перевода прокуратуры на «новые рельсы». Так, представитель Центра политико-правовых реформ Александр Банчук в ходе недавней пресс-конференции отметил, что нынешняя команда и руководство ГПУ поставлены в те условия, что за  месяц и пару дней до того, как Закон «О прокуратуре» вступит в силу, его положения не успевают реализовать. Ведь, как мы уже указывали, нужно создать местные прокуратуры, набрать новых прокуроров по новой процедуре. Из-за  нехватки времени в ГПУ сегодня, по словам Банчука, вынуждены искать «какой-то выход». «Сейчас в ГПУ просят изменить закон и продлить срок его вступления в силу. Они обещают до 20 июня закончить набор в местные прокуратуры»,- отметил эксперт.

При этом, вину за сложившееся положение господин Банчук полностью возлагает на экс-Генпрокурора Виталия Ярему, который ничего не делал для реализации норм прокурорского закона, принятого парламентом еще 14 октября прошлого года. Посему, работы у нынешних высших прокурорских чинов сегодня хоть отбавляй.

Исходя из этого, у «Прокурорской правды» возникают такие вопросы:

-  будет ли привлечена общественность к работе в конкурсных комиссиях по набору сотрудников в местные прокуратуры, или заявления об «открытости» и «прозрачности» конкурса всего лишь ширма, за которой скрывается «старый-добрый» принцип распределения прокурорских должностей – «плати и бери».

- на что рассчитывает Сакварелидзе при довольно сомнительном опыте борьбы с коррупцией в Грузии, а также различии в ментальности и другой социально-экономической ситуации на его родине и Украине?

comments powered by Disqus
TOP