О МЕТОДАХ «БОРЬБЫ» С КОРРУПЦИЕЙ

20:17, 14.11.2014
  • 1452
  • 101
  • 0

Почему заявления о необходимости борьбы с коррупцией звучат рефреном при каждой власти, но громких дел о злоупотреблениях чиновников служебным положением не становится больше? Старший партнер адвокатского объединения Attorneys United Александр Заруцкий уверен, что украинские законы достаточно хороши для эффективной борьбы с коррупцией - проблема в самих борцах, - рассказывает он Комментариям.

Насколько часто в Украине дела о коррупции доводятся до суда?

Коррупция - составная часть любой организованной преступной группировки, потому что именно коррупционные схемы дают возможность ОПГ развиваться. А дела, связанные с ОПГ, имеют большие шансы попасть в суд, чем простой протокол о коррупции.

Возьмем наиболее распространенный случай: чиновник требует от представителя бизнеса взятку. Какова вероятность, что чиновник будет наказан? Шансы достаточно высоки. Преступления, в которых взятка требуется напрямую, документируются достаточно просто. Но кроме прямой финансовой выгоды могут быть и другие варианты. Например, чиновник выделил землю учебному заведению, которое в дальнейшем без экзаменов принимает на учебу его ребенка. В такой ситуации привлечь его практически невозможно.

В этой сфере, как и в сфере борьбы с наркотиками, существуют огромные злоупотребления тех органов, которые эти дела расследуют. Уровень спровоцированных преступлений очень высок. Происходит глобальное нарушение статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека (право на справедливое судебное разбирательство). Государственные органы провоцируют получение взятки, чтобы оправдать свое существование, но, по большому счету, они создают основания для своей же работы.

Возможно, это связано со сложностью сбора доказательной базы?

Абсолютно нет. Это не связано с проблемами фиксирования. Тем более, когда человек видит деньги, у него отключаются мозги, срабатывает хватательный рефлекс. Мы просто видим, что у нас, как правило, попадаются те, кто стал неугоден, не поделился с теми, кто эти же преступления расследует.

Давайте вспомним о громких коррупционных делах: как часто обвиняемый в итоге несет ответственность?

Я не рискну отвечать на этот вопрос сейчас, так как нужно понимать: мы находимся на стадии, когда у нас заканчиваются дела по старому Уголовно-процессуальному кодексу и начинаются дела по новому. Раньше был такой институт, как возвращение дела на дополнительное расследование, дела надолго затягивались. Сегодня этого нет. В то же время в новом УПК прописан механизм сделки со следствием, что тоже дает вариант получения более мягкого наказания. Стало хуже в том плане, что раньше собирался большой массив документов, практически по всем обстоятельствам дела. Обвинительное заключение могло представлять целый том уголовного дела, а сегодня может ограничиться четырьмя страницами описания обстоятельств. К сожалению, это тоже влияет на качество правосудия. Согласно данным Генпрокуратуры, по состоянию на 2013 год всего в Украине было открыто 1086 уголовных производств в отношении взяточничества. Основные сферы: образование, земельные отношения, здравоохранение, охрана окружающей среды. Из них в суде - девять.

Чем завершится большинство из них?

Моя позиция как адвоката такова: не нужно смешивать случаи откровенной коррупции и созданной искусственно. Буквально две недели назад Европейский суд принял решение, которым признал нарушение права на справедливый суд украинских врачей, вроде бы получавших вознаграждение за свои действия. Ситуация была такова: в больницу пришел работник милиции, которому нужна была справка. Он предложил доктору как-то решить этот вопрос, и врач получил деньги. Подобные случаи с докторами у нас не редкость. В результате эта востребованная услуга - получение поддельного больничного листа - станет дороже, но ситуация в целом не изменится. С другой стороны, чем крупнее чиновник, тем больше звеньев, ведущих к нему: заместители, помощники, какой-нибудь коллегиально-совещательный орган. Чем сложнее система власти, тем сложнее поймать того, кто руководит. Ситуация должна меняться сверху, а не снизу. Мне кажется, если человек работает в структуре, где начальник не берет взяток, он не столько боится попасться на взятке, сколько потерять рабочее место.

То есть бороться с коррупцией эффективнее не с помощью законодательства, а с помощью подбора кадров?

Как таковой закон существует. Проблема скорее в людях.

Получается, что законодательная база достаточно хороша?

Обычно говорят, что у нас большие проблемы с законами. Я так не считаю. У нас проблемы с теми, кто этот закон может применять. Даже если бы мы боролись не механизмом протоколов о коррупции, а исключительно уголовными делами о взяточничестве — этого было бы вполне достаточно. Потому что большинство дел — это банальное получение денег.

Зачем провоцировать взятку, если факт передачи денег легко доказуем и можно просто работать по заявлениям?

С точки зрения правоохранителя: а почему бы и нет? Тем более что неизвестно, на кого попадешь — можно спровоцировать и реализовать свои интересы.

comments powered by Disqus
TOP