О НЕКОНСТИТУЦИОННОСТИ «ЗАКОНА «ОБ ОЧИЩЕНИИ ВЛАСТИ»

20:03, 24.11.2014
  • 3906
  • 167
  • 0

к КСУ, мы одновременно обратились к тем органам, которые наделены правом законодательной инициативы: Президенту, Кабинету министров, спикеру ВР, указав на недостатки, которые мы усматриваем в Законе, и предложили им разработать законопроект, которым внести изменения в Закон «Об очищении власти», привести его в соответствие с требованиями нашей Конституции и одновременно с требованиями Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод, с практикой ЕСПЧ, международными стандартами.

Более того, ВСУ выражает готовность сотрудничать с разработчиками законопроекта и оказать посильную помощь в его подготовке силами своих специалистов в отрасли права. По нашему мнению, что касается судей, законодатель должен все же предусмотреть процедуру процессуальной возможности проверки их решений, чтобы суд вышестоящего уровня проверил его на предмет, является ли оно законным, справедливым, не является ли оно политически мотивированным и отвечает ли принципу верховенства права. А по результатам уже можно принимать решение, стоит ли подвергать этого судью люстрационной проверке.

Формальной законности решений самой по себе недостаточно. Приведу пример. Когда зарождалась «Солидарность» в Польше, телевидение, радио, СМИ были заблокированы для их активистов, и о митингах уведомляли так: просто ехали по улице и разбрасывали листовки с информацией. Организаторов задержали и привлекли к ответственности через суд за загрязнение улиц. Формально же оно было.

Также и у нас. Многих во время Революции Достоинства привлекали к ответственности за мелкое хулиганство и нарушение общественного порядка. Но разве не было нарушения общественного порядка? Было. Формальные признаки нарушения закона есть. Но ведь мы прекрасно понимаем, в каких условиях и по каким причинам нарушался закон. Поэтому целью проверки судебных решений вышестоящим судом должно быть выяснение не только и не столько формальных признаков законности, но и того, не было ли такое формально законное решение судьи политически мотивированным в угоду политической власти, и соответствовало ли оно принципу верховенства права.

– Во время Пленума ВСУ одним из аргументов против конституционного представления было то, что оно якобы касается основных положений Закона «Об очищении власти», т. е. в зависимости от решения КСУ может быть обездвижен весь Закон. Соответствуют ли подобные заявления действительности?

– Нет, наше представление не обездвиживает Закон. Начинаются проверки имущественного состояния лиц, подданных люстрации, в т. ч. и судей. Представление никоим образом не затрагивает этот аспект, как и те нормы, которые предусматривают, что решением суда должны быть установлены определенные факты в отношении лица для того, чтобы установить для него запрет на занятие должностей.

Не касается наше представление и ряда категорий лиц, перечень которых содержится в ст. 2 и 3. Вопросы, которые мы поставили, относятся лишь к судьям и представителям органов судебной власти, и только в тех случаях, где Закон не предусматривает процедуры люстрации с реализацией принципа индивидуальной ответственности. И даже если допустить, что эти положения Закона будут признаны неконституционными, что будут внесены изменения в Закон, которыми будет предусмотрена необходимость индивидуализации проверки или процессуальной проверки судебных решений, это не обездвижит его, а только замедлит его реализацию в этой части. Потому что одних лиц надо будет индивидуализировать – проверить их роль и участие в процессах узурпации власти и т. п., а в отношении других в процессуальном порядке проверить законность принятых решений и по результатам решить вопрос о необходимости люстрации.

– Директор департамента по люстрации при Министерстве юстиции Татьяна Козаченко отметила, что судьи, которые подпадают под люстрацию по определенным Законом «Об очищении власти» основаниям, должны быть уволены в связи с нарушением требований относительно несовместимости. Согласны ли Вы с данным мнением?

– Давайте откроем Конституцию, п. 4 ст. 126: судья увольняется с работы органом, который его избрал или назначил, в случае нарушения судьей требований относительно несовместимости. О чем это говорит? Что такие требования должны уже быть, судья должен о них знать и должен их нарушить – только тогда его можно уволить за нарушение принципа несовместимости. Закон вступил в силу 16 октября 2014 г. Какие требования относительно несовместимости судьи нарушили в декабре 2013 – феврале 2014 г.? Тогда же такой нормы не было. Эта норма не имеет и не может иметь обратной силы во времени.

– Министр юстиции Павел Петренко публично заявил: «Хочу подчеркнуть, что если не использовать этот шанс на очистку, то уже в скором времени может возникнуть ситуация, когда народ самостоятельно проведет люстрацию судебной системы». По Вашему мнению, не является подобное заявление представителя исполнительной ветви власти угрозой независимости судей?

– Многие упрекают судебную власть, что она законсервирована, не готова, не желает и неспособна к самоочищению, и как пример называют, что ВСЮ, ВККС не функционируют, 80% председателей судов вновь переизбрались на свои должности и т. д. В связи с этим хочу отметить следующее.

Во-первых, еще в сентябре съезд судей назначил членов ВСЮ по своей квоте. Решило ли это вопрос? Не нас тут нужно упрекать. Во-вторых, членов ВККС мы назначили по своей квоте. Но дало ли это возможность заработать ВККС? Опять-таки, нет. Что касается председателей судов. Да, многих переизбрали. Но давайте будем говорить не обезличено и в общем, а приведем конкретику. Скажите, чьим конкретно мнением из представителей общественности судьи пренебрегли, не учли его и наперекор избрали того, против кого общественность возражала? Почему мы не посмотрим на это так, что судьи избрали в своем коллективе тех, кто является наиболее авторитетным, опытным судьей по возрасту, по стажу работы, по организационным навыкам?

У меня лично есть знакомый председатель суда, который в период гражданского противостояния организовывал сбор средств среди судей и работников суда в поддержку участников Майдана, и когда об этом стало известно, была начата процедура увольнения этого судьи с должности председателя. Но его не успели уволить, поскольку изменилась ситуация в стране. Не уволили тогда, а теперь уволили на основании Закона «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине». Как поступил коллектив? – Он снова переизбрал его на должность. Это было неправильно? Или это свидетельствует о том, что судебная власть законсервирована, что мы не понимаем, что происходит в государстве, или живем в своем замкнутом мире?

Знаете, мне кажется, что такая ссылка на «голые» цифры без анализа, раздумий и конкретных фактов или примеров не является таким уж безапелляционным свидетельством того, что судебная власть законсервирована. Я пояснил, почему Пленум ВСУ так поступил. Приведет ли это к народной люстрации? Надеюсь, что в обществе возобладает здравый смысл, и люди не пойдут на насилие, даже невзирая на то, что представители власти будут потакать этому.

В Законе Украины «О правилах этического поведения» есть положения о том, что госслужащий должен формировать позитивную репутацию и отстаивать авторитет всех органов государственной власти, всячески содействовать укреплению доверия граждан к власти в целом. Мы должны прекратить, в конце концов, делить государство и государственную власти на ветви, министерства, по политической принадлежности, служить политическим лидерам. Нужно служить высшим ценностям, им подчинять свое поведение, а не настраивать людей против какой-то ветви власти. Ни к чему хорошему это в итоге не приведет ни государство, ни общество.

– Вскоре в ВСУ начнется люстрационная проверка. Какие органы, должностные лица и общественные институты должны быть задействованы во время люстрационной проверки в ВСУ, и какие последствия она может иметь?

– Согласно с порядком, который утвержден КМУ, судьи должны пройти люстрационные процедуры с декабря 2014 по декабрь 2015 г. Верховный Суд Украины не стал медлить, и как доказательство того, что наше конституционное представление никоим образом не тормозит люстрацию, что мы за люстрацию, не опасаемся ее, не пытаемся избежать, было принято решение уже с 1 декабря начать эту процедуру. Я выдал соответствующее распоряжение еще 17 ноября. Сейчас мы готовимся к этой процедуре, раздали всем судьям ВСУ примеры заявления, которое они должны собственноручно написать, чтобы с 1 декабря весь пакет документов, требуемый Законом, передать в 6 ведомств: МВД, СБУ, ГПУ, ГФС, Минюст и ГСА. Они будут эти документы проверять, и в случае, если обнаружат какое-то несоответствие, будут требовать от судей пояснений. Судья может дать обоснования с приобщением определенных документов, чтобы доказать свою правоту. По результатам проверки эти органы будут делать заключение, прошел судья проверку или нет. Если судья ее не прошел, они передадут документы в Министерство юстиции, которое инициирует перед Высшим советом юстиции вопрос о внесении представления в Верховную Раду относительно увольнения такого судьи.

– Как стало известно, Совет по судебной реформе при Президенте Украины подготовил проект «Основных принципов реформирования системы правосудия и смежных институтов». На каких основных тезисах основывается этот проект?

– До законопроектов дело еще не дошло. Сейчас речь идет о стратегии, т. е. о концептуальных вещах. Например, такие вопросы, как переход к трехуровневой судебной системе и к специализации судей, а не судов, еще не решены. На Совете неоднократно данный вопрос дискутировался, и поскольку единства во мнениях не было, решено вернуть его для обсуждения в рабочую группу.

Многие другие вопросы уже решены, вернее, за них проголосовал Совет, и как я понимаю, они найдут свое отображение в стратегии. Например, что касается Верховного Суда, то ни у кого – ни у представителей высших специализированных судов, ни у представителей адвокатуры, прокуратуры, министерства юстиции – не возникало возражений относительно необходимости передачи процедуры допуска дел в ВСУ самому Верховному Суду. Обсуждался вопрос относительно того, только ли неодинаковое применение норм материального права или также и процессуального права должно быть основанием для пересмотра дела ВСУ. Было принято решение в данном случае применить термин «нормы процессуального права, которые имеют существенное значение». Расшифровать понятие «существенное значение» – это уже задача не концепции, а самого закона, который будет разрабатываться согласно с ней. Речь шла о тех процессуальных решениях, которые препятствуют рассмотрению дела, или ограничивают доступ к суду, или лишают возможности рассмотрения дела судом. Прежде всего, это вопрос разграничения юрисдикций.

Также поднимался вопрос относительно того, чтобы предоставить ВСУ возможность ревизовать не только решения судов кассационной инстанции, но и проверять решения апелляционной и первой инстанции, и в этом вопросе достигнут консенсус. Нам предлагали полностью запретить возвращение дела на новое рассмотрение. Мы возражали против этого, ссылаясь на то, что хоть и единичные, но такие случаи бывают, когда дело нужно вернуть на новое рассмотрение, ведь судом могут быть не установлены те фактические обстоятельства, от которых зависит правильное решение дела, а мы сами устанавливать их не можем.

Я также отстаивал позицию о внедрении так называемой «монополии» адвокатов на участие в высших судах, и члены Совета согласились с тем, что на уровне кассационной инстанции и Верховного Суда ее надо внедрять. Что касается уровня первой и апелляционной инстанций, учитывая, что не каждый может себе позволить нанять профессионального адвоката, такую «монополию» можно ввести только по отдельным категориям дел, где защищаются особенно важные права человека.

Были и другие интересные и новые для нас предложения. Например, чтобы судья в отставке имел право на получение свидетельства о праве на занятие адвокатской деятельностью без соблюдения процедур адвокатского отбора, проверки уровня его знаний и т. д.

 

comments powered by Disqus
TOP