ОПЕРАЦИЯ «КОНФИСКАЦИЯ ИМУЩЕСТВА»: ЧЕМ ЧРЕВАТЫ «НОВШЕСТВА» ВЛАСТИ

14:00, 12.10.2015
  • 2093
  • 204
  • 0

Политические баталии вокруг «украденных» у украинского народа денег «режимом» продолжаются. И если раньше власти не нужно было спешить доказывать свою активную и бурную деятельность в этом направлении, то нынче спонсируемый страну Европейский союз поставил временные рамки  до даты рассмотрения вопроса о технической готовности страны к безвизовому режиму с ЕС - 15 декабря сего года  - принять законы, включающие конфискацию активов Януковича и его окружения.

Если бы не этот фактор, вряд ли когда-то ещё Генеральный прокурор Украины Виктор Шокин от «бессилия и усталости» «в поисках» активов в конце лета этого года написал «вельмишановному» Петру Порошенко о том, что Генпрокуратура разработала (ГПУ у нас уже субъект законотворческой деятельности!) соответствующий законопроект и просит поддержать его в парламенте. Мол, в целях оперативного решения вопроса взыскания средств, даже предлагается внедрить упрощенную процедуру, согласно которой Генеральный прокурор (или исполняющий его обязанности) будет вносить соответствующее представление, а непосредственным исполнением взыскания будет заниматься отдел принудительного исполнения решений Департамента государственной исполнительной службы Минюста. Шокин просил, в случае получения одобрения от Президента, как можно скорее вынести на голосование в зал ВРУ.

Переложить ответственность на парламент – сделано. Одновременно начать войну за то, чей проект закона о конфискации имущества выдастся более убедительным (а по сути – кто больше нагреет на этом руки) – тоже сделано. Смелый, но имеющий правовой недостаток проект закона «Черновол- Барна» завален, а вместо него депутаты поддержали три других, авторства Кабмина и, естественно, ГПУ. Хотя Шокин почему-то скрывает, что предыдущий - № 3025 – также имеет к нему непосредственное отношение. Подстраховался? – А почему бы и нет.

Итак, 8 октября ВРУ в первом чтении приняла за основу законопроекты №3040 «О создании Национального агентства по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений»; №2540а «О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины относительно отдельных вопросов наложения ареста на имущество с целью устранения коррупционных рисков при его применении»; №2541а «О внесении изменений в Уголовный и Гражданский кодексы Украины относительно совершенствования института специальной конфискации с целью устранения коррупционных рисков при ее применении».

Но, обо все по порядку.

№ 3040 - Узаконенное рейдерство

Представляя в парламенте законопроект №3040 министр юстиции Павел Петренко отметил, что создание Национального агентства по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений позволит как можно быстрее выявить активы, полученные путем коррупции, или другим преступным способом за рубежом и вернуть их государству. Агентство не будет правоохранительным органом и будет подчинено непосредственно Кабмину.

Этим законопроектом обусловлено, что Агентство состоит из центрального аппарата и территориальных управлений и занимается формированием и реализацией государственной политики в сфере выявления и розыска активов, на которые может быть наложен арест в уголовном производстве, и управления арестованными и конфискованными активами.

Председатель Нацагентства назначается на должность правительством сроком на 5 лет по результатам конкурса, а предельная численность сотрудников его не должна превышать 100 человек.

Нацагентство осуществляет мероприятия по выявлению, розыску, проведению оценки активов по обращению следователя, прокурора, суда (следственного судьи) и ведет Единый государственный реестр активов, на которые наложен арест в уголовном производстве. Кроме того, его работники сотрудничают по этому вопросу с органами иностранных государств и участвуют в обеспечении представительства прав и интересов Украины в зарубежных судебных органах по делам, связанным с возвращением активов.

Уполномоченные лица агентства имеют право беспрепятственно входить в помещения государственных органов и местного самоуправления по служебному удостоверению и имеют доступ к документам и другим материалам, необходимым для осуществления своих полномочий. Также они имеют право составлять протоколы об административных правонарушениях по делам, относящимся к полномочиям Национального агентства.

Новый орган самостоятельно обеспечивает выполнение судебного решения о конфискации активов стоимостью более 10 000 размеров минимальных заработных плат. Реализация указанных активов осуществляется на публичных торгах (аукционах) и/или электронных торгах в порядке, определенном Кабинетом Министров Украины.

А теперь внимательно: самостоятельно обеспечивает выполнение судебного решения… уполномоченные лица агентства имеют право беспрепятственно входить в помещения…определяется Кабмином? Все ли пункты имеют достаточную репутационную составляющую?

Если этот правоохранительный орган подчинен Кабмину, то как быть тогда с тем, что выявляют, разыскивают и управляют активами у нас и другие правоохранительные органы, -  какое будет распределение полномочий между этими госструктурами? Вот пришли, например, на предприятие сотрудник Агентства, милиционер и прокурор, от кого первым отбиваться «потерпевшему»?

Любимый Виктором Шокиным прокурорский надзор, кстати, также включен в полномочия Агентства: Кабмин хочет предложить выносить указания об устранении нарушений по управлению активам. Чем тогда новая структура – не ГПУ? К дубляжу существующих функций других органов добавим то, что новый орган сможет принимать по вопросам, которые относятся к его деятельности, нормативно-правовые акты, что уже являет собой большой коррупционный риск.

А что говорят нам эксперты Главного научно-экспертного управления ВРУ, мнение которых так и остается в 90% случаев на бумаге: «Реализация положений этого законопроекта в правоприменительной деятельности, в случае несоблюдения строгой законности и не обеспечения действительной прозрачности конкурсных процедур, может привести к созданию механизмов «узаконенного рейдерства» арестованного имущества, путем незаконного открытия уголовного производства в отношении определенного лица, наложения ареста на его имущество, передачи такого имущества в управление сначала Национальному агентству, а потом от Национального агентства другим заранее определенным субъектам, которые будут пользоваться таким имуществом пока продолжается досудебное следствие и рассмотрение дела в суде. Как показывает практика, в некоторых случаях досудебное следствие и рассмотрение дела в суде могут длиться несколько лет».

Справедливо по этому поводу сетует одиозная Елена Тищенко, которую вместе с Черновол просто «кинули» другие желающие нажиться на новосозданном органе.

Что ж, «работа кипит», а в это время 100 работников Агентства вместе с его руководителем будут получать зарплату из госбюджета. Но сначала мы отстегнём на создание и содержание Национального агентства и его территориальных органов; Межведомственной комиссии по вопросам реализации активов; Комиссии по внешнему контролю и Единого государственного реестра активов, на которые наложен арест в уголовном производстве.

Учитывая это, к проекту должно было быть добавлено финансово-экономическое обоснование и соответствующие расчеты, но таковые отсутствуют! Мол, «внедрение предусмотренных проектом Закона механизмов может быть поддержано за счет финансовой помощи со стороны Европейского Союза в рамках контракта для Украины по развитию государства».

Давайте-ка взберёмся еще повыше на шею ЕС. И не страшно, что согласно требованиям ст.2 Закона Украины «Об источниках финансирования органов государственной власти», новосозданное Агентство должно осуществлять свою деятельность исключительно за счет бюджетного финансирования в пределах, предусмотренных Законом Украины о Государственном бюджете Украины на соответствующий год.

В этой связи примечательно то, что авторами законопроекта планируется отдать Агентству в распоряжение все арестованное в Украине имущество с правом оставления прибыли от его реализации и использования в фонде Агентства, без перечисления в Государственный бюджет Украины.

Более того, управление денежными средствами в наличной и безналичной формах в любой валюте, а также банковскими металлами, на которые наложен арест в уголовном производстве, осуществляется путем их размещения на депозитных счетах Национального агентства по соответствующей валюте или банковском металле.

К поступлениям от управления активами, осуществляемого Агентством планируется отнести: проценты, начисленные в качестве платы за пользование банками денежными средствами или банковскими металлами, размещенными на депозитных счетах Национального агентства; доходы от использования активов, переданных в управление; 25 процентов средств, полученных от реализации или технологической переработки арестованных активов подлежащих конфискации или специальной конфискации.

Собственно, по этим 25 процентам и по итогу такой «широкой деятельности» нового органа 8 октября в сессионном зале и возник скандал, но, тем менее, 237 голосов «за» «нашкребли».

Чтобы понимать суть, возьмем пример, наведенный обиженной Татьяны Черновол: в рамках расследования уголовного дела в Украине арестовано 50 кг. золота Ставицкого, которое будет продано НБУ. 25% от этой суммы сразу будут перечислены на работу Нацагентства. Из этих средств можно будет платить зарплаты (вспоминаем про финансирование с ЕС), покупать служебные автомобили и квартиры.

75% средства от продажи золота будут положены на счета Агентства, открытых в каких-то банках, однако банковские проценты также будут идти на финансирование работы Агентства, их можно будет выводить налево через оплату различных фиктивных экспертных выводов.

А до этого момента, новые «следователи» Агентства смогут спокойно 3-5 лет получать зарплату, ибо именно такой срок выделил зам генпрокурора Виталий Касько на возвращение государственных средств.

Посему мы задаемся вопросом: а нужен ли нам еще один орган, дублирующий, а в некоторых местах превышающий функции существующих, скрывающий свою коррупционную основу и созданный якобы требованием ЕС о безвизовом режиме с Украиной?

№2540 – УПКашный произвол

Когда мы говорили о багах «чорновиловского» законопроекта № 3025 «Об особом режиме специальной конфискации имущества», то упоминали, что правовой недостаток решается двумя правительственными законопроектами, рассматриваемыми нами сегодня - № 2540а и законопроектом № 2541а.

За законопроект под № 2540а «О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины относительно отдельных вопросов наложения ареста на имущество с целью устранения коррупционных рисков при его применении» проголосовало 232 народных депутата.

Новшество его идет в ногу со временем. Коррупционным временем.

Предлагается внести изменения в статьи 170 - 173, 236, 2 971 УПК, а именно предоставить возможность накладывать арест на имущество любых лиц, если оно может быть использовано в качестве доказательства в уголовном производстве, или к нему может быть применена специальная конфискация; позволить обеспечить возмещение вреда, причиненного уголовным правонарушением, а также взыскании в пользу государства неправомерной выгоды, полученной или которая могла быть получена юридическим лицом; унифицировать перечень объектов, на которые может быть наложен арест; установить разную степень доказательства соответствующих обстоятельств для наложения ареста на имущество в зависимости от его цели; предоставить возможность разграничивать понятия «размер ущерба, причиненного уголовным правонарушением» и «размер гражданского иска»; позволить уменьшать по предложению следователя, прокурора или гражданского истца срок, необходимый для устранения недостатков ходатайство об аресте имущества; конкретизировать процессуальный статус имущества, изъятого при обыске; предусмотреть возможность осуществления специального досудебного расследования в отношении других, кроме предусмотренных частью второй статьи 297-1 УПК преступлений, при условии, что они расследуются в одном уголовном производстве, а выделение материалов по ним может негативно повлиять на полноту досудебного расследования и судебного разбирательства.

Об «успехе» заочного расследования, которые здесь предалагаются, мы уже знаем и как результат – поэтапно с представителей «режима Януковича» ЕС снимает санкции.

Для общего понимания -  финансовые санкции ЕС не означают конфискацию средств в пользу Украины, а заключаются лишь в том, что средства замораживаются в ожидании представления Украиной юридически оформленных доказательств, что средства эти незаконные, коррупционные, украденные. Есть ли у нас хоть одно доведенное до суда доказательство незаконно приобретенных средств? Вопрос риторический.

Этот проект дает возможность правоохранительным органам наложить арест, например, на имущество государственных предприятий, которые выводят средства на оффшорные счета, даже если нет конкретного подозреваемого, но есть обоснованные подозрения, что деньги разворовываются. Но кому предъявлять подозрение?

Предложение законопроекта, которое предусматривает право арестовывать имущество, которым владеет, пользуется или распоряжается любое физическое или юридическое лицо, «если существуют достаточные основания полагать, что оно связано с уголовным правонарушением или лицом, которое подозревается, обвиняется в его совершении, юридическим лицом, к которому может быть применено меры уголовно-правового характера», приведет к изменению трактовки «арест имущества», что, в свою очередь, приведет к нарушению прав лиц, которые владеют, пользуются или распоряжаются определенным имуществом.

И что вообще значит «достаточные основания полагать»? Согласно устоявшихся правил юридической техники термины и понятия, которые содержит правовой акт (особенно уголовно-правовые), должны характеризоваться должной юридической определенностью, а не быть оценочным суждением. А у нас кто при власти – тот так и толкует.

«У меня есть достаточные основания считать тебя виновным в краже моего Мерседеса С -класса, ибо вижу я улыбку на твоём лице, выдающего человека обеспеченного»… Ну вы поняли, какую свободу действий дали работнику Агентства.

То же самое касается прописанных в этом законопроекте, поддержанным Парламентом, условий ареста: недвижимое имущество, деньги в любой валюте наличными или в безналичном виде, ценные бумаги, имущественные, корпоративные и другие права, другие активы, которые находятся во владении, пользовании или распоряжении лица. «Другое право» – должность Президента Украины – подходит?

В общем, по сути, здесь заметна рука специалиста – приходи, забирай, конфискуй в пользу Агентства. А оттуда уже процент всем постаравшимся.

«Петренковские передовики» в законопроекте прописали чрезмерное расширение круга субъектов, имущество которых должно быть арестовано, а также перечень объектов, которые подлежат аресту, при этом не указали четких критериев, которым должны соответствовать сведения о наличии имущества, которое необходимо арестовать, во владении, пользовании или распоряжении лица, что может привести к печальным последствиям, когда следователи (прокуроры) будут решать указанные вопросы по своему усмотрению.

При этом представители Кабмина заявили, что законопроект разработан на основании европейского законодательства при участии экспертов Евросоюза и Организации экономического сотрудничества и развития.

№ 2541а – Убей-бизнесовый

Впрочем, вопросы о законности деятельности Агентства вызывает и законопроект №2541а. Он предусматривает специальную конфискацию для всех преступлений, что являет собой угрозу уничтожения бизнеса, в особенности в борьбе с конкурентами.  

Следователь может посчитать, к примеру, что имущество какой-то компании получено преступным путем, в связи с этим накладывается арест. Огромное количество юридических и физических лиц будут зависимыми от следователя и судьи, который до конца не разобрался в поданном ходатайстве на наложение ареста на то или иное имущество.

Однако при этом, за законопроект «О внесении изменений в Уголовный и Гражданский кодексы Украины относительно совершенствования института специальной конфискации с целью устранения коррупционных рисков при ее применении» проголосовало 229 народных депутатов. Даже не побоялись те коммерсы среди них, бизнес которых может попасть в опалу новосозданного органа.

Разработчики законопроекта не определились в вопросе о правовой природе специальной конфискации. Ведь, если целью данного проекта является совершенствование процедур осуществления конфискации во избежание коррупционных рисков (как это следует из названия проекта), то правильным было бы считать специальную конфискацию вопросам процессуального, а не материального уголовного права, в связи с чем соответствующие изменения следует вносить в Уголовный процессуальный кодекс Украины, а не в Уголовный кодекс Украины, который не предназначен для регулирования соответствующих общественных отношений.

А нам то что? Чем больше лиц «обойдём» - тем лучше.

В проекте предлагается исключить из санкций статей Особенной части УК Украины (статьи 176, 177, 201, 203-1 и др.) Положение о конфискации предметов, орудий, средств совершения соответствующих преступлений, заменив такой вид конфискации на «специальную конфискацию». В этом случае специальную конфискацию можно будет применять за совершение какого-либо преступления, предусмотренного Особенной частью УК, в том числе преступления небольшой тяжести или средней тяжести, что означает введение явно чрезмерной уголовной репрессии.

Во-вторых, инициаторы проекта фактически предлагают применять специальную конфискацию в случаях, когда деньги, ценности или иное имущество были предметом преступления или использовались как средства или орудия совершения преступления, что в сочетании с предложенными изменениями ГК создает предпосылки для нарушения имущественных прав физических и юридических лиц.

Что и требовалось доказать.

Резюмирую вышесказанное - положения законопроекта № 2541а может привести к массовым необоснованным нарушениям имущественных прав физических и юридических лиц, которые не причастны к совершению преступления, или даже могут быть потерпевшими от преступления.

Перед принятием во втором чтении 3 ноября заседатели законодательного органа страны должны очень хорошо подумать, стоит ли задавливать бизнес, позволять незаконно изымать имущество у невиновных лиц и манипулировать сведениями о наличии такового.

Неужто именно так и хотел пошутить Арсений Яценюк, когда призывал правоохранительные органы ускорить работу по конфискации 1,5 млрд долл., арестованных в 2014 в рамках расследований деятельности компаний, близких к экс-президенту Виктору Януковичу?

Помимо этого, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- зачем генеральный прокурор Виктор Шокин пошел на аферу и предложил Парламенту такой мародерский способ конфискации имущества, что в скором времени может привести лишь к легализации активов Януковича и Ко?

- как министр Петренко объяснит все, мягко сказать, недочеты предложенных его ведомством законопроектов?

- сколько стоило депутатам «завалить» проект «Чорновил-Барна» и сколько еще силовики, исполнительная власть и президентская будут возиться с этой «украинской мечтой» – вернуть украденное имущество?

comments powered by Disqus
TOP