ОПЕРАЦИЯ «ЛЮСТРИРУЙ БЮРО, ПОКА ЕГО НЕ СОЗДАЛИ», ИЛИ КАК ЧУМАК КАНДИДАТОМ ХОДИЛ

18:02, 27.03.2015
  • 1638
  • 101
  • 0

Единственный из четырёх выбранных кандидатур  на пост главы НАБ, который в ходе конкурса дал интервью - Виктор Чумак - рассказывает  изданию «День» о том, как нужно «бросать вызов ворам в чиновничьих кабинетах» и как он сам себя видит в роли такого вот борца - главы Нацбюро. Несмотря на все риски по срыву (что, конечно же, производят специальнейшим образом), Чумак на все 100% «заполняет собой эфир» и уверяет, что он самый опытный руководитель коллективов, как бы намекая, куда должны смотреть члены конкурсной комиссии. А народ, тем временем, смотрит на действия самого Чумака и его декларацию.

Не спешат с конкурсом, а спешат всё завалить

Сегодня не то, что представители малого частного бизнеса, но и обычные «обитатели» социальной сети Фейсбук скажут вам, что коррупции на сегодняшний день стало больше, чем при Януковиче, и объясняется это очень просто: те, кто сейчас при власти понимают, что у них время ограничено и, тем паче, они не успели еще целиком и полностью выстроить сеть админресурса, а потому, «новые» пытаются «вырвать» всё, что могут. Пришедшие под лозунгами майдана по-прежнему хотят не только контролировать коррупционные схемы, но и всячески не дают их вскрывать, отчего последние только приумножаются.

Далеко здесь ходить не нужно. Вспомнить хотя бы «войны в налоговой сфере», когда отстраненный от занимаемой должности Яценюком глава Госфинспекции Николай Гордиенко (который, между прочим, был назначен на эту должность новой властью в апреле прошлого года) просил ГПУ расследовать факты коррупционной деятельности нашего правительства.

Когда происходят такие вещи, невольно задаешься вопросом: а где, собственно, анонсированное Антикоррупционное бюро, которое должно заниматься этими функциями? Почему сейчас происходит такой парадокс, когда каждая ветвь власти создаёт своё «бюро» расследований коррупции, чтобы, не дай бог, друг у дружки не позабирали имущество и не посадили за решетку. Звучит это, по меньшей мере, издевательски, равно как и обещание  Президента ещё в январе назначить главу Антикоррупционного бюро.

На чем основывался оптимизм Порошенко, если в декабре еще даже не собиралась конкурсная комиссия, большинству остается непонятным.

Джованни Кесслер, член конкурсной комиссии, в феврале уверял, что после того, как Комиссия отберет «финалистов», имя директора будет объявлено очень быстро. И здесь уже на этапе финала вдруг начались какие-то «торможения», связанные именно с именем Виктора Чумака.

Но как сообщает в интервью изданию «День» сам Чумак: «до конца отбора конкурса делать заявления, что это связано с моей кандидатурой, мне не очень корректно. Поэтому я сейчас могу комментировать только ход конкурса».

Итак, 6 марта Конкурсная комиссия по отбору директора Антикоррупционного бюро отобрала четырех кандидатов (Яков Варичев, Николай Сирый, Артем Сытник и Виктор Чумак), которые должны пройти специальную проверку перед направлением кандидатур на рассмотрение Петру Порошенко. После прохождения спецпроверки ( а это две недели), согласно закону «Об очищении власти», будут отобраны три кандидатуры, которые и будет рассматривать Президент.

Несмотря на то, что комиссия приняла решение 6 марта, о чем есть соответствующий протокол, бумаги на спецпроверку отправили только 10 числа. Результаты должны были быть 24 марта. Законодатель схитрил и оказался довольно предусматрительным, употребив в законе слово «не ранее». То есть, результаты спецпроверки в комиссии будут не раньше 24 марта. А могут быть и позже…

С одной стороны, конкурс проходит в беспрецедентно открытом формате – за перипетиями заседаний комиссии можно наблюдать в онлайн-режиме. С другой – результаты спецпроверки по неизвестным причинам задерживаются, что вызывает у всех подозрения в попытке повлиять на результаты выбора.

Все больше людей склоняются к тому, что в Администрации Президента делают всё, чтобы сорвать уже фактически завершенный конкурс.

В кулуарах ВР говорят, что вокруг Президента по поводу этого назначения идут непрекращающиеся «тёрки» и торги вот уже как несколько месяцев, о чем свидетельствуют и правки к закону о Бюро.

Мол, из четырех кандидатов могут не пройти спецпроверку трое. Соответственно, придётся проводить дополнительный отбор (очевидно, из списка вылетевших, ибо включению новых кандидатов члены Комиссии будут сопротивляться). Как выяснилось, отборочная Комиссия оказалась не такой уж и готовой плясать под дудку власти. Поэтому, в скором времени можем наблюдать скандал. Об этом мягко так намекнул один из членов Комиссии Виктор Мусияка и секретарь Евгений Захаров.

И только фаворит среди претендентов Виктор Чумак чувствует себя как ни в чем ни бывало, ежедневно комментируя по поводу бюро и заработав статус единственного и безальтернативного кандидата на должность главы НАБ.

Плюс, он «что-то знал»: «как человек, который писал Закон, регламентирующий этот процесс, я говорил всем (во Всемирном банке, МВФ): не думайте, что это будет так быстро - конкурс закончится не раньше, чем в конце марта. И это не потому, что кто-то захочет кого-то «своего» провести на должность директора. Нет. Просто так выписаны процедуры. Их нельзя обойти».

Чумак – единый кандидат

Единственный, кто набрал наибольшее количество голосов Комиссии (7 из 9) - народный депутат от БПП, член парламентского комитета по вопросам противодействия коррупции и, собственно, автор закона о НАБ – наш герой. Казалось бы, можно с уверенностью утверждать, что именно Чумак станет главой Бюро (если, конечно же, возможный скандал в комисии  не подставит всю процедуру).

Что говорит нам в интервью будущий глава НАБ (позволим себе так говорить):

«В состав окончательной «четверки «не попали люди, которые устроили бы определенную категорию людей в Администрации Президента».

То есть, надо полагать, что и сам Чумак, по его логике, не вызывает особого доверия у Петра Порошенко, хотя все прекрасно понимают, что это не так. Президент еще осенью прошлого года дал понять, что он поддерживает предложения по «Бюро» именно  Виктора Чумака, а не кого-то другого, даже если этот «кто-то другой» - «человек с майдана». Да и не будет же человек, находящийся  во фракции БПП, занимающийся разработкой данной тематики как миниму с 2009 года, и под руководством которого готовились все антикоррупционные законопроекты, принятые на протяжении последнего года, находится «за бортом». А иначе зачем эти ежедневные статьи о бюро, ходе его формирования, перепетиях и иных размышлениях самого Чумака (сюда же –  посты в Фейсбуке) ?

Кстати об опыте управлении коллективами. Пожалуй, отличительной чертой, по сравнению с другими кандидатами, Чумака является именно опыт, который он везде упоминает: «я закончил службу в советской армии командиром артиллерийского дивизиона, это очень большая структура. Потом был начальником артиллерии полка – это тоже немало. Я руководил всей юридической службой Госпогранслужбы Украины. Как раз одно из моих полезных качеств – это создание таких коллективов. У меня был опыт создания четырех коллективов практически с нуля. И все эти коллективы сегодня успешны. Меня там нет, но они работают».

«Откровенно говоря, я подавал свою кандидатуру для того, чтобы убедиться, что конкурсом никто не руководит. Беда в том, что когда в прессе пошли разговоры о том, что конкурс «регулируемый», очень много хороших людей не пошли. Сильные профессионалы просто не захотели участвовать в том, что может быть сманипулированным.»

Тут вспоминается крылатое выражение, которое породило уже «новое время»: «не можешь победить коррупцию, значит  возглавь её»: о том, как вынужден подавать свою кандидатуру Чумак – человек, который с 1992 по 2004 гг., в разгул коррупции и беспредела при Кучме, трудился на руководящих должностях в погранслужбе и вообще, конечно же, «никак» с коррупцией не может быть связан.

Чумак, топ-коррупция и «фракционная зависимость»

В идеале, и об этом говорил Кесслер, бороться с коррупцией можно так: с помощью уголовного расследования, превентивно, административными мерами и воспитанием соответствующей культуры. Если НАБУ – главный орган, который должен расследовать  эпизоды отмывания средств представителями украинской власти, то его основной  задачей является проведение расследования, которое, очевидно, должно закончиться успешно.

Конкретных кейсов по фактам ТОП-коррупции у меня очень много, но я о них не могу говорить. Могу назвать только сферы моей первоочередного интереса. У нас чётко видно несколько сфер, относящихся к коррупционным: государственные закупки, сейчас особенно - в сфере оборонной отрасли, банковский сектор и, наконец, торговля влиянием ...

Топ-коррупция– это первая-вторая категория высших должностных лиц (министры, заместители министров, руководители облгосадминистраций, прокуроры, судьи, милиционеры высшего уровня и военное начальство).

Охват, который очертил нам Чумак действительно широк. Настораживает только то, что об известных фактах таких коррупционных деяний политик до сих пор ничего не сообщил соответсвующим органам.  Говорить о «топ-коррупции» могут все, а вот называть конкретные шаги по её искоренению – нет. Поэтому странным в этой связи выглядит то, что в отличие от других отобранных кандидатов, которые о своих первых шагах на посту директора бюро хоть что-то сказали, Чумак просто отмолчался. У кого-то это изменения в антикоррупцуионном законе; изменения уголовно-процессуального законанодавтельсва, по которому, по сути, можно «решить вопрос»; у кого-то есть мнение о том, что  расследование резонансных дел нужно начинать одновремеенно с формированием самого  Бюро;  пропагандировать антикоррупционную стратегию. То есть, это те вещи, которые хоть как-то должны стать на пути коррупции в высших ешелонах власти.

Но такие размышеления – не уровень Чумака. Он просто сказал, что первые результаты работы Бюро будут только через 9-10 месяцев. Реалист, или знает, что за невыполненное спросят?

«Сложно говорить о месяце. Ситуация такова, что сейчас есть лишь чистый лист бумаги, и все». - А как же заявленные выше факты?  И тут Чумак сам себя запутывает: «с одной стороны, я согласен с вами, что лист не совсем «чистый» (над планом работы НАБ работает грузинская группа и грантовики), а с другой - нет. Несмотря на то, что есть планы работы, орган всё же создается с нуля. Поэтому в первую очередь нужно будет зарегистрировать юридическое лицо, назначить главного бухгалтера и заместителя главного бухгалтера».

Касательно «фракционной зависимости», о которой он упомянул у себя в посте на ФБ, то тут все просто: большинство членов Комиссии выразились против того, чтобы главой НАБ стал политик, тем более - представитель президенсткой силы, который  наверняка имеет обязательсва и перед своими «патронами» из УДАРа, блягодаря котором и прошёл в Раду.

«Я не партийный функционер. Если ты политик - ты играешь в командно-политическую игру, и тебе приходится искать компромиссы, лояльность, предоставлять преференции и тому подобное. Когда ты приходишь в правоохранительную систему, если ты действительно хочешь что-то там сделать, то ты просто забываешь всех своих «друзей» и говоришь: «уважаемые, есть закон. Мне может отдавать приказы только Закон: Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Украины.»

«Могу сказать, что я не член партий Солидарность или УДАР, в политику я пришел из гражданского общества, где я проработал восемь лет»,  - говорил он изданию «Новое время».

Вспомним громкое заявление Чумака о том, что он будет заниматься топ-коррупцией, а не изменением кождексов, которые, по мнению его конкурентов и не только их, этому способствует, и то, что он «ни чего ни кому должен». - Тут сразу «ударовцы» ему напомнят чудеса его выигрыша на киевском округе в 2012 году, когда он обскакал вложившего в избирательную кампанию 15 млн дол, долго трудившегося на округ и даже якобы договорившегося с Кличко Олесем Довгим.

Чумак – лоббист и отношение с органами

Нужны ли борцу с топ-коррупцией союзники – вопрос риторический, тем не менее, в отношении Чумака он особенно важный.

«Есть, союзники, безусловно. В прошлом парламенте было очень интересно. У нас была небольшая антикоррупционная группа. Эти люди вполне нормально и здорово работали над законопроектами. Сейчас таких людей гораздо больше. Но в чем очень серьезная проблема? Есть много людей, с которыми вот вроде рядом мы стояли на Майдане, вроде бы и правильные вещи говорили и делали. Они сейчас хотят не менять системы» ...

О чем это говорит? О том, что Чумаку во время «режима Януковича» неплохо в общем-то работалось. Что уж говорить о сотрудничестве с прогнившей системой судов и правоохранительных органов, с которыми Чумаку и Ко придется работать!

Более того, наш герой не такую песню пел -  отрываем интервью за 2013 год, где нардеп Чумак говорит:  «в тех реалиях, которые есть сейчас, Антикоррупционное бюро может превратиться в очередной топор для политических репрессий для того, чтобы душить неугодный бизнес и т.д. Пока в стране не работают демократические институты, нет здоровой и справедливой судебной системы, создание подобных органов будет плодить проблемы, а не решать их. Страны, на которые мы сегодня хотим равняться, строили свои демократии веками. Культуру правосудия, нормы права, традиции, процедуры - они нарабатывали это постепенно. А мы максималисты, хотим всего и сразу. Поломать эту устоявшуюся модель можно лишь при условии, что к власти придут политические лидеры, которые сделают так, чтобы страна жила по единым правилам, которые касаются всех без исключения. А пока их нет, Антикоррупционное бюро может перемолоть оппозицию и перестроить страну под правила «семьи», кланов и т.д. Вот этого я боюсь».

Баатюшки, так уже и власть поменялась, а «воз и ныне там»…

Кстати, Виктор Чумак в свое время внес поправку в Бюджетный кодекс,  которую в народе назвали «пир во время чумы» и по которой привилегированная каста прокуроров и судей была защищена от урезания бюджетов.

Зато эффективным механизмом Чумак называет «легальное лоббирование» и настаивает на необходимости принятия закона о лоббисткой деятельности (это чтобы уж напрочь закрепить интересы Президента).

«Если мы открываем лоббистскую деятельность, то делаем этот процесс абсолютно прозрачным. Ведь это деньги, которые будут тратиться с налогов, но которые будут определять цели лоббизма, последствия лоббизма, кто лоббировал и за что лоббировал».

Вот интересно то как получается, хочешь побороть коррупцию – создай предпосылки для неё на законодательном уровне и окончательно похорони это гиблое дело. И тогда снова вернемся к сказанному Чумаком во время его работы на «режим».

Чумак, доходы и планы на будущее

Наряду с «лобистским законом», необъявленный глава Бюро хочет заставить парламент принять законопроект об изменении избирательной системы, «которая производит неэффективных политиков» и решить вопрос с финансированием политических партий: «если партия будет финансироваться из кармана олигархов - мы попадаем опять в те же тиски», - сказал выхолощенный на деньги Фирташа политик…

Это показательная картинка. В  том смысле, что она показывает нам, как надо уворачиваться от вопросов о собственнй декларации. Ведь как Чумаку удалось с годовым доходом в 350 000 гривен приобрести авто за 750000?

Философски отвечает: «беда наших деклараций в том, что они показывают наши доходы, но не показывают сбережений. У меня есть такой недостаток, что деньги в банках я не держу ... Я экономил, держал деньги в долларах. И в конце 2014-го я смог купить авто. Но моя машина - не "Рендж Ровер» или «Лексус», а обычный «Хюндай».

«Вас разводят, а вы крепчайте!, называется.

Команду в Антикоррупционное бюро Виктор Чумак  планирует отбирать с помощью конкурса по критериям, которые уже «давно отработаны в бизнесе».

Судя по тому, что и зам генпрокурора Давид Саквварелидзе предлагает реформировать прокуратуру на основе бизнес-стратегий и даже ищет для этого специальных кадров, то органы борьбы с коррупцией и соблюденим закона предстают перед нами в образе эдаких бизнес-корпораций, где каждый сотрудник долже уметь показать как он зарабатывает деньги, только наоборот. Смешно, да? Но грустно…

Исходя из того образа, который сложился  у нас  после интервью Виктора Чумака, у «Прокурорской правды» возникают следующие вопросы к главному претенденту на пост директора НАБ:

- как же всё-таки будет выживать Национальное антикоррупционное бюро, учитывая вышеизлоденный скепсис Чумака по поводу самого Бюро и то, что Кабмин уже одобрил проект закона о нём, а также утвердил порядок проведения конкурса на должность членов Национального агентства по вопросам противодействия и предотвращения коррупции, а еще есть Нацсовет по вопросам антикоррупционной политики и на днях утвержденная Петром Порошенко межведомственная рабочая группа по координации возвращения в Украину средств, полученных преступным путем бывшими высокопоставленными чиновниками Украины, возглавляемая замом генпрокурора Виталием Касько. Как они все будут делить сферы своих «антикоррупционных действий», если уже начались посадки министров Яценюка, а Президент «прессует» олигархов?

- подходящее ли сейчас время, чтобы принимать «лобистское законодательсво», когда в стране не осуществлена реформа судовой и правоохранителной системы? Логично ли при этом выстраивать работу «Бюро» по принципу бизнес-проекта?

- если таки «бизнес-проект» удастся, то не мнговато-то ли времени – от 9 месяцев – для того, чтобы предоставить обществу первые результаты его работы? Каким еще способом Виктор Чумак хочет избежать в дальнейшем вопросов о несостоятельности АКБ?

 

comments powered by Disqus
TOP