ОТБОР ДЕТЕКТИВОВ В НАБУ: КОРРУПЦИОННЫЕ СКАНДАЛЫ, СЕКРЕТЫ И НЕПОНЯТНЫЕ КРИТЕРИИ

18:00, 14.03.2016
  • 5918
  • 0
  • 0

Отобранных в прошлом году 70 детективов для полноценной работы НАБУ изначально было мало, потому уже в 2016 году стартовал второй этап конкурса.

Конкурс привлек к себе внимание общественности громким коррупционным делом, связанным с задержанием за предложение взятки в 10 тыс. долларов одному из членов конкурсной комиссии. В качестве «взяткодателя» выступил сотрудник ГПУ и именно этот сюжет привлек всеобщее внимание.

Впрочем, кроме «коррупционного скандала», отбор детективов был связан с рядом сомнительных действий, которые негативно отразились на восприятии его итогов как законных и легитимных.

В частности, отбор детективов, не смотря на декларации об открытости и публичности, сопровождался постоянным сокрытием данных. Например, даже самим претендентам запрещалось ознакомиться с итогами психологического тестирования, а видео собеседований так и не было опубликовано.

Правила проведения конкурса нарушались постоянно самой комиссией, заседавшей не в полном составе. Критерии отбора были непонятными, а собеседования не касались профессионализма претендентов, а сводились к провокационным действиям «отборщиков».

Нарекания вызывает также тот факт, что, не смотря на объявление конкурса на 100 вакансий, заполненными из них оказались лишь 65, что создает перспективы для опротестования итогов отбора в суде.

Новый отбор – новые скандалы

4 марта 2016 года на официальном сайте Национального антикоррупционного бюро появилось сообщение, что по результатам второй волны открытого конкурса специализированной комиссией было отобрано 65 новых детективов. Поэтому общее количество детективов НАБУ составляет 135 человек, в том числе 18 старших детективов.

Всего документы на участие во второй волне конкурса на 100 должностей детективов подали 1956 человек. К тестированию на знание законодательства были допущены 1803 кандидата. Ко второму этапу конкурса - тестирование общих способностей (general skills) «дошли» 888 человек. По результатам предварительных испытаний к психологическому тестированию было допущено 328 кандидатов, из которых конкурсной комиссией выбрано 65 победителей.

Не обошлось во время конкурса и без скандалов. Самый громкий из них – попытка дать взятку члену конкурсной комиссии. В частности, 17 февраля детективами НАБУ был задержан прокурор ГПУ, который предлагал взятку в размере 10 тысяч долларов членам конкурсной комиссии бюро для трудоустройства на руководящую должность.

Как сообщается на сайте НАБУ, задержание стало возможным «благодаря активному участию и ответственной гражданской позиции членов ОО «АвтоМайдан», представители которой входят в состав Совета общественного контроля при НАБУ».

Директор НАБУ Артем Сытник поспешил «приписать» успех в разоблачении взяткодателя проведению сложного пятиэтапного конкурса в бюро, который позволяет «отсеять всех носителей старого мышления».

В дальнейшем, подробности произошедшего рассказали члены конкурсной комиссии.

Непосредственно тем, кому взятку предлагали, оказался член общественного совета при НАБУ – Евгений Шевченко, который и поведал о дополнительных деталях. По его словам, после предварительной встречи с Матюшко, было решено «брать законника» с поличным и доказательствами.

Именно Шевченко - тот самый «Женя», с которым вел переговоры Матюшко на видео, которое было ранее обнародовано НАБУ.

Подозреваемым оказался прокурор отдела гособвинения Департамента поддержки гособвинения и представительства интересов граждан и государства в судах ГПУ Александр Матюшко. Он работает в органах прокуратуры более 10 лет (с 2004 года), а также принимал участие в конкурсе на замещение административных вакансий в Специализированной антикоррупционной прокуратуре. С 2015 года он трудится на нынешней должности. Также он был прокурором Володарского района Киевской области.

20 февраля Соломенский райсуд Киева определил для Матюшко меру пресечения в виде круглосуточного домашнего ареста с ношением электронного браслета сроком на 60 дней.

Сам Матюшко в ходе общения с судьей заявил, что ситуация со взяткой является провокацией «для имитации борьбы с коррупцией» и просил не определять денежный залог ввиду денег для его уплаты.

Неоднозначный конкурс – неоднозначные результаты

Впрочем, кроме одного официально-признанного скандала, под который в самом НАБУ подвели мощную идеологическую базу («отдельные взяткодатели не просочатся в наши стройные ряды»), были и менее известные, но более показательные скандалы, демонстрирующие все основные проблемы, связанные с формированием коллектива НАБУ.

В частности, Андрей Пономаренко - один из участников конкурса, который так и не получил вожделенную «детективскую» должность, обратился к Артему Сытнику с письмом, которое позже было продублировано в социальных сетях.

В нем изложено ряд существенных претензий к проведению «февральского конкурса», которые, в целом, могут поставить под сомнение его итоги.

Итак, суть претензий претендента заключается в том, что, во-первых, были нарушены условия проведения конкурса. В частности, это то, что на собеседовании с ним присутствовали только 4 члена конкурсной комиссии, хотя согласно требованиям соответствующего «Положения», её заседания считаются правомочными при наличии как минимум 5 ее участников.

Далее, само собеседование проходило довольно странно, поскольку не касалось профессиональных навыков претендента, а свелось к предложению присутствовавших «автомайдановцев» сдать кого-то из коллег по прокуратуре, а также банальным вопросам по знанию УПК (которые не имели смысла, ибо тестирование на знание законодательства – это первый этап отбора). Отказ Пономаренко от участия в этом послужил причиной того, что и комиссия к нему «охладела».

Кстати, в этом контексте интересной выглядит упомянутая выше история про претендента, который хотел дать взятку за место детектива. Все-таки, он вел себя очень странно, заявившись с подобным «непристойным предложением» к неизвестному ему члену конкурсной комиссии. Тяжело представить, что в прокуратуре трудятся настолько явные, клинические идиоты. Более вероятным выглядит ситуация, что какой-то «коллега» Матюшко принял предложение комиссии «сдать кого-то» и избрал в качестве жертвы именно его. Видимо, прокурор отдела ГПУ предлагал взятку, потому что был через кого-то из знакомых проинформирован, что общается с «надежным человеком». Очевидно, так «автомайдановцы» из комиссии зарабатывают политические балы на «борьбе с коррупцией».

Наконец, Пономаренко попросил у директора НАБУ предоставить ему его же персональные данные. А именно: результаты психологического теста, который он проходил во время участия в конкурсе с соответствующим разъяснением.

Кроме того, ссылаясь на условия проведения конкурса (а именно, на принципы открытости и публичности), он попросил предоставить ему информацию по голосованию конкурсной комиссии, которая, как считает неудавшийся кандидат в детективы, была по отношению к нему необъективна.

В целом, данный документ мог бы не обращать на себя особого внимания, поскольку ясно, что любой отбор предполагает наличие недовольных «неудачников», готовых все опротестовывать, однако в данном случае мы видим лишь часть системных проблем конкурса в НАБУ, о которых рассказывали и многие другие участники.

Загадочная логика «результатов»

Ознакомиться с результатами последнего отбора детективов НАБУ, не смотря на всю декларируемую «публичность и открытость» - задача нетривиальная. Однако при наличии определенного времени, ее все же можно решить.

Обращает на себя внимание тот факт, что из всех данных опубликованы лишь список новых детективов, а также результаты одного из первых этапов – тестирования на знание законодательства, по результатам которого было отобрано 888 претендентов. Но между этими 888 и 65 «счастливчиками» - пропасть, и понять, по каким именно критериям «отсортировали» победителей из опубликованных денных просто невозможно.

В частности, если сопоставить список детективов с их результатами, полученными по результатам тестирования на знание законодательства, то выйдет следующая картина.

Как видим, только 12 детективов были в первой сотне по итогам тестирования на знание законодательства, а большинство – показали более чем посредственные результаты. 25 человек вообще были за 400-й позицией в рейтинге «знания законодательства». Почему же отобрали именно их?

Над этим вопросом задумывались многие, пытаясь получить ответ в результатах «психологических тестов».

Касательно результатов психологического тестирования, а также того, почему их не выдают участникам конкурса, выстраивались самые разнообразные версии, вплоть до того, что данные тестирования были «медицинской информацией», которая не поддается распространению.

Однако, реальность оказалась несколько более прозаичной. 

Фактически, результаты «психологического тестирования», которые так беспокоили участников конкурса, оказались не такими уж и важными, поскольку заседавшие в комиссии «автомайдановцы» в любом случае предпочитали руководствоваться не ими, а собственным «пролетарским чутьем».

Сами же условия конкурса были изначально выписаны некорректно, поскольку изначально назывались одни требования, связанные, например, со знанием ряда нормативных актов, которые были вынуждены прилежно изучать кандидаты. Это и Конституция, и законы (вплоть до «закона про НАБУ), и нормы, связанные с защитой прав человека. А потом оказалось, что все это значения не имеет, поскольку комиссии нужен какой-то «практический опыт», суть которого «автомайдановские инквизиторы» сами до конца не понимают.

В итоге, обманули несколько тысяч людей, заставили их тратить время и личные средства на переезды, чтобы в итоге перевернуть все с ног на голову.

Фальсификации и махинации по ходу конкурса

Естественно, что сами потенциальные детективы очень внимательно следили за ходом конкурса, изучая, в частности, любые «промежуточные» изменения. Некоторые из них заметили следы явных махинаций, в публикуемых официальных «промежуточных результатах».

Итак, задним числом в «графике собеседований» появлялись люди, которых ранее не было даже в списках участников тестирования. И, чудесным образом, они потом оказывались в числе рекомендованных. Само число участников собеседования «скакало» от 322 до 328.

Также время для собеседования каждого претендента было проставлено «задним числом». Это привело к тому, что многих претендентов информировали в самый последний момент, что их ждет собеседование. Таким образом, участники не могли заранее согласовать с руководством, а потому просто «отпадали». Очень простой и удобный способ «отсеивания» неудобных.

Режим «повышенной секретности»

Кроме всего изложенного выше, конкурс ознаменовался и упрямым нежеланием руководства НАБУ демонстрировать документы или прочие данные о его проведении.

В частности, на вполне логичные вопросы об опубликовании видео собеседований, опыте работы отобранных детективов и причинах отказа выдавать им результаты собственных тестирований, граждане получали лишь обещания «разобраться», но не ответы.

В принципе, можно понять, почему не публикуется видео, поскольку оно дало бы всем возможность убедиться в отсутствии «кворума» в пять человек на большинстве собеседований, то есть, позволило бы поставить под сомнение все результаты конкурсного отбора.

То же касается и «психологических тестов», которые скрываются только затем, чтобы нагнать туману, и каждый «неудачник» отбора думал, что «засыпался» он именно там.

Отдельная тема – это набор 65 детективов при конкурсе на 100 должностей, на основании чего среди участников отбора уже активно обсуждается тема судебных исков. В частности, 35 вакансий могли быть не заполнены при несоответствии всех участников конкурса его критериям, а доказать последнее, мягко говоря, не так уж и просто. Кроме того, в самом НАБУ критерии отбора не были прописаны более-менее внятно. В частности, не были разработаны критерии оценивания и одинакового подхода ко всем участникам.

В «Автомайдане», представители которого играли в конкурсной комиссии «первую скрипку», всю эту ситуацию прокомментировали так. Мол, не избрали 35 детективов, поскольку «не захотели», критерии оценивания изобретали сами. Да, кстати, тут тоже была путаница с данными, поскольку «Автомайдан» писал о 67 новых детективах, в то время как официальная цифра – 65. Куда еще пропали двое – не понятно. 

Таким образом, ситуация выглядит так, что «конкурсный отбор в НАБУ» превратился в одну большую фикцию и обман для большого числа людей, которые были вынуждены потратить личное время на «зубрежку» законодательства. В итоге, затраченное время и усилия не пригодились.

Необходимо вспомнить, что ряд проблем перешли в «весенний» конкурс детективов из прошлогоднего. В частности, в августе 2015 года тоже объявляли конкурс на 100 должностей, и также набрали лишь 70 детективов.

Также еще после первого набора детективов ряд претендентов подавали иски в суд, мотивируя свои претензии нарушением порядка проведения конкурса, сокрытием данных и непрозрачными критериями отбора.

Как видим, ситуация на данный момент не только не улучшилась, но, в целом, становится еще более удручающей. Комиссии сами открыто нарушают собственные правила, открыто манипулируют исходными данными и руководствуются исключительно критериями произвола.

Исходя из изложенного выше, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- почему из 65 новоназначенных детективов НАБУ только 12 вошли в первую сотню претендентов при тестировании знания законодательства?

- почему до сих пор, не смотря на многочисленные обещания, не выложено видео последнего собеседования на должности детективов НАБУ?

- зачем в НАБУ скрывают информацию о прохождении конкурса в детективы даже от самих его участников?

comments powered by Disqus
TOP