ПОСЛЕДНИЕ НАЗНАЧЕНИЯ ПО «СТАРОЙ СИСТЕМЕ»: ОЧЕРЕДНОЙ ВЗЛЕТ КУЦЕНКО, «ВСТРЯСКА» ГЛАВНОГО СЛЕДСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ КАДРОВЫЕ «ГАМБИТЫ»

12:50, 03.05.2016
  • 7211
  • 0
  • 0

Апрель 2016 года выдался в прокуратуре богатым на назначения. Очевидно, руководство ведомства держало в голове перспективы проведения «прокурорской конференции», а потому и решило не откладывать все важные перестановки в «долгий ящик».

Продолжил свой карьерный взлет прокурор Владислав Куценко, за которым уже давно закрепился имидж главного «рупора ГПУ».

В частности, он получил должность замначальника Департамента ГПУ, которая освободилась после ухода другого одиозного прокурора Валерия Карпунцова в Верховную Раду. Если учесть, что ещё недавно Куценко и знать не знал ни о какой прокуратуре, то его достижения в ведомстве выглядят просто феноменально.

Большие пертурбации произошли в Главном следственном управлении ГПУ. В частности, начальником четвертого отдела там стал Сергей Кизь, который «прославился» расследованием дела нардепа Игоря Мосийчука. Осенью он поспешил заявить, что депутат-радикал якобы полностью признал свою вину, предоставив соответствующее видео, однако позже Мосийчук все опроверг и обвинил Кизя в «пытках».

Начальником отдела в ГПУ стала Татьяна Бойко, супруга одиозного бывшего первого зама прокурора Одесской области Петра Лищинина, который прославился «накопительством» недвижимости и в конце 2014 года «сбежал» от люстрации на пенсию.

Ряд перестановок произошли на уровне региональных прокуратур. В частности, зампрокурора Харьковщины Евгений Безбородов отправился первым замом в «виртуальную» прокуратуру АРК Крым, его место занял Виталий Романов, бывший до того замом прокурора Николаевской области. Эти назначения также привели к ряду менее заметных региональных «рокировок».

Генпрокуроры меняются – а «говорящие головы» делают карьеру

Наиболее знаковое назначение связано с именем героя многочисленных публикаций «Прокурорской правды» – Владислава Куценко.

В частности, он получил должность заместителя начальника Департамента обеспечения деятельности руководства ГПУ.

Карьера Куценко развивается стремительно. Ранее «Прокурорская правда» писала, что помощником Генпрокурора Виктора Шокина Куценко стал в июне 2015 года и тут же был отправлен в Запорожье, чтобы со стороны ГПУ выразить поддержку местному облпрокурору Александру Шацкому. До этого он около года работал помощником министра юстиции.

В 2012 и 2014 годах баллотировался в Верховную раду от партии «Батькивщина», но не прошел, и стал помощником нардепа от этой политсилы - Сергея Соболева. Известно, что ранее Куценко был депутатом Запорожского райсовета.

В начале февраля 2016 года, как раз накануне своего заявления об отставке, Виктор Шокин назначил Куценко заместителем начальника управления взаимодействия с государственными органами Департамента обеспечения деятельности руководства.

И вот, через три месяца - он уже заместитель начальника самого департамента. Если учесть, что еще год назад Куценко не имел отношения к прокуратуре вообще, то карьера выглядит просто поразительно.

В чем же залог успеха?

Во-первых, это надежная «крыша», в качестве которой в случае Куценко выступал Запорожский прокурор Александр Шацкий и нардеп Сергей Соболев, которые, собственно, и лоббировали назначение своего протеже в ГПУ. Кстати, Куценко и после того, как поднялся в ГПУ, о своих «благодетелях» не забывал, и постоянно прикрывал запорожскую «прокурорскую группировку».

Во-вторых, это эффективность в услужении начальству. В случае Куценко – бывшему Генпрокурору Виктору Шокину. Например, когда нужно отстоять кандидатуры «шефа» в специализированной комиссии, или даже оправдать его действия через неприкрытую лесть о «мужской силе».

В-третьих, это преданность прокурорской «корпорации». Хотя Куценко и был в ведомстве новым человеком, он четко усвоил необходимость прикрывать «своих» в любой ситуации. Например, когда нужно было объяснить, почему по делу о расстрелах на «Майдане» в 2016 году обыски проводятся у представителей партии «Свобода».

В-четвертых, это поразительное умение выкручиваться в любой ситуации. Например, выдумывая на ходу версии о том, что дорогой мерседес шефа – это «арендованный транспорт».

В-пятых, это умение находить «козлов отпущения» и обвинять других – например «продажных судей», когда сам не можешь ничего объяснить или придумать.

Еще один важный момент – постоянно пребывая на виду, не боясь представлять прокуратуру на публике, Куценко заработал в ведомстве «незаменимый» имидж. Все это в комплексе, очевидно, и послужило основанием для столь блестящей карьеры, о которой большинство прокуроров, занятых реальной работой, а не службой в качестве «говорящей головы»,  не может и мечтать.

Характерно, что занял Куценко место другого «вип-прокурора» - Валерия Карпунцова, для которого должность в ГПУ послужила «транзитной» между пребывания в парламенте в качестве народного депутата.

17 декабря 2015 года Карпунцов стал заместителем начальника департамента обеспечения деятельности руководства. А уже 21 апреля 2016 года, после формирования нового правительства, он принял присягу в качестве народного депутата.

Находясь на должности, Карпунцов тоже занимался выдумками во благо ведомства. В частности, отрицал наличие конфликтов, славил реформу и хвалил руководство. Потому, можно предположить, что на новой должности Куценко будет себя чувствовать вполне комфортно.

Именно поэтому карьере Карпунцова не мешали никакие обстоятельства, даже весьма скандальные. Например, история о том, как его в невменяемом состоянии доставили в больницу после празднования нового 2015 года.

В частности, в январе 2015 года, сразу после новогодних праздников, ряд украинских СМИ сообщил, что старший помощник Генпрокурора по особенным поручениям Валерий Карпунцов был доставлен в одну из столичных больниц в состоянии сильного алкогольного опьянения. Эту информацию журналистам сообщила ведущий врач городской наркологической больницы Киева Татьяна Рябошапко.

Доставили Карпунцова тогда не с улицы, а из суперэлитного киевского ресторана. Как рассказали врачи из скорой, одна компания после бурной вечеринки разгромила банкетный зал, а этого «клиента» забыли друзья и персонал потом обнаружил спящим в туалете. При доставке в медицинское учреждение Карпунцов пришел в себя, начал в нецензурных выражениях оскорблять сотрудников, кричал, что он из прокуратуры и «всех здесь посадит». Затем достал пистолет, начал им размахивать и требовал… поставить ему песню «Валера». Если мы не подчинимся, то он, мол, Валерий Карпунцов, скоро станет заместителем генпрокурора, а потом и самим генпрокурором, и всем нам будет несладко. После этого пациент пытался раздеваться догола, чем до полусмерти напугал наших сотрудниц - даже больше, чем оружием. Санитарам еле удалось вколоть ему успокоительное.

Однако ни это, ни то, что Карпунцов явно подпадал под действие закона «О люстрации», не остановили продвижения «прокурора от партии «УДАР». Теперь же его место в ГПУ занял Владислав Куценко, у которого, очевидно, амбиции также не меньшие, чем у предшественника. Да и специфических «талантов» тоже более чем достаточно.

Пертурбации Главного следственного управления ГПУ

Поменялись начальники всех пяти отделов (и большинство их замов) Главного следственного управления ГПУ. При этом большинство назначений выглядят очень загадочными, и проводились или в форме возвращения на старые должности, или путем «переброски» из одного отдела в другой. Фактически, все это выглядит как масштабная попытка всех запутать и «замести следы».

Итак, Сергей Кизь стал заместителем начальника управления по расследованию особо важных дел - начальником четвертого отдела по расследованию уголовных дел Главного следственного управления ГПУ.

Продвижение Сергея Кизя в ГПУ связывают, в частности, с именем Степана Божило, который в апреле 2015 года возглавил Управление по особо важным делам ГПУ, и который в 2012 – 2013 годах руководил следственной группой ГПУ, расследовавшей резонансное дело об убийстве в 1996 году депутата Верховной Рады 2-го созыва Евгения Щербаня.

Одновременно с назначением Божило было обновлено все руководство управления. И, в частности, заместителем начальника управления по расследованию особо важных дел - начальником пятого следственного отдела Главного следственного управления был назначен Сергей Кизь.

Предыдущее его место работы - начальник отдела процессуального руководства и поддержания государственного обвинения по уголовным производствам в коррупционных преступлениях управления надзора за соблюдением законов спецподразделениями и другими органами, которые ведут борьбу с организованной преступностью и коррупцией ГПУ.

Согласно декларации о доходах за 2013 год, жил тогда Кизь только на одну зарплату, что, впрочем, не помешало ему обзавестись двумя земельными участками: 1325 и 1200 кв. м., а также автомобилями BMW x5 2002 года и Mazda 3 2009 года. Где же жил прокурор с семьей – не ясно. Жилья в декларации нет, а потому, можно предположить, что обитал он в или в шалаше на одном из земельных участков, или же в любом из автомобилей.

Ранее Кизь уже привлекал внимание «Прокурорской правды». Занимая должность  заместителя начальника следственного управления ГПУ он, в частности, вел резонансное «дело Мосийчука».

Народный депутат от «Радикальной партии» подозревался в совершении уголовных преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 368 (принятия предложения, обещания или получение неправомерной выгоды должностным лицом), ч. 2, 3 ст. 296 (хулиганство), ч. 1, 2 ст. 350 (угроза или насилие в отношении должностного лица или гражданина, исполняющего общественный долг), ч. 1 ст. 376 (вмешательство в деятельность судебных органов), ч.1, 2 ст. 377 (угроза или насилие в отношении судьи, народного заседателя или присяжного) УК Украины.

17 сентября 2015 года Верховная Рада дала согласие на привлечение к уголовной ответственности, задержание и арест Мосийчука. В тот день на заседании ВР было продемонстрировано снятое скрытой камерой видео с участием нардепа, где речь шла о возможности решения бизнес-вопросов за деньги с участием «прокурорской крыши» в лице тогдашнего прокурора Полтавской области Яна Стрелюка (сам законник поспешил откреститься от участия в схемах).

18 сентября Печерский райсуд Киева избрал в отношении нардепа меру пресечения в виде содержания под стражей до 15 ноября. Апелляционный суд, заседания которого проходили со скандалами и угрозами от представителей Радикальной партии в адрес прокуроров и судей, оставил в силе арест для нардепа.

«Прокурорская правда» ранее рассматривала преследование нардепа от «Радикальной партии» как пример использования ГПУ в политических целях. Тогда, во время циркового шоу с «задержанием» Мосийчука в стенах парламента, были нарушены абсолютно все процессуальные нормы, связанные со статусом народного депутата. И во всем этом самое непосредственное участие принимал Сергей Кизь.

В ноябре 2015 года Кизь провел совместную пресс-конференцию с Генпрокурором Виктором Шокиным, посвященную расследованию преступлений, совершенных депутатом-радикалом.

На ней он сообщил, что после ознакомления материалы дела будут направлены в суд для рассмотрения по существу. Также он «заверил» всех присутствующих, что задержание, следственные действия в этом производстве  были выполнены исключительно с соблюдением норм УПК, любые права Мосийчука нарушены не были.

Он также привел видеозапись с допроса Мосийчука, на котором тот признает свою вину. Депутат якобы в ходе досудебного расследования признал, что получал взятки при тех обстоятельства, которые были изложены в сообщении о подозрении, что мы можем показать наглядно обществу.

На видео Мосийчук сидел перед следователем и говорил, что признаёт себя виновным в получении неправомерной выгоды. Кроме того, он признал обстоятельства, при которых получил неправомерную выгоду в размере 349,5 тысяч гривен. Мосийчук также говорил, что «никакое физическое давление на него не осуществлялось», а он находится «в привычном» для него «состоянии здоровья».

Кизь также уверил всех присутствовавших, что экспертизы подтвердили, что видео, на котором Мосийчук требовал взятки, не является сфабрикованным.

Впрочем, очень скоро сам Мосийчук заявил, что видео, которое обнародовала ГПУ, является «следствием жестоких пыток». Об этом сообщила его пресс-служба на Fb-странице «радикала».

Дескать, 7 октября в СИЗО СБУ, он, имея внутреннее кровотечение, теряя сознание, был лишен какой-либо медицинской помощи. Соответственно, по заявлениям Мосийчука, следователи ГПУ, умышленно доведя его до такого состояния, предложили, чтобы в обмен на оказание помощи он дал показания по существу своего дела, в частности - признался в том, чего, как считает нардеп, он не совершал. Также они, якобы, требовали от «радикала» дать показания против лидера его партии - Олега Ляшко, народного депутата от РПЛ Андрея Лозового и лидера (на тот момент) партии «Укроп» - Геннадия Корбана.

На данный момент, дело Мосийчука так и не может добраться до суда, а сам нардеп находится на свободе.

Впрочем, карьере Сергея Кизя это никак не помешало и, находясь в команде бывшего Генпрокурора Виктора Шокина, он, очевидно, продемонстрировал собственную эффективность в качестве реализатора политических заказов и «выбивателя» нужных улик и это, похоже, оценили по достоинству.

Вместе с Кизем был назначен и его заместитель - Максим Радзивон. Выходец из прокуратуры Полтавской области, бывший старшим прокурором отдела надзора за поддержанием законности в уголовном производстве управления правозащитной деятельности Главного управления защиты прав и свобод граждан, ранее Радзивон ничем особым не выделялся. Интересной, разве, является его Декларации о доходах за 2013 год, которая выглядит типично «прокурорской».

В частности, согласно внесенным данным за 2013 год, жил Радзивон только на зарплату, и никакой собственности, кроме автомобиля ДЭУ-Ланос, не имел.

Еще одно интересное назначение – Андрей Кравец стал заместителем начальника третьего отдела по расследованию уголовных дел управления по расследованию особо важных дел Главного следственного управления.

Знаменит Кравец, в первую очередь, своей неоднозначной ролью в «деле» экс-министра экологии времен Виктора Януковича Николая Злочевского. В частности, 2.12.2014 года Генпрокуратура Украины предоставила письмо адвокату Злочевского - Бойко относительно неопределенности процессуального статуса его клиента в производстве №42014000000000805. Это письмо было критически важным для адвокатов Злочевского, которые использовали его во время слушаний в лондонском суде. Благодаря ему в Великобритании был снят арест с 23 миллионов долларов со счета беглого экс-министра. Подписал письмо именно начальник пятого следственного отдела Главного следственного управления ГПУ Андрей Кравец. Действовал он тогда под непосредственным руководством бывшего заместителя Генпрокурора Алексея Баганца.

Руслан Шкурпела стал начальником третьего отдела по расследованию уголовных производств управления по расследованию особо важных дел Главного следственного управления. Выпускник Национальной академии внутренних дел, Шкурпела начинал карьеру в прокуратуре Житомирской области. Ранее был заместителем начальника второго отдела Главного следственного управления.

Олег Литвинюк стал заместителем начальника второго отдела по расследованию уголовных производств управления по расследованию особо важных дел Главного следственного управления. Ранее он был начальником третьего отдела этого же управления.

Еще раньше Литвинюк был следователем по особо важным делам прокуратуры Львовской области. На этой должности он был фигурантом скандала. В частности, в своем обращении на имя Председателя Верховной Рады Арсения Яценюка, в фальсификации собственного дела его обвинял городской голова Самбора Тарас Трешовчин.

Евгений Асташов возглавил второй отдел по расследованию уголовных производств управления по расследованию особо важных дел Главного следственного управления. Ранее он уже был начальником этого отдела. До того - прокурором отдела надзора за соблюдением законов при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, предварительного расследования и поддержания государственного обвинения управления надзора за соблюдением законов органами налоговой милиции Главного управления надзора в уголовном производстве Генеральной прокуратуры Украины.

Дмитрий Горожанкин стал заместителем начальника первого отдела по расследованию уголовных производств управления по расследованию особо важных дел Главного следственного управления. Начинал он карьеру в прокуратуре Киевской области. Был старшим следователем по особо важным делам пятого отдела Главного следственного управления.

Андрей Солонский назначен заместителем начальника первого отдела по расследованию уголовных производств управления по расследованию особо важных дел Главного следственного управления. Был ранее следователем по особо важным делам того же отдела.

Александр Луняченко возглавил первый отдел по расследованию уголовных производств управления по расследованию особо важных дел Главного следственного управления. Ранее он был следователем по особо важным делам прокуратуры г. Одессы. С 2012 года – в ГПУ. Был там старшим следователем по особо важным делам Главного следственного управления.

Ряд назначений произошло в Управлении материально-технического обеспечения ГПУ.

В частности, Богдан Нагалевский стал заместителем начальника отдела режима, охраны труда, пожарной безопасности и гражданской защиты. До нового назначения он руководил отделом пропусков.

Этот же отдел возглавил Юрий Ковтун, который был главным специалистом по гражданской обороне.

Виктор Борецкий назначен заместителем начальника управления материально-технического обеспечения - начальником отдела логистики. Ранее он трудился в этом же управлении начальником отдела материально-технического обеспечения и договорной работы.

Очередной «семейный подряд» в прокуратуре и «технические» назначения

Кроме того, Татьяна Бойко стала начальником отдела по работе с персоналом государственной службы управления по работе с кадрами Департамента кадровой работы и государственной службы ГПУ. Она была старшим прокурором отдела штатов, учета кадров и дисциплинарной практики управления кадрового обеспечения Главного управления кадров и обеспечения деятельности органов прокуратуры.

Её декларация о доходах за 2013 год ничем не примечательна. Правда, судя по ней, Татьяна Бойко все же не так бедствует, как большинство прокуроров согласно официальным документам. У нее есть автомобиль Мерседес Е-класса, участок земли и квартира.

Более интересная личность – супруг Татьяны Бойко - экс-зампрокурора Одесской области Петр Лищинин, который «прославился» в 2014 году тем, что проживал в гостинице 2,5 года на правах «железнодорожника».

Иными словами, за проживание с него брали не по коммерческому тарифу, который составлял от 1980 гривен в сутки (!) в зависимости от времени года, а по «внутреннему» тарифу, по которому оплачивают проживание в санатории сотрудники железной дороги. Сотрудником железной дороги Лищинин, как мы знаем, не являлся, так что законность применения такой «скидки» сомнительна.

К слову в 2012-м году Пётр Лищинин получил ордер на квартиру на Французском бульваре в Одессе.

При этом, прокурор обзавелся еще в 2010 году квартирой в Киеве в жилищном комплексе «Ривьера Риверсайд» по улице Раисы Окипной, 18. В декларации за 2011 год, когда квартиры в «Ривьера Риверсайд» уже были доступны к продаже, значится квартира в 117,9 квадратных метров, равно как и у членов его семьи в собственности значится квартира в 109,3 квадратных метра. Средняя цена подобной квартиры тогда составляла – 450 тысяч долларов.

Не отставала и его вторая половинка - супругу Лищишина, упоминаемую выше Татьяну Бойко, можно найти среди собственников другого элитного киевского дома ЖК «Новопечерские липки» (по адресу ул. Драгомирова, 12).

Еще Лищинин знаменит тем, что угрожал заявителям о преступлениях, отказываясь вносить в единый реестр информацию о преступлениях. В марте 2014 года он чуть не стал жертвой «мужика с топором».

Чтобы избежать люстрации, в октябре 2014 года Лищинин «сбежал» на пенсию. После чего безуспешно баллотировался в нардепы.

Впрочем, как видим, сейчас очень успешную карьеру в ГПУ делает супруга отставного Одесского прокурора. Так что за будущее «прокурорской династии» можно не переживать.

Ряд назначений произошло и в управлении организационного обеспечения Единого реестра досудебных расследований и информационно - аналитической работы. Николай Сидоров стал там заместителем начальника отдела организационного обеспечения Единого реестра, а Оксана Науменко - заместителем начальника отдела информационно - аналитической работы.

Ранее «Прокурорская правда» уже писала о повышенном внимании к кадровым назначениям в данном управлении в последние дни генпрокурорства Виктора Шокина. Связано это с тем, что в отделе, который отвечает за «виртуальный» Единый реестр, крутятся совсем не виртуальные деньги, регулярно выделяемые на программное обеспечение для ГПУ.

Региональные гамбиты?

Интересные пертурбации в апреле произошли также и в местных прокуратурах.

В частности, Валерий Романов стал заместителем прокурора Харьковской области.

Он начинал свой трудовой путь в органах прокуратуры в городе Николаеве (в прокуратуре Ленинского района, затем - в отделе по надзору за спецподразделениями УБОП и СБУ). Занимал должность заместителя прокурора Кировоградской области, потом, работал в Генеральной прокуратуре. В сентябре 2014 года стал первым заместителем прокурора Харьковской области. Однако уже 29 декабря 2014 года он возглавил прокуратуру Днепропетровской области.

«Прокурорская правда» писала, что назначению Романова прокурором Днепропетровщины предшествовала продолжительная медиа- и «люстрационная» война команды Коломойского против не устраивающего его экс-прокурора региона Романа Федика (который был переведен во Львов). Романов же, очевидно, их вполне устраивал. Впрочем, потому он и не задержался в Днепропетровской области. В марте 2015 года вслед за отставкой с поста губернатора Днепропетровской области олигарха Игоря Коломойского и назначения главой ОГА Валентина Резниченко, своего поста лишился и прокурор региона. 30 марта 2015 года он стал заместителем прокурора Николаевской области. И вот теперь – снова Харьковщина.

Любопытный момент. Чтобы там оказался Романов, в ГПУ пришлось провернуть сложный гамбит. Сначала освободили место заместителя прокурора Харьковской области. Евгений Безбородов уходит с него на должность первого заместителя прокурора АРК Крым. Формально это выглядит повышением, хотя и условным, поскольку сама Крымская прокуратура, как известно, сейчас чисто «виртуальное образование».

Чтобы освободить место заместителя крымского прокурора, Алексея Калину «устроили» в т.наз. «Департаменте территориального контроля» г. Харькова. Благодаря этому удалось «сдвинуть» в крымскую прокуратуру Безбородова, а на его место – назначить Романова. На освободившееся место заместителя прокурора Николаевской области назначили начальника отдела по работе с кадрами Константина Вдовиченко.

Все это делает ситуацию еще более интересной.

Имеем экс-прокурора Днепропетровской области, которого убрали после ухода «команды Коломойского», и «спрятали» в родной Николаевской области. Теперь возникла какая-то острая необходимость отправить этого бывшего «прокурора Коломойского» замом в Харьковскую область. Настолько острая, что пришлось искать место для другого «зама» в «прокуратуре Крыма» и, в свою очередь, трудоустраивать экс-зампреда «крымского прокурора» в новосозданной «контрольной структуре» в Харькове. Кстати, создавал эту структуру («Департамент территориального контроля»), не кто иной, как мэр Харькова Геннадий Кернес – также связанный с Игорем Коломойским.

Если же еще вспомнить о том, как «потеплели» отношения между днепропетровским олигархом и президентом после того, как «Беня» подставил плече «Пете» в виде депутатских голосов за Кабмин Гройсмана, то ситуация становится более-менее понятной. Похоже, что группе «Приват» срочно понадобился свой человек в Харьковском надзорном ведомстве.

Впрочем, в областных прокуратурах произошло еще несколько назначений, которые не связаны со всеми изложенными выше «гамбитами».

35-летний Александр Воробий стал заместителем прокурора Волынской области.

Как следует из его официальной биографии, высшее юридическое образование он получил в Тернопольской академии народного хозяйства, а в 2013 году окончил Национальную академию прокуратуры Украины.

Работу в органах прокуратуры Украины начал в 2003 году - следователем прокуратуры Старовиживского района Волынской области. Занимал должности помощника прокурора в разных районах Волынской области. С августа 2006 - по июнь 2013 работал на прокурорских должностях в прокуратуре Луцка, а с 2013 года – в прокуратуре Волынской области. Во  время работы в Луцкой прокуратуре в 2013 году Воробий был фигурантом скандала, связанного с отказом со стороны местного надзорного ведомства выполнять решение суда. Сам Воробий якобы тогда охарактеризовал судебное решение как «рекомендательное, а не обязательное для прокуратуры». Основанием для головокружительной карьеры этого довольно молодого прокурора послужили, как это принято в Украине, родственные связи. В частности, его отец, Павел Воробий длительное время трудился в прокуратуре Волынской области. В частности, занимал должность прокурора Локачинского района.

Также своего заместителя получил и прокурор Луганской области. Им стал Сергей Чиж, который ранее занимал должность начальника отдела надзора в уголовном производстве. До того Чиж длительное время был прокурором Артемовского района г. Луганск. Согласно оперативно обнародованной декларации о доходах за 2015 год, Чиж имеет земельный участок, но не имеет квартиры или автомобиля. Также он умудрился получить за год 30 тыс. грн. неких «других» доходов. Возможно, это наследие бизнес-прошлого прокурора, который, в частности, в 2009 году был одним из основателей фирмы «Уголек-2009».

В целом, проведенные назначения в региональных прокуратурах не привели в ведомство новых людей, а наоборот – укрепили позиции «старых прокурорских».

Исходя из изложенного выше, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- за какие заслуги Владислав Куценко сделал менее чем за год в прокуратуре такую головокружительную карьеру?

- чем объясняются загадочные рокировки в Главном следственном управлении ГПУ?

- какой смысл глобального сдвига заместителей прокуроров ряда областей, чтобы, в конечном счете усадить одного из них в кресло заместителя прокурора Харьковщины?

comments powered by Disqus
TOP