ПРОБЛЕМА ПРОКУРОРСКИХ ЗАРПЛАТ: НЕДЕЙСТВУЮЩИЙ ЗАКОН, ПРОВАЛЕННАЯ РЕФОРМА, СУДЫ И МАССОВЫЕ УВОЛЬНЕНИЯ

18:30, 16.06.2016
  • 11007
  • 10
  • 0

В Законе Украины «О прокуратуре», принятом осенью 2014 года, содержались конкретные нормы, которые должны были определять порядок начисления заработных плат сотрудникам ведомства.

Кроме повышения уровня материального обеспечения, что должно было помочь в борьбе с коррупцией в ведомстве и мотивировать его сотрудников, данные нормы были призваны изменить баланс в доходах прокуроров, чтобы в них доминировали не разнообразные «доплаты», а, в первую очередь, фиксированная ставка, на которую никак не могло бы повлиять начальство.

Однако, как и большинство других «благих реформаторских намерений», нормы о зарплатах для прокуроров оказались сугубо декларативными. Кабинет Министров их проигнорировал при составлении бюджетов на 2015 и 2016 годы. Соответственно, прикрываясь постановлениями правительства и нормами бюджета, органы власти отказались насчитывать зарплаты прокурорам согласно с действующими нормами закона.

Параллельно продолжалась «реформа», сопровождаемая массовыми увольнениями из прокуратуры, что, теоретически, должно было улучшить материальное положение оставшихся. Однако на практике заплаты у рядовых прокуроров местных прокуратур оставалась низкими, а перечень обязанностей – стремительно возрастал.

Фактически, у сотрудников надзорного ведомства оставалось несколько возможных путей: или милостиво просить «улучшить положение дел», или судиться, противопоставляя себя начальству, или же увольняться. Как свидетельствует статистика, многие молодые сотрудники предпочли последний вариант, но немало прокуроров начало судебные тяжбы, причем, результативно.

Более того, на конец июня назначено судебное заседание по иску прокурорского профсоюза, которое должно решить вопрос отмены Постановления Кабмина от 2015 года, регулирующего прокурорские зарплаты и находящегося в прямом противоречии с Законом «О прокуратуре».

Состояние дел с зарплатами

Зарплата прокуроров остается одной из наиболее существенных проблем реформирования «надзорного ведомства», поскольку идеологи «реформ» именно в существенном увеличении окладов сотрудников видели главный путь избавления прокуратуры от тотальной коррумпированности.

Еще осенью 2015 года заместитель главы Генпрокуратуры Давид Сакварелидзе делал громкие заявления о зарплате прокурорских работников. По его мнению, в рамках реформы ведомства зарплата «синих мундиров» должна составлять 2 – 2,5 тыс. долларов США. Но сначала ее бы неплохо было поднять хотя бы до уровня в 15 тыс. грн – сумму, равную приблизительно трем средним зарплатам в стране.

Последняя цифра была указана во вступившем в силу 15 июля прошлого года Законе «О прокуратуре», ст. 81 которого четко определяет уровень прокурорского жалования в зависимости от классного чина, выслуги лет, должности и т.д. Законом предполагалось, что должностные оклады прокурорских должны подниматься поэтапно.

Так, с 1 июля 2015 года прокурор местной прокуратуры должен был получать 10 минимальных заработных плат; с 1 января 2016 года - 11 минимальных заработных плат, и с 1 января 2017 года - 12 минимальных заработных плат. При этом должностные оклады других прокуроров установлены пропорционально к должностному окладу прокурора местной прокуратуры с коэффициентом: 1) прокурор региональной прокуратуры - 1,2 и 2) прокурор ГПУ - 1,3. Также в данном Законе определено 15 позиций должностных окладов прокуроров, которые находятся на административных должностях, начиная с Генерального прокурора Украины с коэффициентом 1,5 должностного оклада прокурора ГПУ, и заканчивая заместителем руководителя подразделения местной прокуратуры с коэффициентом 1,17-1,10 должностного оклада прокурора местной прокуратуры.

Кроме того, прокурорам должна была выплачиваться и ежемесячная надбавка за выслугу лет в размерах: при наличии стажа работы свыше одного года - 10 процентов, свыше 3 лет - 15 процентов, свыше 5 лет - 18 процентов, свыше 10 лет - 20 процентов, свыше 15 лет - 25 процентов, свыше 20 лет - 30 процентов, свыше 25 лет - 40 процентов, свыше 30 лет - 45 процентов, свыше 35 лет - 50 процентов должностного оклада.

Однако, обещанного повышения зарплаты прокурорские, вопреки вступившему в силу профильному Закону в середине прошлого года, так и не дождались.

«Подложили свинью» под доходы прокурорских в данном случае в Кабинете Министров, приняв Постановление № 763 от 30 сентября 2015 г., в котором говорится, что нормы и положения части второй статьи 33, статьи 81 Закона Украины «О прокуратуре» применяются в порядке и размерах, установленных Кабинетом Министров Украины. Однако тут же в ведомстве премьера Арсения Яценюка добавили, что, прежде всего, власти исходят «из имеющихся финансовых ресурсов государственного и местного бюджетов и бюджетов фондов общеобязательного государственного социального страхования».

В общем, учитывая, что «имеющихся финансовых ресурсов» в нашей стране нет практически никогда, нетрудно догадаться, что существенное повышение прокурорских зарплат, о котором говорил Сакварелидзе, положили «под сукно», только лишь незначительно увеличив ставки окладов.

Об этом можно судить и глядя в принятый госбюджет на текущий год, где всего на нужды Генеральной прокуратуры Украины выделено 3,3 млрд. гривен. Из них 2,2 млрд гривен – непосредственно на оплату труда сотрудников ведомства. Данный показатель всего лишь на 11,2% превышает уровень прошлого года. Между тем, тот же Сакварелидзе говорил о том, что ГПУ необходимо почти в 3 раза больше - порядка 6 млрд. грн.

Впрочем, в феврале этого года тогда еще заместитель Генпрокурора Давид Сакварелидзе слегка подкорректировал свое видение реформ в прокуратуре.

В частности, по мнению «грузинского легионера» главная проблема зарплат в прокуратуре заключается в диспропорции между фиксированным окладом, который устанавливается Кабмином, и различными доплатами (до 50-75% от общей суммы зарплаты). Причем, премии и надбавки остаются в ведении руководства, что создает основы для несамостоятельности сотрудников прокуратуры, полностью зависящих в плане финансов от начальства.

Определенные постановлением Кабмина оклады прокуроров составляют от 1359 до 3351 грн. Дополнительно зарплата включает премию и надбавки. Но вот что интересно, на местном и региональном уровнях удельный вес премии в зарплате составляет около 40%, а в зарплате рядового прокурора в Генпрокуратуре этот показатель – около 70%. При том, что объем работы в ГПУ существенно ниже.

Как отмечал Сакварелидзе, в новом законе о прокуратуре закреплен не только достойный уровень оплаты труда прокуроров, а в корне изменен принцип формирования зарплаты. Около 80% от общего размера выплаты должен составлять гарантированный оклад, а остальное - премия и надбавки за выслугу лет, исполнение обязанностей на административной должности и другие.

Расходы на оплату труда работников прокуратуры в государственном бюджете на 2016 год составляют 2,18 млрд грн. Для обеспечения определенного в законе уровня зарплаты необходимо было бы увеличить бюджет прокуратуры, по крайней мере, на 1,1 млрд. гривен. Однако Сакварелидзе считал, что и нынешнего бюджета ведомства хватит, чтобы повысить зарплаты прокурорам местных прокуратур вдвое.

В частности, можно было бы выплачивать зарплату прокурорам, исходя из базового должностного оклада в размере 7 минимальных зарплат вместо 11. Кроме того, Сакварелидзе указывал на то, что в 2015 году количество работников органов прокуратуры сократилось с более 20 до 15 тысяч. Только в результате реорганизации и по результатам конкурса на должности в местные прокуратуры было сокращено почти 2 тысячи прокуроров. Численность работников органов прокуратуры будет и в дальнейшем уменьшаться, а значит вполне возможно ввести поэтапное увеличение заработной платы исходя из имеющихся ресурсов.

Впрочем, суровая реальность реформ оказалась отнюдь не такой радостной.

Прокурорская правда уже затрагивала вопрос с реальным положением дел с прокурорскими зарплатами.

В частности, то, что суть реформы свелась к простой смене вывесок, а половину квалифицированных работников уволили. Поэтому обязанностей у рядовых сотрудников стало намного больше, равно как и судебных заседаний, контролей, и листов «каких-то непонятных от вышестоящих и так далее». Сидеть на работе стали больше, выходить по субботам, а вместо адекватной за такой объём ответственности и выполняемой работы зарплаты - стали платить премию в 100% размере, и то недолго.

Важный момент заключается в том, что само руководство ГПУ не проявило волю, чтобы запросить большее финансирование у исполнительной власти. При этом месячная зарплата рядового прокурора Специализированной антикоррупционной прокуратуры в 2016 году составляет 60-70 тыс. грн, в то время как у прокуроров региональных, местных прокуратур - 6-8 тыс. грн и 5-7 тыс. грн соответственно.

Дела в «конкурирующих структурах»

Особенно любопытно ситуация с прокурорскими зарплатами выглядит на фоне роста доходов в прочих государственных ведомствах.

В начале июня 2016 года Кабмин разрешил «заоблачные» выплаты чиновникам. В частности, Правительство сняло ограничения на размер зарплат чиновников и смягчило ограничения расходов на содержание госучреждений. Проект постановления снимает ограничения на размер заработных плат, приобретение мебели и бытового оборудования, проведение текущих ремонтов, приобретение автотранспорта, кроме легковых автомобилей, согласование отпусков. Все это якобы должно улучшить мотивацию работы чиновников.

Новый спикер парламента Андрей Парубий поддержал не так давно увеличение почти в три раза заработных плат для народных депутатов.

7 июня в Киевской области стартовал открытый конкурсный набор на вакансии 250 участковых офицеров и 50 следователей. На пресс-конференции по этому поводу Министр внутренних дел Арсен Аваков заявил, что по завершении структурных и кадровых изменений, прохождения конкурсного отбора и обязательного обучения действующие аттестованные и новые участковые офицеры получат новую форму и зарплату в размере 6 000 гривен в месяц. Министр также добавил, что после прохождения специального курса подготовки и четырехмесячного обучения минимальная заработная плата новых следственных работников составит 10 000 гривен.

Ну и совсем отдельная тема, новые зарплаты судей, которые стали реальностью после осуществления т.наз. «судебной реформы», которую не так давно уже разбирала «Прокурорская правда».

Реформа предусматривает постепенное повышение заработных плат судьям. С 1 января 2017 года оклад поднимется до 15-ти минимальных зарплат для судей первой инстанции. В дальнейшем, в горизонте до 2020 года, он будет повышен до 30-ти. Судьям апелляционных судов к 2020 году оклад поднимут до 50 минимальных заработных плат. А у судей Верховного суда уже с 1 января 2017 года после прохождения конкурсного отбора оклад составит 75 минимальных зарплат. Существуют еще надбавки, которые зависят от судейского стажа, наличия ученой степени, допуска к государственной тайне, и региональный коэффициент, поскольку уровень жизни в регионах и в Киеве требует разных расходов.

Средняя зарплата в Верховном суде составит до 200 тыс гривен. Максимальная зарплата судьи Верховного суда согласно закону о судоустройстве и статусе судей будет составлять 315 тыс. грн.

На этом фоне зарплаты рядовых сотрудников прокуратуры выглядят не то чтобы скромно, а просто смешно.

Правда, власти обещают «разобраться» с этим вопросом. Президент Петр Порошенко выступил за существенное повышение зарплат для прокуроров. Об этом он сказал в мае 2016 года, представляя нового генерального прокурора Юрия Луценко личному составу ведомства.

В частности, он подчеркнул, что уровень зарплат в реформированной прокуратуре должен быть таким же, как в Антикоррупционной прокуратуре, как в Антикоррупционном бюро. Президент добавил, что конкурсы на замещение вакансий в местных прокуратурах не будут иметь должного результата, если уровень зарплат в органах останется на нынешнем уровне.

Однако, в ответ Юрий Луценко заявил, что он, дескать, так же, как и президент Украины, хотел бы говорить о повышении зарплат. Но он разделяет точку зрения такую, что сначала прокуратура «должна дать результат стране, получить доверие в обществе», и только в результате этого, якобы, можно будет говорить об увеличении заработной платы.

Таким образом, Президент и Генпрокурор, фактически, сыграли в «доброго и злого» полицейского. «Добрый» вождь хочет одарить всех благами, но его верный «служака» урезонивает его доброту. Да и критерии «увеличения доверия в обществе» звучат излишне абстрактно. Кто это доверие сможет измерить? И когда оно улучшиться изначально? Да и как его добиться, если ГПУ возглавляет политик, а политикам в стране доверяют едва ли больше, чем прокурорам.

Отсюда следует, что, фактически, за «добрыми намерениями» и громкими заявлениями кроется отказ руководства государства и Генпрокуратуры перейти к реальному увеличению зарплат прокурорам согласно нормам действующего законодательства.

Потому пока положительных изменений в ведомстве не наблюдается. Как справедливо указал бывший заместитель Генпрокурора Алексей Баганец: «сколько бы не создавали новых органов, таких как антикоррупционное бюро, агентство по вопросам предотвращения коррупции, так называемых «чистильщиков», никогда коррупцию не поборете, пока у вас прокуроры будут получать по 4-5 тысяч гривен». Характерно, что это вдвое меньше, чем получают патрульные полицейские, не имея юридического образования, любой профессиональной подготовки и опыта.

Да что там говорить, если зарплаты прокуроров уступают даже уровню оплаты кассиров из общественных туалетов.

28 апреля, во время работы Первой Всеукраинской конференции работников прокуратуры, из зала поступило предложение от одной из делегатов принять обращение конференции к руководству Украины с целью урегулирования «зарплатного вопроса» прокуроров и приведения размера материального содержания законников в соответствие со ст.81 закона «О прокуратуре». В зале развернулось бурное обсуждение: несмотря на то, что данного вопроса не было в повестке дня, присутствующие прокуроры потребовали внести его и проголосовать.

Противоположную позицию отстаивали в президиуме: здесь заявили о том, что в случае принятия подобного обращения внимание СМИ будет переключено на то, как прокуроры на первой конференции обсуждали свои «шкурные вопросы», что создаст негативное впечатление в глазах общественности.

Вопрос о принятии заявления конференции по вопросу материального содержания не был вынесен на голосование в зал, а работа конференции была завершена.

Впрочем, уже после начала работы Совета прокуроров, данная структура (просуществовавшая, фактически, недолго) все же обратилась к Премьеру Владимиру Гройсману с письмом, где излагалось «прокурорское» видение зарплатной проблемы.

В письме повторяются уже известные аргументы, связанные с высшей правовой силой Закона Украины «О прокуратуре» в сравнении с постановлениями Кабинета Министров, а также то, что правительство должно было привести в соответствие свои решения в трёхмесячный срок после принятия нового Закона, чего не произошло до сих пор. Соответственно, Совет прокуроров предлагал Кабмину изменить постановление «Об упорядочивании структуры и условий оплаты труда работников прокуратуры» от 31 мая 2012 года в соответствие с требованиями законодательства.

Интересным в этом контексте выглядит полученный ответ из Министерства социальной политики.

Итак, министерство, как ни странно, признало наличие Закона «О прокуратуре», а также то, что там прописан исчерпывающий механизм регулирования оплаты для сотрудников надзорного ведомства.

Однако, там также ссылаются на нормы «Бюджетного кодекса» и Закона «О бюджете на 2016 год», где, в частности, указывается, что положения Закона «О прокуратуре» в вопросе зарплат регулируются Кабмином «исходя из наличных финансовых возможностей».

При этом, министерство ссылается на изменения в Постановление «Об упорядочивании структуры и условий оплаты труда работников прокуратуры», принятые 30.09.2015 года Кабмином, где вводятся «новые должности» в перечень сотрудников, которым положена особая оплата (там, в частности, упоминаются административные должности НАБУ и Антикоррупционной прокуратуры).

Также Министерство ссылается на многочисленные разработанные им «проекты постановлений», которые якобы должны урегулировать вопросы «равенства» сотрудников «цивильной» и военной прокуратур.

Если выразить все в нескольких словах, то смысл следующий: «Денег нет, но вы держитесь».

Любопытно, что в свои заслуги Министерство соцполитики записывает и высокие зарплаты для сотрудников НАБУ и «Антикоррупционной прокуратуры», и повышение «на 17%» оплаты труда некоторых руководителей подразделений ГПУ. Очевидно, именно на эту «элиту» и идут те «ограниченные ресурсы», которые и должен распределять Кабмин.

Прокурорские «тяжбы»

Первые предметные разговоры о том, чтобы подать в суд у прокуроров возникли еще в конце января. Анонимный автор рассказал о своих намерениях подать иск против правительства с требованием отменить постановление КМУ, которым установлено должностной оклад прокурорам местных прокуратур в размере, который не соответствует Закону «О прокуратуре». Параллельно автор собирался обратиться с гражданским иском с требованием взыскать невыплаченную зарплату.

9 февраля в сети появился вариант административного иска о признании постановления Кабинета Министров Украины от 30 сентября 2015 года № 763 «О внесении изменений в постановление КМУ от 31 мая 2012 года № 505 «Об упорядочении структуры и условий оплаты труда работников органов прокуратуры» частично противоправным и недействительным («СХЕМА должностных окладов работников прокуратур Автономной Республики Крым, областей, гг. Киева и Севастополя, военных прокуратур регионов и приравненных к ним прокуратур»), а также о признании бездействия Кабинета Министров Украины противоправным (невыполнение требований п. 13 раздела ХIII «Переходные положения» Закона Украины «О прокуратуре» № 1697-VII 14 октября 2014, которым КМУ обязан в трехмесячный срок со дня, следующего за днем опубликования этого Закона, привести свои нормативно правовые акты в соответствие с настоящим Законом) и обязательстве совершить определенные действия.

«Прокурорская правда» тогда тщательно проанализировала обоснование «прокурорских претензий».

Итак, в своих исках прокуроры апеллировали к тому, что 14 октября 2014 года ВРУ приняла Закон Украины «О прокуратуре», который после внесения изменений и дополнений, вступил в силу 15 июля 2015 года. Статьей 81 Закона установлено, что заработная плата прокурора регулируется настоящим Законом и не может определяться другими нормативно-правовыми актами.

В то же время, актуальный размер должностного оклада прокурора в среднем в 9 раз меньше, чем должен быть по Закону. Таким образом, постановление КМУ № 763 ограничивает права и законные интересы граждан, работающих на должностях, определенных ст. 81 Закона Украины «О прокуратуре».

Пунктом 11 заключительных положений Закона Украины «О Государственном бюджете Украины на 2016 год» от 25 декабря 2015 года установлено, что нормы и положения части второй статьи 33, статьи 81 Закона Украины «О прокуратуре» (Ведомости Верховной Рады Украины, 2015, № 2-3, ст. 12) применяются в порядке и размерах, установленных Кабинетом Министров Украины, исходя из имеющихся финансовых ресурсов государственного и местных бюджетов и бюджета Фонда социального страхования Украины.

Вместе с тем, прокуроры утверждают, что Законом о бюджете не предоставлено право КМУ сузить права, предусмотренные ст. 81 Закона Украины «О прокуратуре». Речь идет лишь о предоставленном КМУ праве применять финансирование, исходя из ресурсов государственного и местных бюджетов, не предоставляя при этом права на уменьшение предусмотренных Законом выплат.

Прокуроры апеллируют также и к статье 19 Конституции Украины, согласно которой органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны действовать лишь на основании, в пределах полномочий и способом, предусмотренным Конституцией и законами Украины. Вспоминается также и решение КСУ от 9 июля 2009 года в деле № 6-рп/2007, которым было установлено, что согласно части третей статьи 22, статьи 64 Конституции Украины право граждан на социальную защиту, другие социально-экономические права могут быть ограничены, в том числе, остановкой действия законов (их отдельных положений), лишь в условиях военного или чрезвычайного положения на определённый срок.

Важным также является и то, что, поскольку предмет закона о Государственном бюджете Украины четко определен в Конституции Украины, Бюджетном кодексе Украины, то этот закон не может отменять или менять объём прав и обязательств, льгот, компенсаций и гарантий, предусмотренных другими законами Украины.

Прокуроры апеллируют к решению Конституционного Суда Украины от 20 марта 2002 года в деле № 1-15/2002 № 5-рп/2002, где было установлено, что законом о Государственном бюджете Украины запрещено вносить изменения в действующее законодательство, а это означает и невозможность остановки действия действующих законов в части установленных ими льгот, компенсаций и гарантий, которые финансируются из бюджетов всех уровней. Также обращают внимание на то, что согласно решению Конституционного Суда Украины от 3 октября 1997 года № 4-зп по делу о вступлении в силу Конституции Украины КСУ отметил: «Конкретная сфера общественных отношений не может быть одновременно урегулирована однопредметными нормативными правовыми актами одинаковой силы, которые по содержанию противоречат друг другу».

Кроме этого, в примере иска есть обращение к Европейской конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод. Согласно статьи 1 дополнительного протокола № 1 к данной Конвенции, каждый человек имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своей собственности иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права. С помощью решения ЕСПЧ от 8 ноября 2005 года в деле «Кечко против Украины» в иске обосновывается, что материальное вознаграждение тоже является собственностью.

Учитывая изложенное, постановление КМУ от 30 сентября 2015 года № 763 является противоправным и подлежит признанию недействительным как такое, что противоречит требованиям Конституции Украины, Закона Украины «О прокуратуре» и Европейской Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод. Данный нормативно-правовой акт КМУ принял с нарушением границ своей компетенции, принципа равенства граждан перед законом и с дискриминацией по отношению к сотрудникам прокуратуры, а также без соблюдения баланса в части неблагоприятных последствий, которые наступили для работников прокуратуры по сравнению с теми целями, которые предусмотрены ст. 81 Закона Украины «О прокуратуре» с целью обеспечения публичного интереса в независимости прокуроров.

Аргументы прокуроров достаточно весомы, а сам иск был составлен грамотно, с обращением не только к нормам украинского законодательства, но и к европейской практике решения подобных вопросов.

Судебные прецеденты

10 марта Сумской окружной административный суд частично удовлетворил иск бывшего прокурора прокуратуры города Сумы к прокуратуре Сумской области Сергея Калинина и своим решением обязал надзорное ведомство выплатить ему зарплату за июль-декабрь 2015 года в соответствии с нормами ст. 81 закона «О прокуратуре», а не согласно тарифных сеток, установленных распоряжением Кабмина.

«Прокурорская правда» привела тогда полностью само решение и проанализировало его содержание.

Удовлетворив исковые требования истца в части выплаты ему положенной по закону «О прокуратуре» заработной платы, суд исходил из того, что согласно нормам ч.3. ст. 81 данного акта установлен конкретный размер должностного оклада прокурора (с 1 июля 2015 года зарплата прокуроров должна была составлять 10 минимальных зарплат, а с 1 января 2016 года - 11 минимальных зарплат). При этом, постановление Кабмина №1013 «О упорядочивании структуры заработной платы, особенностей проведения индексации и внесении изменений в отдельные нормативно-правовые акты», которым фактически «зарубили» повышенные оклады прокуроров, вышло в свет только 9 декабря 2015 года. Ввиду данного факта, суд постановил, что в данном временном отрезке (июль-декабрь) уровень должностного оклада прокуроров должен соответствовать нормам закона «О прокуратуре» (10 минимальным зарплатам).

При этом суд определил, что отсутствие механизма реализации права сотрудника прокуратуры на зарплату, предусмотренную законом «О прокуратуре», в связи с невнесением соответствующих изменений в постановление Кабмина №505 от 31 мая 2012 года, не является основанием для отказа в удовлетворении исковых требований, поскольку законы Украины имеют высшую юридическую силу, нежели постановления правительства.

Таким образом, Калинину первым удалось в судебном порядке доказать незаконные действия органов прокуратуры, которые не выплачивают сотрудникам зарплату согласно тех уровней должностных окладов, которые определены профильным законом, а не руководствуются переходными нормами госбюджета и постановлением правительства, установившим более низкий уровень тарифных ставок окладов прокуроров.

Апелляция рассматривалась в Харьковском апелляционном административном суде в начале июня. В своем иске прокуратура Сумской области пыталась ссылаться на нормы законодательства, что, дескать, размер зарплаты сотрудников прокуратуры устанавливается в бюджете. Однако, суд в полном объеме подтвердил решение предыдущей инстанции, ссылаясь на сходные аргументы. В июне решение вступило в законную силу.

Естественно, подобные прецеденты не могли быть единичными. Например, с соответствующим иском обратился прокурор из Хмельницкой области Олег Гунько. Ранее он успешно участвовал в конкурсе на административные должности в Каменец-Подольской местной прокуратуре, но возглавить ее так и не смог. На данный момент он - прокурор отдела процессуального руководства при проведении досудебного расследования территориальным органами полиции и поддержания государственного обвинения управления надзора в криминальном производстве прокуратуры Хмельницкой области.

Суд удовлетворил иск и обязал Хмельницкую прокуратуру пересчитать зарплату Гунько с 15.07.2015 года. При этом, судья сослался на норму Конституции, что никто не может получать заработную плату ниже, чем это предусмотрено законом, а Закон «О прокуратуре» как раз и является соответствующим нормативно-правовым актом.

Кроме того, суд обращает внимание, что отсутствие механизма реализации права работника прокуратуры на заработную плату в размере, предусмотренному Законом Украины «О прокуратуре» (как специальным нормативным актом), в связи с не внесением соответствующих изменений в постановление Кабинета Министров Украины с 31.05.2012 года № 505, не является основанием для отказа в удовлетворении исковых требований, поскольку законы Украины имеют высшую юридическую силу, чем постановление Кабинета Министров Украины.

Наконец, суд напомнил о решении Конституционного Суда Украины № 10- рп/2008 от 22.05.2008 года, в котором указано, что Конституция Украины не предоставляет закону о Госбюджете высшей юридической силы относительно других законов. Законом о Госбюджете нельзя вносить изменения в другие законы, останавливать их действие, или отменять их, поскольку по объективным причинам это создает противоречие в законодательстве, и как следствие - отмену и ограничение прав и свобод человека и гражданина.

Впрочем, с судебными исками прокуроров далеко не все так уж «радужно».

Например, бывший Ковельский прокурор Сергей Масалов, который, как ранее писала «Прокурорская правда», добился пересчета своей пенсии в суде, с зарплатой этот трюк повторить не смог.

Как суд первой инстанции, так и Львовский апелляционный административный суд отказали в его иске с требованием пересчета и выплаты зарплаты с июля 2015 года до момента увольнения.

Обоснование решения Львовским судом прямо противоречит решению суда Хмельницкого. В частности, он ссылается на ст. 89 Закона Украины «О прокуратуре», где указано, что финансирование прокуратуры осуществляется за счет средства Государственного бюджета Украины. Функции главного распорядителя средства Государственного бюджета Украины относительно финансового обеспечения деятельности прокуратуры осуществляются Генеральной прокуратурой Украины. Соответственно, ГПУ утверждает смету согласно норм Госбюджета, и это определяет размер зарплат.

Подобный «разнобой» заставил прокуроров заняться самой нормативно-правовой базой начисления зарплат. В лидерах процесса оказался как всегда неутомимый прокурор - активист Сергей Костенко.

Он подает соответствующий иск в Киевский окружной административный иск с требованием отмены отдельных положений Постановления Кабмина № 763 от 30.09.2015 года, а также признания преступной бездеятельности Правительства. Любопытно, что исковые заявления были поддержаны на уровне ГПУ и Николаевской прокуратуры, о чем свидетельствуют соответствующие документы. Ещё интереснее выглядит ответная аргументация Кабмина, который отождествляет зарплату прокурора и «социальные выплаты», а также постулирует тезис о том, что, фактически, правительство может «крутить» государственными финансами по своему усмотрению.

Свой иск подает и прокурорский профсоюз, где названное выше постановление предлагается отменить полностью в сфере регулирования зарплаты прокуроров.

В иске, в частности, речь идет о том, что размер должностных окладов работников органов прокуратуры, предусмотренный указанными приложениями, значительно ниже, сравнительно с тем размером, который установлен ст. 81 Закона Украины «О прокуратуре».

Постановление КМУ № 505, по мнению профсоюза, незаконно в части п.1, абз. 2 п.п.1 п.2, п. 4-1 относительно нормы «денежное обеспечение военнослужащих, которые проходят военную службу в органах прокуратуры на прокурорско-следственных должностях, состоит из должностного оклада..., установленного этим постановлением».

Указанные нормы существенно сужают права работников органов прокуратуры на оплату труда, гарантированные Конституцией Украины, Законом Украины «О прокуратуре» и противоречат этим законодательным актам, которые имеют высшую юридическую силу, сравнительно с нормативно-правовыми актами Кабинета Министров Украины.

При этом, авторы иска ссылаются на то, что Конституционный Суд Украины сформулировал правовую позицию, согласно которой Конституция Украины выделяет определенные категории граждан Украины, которые нуждаются в дополнительных гарантиях социальной защиты со стороны государства. К ним, в частности, принадлежат граждане, которые находятся на службе в военных формированиях и  правоохранительных  органах  государства: в Вооруженных Силах Украины, органах Службы безопасности Украины, милиции, прокуратуры и т.п. (Решение Конституционного Суда Украины от 6 июля 1999 года № 8- рп/99 в деле относительно права на льготы и от 20 марта 2002 года N 5- рп/2002 в деле относительно льгот, компенсаций и гарантий).

Необходимость дополнительных гарантий социальной защищенности этой категории граждан как во время прохождения службы, так и после ее окончания, обусловлена прежде всего тем, что служба выдвигает особые требования к тем, кто ее проходит, и связана с рядом ограничений.

Таким образом, в иске профсоюза его авторы пытаются обосновать свои претензии тем, что зарплата прокуроров – это не просто «материальная помощь», а вознаграждение за особые условия работы, а потому не может регулироваться Кабмином произвольно, исходя из «целесообразности».

Оба иска оказались объединены в одном производстве № 826/5985/16.

Рассмотрение иска назначено на 24 июня 2016 года (10.20). Очевидно, «прокурорское сообщество» ожидает время очень интересных историй.

Исходя из изложенного выше, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- какой смысл было вносить нормы о зарплате в Закон «О прокуратуре», если этот вопрос все равно регулируется на уровне Бюджета каждый год?

- на какую «борьбу с коррупцией» можно рассчитывать в стране, где рядовой прокурор получает зарплату на уровне кассира платного туалета?

- почему Кабмин до сих пор не привел в соответствие с нормами нового Закона «О прокуратуре» собственные подзаконные акты?

- почему из всех правоохранительных органов именно прокуроры оказались в положении «сирот государства» на фоне более благополучных полицейских, обеспеченных «антикоррупционеров» и «купающихся в масле» судей?

comments powered by Disqus
TOP