ПРОКУРОРЫ-ПРЕДАТЕЛИ, ИЛИ ПОЧЕМ НЫНЧЕ РОДИНА?

19:35, 26.04.2016
  • 7271
  • 9
  • 0

Чуть больше двух лет прошло со времени аннексии Крыма и начала Антитеррористической операции в отдельных районах Луганской и Донецкой областях. После оккупации части нашего государства далеко не все правоохранители, не смотря на то, что они присягали на верность народу Украины, перебрались на подконтрольные Киеву территории и продолжили исполнять свои прямые обязанности.

Достаточно большое количество военных, милиционеров, прокуроров, СБУшников и судей предали Родину и переметнулись на сторону врагу, сохранив насиженные места.

По подсчётам Главного военного прокурора Анатолия Матиоса, 8 тысяч украинских правоохранителей и военных перешли на сторону сепаратистов и Российской Федерации. Среди предателей – 5 тысяч правоохранителей и порядка 3 тысяч военных.

Сейчас мы имеем три прокуратуры «в изгнании», которые фактически работают дистанционно от мест преступления и самих преступников из-за неподконтрольности части территории нашей стране. Каждая из них имеет свои особенности работы и методы борьбы с предателями Родины, которые благополучно «пристроились» в квазипрокуратурах квазигосударств.

Особенности работы прокуратуры АР Крым «в изгнании»

В связи с оккупацией Российской Федерации территории Крыма, согласно приказа и.о. Генерального прокурора Украины от 12.06.2014 № 33ш прокуратуру Автономной республики Крым передислоцировано в город Киев. Этим же приказом в структуре этой прокуратуры ликвидировано аппарат и территориальные прокуратуры и создано новый аппарат прокуратуры, штат которой формировался преимущественно из работников, уволенных в порядке перевода с прокуратур других регионов Украины.

Ныне прокуратуру АР Крым возглавляет прокурор-миллионер и владелец элитной земли Василий Синчук.

На информационный запрос «Прокурорской правды» в Прокуратуру Автономной республики Крым о предоставлении информации касательно работников, которые остались работать в незаконно созданном органе прокуратуры на территории АРК и возбуждения относительно этих работников уголовных производств по фактам государственной измены, нам ответили, что информация о таких отсутствует.

Также было сообщено, что прокуратурой АРК ведомостей об совершении бывшими работниками прокуратуры государственной измены в ЕРДР не вносились и досудебное следствие по указанным фактам следователями прокуратуры АРК не осуществлялись.

До перехода полуострова в состав России, штат прокуратуры региона составлял 899 должностей, после аннексии на территорию Украины перебрались 144 человека. Сразу после начала работы ведомства в изгнании была утверждена штатная численность этой прокуратуры в количестве 74 сотрудников. Тогда на нужды виртуального подразделения, задача которого состоит в фиксации преступлений, дабы после возвращения Крыма наказать всех виновных, был выделен годовой бюджет в размере 7 миллионов гривен.

По состоянию на 01.01.2015 г. структурой и штатным расписанием прокуратуры АР Крым было предусмотрено 19 структурных подразделений, в которые входили 74 должности. Из них: 53 должности прокурорско-следственных работников, 15 должностей государственных служащих и 6 - технических работников. Фактически работало 60 сотрудников, из них: 44 - оперативных работника, 13 государственных служащих и 3 технических работников.

Структура и штатное расписание прокуратуры АР Крым по состоянию на 01.06.2015 было уменьшено до 16 структурных подразделений, в которые входят 45 должностей, из них: 33 должности оперативных сотрудников, 10 - государственных служащих и 2 - технических работников. Фактически работало 43 сотрудника, из них: 33 - прокурорско-следственных, 10 - государственных служащих и 2 - технических работников.

В целом, прокуратура АР Крым претерпела 4 волны сокращений, в том числе, связанных с реформой органов прокуратуры. Сейчас в штате крымской прокуратуры осталось всего 25 должностей (оперативных работников) и еще работает десять человек вспомогательного штата (водители, бухгалтеры, уборщики).

По словам бывшего и.о. прокурора АР Крым, а ныне руководителя САП Назара Холодницкого, в ведомстве не осталось работать ни одного крымчанина – большая часть из них присягнула РФ, другие - уволились из органов из-за нежелания служить оккупационным властям. Изначально было всего 5 сотрудников прокуратуры, родом из Крыма, которые пожелали работать в ведомстве под украинской юрисдикцией, но позднее они отказались от этой инициативы и уволились по собственному желанию.

По словам Холодницкого, большинство прокуроров соблазнили зарплатой, ведь рядовой представитель прокуратуры в марте 2014 года в Киевской области получал зарплату 500 долларов (по курсу 8), а в российской прокуратуре у них была зарплата 2-2,5 тысячи долларов.

В то же время Назар Холодницкий уверен, что предателей на территории полуострова не более 1%.

Свою работу прокуратура АР Крым «в изгнании» начала фактически с чистого листа, ведь ни одного дела, ранее расследованного, с оккупированной территории прокуратура так и не получила. В Крыму осталось около 30 тысяч уголовных дел, к которым нет доступа с материковой Украины.

Как рассказывает заместитель прокурора Крыма Петр Коваленко, работа его подразделения по большей части бумажная, очень много информации черпается из интернета и сообщений СМИ. Также очень сложен и факт доказывания причастности того или иного лица к совершению преступления, проведение следственных действий.

Кроме этого, у прокуратуры Крыма практически нет возможности давать поручения поднадзорным ведомствам (МВД, СБУ, фискальная служба), ведь из всех служб, которые раньше работали на территории Крыма, на материк перебрались только отделение налоговиков, которое расположено в Геническе, и подразделение Национальной полиции в Крыму и Севастополе, обосновавшееся в Одессе.

Как правило, факты нарушения конституционных прав граждан на оккупированной территории сотрудники прокуратуры Крыма находят в СМИ, затем проверяют их, вносят в ЕРДР и начинают расследование.

Сейчас в ведении прокуратуры находится более 25 производств, из них до суда дошли три: одно по факту нанесения телесных повреждений, ещё два дела касаются севастопольского и крымского депутатов – по фактам государственной измены и умышленных действий, которые привели к нарушению территориальной целостности. Также следственный отдел крымской прокуратуры расследует производство по остальным депутатам Севастопольского городского совета и парламента Крыма, которые принимали незаконные решения о референдуме, Конституции, независимости и так далее. Их объявили в розыск. Есть производство относительно сотрудников МЧС, фискальной службы, сотрудников милиции, которые совершили государственную измену.

Также прокуратура Крыма расследует много фактов хищений государственной собственности. Пока насчитали около 50 миллиардов гривен убытков. Расследуется незаконное завладение лагерем «Артек», есть дела по санаториям Министерства здравоохранения, по Ощадбанку (в Крыму оставалось много наличных денег и более 300 кг золота), по виноградникам «Массандры», картинам Айвазовского, которые собирались отправить из Феодосийской галереи на выставку в Третьяковку. К тому же прокуратура инициировала рассмотрение 87 исков к украинским предприятиям, так или иначе связанных с Крымом, с хозяйственной деятельностью с АР Крым, о взыскании с этих предприятий и организаций в бюджет Украины сумму 170 млн гривен. Уже 150 млн гривен возвращено в украинский бюджет.

Вот так теперь у прокуратуры АР Крыма есть альтер-эго в виде оккупационной и противозаконной прокуратуры «Республики Крым», которая не то, чтобы следит за соблюдением законности, а сама часто нарушает конституционные права граждан. Особые задачи перед незаконной прокуратурой состоят в борьбе с неугодными и противниками оккупационного режима.

В свою очередь украинская прокуратура АР Крым продолжает, правда дистанционно, выполнять возложенные на нею Конституцией Украины функции.

Прокуроры-предатели Крыма

В августе 2015 года ГПУ объявила в розыск, а суд санкционировал задержание 145 бывших работников прокуратуры АР Крым, в отношении которых проводится досудебное расследование в уголовном производстве за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.111 УК Украины - государственная измена. Установлено, что эти работники, вопреки требованиям законодательства Украины, нарушая присягу работника прокуратуры Украины, после аннексии Российской Федерацией полуострова Крым, перешли на службу в незаконно созданную прокуратуру Республики Крым и выполняют распоряжение так называемых руководителей данной прокуратуры.

С целью обеспечения исполнения приговора суда в отношении возможной конфискации имущества, судом был наложен арест на недвижимое и движимое имущество бывших прокуроров АР Крым на сумму около 50 миллионов гривен. Ранее, 14 мая и 2 июня 2015 года касательно 145 бывших работников прокуратуры АР Крым были составлены письменные уведомления о подозрении в совершении указанного преступления.

По состоянию на 15.04.2016 г. Генеральной прокуратурой Украины проводится досудебное расследование в уголовных производствах по признакам уголовного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК Украины, по факту совершения государственной измены 299 бывшим работникам прокуратуры АР Крым, которым на данное время сообщено о подозрении.

Как говорится страна должна знать «своих героев»…

Сергей Булгаков

 – бывший сотрудник Прокуратуры АР Крым. Изменил присяге, перешел на службу к оккупантам. В марте 2014 года назначен заместителем прокурора Республики Крым. 15.05.2015 г. Генеральной прокуратурой Украины было вынесено уведомление о подозрении по ст.111, ч.1 УК Украины (государственная измена).

Эрвин Сейдаметов

 – бывший сотрудник Прокуратуры АР Крым. Изменил присяге, перешел на службу к оккупантам. Ныне – старший помощник прокурора «Республики Крым» по надзору за соблюдением законов при исполнении уголовных наказаний. 15.05.2015 г. Генеральной прокуратурой Украины было вынесено уведомление о подозрении по ст.111, ч.1 УК Украины (государственная измена).

Ольга Литвина

 – бывшая сотрудница Прокуратуры АР Крым. Изменила присяге, перешла на службу к оккупантам. Ныне – старший помощник прокурора «республики» по правовому обеспечению и взаимодействию с общественностью. 15.05.2015 г. Генеральной прокуратурой Украины было вынесено уведомление о подозрении по ст.111, ч.1 УК Украины (государственная измена).

Елена Романюк

 – бывшая сотрудница Прокуратуры АР Крым. Изменила присяге, перешла на службу к оккупантам. Ныне – старший помощник прокурора «республики» по международно-правовому сотрудничеству 15.05.2015 г. Генеральной прокуратурой Украины было вынесено уведомление о подозрении по ст.111, ч.1 УК Украины (государственная измена).

Александр Логунов

 – бывший сотрудник Прокуратуры АР Крым. Изменил присяге, перешел на службу к оккупантам. Ныне – помощник прокурора «республики» по взаимодействию с представительными (законодательными) и исполнительными органами власти, органами местного самоуправления. 15.05.2015 г. Генеральной прокуратурой Украины было вынесено уведомление о подозрении по ст.111, ч.1 УК Украины (государственная измена).

Богдан Горб

 – бывший сотрудник Прокуратуры АР Крым. Изменил присяге, перешел на службу к оккупантам. Ныне – помощник прокурора «республики» по правовому обеспечению и взаимодействию с общественностью. 15.05.2015 г. Генеральной прокуратурой Украины было вынесено уведомление о подозрении по ст.111, ч.1 УК Украины (государственная измена).

Нина Новикова-Козлова

– бывшая сотрудница Прокуратуры АР Крым. Изменила присяге, перешла на службу к оккупантам. Ныне – начальник отдела о надзору за исполнением законодательства о несовершеннолетних и молодежи (на правах управления). 15.05.2015 г. Генеральной прокуратурой Украины было вынесено уведомление о подозрении по ст.111, ч.1 УК Украины (государственная измена).

Алексей Мялин

– бывший сотрудник Прокуратуры АР Крым. Изменил присяге, перешел на службу к оккупантам. Ныне – начальник управления по надзору за исполнением федерального законодательства. 15.05.2015 г. Генеральной прокуратурой Украины было вынесено уведомление о подозрении по ст.111, ч.1 УК Украины (государственная измена).

Александр Морозов

– бывший сотрудник Прокуратуры АР Крым. Изменил присяге, перешел на службу к оккупантам. Ныне – начальник управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью. 15.05.2015 г. Генеральной прокуратурой Украины было вынесено уведомление о подозрении по ст.111, ч.1 УК Украины (государственная измена).

Ирина Швайкина

– бывшая сотрудница Прокуратуры АР Крым. Изменила присяге, перешла на службу к оккупантам. Ныне – начальник управления кадров. 15.05.2015 г. Генеральной прокуратурой Украины было вынесено уведомление о подозрении по ст.111, ч.1 УК Украины (государственная измена).

Прокуроры из подполья: прокуратура на оккупированных территориях ДНР

Штат оперативных работников Донецкой области до военного конфликта на востоке Украины составлял примерно 1200 человек. После начала боевых действий осталось около 900 человек. Изначально с территории временно неподконтрольной Украине выехали практически все сотрудники. Таким образом, количество работников сократилось где-то на 300 человек. Из них чуть больше 100  перевелись работать в другие области Украины и около 200 человек уволились, не выдержав жизни в эвакуации. Сегодня органы прокуратуры Донецкой области насчитывают 17 прокуратур, из них на освобожденной территории только 8.

Работа прокуратуры Донецкой области на территориях, захваченных «ДНР», также, как и прокуратуры АР Крым, носит, по большей мере, виртуальный характер, активно применяется интернет-мониторинг. Из преступлений, совершенных на территории захваченной боевиками «ДНР», прокуратура Донецкой области имеет только частичную информацию. Большую помощь оказывают люди, которые покинули временно неподконтрольную украинской власти территорию.

По словам первого заместителя прокурора Донецкой области Александра Ливочки, 27 сотрудников областной прокуратуры остались (или вернулись) на оккупированной территории и ушли служить в «ДНР». В отношении них открыты уголовные производства и точно установлено, что они работают в незаконной организации под названием «прокуратура ДНР». Ещё есть непроверенные данные по 30 людям, которые возможно тоже стали предателями.

Таким образом, без малого 60 человек из 1200 сотрудников областной прокуратуры подозреваются в измене Родины.

В апреле 2015 года сотрудники Службы безопасности Украины начали досудебное расследование в отношении 43-х прокуроров прокуратуры Донецкой области, которые перешли работать в «Генеральную прокуратуру» «ДНР». Уголовные производства открыты по ч. 1 ст. 258-3 УК Украины (создание террористической организации, руководство такой группой, а также содействие созданию или деятельности террористической организации). Санкция статьи предусматривает лишение свободы от 8-ми до 15-ти лет.

Кто же они предатели Родины, ставшие сотрудниками фейковой «Генеральной прокуратуры Донецкой Народной Республики»?

Андрей Спивак

– состоял на службе в прокуратуре Донецкой области. Нарушил присягу и перешел на службу в правоохранительные органы, организованные террористическими организациями и/или силами оккупанта. Место работы после предательства: Генеральная прокуратура т.н. «Донецкой Народной Республики»; должность – заместитель генерального прокурора «ДНР» (ныне и.о. ген. прокурора).

Мария Подсушная (Бавыка)

– cостояла на службе в прокуратуре Донецкой области. Нарушила присягу и перешла на службу в правоохранительные органы, организованные террористическими организациями и/или силами оккупанта. Место работы после предательства: Генеральная прокуратура т.н. «Донецкой Народной Республики»; должность – заместитель генерального прокурора «ДНР».

Андрей Полищук

 – состоял на службе в прокуратуре Донецкой области, занимал должность прокурора Великоновоселковского района. Нарушил присягу и перешел на службу в правоохранительные органы, организованные террористическими организациями и/или силами оккупанта. Место работы после предательства: Генеральная прокуратура т.н. «Донецкой Народной Республики», Горловская межрайонная прокуратура, должность – прокурор.

Юрий Коструб cостоял на службе в прокуратуре Донецкой области. Нарушил присягу и перешел на службу в правоохранительные органы, организованные террористическими организациями и/или силами оккупанта. Место работы после предательства: Генеральная прокуратура т.н. «Донецкой Народной Республики», Амвросиевский межрайонный прокурор.

Иван Катасонов – состоял на службе в прокуратуре Донецкой области. Нарушил присягу и перешел на службу в правоохранительные органы, организованные террористическими организациями и/или силами оккупанта. Место работы после предательства: Генеральная прокуратура т.н. «Донецкой Народной Республики», Дебальцевский межрайонный прокурор.

Сергей Мостовой – состоял на службе в прокуратуре Донецкой области. Нарушил присягу и перешел на службу в правоохранительные органы, организованные террористическими организациями и/или силами оккупанта. Место работы после предательства: Генеральная прокуратура т.н. «Донецкой Народной Республики», Макеевский межрайонный прокурор.

Владимир Порохня

– состоял на службе в прокуратуре Донецкой области. Нарушил присягу и перешел на службу в правоохранительные органы, организованные террористическими организациями и/или силами оккупанта. Ранее работал cтаршим прокурором по надзору за соблюдением законов при исполнении судебных решений по уголовным производствам, а также иных мер принудительного характера прокуратуры г. Снежное. Место работы после предательства: Генеральная прокуратура т.н. «Донецкой Народной Республики», Снежнянский межрайонный прокурор.

Виктор Исаев – состоял на службе в прокуратуре Донецкой области. Нарушил присягу и перешел на службу в правоохранительные органы, организованные террористическими организациями и/или силами оккупанта. Место работы после предательства: Генеральная прокуратура т.н. «Донецкой Народной Республики», Старобешевский межрайонный прокурор.

Александр Гербутов – состоял на службе в прокуратуре Донецкой области. Ранее работал старшим помощником прокурора Шахтерской межрайонной прокуратуры. Нарушил присягу и перешел на службу в правоохранительные органы, организованные террористическими организациями и/или силами оккупанта. Место работы после предательства: Генеральная прокуратура т.н. «Донецкой Народной Республики», Шахтерский межрайонный прокурор.

Андрей Исаенко – состоял на службе в прокуратуре Донецкой области. Нарушил присягу и перешел на службу в правоохранительные органы, организованные террористическими организациями и/или силами оккупанта. Место работы после предательства: Генеральная прокуратура т.н. «Донецкой Народной Республики», Ясиноватский межрайонный прокурор.

Прокуроры из подполья: прокуратура на оккупированных территориях ЛНР

Штат оперативных работников Луганской области до военного конфликта на востоке Украины составлял примерно 600 человек. Согласно предоставленной прокуратурой Луганской области информации в 2014 году, в связи с неперемещением на подконтрольную Украине территорию, за прогулы с органов прокуратуры Луганской области уволено 28 работников, а именно: двоих старших прокуроров прокуратуры и двоих следователей аппарату прокуратуры области; двоих старших прокуроров прокуратуры и прокурора прокуратуры Артемовского района города Луганск; старшего прокурора прокуратуры и прокурора прокуратуры Каменобродского района города Луганск; старшего прокурора прокуратуры города Луганск; старшего прокурора прокуратуры и троих прокуроров прокуратуры города Краснодон; старшего прокурора прокуратуры и прокурора прокуратуры Краснодонского района; двоих прокуроров прокуратуры Перевальского района; прокурора прокуратуры и стажёра на должности прокурора прокуратуры Попаснянског района; ведущего специалиста отдела статистики, ведения ЕРДР аппарата прокуратуры области; троих специалистов секретариата прокуратуры области; водителя отдела материально-технического обеспечения прокуратуры области; уборщицу прокуратуры Антрацитовского района, уборщицу прокуратуры Словяносербского района.

Кроме того, в январе 2016 года за прогулы уволено операторов компьютерного набора города Красный Луч и города Кировск Луганской области, которые после окончания срока отпуска по уходу за ребенком для дальнейшего продолжения работы на территорию, подконтрольную Украине, не прибыли.

Немало и в Луганской области прокуроров-перебежчиков – бывших сотрудников органов прокуратуры Украины, перешедших на сторону террористов «ЛНР». Рассмотрим истории некоторых из них.

Заур Исмаилов 

– экс-сотрудник Луганской областной прокуратуры. Ныне – «Генеральный прокурор ЛНР». Переход на сторону властей Луганска Исмаилов объясняет тем, что он родился на Луганщине и это его земля и родина, также тем, что здесь живут его родители.

Григорий Цевенко

– экс-заместитель прокурора Краснодонского района. Нарушил присягу и перешел на службу в правоохранительные органы, организованные террористическими организациями и/или силами оккупанта. Ныне – заместитель т.н. Генерального прокурора «ЛНР».

Александр Таранский

 – экс-сотрудник Луганской областной прокуратуры (старший прокурор отдела надзора за соблюдением законов в сфере противодействия коррупции и процессуального руководства в уголовных производствах о коррупционных правонарушениях). Нарушил присягу и перешел на службу в правоохранительные органы, организованные террористическими организациями и/или силами оккупанта. Ныне – заместитель т.н. Генерального прокурора «ЛНР».

Александр Митцель 

– экс-прокурор из города Первомайска Луганской области перешел на сторону боевиков, оккупировавших Донецкую и Луганскую области. Свой поступок Митцель объясняет тем, что ему надоело ждать, пока конфликт на Востоке Украины разрешиться, а также тем, что в последнее время его начало много не устраивать в работе прокуратуры. В своем видеообращении он отметил, что прокуратура потеряла надзорные функции и не играет той роли в жизни общества, которую должна играть. Он также высказал разочарование реформой прокуратуры поскольку ожидал повышения заработной платы и повышения престижа работы, чего, по его мнению, в реальности не произошло.

Олег Болдырев

– бывший прокурор Первомайской межрайонной прокуратуры Николаевской области Олег Болдырев перешел на сторону самопровозглашенной «Луганской народной республики». 24-летний Болдырев является уроженцем Луганской области. С 2013 года работал в Первомайской прокуратуре Луганщины, а затем был переведен в Первомайскую межрайонную прокуратуру Николаевской области, откуда родом его супруга. По словам Болдырева, он уехал, потому что на Донбассе начались военные действия. А обратно экс-прокурор решил вернуться, когда все утихло. Мотивами такого поступка он назвал желание помочь «молодой республике» и то, что Луганщина – это его родина, здесь у него все родственники. Органы прокуратуры боевиков «ЛНР» Болдырев считает молодыми и перспективными.

Болдырев также сетовал на новый закон «О прокуратуре», который забрал у прокуроров общий надзор. К тому же, экс-прокурор Украины жаловался на маленькую зарплату, которую согласно Закону должны были повысить, а по факту остаивли прежней.

Максим Обухов

– бывший заместитель Мелитопольского межрайонного прокурора трудоустроился на должности прокурора города Кировска на территории так называемой Луганской Народной Республики. По информации журналистки Юлии Ольховской, новоиспеченный прокурор из ЛНР является родственником нардепа от «Оппозиционного блока» Евгения Балицкого. Обухов является зятем Ольги Русило, гражданской жены ныне покойного Олега Балицкого и руководителем фирмы «Бастион-М-70», соучредителем которой является и Виталий Балицкий.

Мотивы у прокуроров-предателей достаточно разные. Но, в основном, все сводится к материальной составляющей и родственным связям, ведь на временно оккупированной территории у них уже насиженное место, дом, квартира, дача и другие блага, а также семья, родственники и друзья. Многие из них уважаемые люди у себя в городах, а в другом месте все необходимо начинать с нуля. К тому же, профессия прокурора в Украине явно перестала быть уважаемой, доверие к прокуратуре очень низкое. Свою лепту внесло и то, что украинское государство не спешило помогать вынуждением прокурорам-переселенцам и стимулировать их переезд на подконтрольные территории. Но это все ни в коем случае не может оправдать измену присяге, что является достаточно тяжким преступлением и требует соответствующего наказания.

Кроме того, эффективность работы прокуратур «в изгнании» можно поставить под сомнение, ведь даже когда временно оккупированные территории вернутся в сустав Украины, будет очень сложно расследовать дела, которые были заведены, пока территория контролировалась оккупантами. Много фактов практически невозможно установить даже сейчас, а через время это будет вообще нереальная задача. Не удивительной будет ситуация, когда окажется, что лишь малое количество уголовных производств приведут к реальным наказаниям преступников.

Исходя из этого, у «Прокурорской правды» появилось несколько вопросов:

- оправдают ли себя когда-нибудь финансирование работы прокуратуры АР Крым «в изгнании», или виртуальная работа будет приносить только виртуальные результаты?

- будет ли когда-нибудь реально наказан хоть один прокурор-предатель, ныне работающий на благо «ДНР», «ЛНР» и Российской Федерации?

- виной предательству прокуроров стали жадность и насиженные места, или все же вина лежит и на украинской власти, которая не смогла создать необходимые условия для достойной жизни своих прокуроров?

comments powered by Disqus
TOP