РЕФОРМА ГПУ: ПИАР НА ФОНЕ СКАНДАЛОВ, ПОДЛОГА И ЗАГАДОЧНЫХ СОКРАЩЕНИЙ

20:10, 07.08.2015
  • 3985
  • 183
  • 0

После показательного триумфа новой полиции особые надежды правительство возлагает на чистку прокурорских рядов. Именно для этого 2 июля были приняты поправки к закону «О прокуратуре», вследствие чего стартовал новый виток процесса реформирования ГПУ и ее подразделений. Однако кардинально менять систему, начиная с главка, не решились. Реформу стали апробировать на тех, кто в меньшей степени будет отвечать за принятие определяющих решений – представителях региональных прокуратур, обязанности которых, согласно изменений в Конституцию, и вовсе будут замыкаться сугубо на судебном процессе. Но это лишь вершина айсберга.

Сначала было слово. И слово это было «конкурс»

Наблюдая за действиями реформаторов во власти, все чаще хочется перефразировать житейскую фразу: «хорошее дело реформой не назовут». По сути, большая часть реформ по-украински сводиться к популизму, а под соусом распиаренных новаторств, происходит обычная дележка портфелей и сфер влияния.

Не успел заместитель генпрокурора Давид Сакварелидзе прорекламировать открытый конкурс на должности руководителей местных прокуратур и их заместителей, как за ведомством уже потянулся шлейф критики и скандалов, связанных с этой темой. Ведь событие, которое на уровне Верховной Рады позиционируют как революционное, по сути, может пройти по старым канонам. С этого собственно все и началось, так как заявленный на 15 июля старт набора претендентов на 700 должностей по всей Украине, согласно, приказа №98, подписанного генпрокурором Шокиным, перенесли на 20 июля.

Вполне вероятно сделали это, для лучшей «подготовки» к столь важному событию. Чтобы конкурс гарантированно не помешал приему на работу, тех, кто должен быть трудоустроен обязательно. Ради такого дела реформаторы в Генпрокуратуре даже пожертвовали будущим большинства нынешних выпускников профильной Национальной академии прокуратуры Украины, которым при поступлении гарантировали трудоустройство. Однако в этом году многим из них даже отказали в праве принять участие в тестировании для работы в обновленной ГПУ. Зато господин Шокин широко популяризирует создание так называемой «молодежной прокуратуры» из лучших студентов юридических факультетов вузов Украины. Тогда, спрашивается, какова роль НАПУ в этой обновленной системе?

Собственно, сам приказ №98, разработанный Сакварелидзе, далек от реформаторского совершенства. Первым на это публично акцентировал внимание нардеп Виталий Куприй, раскритиковав данный документ на своей странице в ФБ и даже написав соответствующее обращение в ГПУ.

Он отметил, что, согласно одному из пунктов приказа, тестирование на занятие должностей прокуроров местных прокуратур для лиц без соответствующего опыта работы будет проводиться уже после назначения на конкурсные должности ныне работающих прокуроров, и исключительно в случае наличия вакансий. Это в условиях сокращения прокурорских работников звучит как фантастика, так как сложно представить, если вместо прокурора с опытом работы, могут взять, пускай даже самого замечательного юриста, но без соответствующего стажа. Для большинства тех самых выпускников юридических факультетов, и просто хороших парней, при условии, того, что у претендента должен быть за плечами опыт работы – не меньше трех лет в прокуратуре, или не меньше пяти лет в юридических компаниях,  -дорога в обновленную прокуратуру, как понимаем, вообще закрыта. Хотя, по праву стоит сказать, интерес к конкурсу со стороны общественности есть, и люди приходят подавать документы, действительно веря в то, что смогут что-то изменить. Но, собственно, уже на этом этапе многих «отсекают».

Понятно, что любые обращения Куприя – сейчас, что «мертвому прикарка», так как вполне очевидно, что «конкурс» от ГПУ, вроде как и новаторский, а по сути -проходит по тем же принципам, что и раньше «неважно, что ты делаешь, главное, что и как много ты об этом говоришь».

Так, на днях глава ГПУ уже сообщил, что на базе 5 областных центров было получено аж целых 748 заявок на должности руководителей местных прокуратур.  «В частности, по Киевской области поданы 279 заявок, Днепропетровской - 112, Львовской - 158, Одесской - 122, Харьковской - 77», - сообщил Шокин.

Набор «с душком»

Оптимистичной статистике от Генпрокурора перечит пессимистичная реальность соцсетей, весело рапортующая о том, что и старые коррумпированные кадры таки в деле, вместе с реформаторами. Поэтому, в кристальную «прозорість» конкурса, могут верить лишь те, кто далек от сферы правосудия и искренне старается не замечать, что судьбу будущих нескушенных прокуроров почему-то будут решать «профессионалы», мягко говоря, с сомнительной репутацей.

Помимо этого в Одессе уже разразился скандал, который имеет непосредственное отношение к «прозрачному» конкурсу. Так, в сети гуляют фото документов, согласно которым становится понятно, что заместитель прокурора Одесской области Сергей Костенко получил от своего коллеги прокурора Юрия Кичука, занимающего должность начальника Управления надзора за соблюдением законов в уголовном производстве прокуратуры Одесской области, проект будущего распределения руководящих должностей в районных прокуратурах области. В документе пофамильно прописаны все прокуроры-кандидаты, которые, судя по всему, должны победить в так называемом конкурсе и возглавить районы. Стоит заметить, что большинство этих кандидатов и сейчас работают в прокуратуре.

В ГПУ же данный инцидент поспешили представить в виде провокации, о чем написал в своем ФБ Давид Сакварелидзе:»Хочу проинформировать общественность о том, что эта информация не соответствует действительности. Мы оперативно реагируем на такие сигналы! Обращаюсь ко всем, кто имеет/будет иметь информацию о подобных провокациях и фактах, с просьбой оперативно информировать нас о ней – мы будем действовать безотлагательно и не допустим никаких саботажей. Успех этой реформы - дело чести для нашей команды! Советую всем заняться подготовкой к тестам, а не бессмысленными манипуляциями!».

Однако, какая именно информация не соответствует действительности, и почему не были уволены фигуранты данного «саботажа» заместитель генпрорурора не пояснил. Хотя пресс-служба ГПУ и анонсировала проведение служебной проверки по данному факту, но вот прокуратура Одесской области также заявила, что опубликованная информация не соответствует действительности.

Стоит написать пару слов и о структуре столь обсуждаемого конкурса. Приём документов для участия в нем продлится до 10 августа. После, анкеты претендентов обработают и, собственно, начнется сам конкурс, который пройдет в четыре этапа. В первом, участники под наблюдением видеокамер должны будут пройти компьютерный тест на знание законодательства, ответив за два часа на сотню вопросов. При этом необязательно правильно отвечать на все вопросы, так как по сути те 700 человек, которые дадут больше всего правильных ответов, и пройдут в следующий тур конкурса. На втором этапе конкурсантов ожидают задания на логику, математику, а на третьем определят черты характера и эмоциональное состояние кандидата. Последним этапом станет собеседование с конкурсной комиссией, поименный состав которой еще не определен, но уже понятно, что состоять она будет из представителей Генпрокуратуры и депутатов, а сие действие планируется транслировать в прямом эфире. Ожидается, что итоги конкурса будут подведены к середине декабря.

После этого 700 победителей сразу приступят к работе и если при формировании госбюджета их не забудут, то оклад «обновленных» должен составить 10 тыс. грн. Тем самым, за счет реформирования, функционирующие на данном этапе 638 районных прокуратур укрупнят до 208 местных прокуратур. Так ГПУ планирует бороться с коррупцией в системе.

Сокращать, не значит улучшать

Однако при этом никто не обращает внимания на то, что реформа проводится как-то криво, даже если не учитывать факт того, что людей вне системы явно на работу брать не будут, хотя везде говорят именно об этом. Кроме того, не понятно, почему реформирование в областях начали на уровне районов. То есть, по факту у нас появиться 700 прокуроров, которые по сути будут подчиняться на прямую главку и для которых авторитет областного прокурора будет нивелирован. Казалось бы, и хорошо, что теперь в областях всё не будет зависеть от старых кадров, а самостоятельные решения могут принимать молодые и неподкупные, но где гарантия, что в данной ситуации они все свои действия предварительно не будут согласовывать с вышестоящим руководством в Киеве, или то, что новый руководитель на местном уровне не сможет бороться со старыми сотрудниками в системе? Подобными вопросами задаются и претенденты из числа тех, у кого уже есть довольно большой опыт работы с прокурорскими кадрами. Те же юристы, которые и могли бы принять участие в конкурсе, пока не видят в этом смысла, в виду того, что для изменения системы, прежде всего, стоило бы сократить Генеральную прокуратуру и областные, где штат сотрудников на порядок выше количества сотрудников, работающих в местных прокуратурах.

Но об этом сейчас предусмотрительно умалчивают, тем самым выводя из-под удара нужных прокуроров и чиновников высокого ранга, ряды которых давно стоило бы перешерстить, а показательную «порку» устраивают на сотрудниках более низкого статуса. Вполне вероятно, что после того, как ажиотаж вокруг конкурса спадет, ценные кадры, отсиживающиеся в главке, без всяких препятствий смогут вернуться на хорошие должности в обновленные структуры и новый руководитель на местном уровне вряд ли сможет воспрепятствовать такой разнарядки из столицы.

К тому же, после объединения нескольких районных прокуратур в одну, у новых руководителей значительно увеличится нагрузка. Фактически работу, которую ранее выполняли несколько районов, скинут на один, за счет чего значительно вырастет загрузка новых структур.

Более того, реформа представлена как набор новых руководителей и сокращение старых. Но на деле новым прокурорам существенно порежут полномочия, так как они потеряют возможность полного надзора, а большая часть функций будет сводиться сугубо до уровня судебных разбирательств. Тогда не понятно, зачем в Украине вообще 15 тысяч работников прокуратуры с такими полномочиями?

Манипуляции с численностью

Кстати, идея уволить всех и взять новых, далеко не ноу-хау Шокина. Пока это «фишка» всех генпрокуроров постмайданного периода. В марте прошлого года Махницкий обещал сократить свой личный состав на 1 тыс. прокуроров. Ярема пошел дальше и 25 июля 2014 г. СМИ сообщили о сокращении им уже 1,5 тыс. прокуроров. При последнем, по официальной информации, в ГПУ сократили штатную численность замов генпрокурора с 9 до 7 человек, а также 18 структурных подразделений Генпрокуратуры (восемь Главных управлений, восемь управлений и два отдела). Но стоит напомнить, что после проверки данной информации редакцией «Прокурорской правды» оказалось, что все рассказы о сокращение численности – вранье.

В реальности, аппарат главка за периоды работы Махницкого/Яремы вырос аж на 20%! А правильно потасовать статистику им удалось за счет данных о сокращении «мертвых душ» - органов прокуратуры в Автономной республике Крым (643 штатные единицы), Военной прокуратуре Крымского региона (61 единицы), Севастополе (164 единицы), а также Донецкой (314 должностей) и Луганской (253 должности) областях.

В остальных регионах Украины было сокращено 253 должности прокуроров, из которых больше 100 - «экономия» за счет упразднения Днепровской экологической прокуратуры. Практически неизменным за минувший год осталось штатное расписание прокуратуры столицы, численность которой выросла на 5,5%.  Аппарат ГПУ разросся более чем на 20% (с 948 до 1145 единиц).    

Однако редакция «ПП» ставит выше приведенную статистику под сомнение, так как данные по ранее собранной информации о состоянии численности работающих прокуроров существенно отличаются от цифр, которые были представлены нам всего 18 областными прокуратурами. Остальные оставили запрос без ответа.

Вдобавок о своей численности, на данный момент умолчали работники главка, а учитывая их 20% прирост на начало года по старым данным, вполне вероятно, что на сегодняшний день Генпрокуратура расширила свой штат еще на 20, а может и 30%. Нам об этом остается только гадать. Но уже можно сказать, что на основе обновленной информации только из 18 областей Украины, без учета штата ГПУ и Киева, на 27.07.2015 численность работающих прокуроров равна 9021, на начало 2015 года их было 11 299 человек. Эта цифра существенно отличается от опубликованной ранее за аналогичный период, где численность прокуроров на 01.01.2015 была равна 8864 человек.

Создается впечатление, что в начале года в ведомстве специально подгоняли и занижали общую численность работающих. Однако, и по обновленной информации, которая есть в наличии, можно говорить о том, что в сравнении с 2014 годом, на начало 2015 по некоторым областным прокуратурам наблюдался небольшой рост количества сотрудников, большая часть из которых, впрочем, была сокращена к концу июля.

При этом главк, не подавая реальной информации о том, сколько человек работает у них в штате, отвечая на наш запрос заверили, что на начало года общая численность прокурорских работников по всей Украине составила 20 367 человек, а вот численность прокуроров по стране на данный момент «не превышает 15 000». И это официальная формулировка (!). Ну что сказать, можно лишь поверить этой информации на слово, так как точное количество работающих сотрудников  ГПУ почему-то скрывает. Тем более, цифра 15 тысяч, как вожделенный и заявленный максимум работников прокуратуры, которые должны остаться работать в системе на текущий период, фигурирует еще с начала года, но в реальности сотрудников работало намного больше. Вполне вероятно, что результаты будут подгонять и дальше, ведь к 2018 численность работающих прокуроров и вовсе необходимо будет сократить до 10 тысяч человек.

Однако, одновременно это не мешает главку рапортовать о том, что в рамках выполнения нового закона «О прокуратуре», штатная численность органов уменьшена уже на более чем 3 тыс. сотрудников. Согласно предоставленной информации из областей, количество работников прокуратуры с начала года до конца июля сократилось на 2278 человек. Кто эти люди и все ли они работали прокурорами, достоверно неизвестно. Пока из открытых источников ситуация с сокращением по областям Украины складывается следующим образом:

- в Харьковской области планируется создать 11 местных прокуратур, вместо имеющихся 35, и сократить штат более чем на 200 человек. Изюмская и Чугуевская прокуратуры будут включать по пять районов, а Дергачевская – шесть;

- по Николаевской области на данный момент численность прокуратуры уменьшена на 120 сотрудников. Еще 28 работников аппарата предупреждены о грядущем увольнении;

- в Ивано-Франковске облпрокурор Владислав Братюк сообщил, что на сегодняшний день под его началом трудится 381 человек, из которых в ближайшее время должно остаться 288,27. Не совсем понятно, как 0,27 смогут выполнять свои обязанности, но общая тенденция ясна. Братюк также пообещал ликвидировать 60% структурных подразделений. Из 16 районных прокуратур в области останется всего 5. Штат каждой предполагает 30-40 сотрудников;

- в Днепропетровской области из 48 прокуратур останется всего 13. Другие детали пока не сообщаются. Над новым штатом местное руководство работает совместно с британской аудиторской компанией;

- в Одессе, несмотря на все перипетии, облпрокурор Роман Говда сообщил, что из 33 нынешних районных прокуратур останется 10. Областная прокуратура «похудеет» на 25%. Это 220 из 976 сотрудников. В это число, как отметил Говда, входит обслуживающий персонал – секретари, айтишники, уборщики и водители;

- на Херсонщине в прокуратуре области будет уволено почти 120 работников - с 514 до 396, из которых 85 человек - это оперативные работники, а остальные госслужащие и технические работники;

- в Закарпатской области с прошлого года сократили 86 штатных единиц. Стоит заметить, что, как и по предыдущим областям, здесь тоже, в первую очередь, сокращают не самые хлебные должности. Так, из двух сотрудников пресс-службы (в ранге старшего прокурора) облпрокуратуры Закарпатья, скоро останется один, да еще и с понижением до прокурора отдела;

- в Киеве сократили 204 должности (это около 20% от общего количества сотрудников прокуратуры города).

Занимательно и то, что в конкурсный отбор руководителей, 1-х замов и рядовых заместителей руководителей местных прокуратур, включены и территории, подконтрольные силам ДНР и ЛНР, однако отсутствует набор для Крыма. Соответствующая информация размещена на сайте ГПУ.

В частности, в перечень из 170 местных прокуратур, которые будут функционировать после проведения реформы, включены 15 адресов местных прокуратур на территории ДНР и ЛНР - по версии «реформаторов», обновленные местные прокуратуры будут также работать в Алчевске, Красном Луче, Краснодоне, Луганске, станице Луганской, Свердловске, Стаханове, Горловке, Донецке, Енакиево, Макеевке и Шахтерске. Каким образом работники местных прокуратур Донбасса, прошедшие конкурс, будут осуществлять свои полномочия на территории ДНР и ЛНР, не уточняется. В то же время следует отметить, что набор на занятие должностей руководителей местных прокуратур Крыма украинскими «реформаторами» объявлен не был. То есть, по факту Генпрокуратура хоть и заявляет про украинский Крым, но в обновленной структуре для представителей этого региона мест нет, в отличии от кандидатов, не понятно, как но претендующих работать после конкурса на оккупированных территориях Донбасса.

В это самое время, представители Генпрокуратуры активно делятся информацией об имитации бурной деятельности под соусом реформирования в виде уменьшении структурных подразделений и образования новых департаментов, управлений, отделов, а также ликвидации ряда должностей (в том числе первых заместителей руководителей подразделений, старших прокуроров отделов, старших помощников по особым поручениям, старших помощников и помощников, как генерального прокурора Украины, так и его заместителей), а вот, меняется ли кардинально от смены названия подразделение и должностей, - что-то в подходе к работе у прокуроров, никто не сообщает.

Но при этом Сакварелидзе неустанно агитирует народ идти в обновленную структуру, чтобы «вернуть доверие украинского народа к прокуратуре». Вдобавок зампрокурора планирует неплохо сэкономить на внедрении реформы за счет освобождения ненужных зданий. К таким выводам он пришел, изучая на работе Google  карты.

«На начальном этапе, хотя сокращаем количество (прокуроров, – прим. ред.) и укрупняем прокуратуры, наши районные подразделения остаются. То есть здания пока остаются. Те здания, которые практически нам не нужны или близко находятся друг от друга, больше не будем ими пользоваться, это сэкономит и коммунальные выплаты», - заявил Сакварелидзе и продемонстрировал умение пользоваться Google. «На карте Google мы измерили дистанцию между районными центрами и… подразделениями местных прокуратур, я имею в виду. Только 29 локаций по всей Украине, где дистанция где-то до 90 км, не более того. То есть таких технических проблем не будет», – добавил грузинский зам Шокина. Хотя о какой именно экономии для бюджета в цифрах идет речь, Сакварелидзе не сообщил.

Подводя промежуточный итог, можно резюмировать, что реформирование системы прокуратуры на данном этапе, больше похоже на масштабную рекламную акцию, когда, со всех сторон нам красиво и часто рассказывают о чем-то совершенно новом, однако на поверку, все эти новаторства далеки от совершенств, которые им приписывают.

«Прокурорская правда» продолжит следить за реформированием ГПУ и ее подразделений, традиционно рассчитывая на помощь наших читателей.

Пока же у нас накопилось несколько традиционных вопросов:

- если Шокин и его грузинский заместитель действительно хотят очистить прокуратуру, то для чего давать явное преимущество в конкурсе «старым кадрам»? 

- не ограничится ли анонсированное сокращение в действительности увольнением обслуживающего персонала и неугодных, без учета их профессионализма?

- можно ли в принципе доверять, при таких раскладах, процесс построения новой европейской прокуратуры такому старому кадру прокурорской системы – президентскому куму Виктору Шокину?

 

comments powered by Disqus
TOP