РОСКОШНАЯ ЖИЗНЬ АНТИКОРРУПЦИОННОГО БЮРО: АВТОМОБИЛИ ДЛЯ ПОГОНЬ, ДИЗАЙНЕРСКАЯ ОДЕЖДА И СУПЕР-КСЕРОКСЫ

08:00, 23.12.2015
  • 7889
  • 996
  • 0

«Прокурорская правда» уже писала о том, как Национальное антикоррупционное бюро, просуществовав на бумаге более года, реально перешло к первым шагам по выполнению возложенных на него задач лишь в начале декабря 2015 года.

Ранее работе ведомства препятствовало отсутствие Специализированной антикоррупционной прокуратуры, в паре с которой должно работать НАБ. Теперь же, после назначения Антикоррупционным прокурором Назара Холодницкого данная проблема должна быть устранена.

Впрочем, на место одним проблемам приходят другие. В частности, в НАБ сейчас развернули бурную деятельность по набору новых детективов, формированию структурных подразделений, и, соответственно, материальному обеспечению их деятельности. К многочисленным тендерам, объявляемым «антикоррупционерами», приковано всеобщее внимание, поскольку с тех, кто профессионально должен бороться с коррупцией в масштабах всей страны, и спрос более серьезный в плане недопущения сомнительных схем в закупках.

Однако, в этом смысле «дебют» НАБ вряд ли можно назвать успешным, поскольку все первые закупки бюро оказались скандальными. Под подозрением оказалось все: от ксероксов и автомобилей и до дорогостоящей одежды и амуниции для спецподразделений антикоррупционной структуры. Во всех случаях у общественных деятелей и журналистов возникали небезосновательные вопросы о стоимости осуществляемых закупок, что делает работу НАБ сомнительной с самых первых ее дней.

История дорогих ксероксов

19 октября 2015 года на сайте, сообщающем общественности о госзакупках, появилась информация о том, что НАБУ планирует приобрести на конкурсных торгах 6 единиц копировальной техники (известной в народе как «ксерокс») на сумму в 197 тыс. гривен. 11 декабря там же было сообщено о том, что конкурс выиграло некое ООО «ВС Технолоджи», обязавшееся поставить «антикоррупционерам» техники на сумму  196762,14  грн.

Данная, в общем, обычная информация вызвала неподдельный интерес у широкой общественности. В частности, журналист Алексей Тармазов решил сопоставить заявленную стоимость «антикоррупционных копиров» и их «рыночных собратьев» и пришел к очень интересным выводам.

Итак, НАБУ закупило многофункциональное устройство Xerox WC5330cps за 71 639 грн. за штуку (с НДС). За пять минут поиска, журналист обнаружил в интернет-магазине MOYO данный аппарат за 47 075 грн. с НДС. Потратив ещё 10 минут, он смог по телефону заказать его за 45200 грн. с доставкой и оплатой по безналичному расчёту.

 

Данная информация послужила основанием для дальнейшей дискуссии о том, что же может скрываться за подобной разительной разницей в «цене для НАБУ» и цене для «обычных людей». Многие читатели пытались обосновать позицию, что более высокая стоимость может быть связана с улучшенной комплектацией, а также дополнительным сервисным обслуживанием.

Хотя, некоторые комментаторы указывали на какие-то дополнительные странные обстоятельства. А именно, что, во-первых, непонятно, зачем НАБУ настолько мощная техника, да ещё и в таком количестве, которого может хватить, чтобы обеспечить потребности всего Кабмина, если приличные копиры можно купить гораздо дешевле. Во-вторых, любопытно, почему закупки производятся у фирмы, которая не связана с сервисными центрами производителя, и, следовательно, не может предоставлять надежное гарантийное обслуживание.

Впрочем, вряд ли бы история имела какое-то развитие, если бы в НАБУ не решили сами вмешаться в дискуссию, «ответив» на претензии со стороны facebook-блогеров.

17 декабря на сайте Национального антикоррупционного бюро появляются «Разъяснение» по поводу закупок оргтехники. Смысл его сводится к следующим аргументам. Мол, купили технику в самой максимальной комплектации из возможных, еще и 3 года гарантии вместе с возможностью «протестировать» работу определённое время получили «в нагрузку». И вообще, цены сейчас интернет-магазины указывают с учетом распродаж, «часто без НДС», а они ориентировались на данные официального сайта производителя. Хотя до «окончательного прояснения ситуации» они деньги поставщику пока не переводят.

Тут сразу возникает вопрос о том, что это они  за «распродажи» нашли, на которых можно приобрести товар ниже стоимости от производителя? И какое отношение «распродажи» имеют к НДС?

Свой ответ не преминул предоставить и Тамразов.

Журналист отметил, что на фотографии, размещенной вместе с разъяснением, изображено другое устройство, не соответствующее требованиям тендерной документации. В частности, в нём ещё присутствуют дополнительные опции: «лишний» податчик большой ёмкости на 2000 листов (слева) и Финишер-степлер LX с укладчиком на 2000 листов, а также многопозиционное сшивание документов и опциональный брошюровщик. Таким образом, уже на уровне иллюстрации читатель вводится в заблуждение.

По поводу аргументации НАБУ, то журналист подчеркнул. что «комплектный» картридж к устройству должен добавлять четыре тыс. грн. к стоимости, но никак не 26 тыс. Непонятно, откуда мог взяться «дорогой» жесткий диск на 320 МБ, если комплектный – уже на 160 ГБ. Новогодние скидки являются в данном случае спорным аргументом, так же, как и стоимость в прайс-листе. В тендерной документации нет требований к количеству лотков, только к их емкости. В конфигурации 5330 CPS (Stand) за 45 тыс. грн. емкость лотков соответствует требованиям тендера. Наконец, заводская гарантия всегда составляет 12 месяцев. Всё остальное является сомнительным вложением средств.

В целом, «разъяснения» НАБУ по этой истории только нагнали тумана и добавили недоверия к данному ведомству. То, что изначально могло выглядеть как ошибка или недопонимание, превратилось во вполне осознанное введение общественности в заблуждение, что, вместе с прочими скандально-закупочными историями, явно не красит «антикоррупционное ведомство».

«Гоночные автомобили» для антикоррупционеров

Еще в ноябре 2015 года Кабинет министров установил лимит легковых автомобилей, обслуживающих Национальное антикоррупционное бюро в общем количестве – девять единиц (кроме транспортных средств специального назначения). Кабмин также рекомендовал НАБ арендовать автомобили в рамках указанного лимита.

Впрочем, в НАБ не прислушались к последней рекомендации. Уже в декабре Национальное антикоррупционное бюро закупило 8 автомобилей за 6 млн гривен. Об этом говорится в объявлении о результатах торгов на сайте госзакупок.

Указано, что Антикоррупционное бюро договорилось с ООО «ВИДИ ЮНИКОМЕРС» о закупке и техническом обслуживании транспортных единиц. Бюро приобрело: 3 микроавтобуса (Ford Custom Tourneo или Volkswagen T6), 3 внедорожника (Ford Kuga или Volkswagen Tiguan) и 2 легковых автомобиля (Ford Mondeo, Volkswagen Passat B8).

И снова без скандала не обошлось. Уже известный нам Алексей Тамразов обвинил бюро в том, что условия закупок были «прописаны» под конкретные марки автомобилей, чтобы, очевидно, удовлетворить конкретных поставщиков. В частности, журналист утверждает, что в НАБУ явно нацелились изначально на автомобили марки «Форд».

В тендере заявлена позиция - на «автомобили специализированного назначения для нужд Национального антикоррупционного бюро Украины Ford Custom Tourneo, Volkswagen Т6 или эквивалент» - три штуки.

Средства транспорта должны соответствовать следующему критерию: иметь рабочий объем двигателя в куб. см – от 2000 до 2300. Это требование, которое является уникальной характеристикой для автомобиля «Форд», ведь объем двигателей у конкурентов – производителей микроавтобусов, официально представленных в Украине: Фольксваген Т6 - 1968 см. куб., Hyundai H1- 2500 см. куб., Peugeot expert tepee - 1997 см. куб., Renault Trafiс - 1600 cм. куб. Кроме того, в машине должен быть «электрообогрев бокового и заднего стекла, что тоже является уникальной характеристикой «Форда».

В комментариях к публикации заместитель министра Максим Нефедов пытался продвигать мысль о том, что данные условия тендера делают возможным его опротестование, на что получил резонный ответ, что в антикоррупционном бюро должны сами понимать, когда нарушают закон.

Однако самое смешное в этой истории – это реакция на весь этот «автомобильный дискурс» директора НАБ Артема Сытника.

«Качественное авто - это требование времени, ведь, в отличие от правоохранительных органов, коррупционеры не ограничены в финансах и могут себе позволить дорогие скоростные авто, преследование которых на автомобилях отечественного автопрома не представляется возможным. В конце декабря закупленные машины уже должны поступить в НАБУ», - отметил он в комментарии для сайта ведомства.

Данное изречение рисует в сознании читателя живописную картину, напоминающую американские боевики про «бесстрашных копов», преследующих в многочасовых погонях наглых бандитов. Правда, тут не очень понятно, кого именно собрался преследовать Сытник? Может, тогда нужно было ввести соответствующее тестирование на навыки вождения при наборе сотрудников в бюро? Заодно, и соревнования по стрельбе устроить, а прошедших далее производить не в «детективы», а сразу в «шерифы»? А самого Сытника произвести сразу в «Крутые Уокеры»?

Кстати, а что за скромность? Зачем покупать «фольксвагены», ведь можно сразу присмотреться к скоростным элитным автомобилям, чтобы можно было «наверняка догнать коррупционера». Например, к Бугатти Вейрон, от одного вида которого коррупционер сразу же захочет сдаться.

Очень дорогая амуниция

Но самый большой скандал, конечно, вызвала информация о закупках для «спецподразделения НАБ».

В частности, футболки с коротким рукавом для спецподразделения НАБУ покупают по 1116 гривен, брюки демисезонные - 2052 гривны, зимние сапоги - 5 536 гривен, термобелье (реглан и кальсоны) - 2 524 гривны и это еще не все, к нему идет утеплитель с «системой защиты от атмосферных осадков» за 6950 гривен. В целом, получается по 53 тыс. гривен на одного бойца.


Сам порядок сумм вызвал когнитивный диссонанс в украинском обществе, что, в частности, выразилось в массе «фотожаб» на тему, где обыгрывалась тема соотношения затрат на бойца НАБ и воина Вооруженных Сил Украины.

Все-таки странно, когда реальные бойцы АТО носят купленные волонтерами на секонд-хенде футболки, а какие-то непонятные подразделения с ходу претендуют на получение дорогой амуниции за государственный счет.

В ответ на это главный антикоррупционер Сытник начал «подливать масло в огонь».

«Категорически не согласен, что униформу для спецназовцев можно было бы купить дешевле. Национальное антикоррупционное бюро Украины – единственное бюро в мире, которое имеет в своем штате специальное подразделение, созданное для задержания подозреваемых в совершении коррупционных правонарушений, для защиты свидетелей и работников НАБУ, - сказал он в комментарии собственному сайту. - Чтобы выполнять данные функции, спецназовец должен быть готов к любым погодным условиям. Поэтому для нас очень важно было закупить качественную одежду и обувь».

Также журналистам были продемонстрированы образцы этой легендарной униформы.

Касательно реалистичности подобной суммы, мнения расходятся.

Экс-заместитель директора департамента государственных закупок Минобороны Нелли Стельмах горько шутит, что за такие цены Минобороны сожрали бы вместе с обувью. По ее подсчетам, стоимость универсального боевого комплекта для бойца ВСУ составляет около 45 тысяч, включительно с бронежилетом и каской. Волонтер, председатель БФ «Зигир» Ричард Горда рассказывает, что украинское термобелье стоит около 400 гривен, польское и Norfin от 700 до 1500 грн., потому видит в действиях НАБ только отмыв средств.

Впрочем, есть и альтернативное мнение.

Еще в 2014 году Министр внутренних дел Арсен Аваков утверждал, что обеспечение одного военнослужащего Нацгвардии всеми формами одежды, обмундированием и оружием, включительно с РПГ, стоит около 130 тыс. гривен.

Константин Лесник, консультант по военному обмундированию, уверяет, что расходы на форму для НАБУ вполне обоснованы, поскольку речь идет в данном случае не о военной, а о тактической форме, к которой есть особые требования по материалам, которые обеспечивают ее долговечность. Фирма «5.11», в которой НАБУ заказало форму, американская. Именно она поставляет обмундирование для ФБР.

Однако это провоцирует новые вопросы о целесообразности покупки именно для спецподразделения НАБ подобного «мерседеса от обмундирования». Непонятно, как и зачем должна действовать данная структура, которую сам Сытник называет «уникальной в мире», и это правда. Правда потому, что у антикоррупционных ведомств совершенно иная сфера компетенции, которая не предусматривает проведение «силовых операций».

По сути, «антикоррупционные бюро» в мировой практике – это ведомства, сходные по предмету своих ведений с формируемым у нас «Агентством по предотвращению коррупции». То есть, структуры, которые, преимущественно, занимаются «бумажной работой».

У нас же в качестве «антикоррупционного бюро» создают некое подобие американского «ФБР», забывая, что вскоре должен заработать прямой украинский аналог данной структуры – Государственное бюро расследований, где, очевидно, также будут какие-то спецподразделения.

Такими темпами, скоро у каждого ЖЕК будут свои «спецподразделения», и никто не пытается пояснить, зачем Украине такое количество соответствующих милитарных структур.

НАБ должно заниматься, фактически, казнокрадами, а не боевиками. Если же коррупционер создает вооруженные подразделения и готовится отстреливаться, то он уже не коррупционер, а террорист, и им, очевидно, должна заниматься СБУ.

Пользователи сети facebook, комментирующие данную новость, подчеркивают еще несколько важных моментов в вопросе с «антикоррупционным спецназом». А именно, получается, что в случае своего применения он должен будет «воевать» с государственной охраной чиновников и нас будет ждать какая-то «война спецназов»?

Для арестов вороватых бюрократов совершенно необязательно иметь вооруженное до зубов, оснащенное самой совершенной амуницией подразделение. Тем более, когда речь идет о воюющей стране, в которой все ресурсы должны распределяться с учетом интересов фронта.

Исходя из изложенного выше, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- зачем НАБ, в котором пока трудится несколько десятков детективов, количество копировальной техники, которого бы хватило и на аппарат Кабмина?

- кого именно из коррупционеров собирается «преследовать на заграничных автомобилях» директор НАБ Артем Сытник, и как автомобильные гонки вяжутся с профилем работы антикоррупционного бюро?

- зачем НАБ нужно самое оснащенное в военном плане подразделение для спецопераций, если никого, кроме проворовавшихся чиновников, они задерживать не могут в принципе?

comments powered by Disqus
TOP