СКАНДАЛ ВОКРУГ ФИРМЫ АРЦИНГЕР: РАЗБОРКИ «ГРАНТОЕДОВ» И ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ПРОВОКАТОРОВ ЗА МЕСТО ГЕНПРОКУРОРА

15:20, 03.11.2015
  • 3897
  • 126
  • 0

Возвращение темы арестованной собственности одиозных фигур времен Януковича моментально послужило толчком для активизации целого ряда процессов. Все выглядело как падение костяшек домино, когда каждая толкает следующую, и так до самого конца. Например, действия суда заставило группировку нардепа Сергея Пашинского искать ответ на вопрос, куда же делись нефтепродукты Курченко, на которые они еще в прошлом году наложили лапу? Попутно, они наехали на своего давнего «врага» - замгенпрокурора Виталия Касько. На защиту последнего встали близкие «грантоедские» структуры, спровоцировав начало целой медийной войны между провокаторами Пашинского и «младопрокурорами».

Война разворачивается на фоне борьбы за должности в «Антикоррупционной прокуратуре» и острой критики ГПУ со стороны «западных партнеров». Все это создаёт запутанный клубок интриг, противостояний и частных интересов.

Адвокаты Курченко и младопрокуроры

Во второй половине октября 2015 года всеобщее внимание привлекло снятие Печерским районным судом г. Киева судом ареста с 1180 тонн газового конденсата и 65733 тонн различных нефтепродуктов, находившихся на территории Одесского нефтеперерабатывающего завода, и арестованных в марте 2014 года. Дело, в целом, было более чем заурядным, а мотивация происходящего - банальной.

Арест с нефтепродуктов сняли потому, что их уже давно на месте не было. Ведь ещё в ноябре 2014 года Приморский районный суд города Одессы разрешил передать эти вещественные доказательства с Одесского завода госпредприятию «Укртранснафтопродукт» для хранения и дальнейшей реализации, с учетом того, что они находятся под таможенным контролем и не выпущены в свободное обращение на территории Украины.

По сути, бурная реакция на это событие была вызвана лишь тем, что принадлежали указанные выше нефтепродукты одиозному бизнесмену Сергею Курченко. Соответственно, многие наблюдатели не упустили возможности использовать эту ситуацию, чтобы лишний раз напомнить о «преступлениях регионалов» и попытаться «засветиться» в информационном пространстве.

Первой активизировалась народный депутат Татьяна Черновил, сделав громкое заявление, что арест с активов был осуществлен на деньги «Роснефти». Об этом она написала в своем блоге на «Украинской правде». При этом депутат от «Народного фронта» не упустила возможности для ряда политических обвинений.

Суть претензий Черновол сводиться к следующему. Интересы «Роснефти» и Курченко в Украине представляют адвокаты известной юридической фирмы «Арцингер». Поскольку Украина, в отличие от США, не ввела санкции против «Роснефти», то это позволило украинским компаниям принимать участие в тендерах данной бизнес-структуры. Так, в августе 2014 года (время тяжелых боев под Иловайском) украинская юридическая фирма «Арцингер» подала документы на тендер дочки «Роснефти» «ТНК-Индастриз Украина» и 10.10.2014 его выиграла. Они обязались снять арест с «топлива Курченко», а также отменить требования налоговой к дочери «Роснефти» - заплатить 40 млн грн. неуплаченных налогов в бюджет Украины.

Решение от октября 2015 года оказалось не первым. 19 июня 2015 Печерский суд также снял арест с нефтепродуктов Курченко, арестованных МВД на Васильковской нефтебазе.

Из совокупности событий, Черновил сделала вывод о том, что «Арцингер» представляет в Украине интересы российского бизнеса, а, значит, работает на враждебное государство. Но интересно не это. Важно, что на момент подписания договора для защиты интересов «Роснефти» целый ряд мощных юристов и партнеров «Арцингер» работали на ключевых должностях в органах власти.

Например, когда в октябре 2014 года юридическая фирма заключила договор с дочкой «Роснефти» о снятии ареста с «топлива Курченко», управляющим партнером «Арцингера» был Сергей Шкляр. Поэтому вполне возможно, что именно его подпись стоит под тем договором. Сейчас Шкляр - заместитель министра юстиции, куратор исполнительной службы. Но самое главное, - с октября 2013 по май 2014 года соучредителем и руководителем департамента уголовного права компании «Арцингер» значился Виталий Касько, являющийся на данный момент заместителем Генерального прокурора, а также претендующий на должность Антикоррупционного прокурора.

Таким образом, оказывается, что вся эта история с «нефтью Курченко» была поднята лишь затем, чтобы вылить солидную порцию компромата на одного из главных «младопрокуроров», связав его с «рукой Москвы» и защитой интересов врага.

Но если Черновил только намекала, то другой известный провокатор - Андрий Дзиндзя - прямо «наехал» на Касько на собственной страничке в fb, где обвинял зама Генпрокурора в том, что он за немалые деньги защищает интересы Ахметова и Курченко, преследует патриотов, но, почему-то, не подвергается таким нападкам, как Виктор Шокин.

В целом, Дзиндзя развернул настоящую «антикаськовскую» кампанию на своей страничке в социальной сети.

Кстати, рядом с критикой Касько, на страничке можно встретить и цитаты шефа-Пашинского, что еще раз указывает на то, кто же всем этим стоит.

Интерес группировки Пашинского

История с нефтепродуктами Курченко началась в октябре 2014 года, когда был реализован арест на имущество путем захвата Одесского НПЗ рядом силовых подразделений. Далее, обнаруженные там «вещественные доказательства» привлекли внимание Сергея Пашинского и его давнего бизнес-партнера Сергея Тищенко (учился в школе, где директором был отец Пашинского, а потому никогда не отрицал знакомство). И они захотели получить (в лучших традициях героев фильма «Зеленый фургон») эти ценные вещдоки во «временное пользование».

В июне 2014 года сменился директор госпредприятия «Укртранснафтопродукт», – именно ему правительство поручило проводить аукцион по реализации «курченковских» нефтепродуктов. Новым руководителем стал бизнесмен Владимир Гаврилов (квота Пашинского). 15 октября 2014 года «Укртранснафтопродукт» документально обязался передать одной из компаний группы «Фактор» – «Укройлпродукт» (принадлежит Тищенко) все арестованные «вещественные доказательства». Без всяких аукционов и конкурсов, все – единому покупателю. Благодаря подобной нехитрой операции, Пашинский с другом «нагрели» государство на 33 миллиона гривен.

Сейчас же, после решения суда о снятии ареста с «вещдоков», у кого-то может возникнуть вполне логичный вопрос о том, куда же они подевались? И к чьим липким ручкам прилипли миллионы?

И тут следует вспомнить еще одну фигуру, представляющую бизнес-клан Сергея Пашинского. Речь о Елене Тищенко (экс-супруге вышеупомянутого Сергея Тищенко), которая «всплыла» во время проведения первых конкурсов на должности в антикоррупционном бюро. Тогда Пашинский рассудил, что иметь в руководстве подобной структуры своего человека будет, мягко говоря, не лишним. Татьяна Черновил отпала сразу из-за образовательного ценза и тогда всплыла кандидатура Тищенко. Не помешало то, что она считалась одним из ключевых руководителей ОПГ, созданной бывшим главой крупнейшего в свое время частного казахского БТА-банка Мухтаром Аблязовым, а следственный департамент МВД РФ подозревал ее в организации операций по легализации в России активов на сумму более $3,3 млрд.

Впрочем, поход Тищенко в «антикоррупционеры» тогда завершился ничем, однако в «обойме» группы Пашинского она, вне всякого сомнения, осталась, «всплывая» периодически по тому или иному поводу.

Схема со «сравнительно честным» отбором «вещдоков», видимо, так понравилась группе Пашинского, что там решили поставить ее на поток. У Министра внутренних дел Арсена Авакова пролоббировали назначение Елены Тищенко руководителем специально созданного для нее Управления МВД по обеспечению возврата активов, полученных преступным путем. А 3 сентября по инициативе народных депутатов Татьяны Черновол и Олега Барна в ВРУ был зарегистрирован законопроект № 3025 «Об особом режиме специальной конфискации имущества». Документ предполагал конфискацию в пользу государства собственности Виктора Януковича, Сергея Арбузова, Николая Азарова и  еще 19 человек «преступного режима» (весь перечень этих лиц в законе приводится поименно). Таким образом, должна была возникнуть «правовая база» для масштабного передела имущества, и, видимо, предполагалось, что фирмы Тищенко и Пашинского должны были быть в этих схемах на первых местах.

Тогда это вызвало масштабный скандал, который спровоцировал бурную реакцию в обществе. С критикой законопроекта, например, выступал депутат-журналист Сергей Лещенко, справедливо характеризуя Тищенко как аферистку. 17 сентября 2015 года она была уволена, после чего против экс-чиновницы было открыто уголовное производство по статье «служебный подлог».

Кстати, письмо о деле против Тищенко нардеп Лещенко получил из ГПУ за подписью Касько.

Так, Виталий Касько нажил себе влиятельных врагов в лице группировки Пашинского, и состоящие в ней нардепы моментально начали забрасывать ГПУ гневными обращениями.

Уже 10 октября 2015 года на сайте Генпрокуратуры появилось сообщение, что «Управление внутренней безопасности и защиты сотрудников прокуратуры совместно с другими структурными подразделениями ГПУ проводит проверку по обращению депутата Татьяны Черновол о неправомерных, по ее мнению, действиях заместителя генпрокурора Касько». В своем заявлении, на котором частично останавливалась ранее «Прокурорская правда», Черновол обвинила Касько в причастности к реализации аферы с выводом арестованных 27 миллионов евро экс-министра экологии времен президентства Виктора Януковича Николая Злочевского из Великобритании в Кипр, а также блокировании процессуальных действий по возврату 80,5 миллионов долларов США, незаконно выведенных из Украины Сергеем Курченко и арестованных в Латвии.

Соответственно, новые «разоблачения» от Татьяны Черновил следует понимать двояко. Во-первых, они являются продолжением атаки на Касько, который замахнулся на один из столпов группы Пашинского, и, соответственно, влез в чужие финансовые вопросы. Во-вторых, это попытка отвлечь внимание от того факта, что Тищенко и компания уже успели «освоить» нефтяные запасы Курченко, и сделали это совсем даже не в интересах государства.

В бой вступают «грантоеды»

Неожиданным образом в игру вступила такая структура как «Международная амнистия». В соответствующем заявлении содержится две основных составляющих. Во-первых, следуют обвинения в адрес руководства ГПУ. «С очевидным согласованием с высшим руководством страны Шокин пытается сделать максимально зависимой новообразованную Специализированную антикоррупционную прокуратуру. Для этого господин Шокин делегировал в комиссию по формированию прокуратуры Юрия Севрука, Юрия Грищенко, Романа Балиту и Николая Садового. Все эти люди во времена режима экс-президента Виктора Януковича долгое время работали на высоких должностях в органах прокуратуры». Во-вторых, указывается на то, что «с ведома генпрокурора и первых лиц страны сейчас ведется направленная кампания по дискредитации представителей реформаторского крыла генеральной прокуратуры. Против этих людей уже появился ряд заказных публикаций и псевдорасследований, которые якобы доказывают их связи с коррупционными кланами и российским истеблишментом. Фигурантами этих статей, в частности, указывают и Transparency International и членов ее правления, ассоциированных с известной юридической компанией Arzinger».

Итак, оказывается, что «наезд» на Касько – это часть «дискредитации реформаторского крыла ГПУ». Соответственно, группировка Пашинского, таким образом, вступает в прямое противостояние с «Transparency International». Борцы «Майдана» противостоят «грантоедам» и «друзьям США». Каждая из сторон активно публикует материалы одна против другой. Черновил обвиняет «Международную амнистию» и Касько, который, якобы, «нагрел» государство на 80 млн. Включилась в обвинения и сама Елена Тищенко. Она утверждает, что украинская «Международная амнистия» не имеет отношения к мировой авторитетной структуре, а только «использует ее кредит доверия».

Всплывает еще одна интересная информация, связанная с тем, что вышеназванный «Арцингер» является представителем интересов в судах фирмы Active Solar, принадлежащей братьям Клюевым. Во время Януковича им удалось построить настоящую бизнес-империю, основанную на солнечных электростанциях и т.наз. «зеленых тарифах» на электроэнергию. После смены власти эту особую «экологическую шкалу» отменили, но сейчас «Арцингер» успешно представляет в судах интересы Клюевых, отсуживая у государства компенсацию за отмену «зеленых тарифов». В этом контексте «доброжелатели» не упустили шанса вспомнить о связи Касько с вышеназванной юридической конторой, и то, что Андрей Клюев скрылся от правосудия именно во время пребывания «младопрокурора» в ГПУ.

Естественно, за такую благодатную тему не могла не ухватиться Татьяна Черновил. Она поспешила развить тему в соответствующей публикации. В ней она утверждает, что «зеленый тариф» позволяет выкачивать из бюджета 2 млрд. гривень в год. Далее, речь идет о постановлении Кабинета Министров № 598-р от 18 июня 2014 года, которым предполагалось снизить коэффициент «зеленого тарифа» на электроэнергию с 1,8 до 1,01, что позволило бы уменьшить затраты бюджета, и, соответственно, доходы Клюева. Впрочем, в силу оно так и не вступило, и усилиями министра Павла Петренко постановление было признано не соответствующим нормам отечественного законодательства.

Далее в дело вступил Глава НКРЕ Сергей Титенко, который не да «ходу» обновленным тарифам. Впрочем, вскоре он был заменен, и «зеленый тариф» все же начали постепенно уменьшать, ответом на что стали иски от фирм Клюева, которые успешно удовлетворялись благодаря усилиям юристов компании «Арцингер».

Кроме всего изложенного, Черновил обнародовала на пресс-конференции документы, которые указывают на связь между фирмой «Арцингер» и «Центром противодействия коррупции», возглавляемым Виталием Шабуниным. Последний недавно избран в состав комиссии по выбору Антикоррупционного прокурора, и уже успел отметиться в ее работе скандалами.

Ситуация становится все интереснее. И претендующий на руководство «Антикоррупционной прокуратурой» Касько, и избирающий прокурора Шабунин, оказывается, связаны с одной структурой, которая одновременно помогает легализировать финансирование «грантоедских» структур по «борьбе с коррупцией» и обеспечивает защиту известных деятелей времен правления Януковича. Вряд ли это случайность, так же как и то, что еще один партнер «Арцингера» - «Transparency International» выступает противником кандидатур Шокина в конкурсной комиссии, и отчаянно «проталкивает» в ее состав других людей. Очевидно, что все это – составляющие одного плана, целью которого является захват «Антикоррупционной прокуратуры» одним кланом, имеющим влиятельных партнеров за пределами страны. И теперь кто-то, усилиями другого клана, связанного с Сергеем Пашинским, пытается поломать им всю «малину». Кстати, делает это довольно эффективно.

С другой стороны звучали встречные обвинения по поводу распила Пашинским активов Курченко. Видимо, «старые прокурорские» только хитро посмеивались, наблюдая за этим цирком.

Следует напомнить, что недавно Виктор Шокин превратился в один из главных объектов для критики «западных партнеров» Украины. Джеффри Пайетт прямо обвинял его в том, что ГПУ отказывается бороться с внутренней коррупцией, а также тормозит реформы всего государственного механизма. В развитие темы Виктория Нуланд требовала полностью обновить ГПУ, «разрушить до основания», и уже потом выстроить заново. При этом, как отмечал все тот же Пайетт, основные надежды с проведением реформ в ГПУ в США связывают именно с Виталием Касько и Давидом Сакварелидзе.

Ситуация для Шокина выглядит почти безнадежно, не смотря на то, что в высших эшелонах власти за него держатся. Президент не может идти против «западных партнеров», и это все понимают, а потому вопрос о реформах в ГПУ стоит сейчас как нельзя остро. В этом контексте следует вспомнить начатый недавно процесс формирования руководящих органов специализированной «антикоррупционной прокуратуры». Этот орган, которому в «реформах по-американски» отводится ключевая роль, сразу же оказался в объективе внимания руководства ГПУ. Шокин сотоварищи моментально отсеяли большинство «ставленников младопрокуроров» из прокурорской инспекции. Далее, сам Касько, который рассматривался в качестве одного из главных претендентов в антикоррупционные прокуроры, также «завис».

Конечно, Виталий и Давид могут взывать о поддержке из США, где так торжественно говорили о полном содействии, но тут есть один момент. Если основательно дискредитировать фигуру того же Касько, за него могут и не вступиться.

Соответственно, слив компромата против «младопрокуроров» выгоден, в первую очередь, Шокину и его окружению. Таким образом, дискредитируется сама идея «обновления органов», устраняются кандидаты для замещения высших должностей. А когда появятся другие кандидаты? Кто знает?

И нет ничего удивительного, что делается все это руками «группы Пашинского», ведь ее в конфликте представляют такие борцы с режимом Януковича, как Татьяна Черновил или Олег Мусий. Обвинения с их стороны уже не выглядят как оправдания со стороны старых коррупционеров. И чем дольше воюют «грантоеды и младопрокуроры» с «майдановскими провокаторами», тем выгоднее Шокину, ведь это оттягивает для него неминуемую отставку, время которой он сам пока что обозначил как май 2016 года, и позволяет пока держать «антикоррупционный процесс» в руках и сохранять влияние. Причем, каждая из сторон думает, что реализует собственные интересы.

«Группа Пашинского» мстит и пытается прикрыть собственные темные схемы, параллельно, тоже, видимо, рассчитывая занять место «борцов с коррупцией». «Младопрокуроры и грантоеды» отбиваются от попыток отобрать у них теплые места, которые им, вроде, уже были обещаны в Госдепе. Но реально игру ведут опытные аппаратчики из ГПУ.

Исходя из изложенного, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- если «Арцингер» аффилирован с «Международной амнистией» и защищает интересы Клюева и Курченко, означает ли это, что столпы режима Януковича просто купили себе неприкосновенность заграницей?

- сможет ли Шокин «потопить» младопрокуроров чужими руками, и до каких пор Касько и Сакварелидзе могут рассчитывать на поддержку со стороны США?

- на что метит в «антикоррупционных раскладах» группировка Пашинского, и когда уже правоохранительные органы всерьез займутся аферами со «сравнительно честной конфискацией вещественных доказательств», в качестве которых выступала нефтепродукты на миллионы долларов?

comments powered by Disqus
TOP