«СКАЖИ МНЕ, ГДЕ ТВОЕ ДЕЛО, А Я ОЗВУЧУ СТОИМОСТЬ И ОБЕСПЕЧУ ВЕРДИКТ»: КАК СМОТРЯЩИЕ ЗА СУДАМИ ПОСТМАЙДАННОЙ УКРАИНЫ ПОСТАВИЛИ ФЕМИДУ ПО СТОЙКЕ «СМИРНО»

08:48, 15.12.2016
  • 11729
  • 1823
  • 0

«Моя мысль не будет популярной в патриотичной среде, но я ее скажу. Нет доверия к правосудию в Украине. Ни у кого. Сейчас еще больше, чем раньше. Судьи, которые работали под полным контролем власти Януковича, сейчас продолжают работать под еще большим контролем нынешней администрации. И где гарантия, что они не осудят невиновного?», - разоткровенничался в свежем интервью изданию Realist бывший начальник следственного управления СБУ Василий Вовк.

Находясь у власти в период постмайданного угара, силовика этот вопрос волновал слабо - наличие «крыши» в виде корочки и бойцов спецназа налагает свой отпечаток на власть имущих всей истории независимости Украины. После того, как у «хлебного корыта» их подвигают более ушлые оппоненты, точка зрения меняется, а за снимаемыми розовыми очками «перемог» открывается печальное зрелище тотальной «зрады».

Киреевы нашего времени

Вовк едва ли не первый из бывших правоохранителей высшего звена озвучивает принципы работы «правосудия по-новому»: «Все задержания под стражу у нас с авансом. «Давайте сейчас арестуем, а через месяц докажем». А потом - нет, давайте продолжим еще на два месяца, мы вот скоро будем иметь достаточные доказательства».

Как сказал бы классик, «такого не было даже при Януковиче». Было ли по закону тогда? Отнюдь, и термин «пещерное правосудие имени Андрея Портнова», разошедшийся по СМИ, являлся не только журналистским ярлыком. При «Бате» участники сделок знали кому конкретно нужно «занести», чтобы «урегулировать» тот или иной вопрос по уголовному делу на «самом верху». При Порошенко у таких людей стало просто двоиться в глазах: бывшие и нынешние «решалы», высокопоставленные силовики и даже агенты иностранных спецслужб конкурируют за единоличное право «ведения до конца» дел клиента из политической или бизнес среды.

В используемом арсенале методов для достижения цели уже никого не удивляют НСРД и обыски, осуществляемые без соответствующих санкций, прослушка и «мочилово» конкурентов в СМИ. Ну а «вишенкой на торте» для зажиточных заказчиков решения вопросов стало установление контроля над судами, которые уже давно «по стойке смирно» выносят нужные решения для той структуры, которая правит бал и танцует служителей Фемиды конкретного суда.

Во многом это произошло из-за окончательной разбалансировки системы госуправления и попыток всех без исключения адептов власти на себе замкнуть цепочку «решалова», включающих в себя стадии открытия уголовных производств, досудебного расследования и вынесения приговора. В результате имеем окончательное превращение борьбы за закон и интересы государства в кучку частных коррумпированных лавочек, где первые лица правоохранительных органов и близкие к ним «смотрящие» за ГПУ, НАБ, САП, Нацполицией, СБУ, ГФС и судами меряются причинными местами. «Реформы» силовых ведомств и системы правосудия здесь оказались очень кстати - в условиях разброда и шатания ручных «Киреевых больше, чем было тогда». «Засудят без доказательств. Чтобы власть могла чем-то отчитываться перед обществом», - печально резюмирует бывший главный следователь СБУ постмайданного периода Вовк.

В схожем духе высказывается и еще один «экс», не по наслышке знающий о внутренней кухне, происходящей «под мантией тетеньки Фемиды» - бывший судья Подольского райсуда Киева Руслан Роженко. По его словам, после смены власти в феврале 2014 года произошла антиреформа  из судов «выветривают» квалифицированных специалистов, имевших десятилетний опыт. Вакуум и «чемоданные настроения» в среде отправителей правосудия создается для «высокой цели».

«Это делается для того, чтобы получить «карманных», управляемых судей, работающих по звонку, под крылом конкретных политсил, чтобы крышевать те или иные бизнес-проекты, уничтожая политических оппонентов. В рамках нового УПК идет работа «на галочку» - кое-как собрали дело и отправили в суд. Потом подключается «общественность» из структур, ноги которых растут прямиком из правоохранительных органов. Если они выносят решение, которое не устраивает власть или следственные органы, сразу против судьи возбуждается уголовное дело по надуманным мотивам, по фактам якобы заведомо неправомерного решения. Судьи жалуются, что им угрожают уничтожением имущества - сожжением дома, дачи или машины. Давят открытыми реестрами, мол, мы проверим твои декларации, найдем и на тебя напишем», - цитирует Роженко издание «Вести». Впрочем, если механизм набрасывания «удавки» и подвешивания на крючок на служителей Фемиды давно не является секретом и аналогичным образом использовался при «злочинной владе», то постмайданные реалии дополнили его жестким «закрепощением» судей и конкретных судов за «смотрящими». Рассмотрим это на практике, не выезжая за переделы столицы.

Грановский, Банковая и «антикоррупционеры» соображают на троих

Так, в Киеве наиболее востребованными и загруженными являются несколько районных судов, рассматривающие наибольшее число резонансных тяжб, плюс апелляционная инстанция. И пока «антикоррупционеры» из НАБ и САП под кивание грантоедов и прикормленных Западом «деятелей» всех мастей лелеят мысль о создании своего Антикоррупционного суда, выкручиваться из ситуации им приходится с помощью «коррупционного» Соломенского райсуда Киева. «Спайка» с НАБуинами, которые с места в карьер пообещали перетрусить практически всех служителей Фемиды, здесь образовалась настолько стойкая, что даже внезапный пожар на Максима Кривоноса, 25 в июне 2016 года не вызвал у «антикоррупционеров» желания «сменить лежку». И это логично, ведь из-под пера именно «соломенских» судей, как в типографии, выходили и выходят санкции на обыски и прослушки, аресты имущества и прочие следственные изыски для орлов Артема Сытника и подопечных Назара Холодницкого. За примерами ходить далеко не надо - именно Соломенский райсуд:

- предоставил право НАБ проверить айпи-телефонию главы МВД Арсена Авакова по делу о сомнительной закупке рюкзаков у фирмы, с которой связывают с сыном Арсена Борисовича Александром;

- удовлетворил ходатайство Антикоррупционной прокуратуры об избрании для Александра Онищенко меры пресечения в виде содержания под стражей;

- стал театром представления по делу военного прокурора сил АТО Константина Кулика;

- выносил решения в уголовном производстве по подозрению во взяточничестве одиозного судьи Днепровского района Николая Чауса;

Ставший мемом случай с «банкой Чауса» - попытка НАБ зайти на «вражескую территорию», в Днепровский райсуд столицы, которым после Майдана лично опекается теневой "смотрящий" за ГПУ и судами - нардеп от Блока Петра Порошенко Александр Грановский.

 «Наезд» на Чауса и главу суда Нелли Ластовку произошел в период активной фазы противостояния между новосозданными антикоррупционными органами и «старой» Генпрокуратурой в конце текущего лета (финалом ее стал ожесточенный махач 12 августа 2016 года между сотрудниками ведомств), но в конечном счете Грановский сумел удержать контроль над Днепровским судом. И как писала «Прокурорская правда», с помощью своего ставленника из ОПГ «Лысые птицы» Сергея Лысенко, продолжает держать ситуацию в этой инстанции на оперативном контроле.

«Бонусом» к услугам смотрящего от БПП в судебных делах в довесок к решениям Днепровского райсуда выступают вердикты Апелляционного суда Киева. Сегодня уже практически не вспоминают времена, когда в этой инстанции правил бал Ринат Ахметов. После «спецоперации», проведенной в августе 2015 года в отношении экс-главы столичной «апеляшки» Антона Чернушенко, его дальнейшего изобличения на взятке аккурат перед вынесением вердикта по «делу Нефтегаздобычи» и бегства за границу, именно Грановский (в интересах Петра Порошенко) стал новым блюстителем порядков на Соломенской, 2.

Новый игрок «Толик-Тепловизор»

Добавим, что после назначения на пост главы ГПУ Юрия Луценко и последовавшим за этим переводом целого ряда громких уголовных производств в ведение военной прокуратуры, ведомство Анатолия Матиоса также стало полноправным игроком на рынке «судебного решалова». Ходатайства подчиненные «Толика-Тепловизора» регулярно направляются в один и тот же райсуд Киева - Голосеевский. Именно здесь ожидается рассмотрение «большого дела» Януковича с фабулой о создании экс-президентом ОПГ из числа бывших топ-чиновников. Журналисты уже подмечали, что Матиос подошел к подготовительной части грядущего слушания с усиленной энергией, поставив в позу «чего изволите» главу суда Елену Первушину (и даже отправлял «ходоков» к активистами проекта Prosud, которые готовили материал о служителе Фемиды).

По версии собеседников в юридических кругах, суд во главе с Первушиной был выбран военными прокурорами неслучайно. Как писала «Страна», во многом потому, что... в Печерском суде не нашлось судей, готовых выносить решения по делам со столь «креативной» уголовной фабулой, которую пытаются скормить публике постмайданные силовики. Плюс сама Елена Сергеевна давно находится под колпаком у надзорников, и в случае флюгерства может оказаться по ту сторону судебного заседания. «Военная прокуратура находится в Голосеевском районе, где почти 100% судей - свои. Если бы там находилась рыбная прокуратура, это дело бы расследовала рыбная. Что военная прокуратура, что рыбная - нарасследовали бы одно и то же», - смеются юристы с потуг «военки».

Отметим, что последние события вокруг Голосеевского райсуда, свидетельствуют, что ведомство Анатолия Матиоса еще не до конца сумело «закрутить гайки» в этой инстанции, и в случае непредвиденных ситуаций вынуждено импровизировать, раскрывая свои карты и методы работы. Среди них - как традиционный масс-медийный вброс и открытие уголовных производств в отношении «строптивых» служителей Фемиды, так и привлечение «массовки» и прямые угрозы судьям.

В этой связи стоит отдельно обратить внимание на инцидент, имевший место в конце осени 2016 года на заседании по продлению ареста для бывшего руководителя налоговой милиции Украины Андрея Головача. Как сообщалось тогда в эфире телеканала «Еспресо.TV», у «Кефирчика» истекал ранее назначенный срок ареста, но сразу 2 судьи Голосеевского райсуда отказались рассматривать его дело. Ситуация запахла жареным, но подопечные Матиоса силой и угрозами таки загнали несговорчивых судей в стойло. Согласно сюжетам провластных СМИ, ситуация выглядела как борьба за «справедливость» и прочие «ценности Майдана»:

Но есть и обратная версия. «23 ноября одна, потом вторая судья взяли самоотвод, и дело направили «в барабан», чтобы случайным образом выбрать нового судью. Этот процесс занял бы два-три месяца, а срок ареста Головача истекал со дня на день. Понимая это, прокуратура пошла на беспрецедентный шаг - насильно вернули судью в зал суда и заставили отозвать самоотвод. Под суд пригнали «активистов» одного из добробатов, которые якобы требовали не допустить, чтобы Головача выпустили. Судья была в истерике, и решение принималось в закрытом режиме», - цитируют «Вести» рассказ одного из киевских адвокатов, который знаком с «делом Головача".

Вместо заключения

Случай в Голосеевском райсуде, когда служителя Фемиды чуть ли не силой вернули на место и под угрозой зверств толпы заставили отправлять правосудие, стал наиболее кричащим эпизодом сопротивления отдельных судей повальному «решалову». Единичным, который нашел хотя бы минимальную огласку. Чаще всего «накладки» у «решал» случаются по иной причине: иногда «дела от заказчиков» случайно попадают не в тот суд, или нужно какое-то время заморозить производство и потом передать его в другой суд вне территориальной юрисдикции, но это случается редко.

В основном, там, где находятся головные конторы силовых ведомств - те же суды их и обслуживают. В нашей истории все предельно просто: видим Соломенский суд, читаем - НАБ/САП; Голосеевский - военная прокуратура; Днепровский райсуд и столичная апелляция - Грановский. Сколько каждый глава суда и его подчиненные получают откатов за каждое конкретное дело сказать сложно, но судя по «клиентам», за которых берутся - речь идет о десятках, а то и сотнях миллиардов гривен. За кадром этого «правосудия по-новому» остаются нормы УПК, согласно которым уголовное производство рассматривается по месту совершения преступления, а на досудебном следствии - по месту нахождения органа досудебного следствия. Впрочем, и эту преграду для отправления правосудия «реформаторы» планируют в ближайшее время ликвидировать - в парламенте уже пылится законопроект, который предусматривает право главе ГПУ на передачу уголовного дела в любой «удобный» суд, который и вынесет нужное решение.

comments powered by Disqus
TOP