СПАСИБО, КЭП ЕГОРКА, НО… НЕТ: «СПИСОК СОБОЛЕВА» КАК ОЧЕРЕДНОЙ ЭТАП РАЗБОРОК ГПУ И ПОПЫТКА ИНДУЛЬГЕНЦИИ ДЛЯ ГОРБАТЮКА

13:17, 06.06.2016
  • 4084
  • 50
  • 0

Список «плохих прокуроров» от Егора Соболева формально делится на три основных элемента.

Во-первых, это одиозные сотрудники надзорного ведомства, которые ранее «прославились» в СМИ тем, что живут явно не по средствам. В частности, это известный прокурор «сил АТО» Константин Кулик, известный любовью к дорогой недвижимости; «Голос ГПУ» времен Виктора Шокина - Владислав Куценко; одиозный военный прокурор Южного региона Максим Якубовский и ряд других лиц.

Все они - «звезды СМИ», фигуранты журналистских расследований и многочисленных скандалов, которые подробно освещала и «Прокурорская правда», а потому их появление выглядит попыткой привлечь внимание к самому документу, «распиарить» его в СМИ.

Еще одна часть списка - это прокуроры, которые в свое время сумели «откосить» от люстрации. Среди них такие известные личности как бухгалтер ГПУ Людмила Ерхова или руководитель Генинспекции внутренних расследований Максим Мельниченко.

Наконец, самый интересный элемент списка - перечень прокуроров, расследующих коррупционные преступления чиновников времен президентства Виктора Януковича, которые либо остановили досудебное следствие, либо не вручили подозрение до сих пор. Среди них много рядовых сотрудников Управления специальных расследований ГПУ, а также замгенпрокурора Юрий Столярчук. Любопытно, что сам руководитель названного выше управления Сергей Горбатюк в числе «кандидатов на увольнение» Соболевым не назван.

Видные прокурорские коррупционеры

Чтобы привлечь внимание к собственному «опусу», Егор Соболев решил немного поработать в режиме «капитана очевидность» и «напомнить» нам всем о широко известных историях, связанных с сотрудниками прокуратуры, которые живут не «по средствам».

Итак, первым он вспомнил об известном читателям «Прокурорской правды» руководителе военной прокуратуры АТО -  Константине Кулике.

Как отмечала «Прокурорская правда» ранее, в конце 2015 года в СМИ появляются публикации, которые посвящены малоизвестной доселе фигуре главного прокурора сил АТО - Константина Кулика. Факты говорили о том, что он не только не бедствует, но и смог обзавестись рядом дорогих объектов недвижимости в центре Киева, оформленных на гражданскую супругу и мать. Не продемонстрировав особых успехов в раскрытии дел, связанных с безопасностью страны и ее граждан, Кулик окружил себя людьми, лояльными к сепаратистам. Потому, «военная прокуратура АТО» занималась, в основном, преследованием все тех же бойцов АТО, а не противостоящих им боевиков.

Кроме того, не прекращается успешный бизнес родственников прокурора, а сам он оказался замешан в связях с рядом сомнительных лиц с уголовных прошлым, а также с лидером сепаратистов Евгением Жилиным.

Впрочем, военный прокурор Анатолий Матиос, являющийся непосредственным начальником Кулика, предпочитал не обращать внимания на все эти истории.

В своем запросе Соболев повторяет информацию, которая ранее получила широкое распространение: наличие у Кулика трех квартир в элитном столичном жилищном комплексе «Дипломат-холл», еще одной - в доме по ул. Саперно-Слободской, 24, офисного помещения и трех автомобилей. Кроме того, вспоминается и история с поставкой на Одесскую железную дорогу товаров на 3 млн. грн. фирмой, принадлежащей матери Кулика (во время службы его самого в транспортной прокуратуре).

Следующим фигурантом является еще более известная личность - «Глас Шокина» Владислав Куценко, который также был фигурантом многочисленных публикаций «Прокурорской правды».

Претензии Соболева к Куценко сводятся к тому, что сам он не имеет, согласно декларации о доходах, ни земли, ни жилища, однако его теща - Алла Перетятко - является настоящим «латифундистом», владеющим рядом земельных участков в Запорожской области (около 30 га). Впрочем, нардеп не уточняет, в чем же здесь криминал.

Наше издание уже раскрывало суть этой истории ранее. В июне прошлого года у тещи Куценко через суд вытребовали 2 га на территории Новоалександровского сельсовета. Оказалось, что это земли госпредприятия «Запорожское». В 2012 году Запорожская райгосадминистрация передала в собственность 34 га государственной земли в частную собственность гражданам, а те потом их перепродали. Среди покупателей была и Алла Перетятко.

Еще один надел теща Куценко получила на территории бывшего колхоза имени Орджоникидзе в селе Разумовка Запорожской области. После развала колхоза земля была в коллективной собственности крестьян, которые в начале 2000-х взялись ее приватизировать. Тогда выяснилось, что в 2009 году часть земли председатель райгосадминистрации Александр Олейник раздал в собственность посторонним людям, тогда как земля эта государственной не была. Счастливыми обладателями этих участков также стали Владислав Куценко, его партнёр и напарник по уголовным производствам Вячеслав Колесников, а также экс-специалист местного отдела Госкомзема Николай Скичка.

Местные жители писали заявления в прокуратуру, требуя вернуть им землю. Там заявление приняли и заявили протест на распоряжение председателя райгосадминистрации. Тогда её уже возглавлял Сергей Бойченко и он отменил скандальное решение своего предшественника. Однако один из владельцев участков Максим Евсеев (тогда директор ООО «Левобережье» тещи Куценко) в 2011 году обратился в суд и отменил это последнее решение главы РГА.

Однако, вне внимания нардепа остались известные уже нашим читателям эпизоды со связями Куценко с «ритуальной мафией» и уголовными авторитетами Запорожья.

Впрочем, этот выстрел Соболева, скорее всего, произведен в воздух, поскольку, по последней информации из ГПУ, Владислав Куценко все же уходит из органов после назначения Юрия Луценко Генеральным прокурором.

Вслед за Куценко упомянуты также и Главбух ГПУ Людмила Ерхова и ее сын - прокурор из Печерского района Кирилл Волков. Им вменяется, в частности, наличие квартир в «Печерской новостройке». Больше подробностей нардеп не дает.

Дружная семейка Ерховой уже привлекала внимание нашего издания. В частности, мы освещали то обстоятельство, что «прокурорский главбух» за 2013 год задекларировала 1,99 миллиона гривен дохода. Из этой суммы на зарплату пришлось 395 746 гривен. Еще 564 954 гривны женщина получила в качестве дивидендов, а чуть более 1 миллиона - за «отчуждение движимого и недвижимого имущества». Также в распоряжении главбуха почти тысяча квадратов земли, квартира на 138,7 квадратных метров и гараж площадью 18,2 квадратов. В банке Ерхова сохраняет еще 632 790 гривен. Ее талантливый зять Андрей Милевский был прокурором Голосеевского района, потом - стал заместителем прокурора Киевской местной прокуратуры № 1. Впрочем, на данный момент в списках руководства данного подразделения он не значится. Нет в руководстве Киевских местных прокуратур и дочери Ерховой Инны Милевской, а также сына - Кирилла Волкова. Фактически, нардеп Соболев, формируя свой запрос, даже не удосужился сверить актуальность подаваемой информации и выяснить, что никакой «Печерской прокуратуры» больше не существует.

Еще одна старая история, упомянутая нардепом, связана с Дарьей Черновской, дочерью экс-прокурора Киева Анатолия Мельника. «Прокурорская правда» писала уже о шикарных особняках и автомобилях, принадлежащих не только дочери, но и супруге прокурора - Игоря Черновского из Печерского района. Добавим, что карьеру прокурора Черновский начал в 2012 году после работы в бизнесе - ранее на него было оформлено ФЛП, которое занималось «обеспечением физического комфорта». У семьи Черновского в Черновцах - уже 10 лет строительный бизнес (ЧП «Еврофасадбуд» записано на отца прокурора Василия Черновского). Отметим, что в 2015 году Дарья Черновская стала владелицей трех помещений площадью почти 360 м2 в ЖК «Новопечерские Липки» - жилом комплексе бизнес-центра в самом сердце Киева, где 1 квадрат сегодня продают за 2 тысячи долларов.

Впрочем, и тут удар оказался немного смазанным, поскольку на своей последней пресс-конференции Юрий Луценко подтвердил увольнение Игоря Черновского из прокуратуры.

Также упоминается история о том, как супруга старшего следователя по особо важным делам ГПУ Юрия Кривобока Татьяна Кривобок получила 153,7 миллиона гривен дохода от отчуждения недвижимого имущества, которое не было указано в ее декларации о доходах. В документе указано, что сам Кривобок в прошлом году заработал 248 тысяч гривен, а также и зарегистрировал многочисленные земельные участки и недвижимость.

Так, он владеет 3 жилыми домами площадью 1014 м2, 224 м2 и 173 м2 соответственно, прокурору также принадлежит один садовый домик площадью 151 м2, квартира на 221 «квадрат», а также другое недвижимое имущество площадью 420 м2. В декларации его супруги Татьяны Кривобок нет никакого жилья, а лишь гараж, участок 0,6 га и другое недвижимое имущество на 103 м2, от продажи которого невозможно получить многомиллионный доход.

Вспомнил нардеп и о еще одном старом знакомом «Прокурорской правды» - прокуроре Южного региона военной прокуратуры Максиме Якубовском. Вменяется ему наличие собственной резиденции в селе Новая Дофиновка, записанной на супругу, которая, в свою очередь, трудится завучем в школе.

Наше издание уже отмечало, что за период своей работы на прежней должности после Евромайдана - заместителя главного военного прокурора Украины он сумел приобрести элитный автомобиль марки Audi Q7 2014 года выпуска (госномер АА 6333 СО), стоимость которого колеблется от 85 до 105 тысяч долларов США. Согласно информации нашего источника, в 2012 году Якубовский прикупил себе почти за 33 тысячи долларов США автомобиль «Jeep Compass», а на супругу прокурора - учителя русского языка в школе - Оксану Анатольевну записан «Mitsubishi Outlander» 2007 г. в. стоимостью 20 тысяч долларов США. Эти машины официально указаны в декларации законника за 2013 год. При этом, согласно информации источника, недвижимость военный прокурор Южного региона имеет как в столице, так и Южной Пальмире.

Так, в Одессе «хатынка» Якубовского находится по адресу - ул. Добровольского, 122 кв. 17. А вот киевская квартира Максима Якубовского с элитным ремонтом площадью 84 квадратных метра, расположена по адресу: ул. Ломоносова, 58-а, кв. 47 в элитном ЖК «Лико-Град» стоимостью 100 тысяч долларов США без ремонта, и 180 - 220 тысяч долларов США с ремонтом. 

Наконец, названы имена следователей ГПУ Дмитрия Лодочникова и Дмитрия Лойфмана в контексте истории с роскошным автопарком сотрудников ГПУ, о которой также писало наше издание.

Лодочников, между прочим, также фигурант материалов «Прокурорской правды». Как сообщалось ранее, это один из соорганизаторов «ограбления века» в ювелирном салоне Graff в августе 2014 года, который тогда вел дело, возбужденное против экс-главы Министерства доходов и сборов Александра Клименко, и после резонансного ограбления едва сумевший удержаться на работе в системе ГПУ.

В целом, необходимо отметить, что самая «громкая» часть «Списка Соболева», по сути, представляет собой сбор довольно старой информации, которая ранее была многократно растиражирована в СМИ. При этом, готовя запрос, никто из помощников Соболева даже не потрудился сопоставить изложенную там информацию с нынешним положением дел, что, очевидно, свидетельствует о реальном интересе к проблеме со стороны народного депутата. Кроме того, в списке очень мало конкретики и, в основном, идут ссылки на статьи в СМИ.

«Недолюстрированные»

Отдельный раздел в письме Соболева - это прокуроры, которые смогли избежать люстрации, хотя и должны были согласно нормам закона покинуть надзорное ведомство.

«Прокурорская правда» также затрагивала эту тему ранее.

Речь, например, о все той же Людмиле Ерховой, занимавшей должность главбуха при всех генпрокурорах, её заместителе Александре Ткаченко, главе Генеральной инспекции внутренних расследований Максиме Мельниченко, а также и.о. прокурора Киева Олеге Валендюке, который не только не был уволен, но и поощрен новой должностью.

Ерхова, которая занимала должность Начальника управления планово-финансовой деятельности, бухгалтерского учета, отчетности, внутреннего контроля и аудита во времена Пшонки, и, как руководитель подразделения подпадала под нормы закона, ради индульгенции от люстрациии была готова на все. Даже стать участником АТО. Правда, для этого ей вовсе не пришлось одевать военный камуфляж. Получить статус участника АТО, а, следовательно, обеспечить себе надежный тыл и уклониться от люстрации ей помогло участие в выездном совещании прокуроров в Краматорске в октябре 2014 года. Окончательно закрепиться в стенах ГПУ Ерховой позволило решение Окружного административного суда Киева от 23 декабря 2014 года, где сказано, что полномочия Ерховой, как и ее первого зама Ткаченко, не подпадают под действие закона о люстрации.

Родные прокурорские стены продолжают согревать еще одного укрывшегося от люстрационной чистки - руководителя Генеральной инспекции внутренних расследований и безопасности ГПУ Максима Мельниченко. Для освобождения Мельниченко от люстрации нашли в законе удачную «лазейку» которая дает индульгенцию тем лицам, которые с 21 ноября 2013 года до 22 февраля 2014 года «были уволены с соответствующей должности (должностей) по собственному желанию». В декабре 2013-го Мельниченко так и поступил - подал рапорт и был уволен с такой должности, на которую распространяется Закон «Об очищении власти». Незаконность увольнения Мельниченко подтвердил своим решением и Киевский окружной административный суд.

Хоть и временное, но кресло главного прокурора столицы Олегу Валендюку досталось от люстрированного в 2015-м коллеги Сергея Юлдашева. Опротестовать собственную люстрацию ему было явно несложно, так как представляя долгое время интересы государства в различных судах различных инстанций, он успел обзавестись чрезвычайно обширными связями в судейской среде.

Еще 6 человек, занимающих должности, вопреки люстрационному закону до настоящего времени работают в прокуратуре Киевской области. Во время Майдана они непосредственно были руководителями или заместителями прокуратуры города Киева. Это - Сергей Погорелый, Андрей Софиев, Богдан Бескоровайный, Валентин Твердохлиб, а также Кровошецкий и Олег Василив. Как только началась люстрационная проверка, все они были переведены на должности обычных прокуроров в области. Вскоре Софиев покинул органы. На конец 2015 года Погорилый, Василив и Твердохлиб трудились в областной прокуратуре.

Впрочем, проблема люстрации в прокуратуре заключается еще и в том, что в ней также «укрываются» личности из других ведомств, которые, согласно должностям на прошлой работе, должны были быть уволены.

Например, такие, как Игорь Козлов, который во временя президентства Виктора Януковича возглавлял управление в Администрации Президента, который после революции стал заместителем военного прокурора.

Впрочем, в своем письме нардеп Соболев ограничился лишь фигурами наиболее видных «беженцев от люстрации»: Ерховой, Ткаченко, Мельниченко и Валендюком.

И тут необходимо отметить, что к ним вряд ли получится реально применить нормы закона «О люстрации», и за это нужно поблагодарить, в том числе, и одного из авторов данного документа - Егора Соболева. В частности, за то, что нормы были прописаны очень неточно.

Например, не было предусмотрено, что делать, если прокурор якобы подал рапорт об увольнении во время революции, но его якобы не приняли? Считать это увольнением, или нет? Суд решил, что можно принять подобный рапорт в качестве доказательства «увольнения», и это помогло сохранить должность прокурору Мельниченко. Похожая история с Ерховой и Ткаченко, которые также обзавелись решениями судов, и в этом помогла нечеткость в определении должностей, которые были основанием для люстрации тех, кто их занимал.

Так что, по сути, Соболев должен был сам к себе обращаться.

Казус борцов с «соратниками Януковича»

Но самая интересная часть опуса Соболева – это, конечно, часть, посвященная прокурорам, которые расследуют дела окружение бывшего президента Януковича.

Вот некоторые дела, наиболее интересные из тех, что были упомянуты нардепом.

В глаза бросается тот факт, что Егор Соболев, фактически, требует отстранить почти всех прокуроров, которые непосредственно занимались делами «семьи» Виктора Януковича, кроме руководителя Управления специальных расследований Сергея Горбатюка, который, якобы, на общем фоне выглядит «белым и пушистым». Между прочим, всю информацию нардеп взял с собственного «антикоррупционного сайта», где Горбатюк также никоим образом не упоминается.

Чтобы понять суть происходящего, необходимо вспомнить недавнюю публикацию журналиста Владимира Бойко. В частности, он отмечает, что «горбатюковское» Управление специальных расследований ГПУ за полтора года работы продемонстрировало фактически нулевые результаты.

В 2015 году УСР направило в суд всего 13 обвинительных актов (в том числе два - с соглашениями о примирении) в отношении 25 лиц, из которых 11 бывших работников органов внутренних дел, шестеро «титушек», трое бывших народных депутатов и один участник акции протеста. Но и при такой мизерной нагрузке, утверждает Бойко, Горбатюк умудрился парализовать работу своих подчиненных, уголовные производства не расследуются, а подавляющее большинство из них вообще приостановлено.

Как следствие, за полтора года существования УСР Горбатюк и Ко не завершили досудебное расследование ни по одному из уголовных производств в отношении чиновников режима Януковича. Ни единого обвинительного акта этой категории производств управление не направило в суд, убытки не возмещены и даже не обеспечена сохранность арестованных объектов недвижимости и имущества.

Несмотря на наличие в составе УСР отдела по расследованию уголовных преступлений, совершенных представителями судебной ветви власти, ни одного уголовного производства по подозрению судей, которые привлекали к ответственности участников акций протестов, следователи управления в суд не направили.

Также в суд не направлено ни одно уголовное производство в отношении прокуроров и следователей органов внутренних дел, которые противоправно привлекали к ответственности участников акций протеста. В подавляющем большинстве расследования УСР сводились к привлечению к ответственности сотрудников спецподразделения МВД Украины «Беркут» и бойцов внутренних войск. Ни одному судье или прокурору Управлением специальных расследований не было сообщено о подозрении.

Зато Горбатюк сумел подружиться с «журналистами» и «грантоедами», которые в последнее время смело встают на его защиту.

В частности, озвученная 30 мая инициатива нового генпрокурора Юрия Луценко передать в ведение 1-го заместителя Главного военного прокурора Владимира Жербицкого уголовные производства в отношении бывшего министра доходов и сборов Александра Клименко и «младоолигарха» Сергея Курченко, которые более двух лет безрезультатно расследовало управление специальных расследований ГПУ, возглавляемое Сергеем Горбатюком, наткнулась на критику со стороны именно этой «публики».

1 июня народный депутат Сергей Лещенко, который уже длительное время занимается информационным сопровождением Горбатюка, призвал не передавать «дело Клименко» для расследования в военную прокуратуру, в связи с приятельскими отношениями бывшего министра с первым заместителем главного военного прокурора Владимиром Жербицким.

По словам парламентария, Луценко пытается забрать уголовное производство в отношении Клименко из управления специальных расследований и отдать в военную прокуратуру, которую глава ГПУ назвал наиболее боеспособным структурным подразделением ведомства. В свою очередь, Лещенко настаивает, что Жербицкий якобы находится в приятельских отношениях с Клименко, а потому не может обеспечить непредвзятое расследование этого дела. Сам экс-министр доходов и сборов уверяет, что его дело стало разменной монетой в борьбе двух конкурирующих кланов ГПУ: лицом первого выступает Горбатюк, а говорящей головой – Лещенко; противостоит им военная прокуратура в лице зама главы ГПУ Анатолия Матиоса и его 1-го зама Жербицкого.

И вот теперь другой нардеп – Егор Соболев выступает с собственным посланием, из которого следует, что в прокуратуре одни коррупционеры, и только Горбатюк ни в чем не замешан. Вряд ли все это может быть совпадением, а, скорее, является очередным этапом борьбы за власть внутри ГПУ.

Очевидно, что сам Соболев решает, при этом, следующие задачи:

- лишний раз «пиариться» на популярной теме «вороватых прокуроров»;

- помогает «друзьям» в лице Горбатюка;

- прикрывается сам от вполне обоснованных обвинений в несовершенстве его детища - Закона «О люстрации».

Исходя из изложенного выше, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- почему нардеп Егор Соболев имеет претензии почти ко всем следователям, которые занимаются делами соратников экс-президента Виктора Януковича, кроме их непосредственного руководителя - Сергея Горбатюка?

- к кому должен предъявлять претензии Соболев за то, что ряд высокопоставленных прокуроров избежали люстрации через суды, воспользовавшись «дырами» в его же законе «О люстрации»?

- почему отправляя информацию в ГПУ, Соболев даже не удосужился проверить ее актуальность и узнать, что никакой «Печерской районной прокуратуры» уже не существует?

comments powered by Disqus
TOP