ТРАДИЦИИ «ТЕНЕВЫХ ПРОКУРАТУР» ОТ ПШОНКИ ДО ЛУЦЕНКО

16:20, 01.06.2016
  • 6736
  • 0
  • 0

Со времён Генпрокурорства Виктора Пшонки «хорошим тоном» стало создание в прокуратуре неформальных структур, призванных выполнять «грязную работу» для влиятельных людей

Система, которая предполагала выделение разнообразного нелегального бизнеса в отдельную «юрисдикцию» под руководством особо доверенных лиц (детей, родственников, кумовей) практиковалась «донецкими» давно и небезуспешно. Достаточно вспомнить бизнес-империю Александра Януковича, известного в народе как «Саша-стоматолог», а также его «зиц-председателя» Сергея Курченко.

Не удивительно, что кум Януковича Виктор Пшонка после своего назначения Генпрокурором также использовал данную «патентованную» схему, чтобы правильно организовать работу «надзорного ведомства». В то время, как сам Генеральный формально занимался исключительно выполнением собственных законных полномочий, его сын – Артем, находящийся на тот момент в статусе нардепа, осуществлял неформальное руководство прокуратурой. Сфера интересов «краматорского вундеркинда» была широкой: от продажи административных должностей в прокуратуре до «крышевания» бизнеса, а также его сравнительно честного отъема.

«Сказка» закончилась с известными событиями конца 2013-2014 года, после которых семейство Пшонок было вынуждено покинуть страну. Однако идея с «теневой прокуратурой» оказалась настолько удачной, что её в том или ином виде возрождали и в «обновленной прокуратуре». Причем, кадры из офиса Артема Пшонки на Гончара также быстро нашли себя в новых реалиях. В частности, прокурор Виталий Опанасенко смог даже прослыть «младореформатором».

Во время прокурорства Виктора Шокина «теневая прокуратура» реинкарнировала в нескольких «ипостасях». В качестве таковой мы можем назвать группировку Василия Черникова, занимавшего не самый высокий пост в ГПУ, однако, благодаря личным связям с Шокиным, контролировавшим назначения в областях. Эта ОПГ, как показывают недавние события, отвечала за сбор дани с местных прокуратур, которые, в свою очередь, зарабатывали на закрытии уголовных дел.

Отдельная тема – «теневая прокуратура», подчиненная нардепу Александру Грановскому. Он курирует от имени Администрации Президента все «правоохранительные органы» (от институтов Минюста, осуществляющих экспертизы, и до судов). В прокуратуре Грановскому неформально подчинялся специально созданный департамент по расследованию и надзору в уголовных процессах в сфере государственной службы и собственности. В частности, он был замечен в выполнении многочисленных «заказов» ближайшего окружения президента.

Теневая прокуратура Пшонки

Известно, что теневой прокуратурой во времена Виктора Януковича управлял сын генпрокурора Виктора Пшонки Артем. Эта «подпольная ГПУ» зарабатывала миллиарды.

Здание, в котором еще совсем недавно находилась теневая Генпрокуратура, расположено на улице Олеся Гончара, 35. В одном из офисов этого огромного бизнес-центра, зарегистрированного на дочь Игоря Суркиса, все еще красуется вывеска общественной приемной народного депутата Артема Пшонки. Все ключевые решения по кадровым назначениям в системе прокуратуры, «наездах» на бизнесменов, а также возбуждениям и прекращениям нужных уголовных дел, принимались именно здесь.

По информации журналиста Владимира Бойко, в подвале офиса было обустроено хранилище, где Пшонка-младший якобы держал наличные и золото в слитках. В то время, когда милиция с самообороной майдана обыскала этот офис, подвал почему-то остался без внимания. Этим, по словам Бойко, воспользовалась одна из сотрудниц Пшонки, у которой был ключ от хранилища. Договорившись с инкассаторами, она буквально из-под носа милиции увела 60 млн грн и несколько десятков золотых слитков.

Как пишет Бойко, эта история всплыла из-за жадности руководителя теневой фирмы ГПУ. Оказалось, что за спасенные богатства рисковая женщина попросила у своего шефа премию, но получила отказ.

В то же время, как рассказал один из парламентских друзей Пшонки-младшего, пожелавший остаться инкогнито, сын генпрокурора и руководитель «теневой фирмы ГПУ» мог потратить на туристический тур 300 тыс. евро и хвастался, что для него миллиард наличными - вообще ничто.

Сейчас следствие проверяет версию и о том, что руководящие должности в прокуратуре могли раздавать не только по принципу лояльности. «Жирные» места якобы можно было купить: за 50 тысяч долларов – кресло следователя районной прокуратуры Киева, за 2 миллиона долларов – областного прокурора.

Самой дорогой коррупционной сделкой, по имеющейся у следствия информации, оказалась покупка должности прокурора Одесской области за 7 миллионов долларов.

Впрочем, тайный офис на Гончара зарабатывал не только на назначениях прокуроров. Предприимчивые дельцы, говорят сыщики ГПУ, получали деньги и за избавление от неугодных.

По самым скромным подсчетам, «теневая прокуратура» Пшонки-младшего за три года заработала около 5-7 млрд долларов.

О существовании тайной ГПУ было известно лишь очень узкому кругу людей, в который входили ключевые политики, бизнесмены, адвокаты и прокуроры страны. Знал об этом и бывший первый заместитель генпрокурора Ренат Кузьмин, в чем и признался журналистам. В частности, он рассказал, что «офис на Гончара, 35» действительно влиял на работу органов прокуратуры. Впрочем, как именно – Кузьмин не уточнил.

Практически все главы областных прокуратур и прокуроры Киева, за исключением 4-5 руководителей, были назначены через сына экс-главы ГПУ. Так, заместителем генпрокурора, курирующего силовые ведомства, работал давний друг и кум Пшонки-младшего Роман Андреев. Другой заместитель, Виталий Белоус, в конце 90-х трудился вместе с Артемом Пшонкой в Краматорской прокуратуре. А Наталья Марчук, до того, как возглавить прокуратуру Днепропетровской области, работала прокурором Горловки, где первым ее замом был все тот же Артем Пшонка.

Показательно, что огромное влияние у Пшонки-младшего было не только в системе прокуратуры. Преданных людей сын генпрокурора умудрялся расставлять и на ключевые должности в государственных нефтегазовых и энергетических компаниях. Благодаря этому секретной ГПУ удавалось контролировать финансовые потоки и госзакупки «Укрзализныци», «Укртрансгаза», «Укргазвидобування».

Без пристального внимания теневой ГПУ не остался и бизнес. За три года работы данной структуры схема заработка на предпринимателях была доведена до автоматизма. На первых порах собственнику приглянувшейся компании за деньги предлагали прокурорскую «крышу», и если бизнесмен соглашался, его оставляли в покое. В противном случае с помощью прокурорских проверок бизнес отбирали. И лишь некоторым предпринимателям, согласившимся уступить минимум 50% своих активов компаниям, связанным с сыном экс-генпрокурора, часть бизнеса удавалось спасти.

Одной из жертв данной схемы стал николаевский миллионер Аркадий Корнацкий, у которого умельцы теневой ГПУ пытались отобрать 16 тыс. га земли. По его словам, к нему пришел некий Олег Жигир, представился кумом Артема Пшонки и предложил для «Агрофирмы Корнацких» покровительство правоохранителей. Когда же тот отказался, против него по указке прокуратуры были брошены силы контролирующих и инспектирующих органов.

В офисе на Гончара не брезговали и весьма специфическим коррупционным заработком – сперва создавали для бизнесменов проблемы в виде прокурорских проверок, а затем, как ни в чем не бывало, предлагали их решить. Разумеется, за определенную плату. Среди «клиентов» оказалась Никопольская птицефабрика, работа которой в 2013 году была заблокирована многочисленными прокурорскими проверками. После этого руководству фабрики озвучили сумму для избавления от головной боли – $1 млн. Деньги были уплачены, проверки тут же прекратились, а уголовные дела закрыли.

Еще одним источником дохода теневой ГПУ был подпольный игорный бизнес. Только в Киеве работало несколько десятков подпольных казино. За собственную безопасность все они якобы ежемесячно отстегивали до полумиллиона долларов. А вот владельцы обычных игральных автоматов, работающих под видом интернет-кафе и лотерейных клубов, за беспрепятственную деятельность раскошеливались на $800-$1000 в месяц за один терминал.

Команда Пшонки также прикрывала от контролирующих и правоохранительных органов компании, возводившие жилые дома в Киеве якобы без отвода земли и прочих разрешительных документов. В материалах дела фигурируют десятки действующих и строящихся в Киеве жилищных комплексов, среди которых в прокуратуре называют «Жемчужина Троещины», «Сосновый бор», «Мега Сити».

Характерно, что уже после «падения» клана Пшонок, указанные выше стройки были остановлены в 2015 году как незаконные.

«Птенцы гнезда Пшонки»

Впрочем, после ухода руководства «тайной прокуратуры» как из ГПУ, так, в общем, и из страны, их подчиненные, в основном, продолжили свои успешные карьеры в различных «правоохранительных органах».

Интересна в этом контексте история прокурора Виталия Опанасенко.

После прихода в ГПУ Давида Сакварелидзе, он стал сотрудником команды «младореформаторов». Хотя ранее он участвовал в работе «теневого офиса» ведомства бывшего нардепа Артема Пшонки. В частности, при «грузинах» он был заместителем начальника отдела процессуального руководства в уголовных производствах относительно работников прокуратуры.

По информации нардепа Евгения Дейдея, в недалеком прошлом Опанасенко работал от Артема Пшонки, все в том же офисе на ул. Гончара, где проводил половину рабочего времени. Непосредственно он «замыкался» на Максима Могильницкого (бывший зампрокурора Киева, который был «смотрящим» от Артема Пшонки). После победы Майдана Опанасенко перевелся в Генеральную, и стал «бороться с коррупцией».

О «художествах» Опанасенко после того, как он стал «реформатором», уже неоднократно писала «Прокурорская правда». В частности, он особенно выделялся любовью к «красивой жизни», а потому, коллекционировал ювелирные изделия. В конечном счете, Опанасенко стал жертвой разборок «шокинских» и «грузинских», очевидно, в этот раз прогадав с теми, на кого было нужно ставить.

Упомянутый выше офис на Гончара бал некогда рабочим местом и Владимира Рыбачука - ныне занимающим руководящую должность СБУ. Это имя и ранее всплывало в новостных лентах и связано оно было с громкими делами того же «офиса имени Пшонки», в 2011-2013 фигурировавшего в делах: о попытке присвоения зерноперерабатывающего терминала - части морского порта г. Херсон; завладения участками Никитского ботанического сада; присвоения имущества ресторанов «Мак Чикен», TOB «Агрофирма Корнацких», ГП «Национальная атомная энергогенерирующая компания» Энергоатом» и многих других.

Иными словами, Рыбачук ранее занимался деятельностью, принуждавшей владельцев крупных и мелких компаний к отчуждению своей собственности в пользу третьих лиц, инициацией прекращения или открытия уголовных производств, всевозможных проверок и других действий, которые формулировались как «превышение полномочий».

Владимиру Рыбачуку уже не раз предъявлялись неофициальные обвинения в проведении нужных лиц на судейские посты, как за материальные выгоды, так и для обеспечения контроля над судебными процессами. Так же присутствуют факты содействия Рыбачука судьям, попавшимся на нарушении закона и правил ведения судебных разбирательств, таких как принятия полученных незаконным образом улик или недоказанных сведений.

Еще некоторые фамилии всплыли во время прошлогоднего конкурса в «Антикоррупционную прокуратуру», о чем тогда писала «Прокурорская правда».

Одним из кандидатов на должность руководителя Антикоррупционной прокуратуры тогда была старший помощник заместителя главы ГПУ Наталья Бабенко, которая ранее работала помощницей Романа Андреева, бывшего зама генпрокурора Виктора Пшонки. Данные факты из своей биографии сообщила сама Бабенко во время собеседования с конкурсной комиссией.

В частности, с октября 2013 по июль 2014 года Бабенко работала сначала старшим прокурором отдела обеспечения деятельности руководства ГПУ, а 18 июля 2014 года была назначена старшим помощником заместителя генпрокурора. Бывший руководитель Бабенко - Роман Андреев в октябре 2013 года был назначен заместителем Пшонки. По сообщениям СМИ, именно он якобы курировал работу «теневой прокуратуры» сына экс-главы ГПУ Артема Пшонки.

Вася «Ягодка» и его «богатыри»

Подобно всем уважающим себя «Генеральным», Виктор Шокин тоже не мог не создать в ГПУ теневую структуру, которая бы руководила важными и доходными направлениями. Курировать ее он поручил своему давнишнему другу - Василию Черникову.

Уроженец села Хорлы Херсонской области, Василий Черников начинал работу в прокуратуре Херсонщины следователем, затем сделал стремительную карьеру в ГПУ и «дорос» там до поста первого заместителя начальника Главного следственного управления - начальника управления по расследованию уголовных дел следственными органами прокуратуры.

«Прокурорская правда» уже писала, что весь период работы на Херсонщине Черникова в должности облпрокурора связан с наиболее крупными земельными скандалами и произволом ОПГ, к деятельности которой он был причастен. С оппонентами поступали просто – фабриковали дела и убирали их с пути, открывая уголовные дела.

«Крышуя» «автобусного рейдера» № 1 в Украине Владислава Дрегера, «Ягодка» получал ежемесячно 10 миллионов гривен отката.

После назначения Генеральным прокурором Виктора Шокина, Черников получил заметное влияние на назначения в прокуратурах областного уровня. Фактически, многие кадровые вопросы решались именно через это «доверенное лицо» Шокина.

Например, Сергей Попов, долго трудившийся заместителем прокурора Херсонской области, получил назначение прокурором в область Полтавскую. И до сих пор занимает этот пост.

Первым делом, он, по заведенной традиции, начал подтягивать своих людей. Например, приказом генерального прокурора Виктора Шокина от 13 октября, заместителем прокурора Полтавской области назначен Валерий Хараим. Последний является относительно новым лицом для прокурорского ведомства - в 2013 он работал на руководящих постах в структуре управления внутренней безопасности Херсонского облуправления Министерства доходов и сборов, где прославился «крышеванием» обналички.

В контексте «крышевания» конвертационных центров интересна другая, не менее знаковая фигура из числа «херсонских» - Анатолий Корж, назначенный 7 мая 2015 заместителем прокурора Киева, который остается на этом посту по сей день.

Через экс-прокурора Херсонской области  Андрея Кузьменко со всей указанной выше компанией связан и нынешний прокурор Днепропетровской области Виктор Матвийчук - известная в прокурорских кругах личность. Он сделал неплохую карьеру в прокуратуре Херсонщины, вплоть до должности первого зама прокурора. В марте 2014 года пытался скрыться от люстрации в областном СБУ, но был уволен через месяц. Впрочем, после года «простоя», он снова оказался в прокуратуре и даже с «повышением».

В целом, в ГПУ сформировалась целая группировка «херсонских», «щупальца» которой вышли далеко за пределы надзорного ведомства.

«Прокурорская правда» писала, что одним из самых доходных направлений для «херсонских» было крышевание автобусных перевозок все того же Дрегера, которые осуществлялись, в том числе, и на неподконтрольную Украине территорию Донбасса.

Впрочем, всевластие Черникова держалось исключительно на его связях с экс-генпрокурором Виктором Шокиным. После ухода последнего из ведомства и «захода» Юрия Луценко, «Ягодка» оказался в числе первых кандидатур на вылет.

И сразу же зашаталась отлаженная система, о масштабах которой дает некое представление громкое «херсонское дело» мая 2016 года, когда задержанным при передаче части взятки в размере 25 тысяч долларов за закрытие ряда уголовных производств оказался прокурор Херсонской местной прокуратуры Денис Прохоренко. Карьера этого законника резко пошла вгору в середине 2000-х годов в период, когда кресло прокурора Херсонской области занимал все тот же Василий Черников.

И только последнего «попросили» из ГПУ - как Прохоренко задержали на получении взятки. Это позволяет небезосновательно предполагать, что именно «Вася-Ягодка» из ГПУ прикрывал незаконные действия Прохоренко, и, очевидно, не задаром.

Остается лишь гадать, сколько еще подобных «агентов» оставил Василий Черников на разных уровнях прокуратуры.

Нардепы и «Лысые птицы»

Как уверяет нардеп Сергей Лещенко, куратором Генеральной прокуратуры в окружении президента Петра Порошенко является нардеп Александр Грановский.

Также Грановский якобы занимается разными деликатными делами и поручениями во взаимодействии с Юрием Столярчуком, заместителем генерального прокурора.

Родился Александр Грановский в Киеве в 1979 году, окончил элитную языковую школу №86 на Круглоуниверситетской, потом изучал юриспруденцию в США и Израиле. А потом, вдруг, в 22 года становится управляющим торгово-развлекательного центра «Караван». Взлету, по некоторым данным, способствовала близость к небезызвестным Виктору Медведчуку и Григорию Суркису. Грановский был так же весьма тесно связан с когда-то дружной компанией киевских застройщиков Григорием Корогодским, Александром Меламудой, Олегом Крапивиной («Бакинский») и Валентином Исаком. 

С июня 2014 года - депутат Киевского городского совета, член Постоянной комиссии по вопросам бюджета и социально-экономического развития. С ноября 2014 года народный депутат Верховной Рады Украины VIII созыва. И тут, опять-таки, помогли связи. В частности, с ближайшим другом президента Петра Порошенко – Игорем Кононенко.

Благодаря подобным связям, Грановский, фактически, становится «смотрящим» за всеми правоохранителями.

Ранее Лещенко на своей странице в Facebook также отметил, что журналисту Дмитрию Гнапу удалось сделать фото, которое доказывает связь между «смотрящим» в ГПУ от Кононенко Александром Грановским и одиозным прокурором Лысенко из группировки «Лысые птицы». 

Лещенко утверждает, что Лысенко также является одним из «кураторов» «карманного» управления Генпрокуратуры «под Столярчуком».

Кроме того, по странному стечению обстоятельств, Лысенко трудился в прокуратуре Днепровского района, а в суде Днепровского района работает на «коротком поводке» судья Чаус, который арестовывал Корбана и снимал с розыска Юрия Иванющенко.

Нардеп также добавил, что с недавних пор Грановский стал главным юристом Банковой, перенимая на себя деликатные вопросы, которые раньше были в сфере ответственности зама главы АП Алексея Филатова.

По информации из источников в прокуратуре города Киева именно Александр Грановский способствовал тому, что подлежащий люстрации первый заместитель прокурора города Киева Олег Валендюк был назначен исполняющим обязанности прокурора города Киева, а о назначении нового прокурора на протяжении полутора лет даже не идет речи. Взамен за это прокуратура города Киева проявляет лояльность к интересам Александра Грановского. Именно сотрудников прокуратуры обвиняют в содействии Александру Грановскому в ситуации с ТРЦ SkyMall.

Лишь по чистой случайности были уволены прокурор прокуратуры Днепровского района города Киева Артем Тендитный и прокурор прокуратуры города Киева Сергей Лысенко после скандала с СМС - перепиской, которая доказывает о том, что прокуратура действует на стороне интересов Александра Грановского.

Журналисту удалось сфотографировать переписку прокурора Тендитного А.П. во время заседания в Днепровском райсуде. Из переписки ясно, что они решали, как будут расправляться с «неугодными им лицами».

Как видно на фотографии, переписка велась в закрытой группе «Лысые птицы» в Viber между между прокурором прокуратуры Днепровского района Киева Артемом Тендитным, старшим прокурором отдела процессуального руководства досудебным расследованием и поддержанием государственного обвинения прокуратуры Киева Сергеем Лысенко и прокурором прокуратуры Днепровского района Киева Денисом Соловьем.

При этом, сотрудник прокуратуры Днепровского района города Киева Антон Дрозд, причастный к скандальной СМС – переписке, продолжает работать и защищать интересы Александра Грановского в ТРЦ SkyMall и других вопросах.

Впрочем, и для Лысенко и Соловья все закончилось неплохо.

Как стало известно в мае 2016 года, окружной административный суд города Киева восстановил в должности скандальных прокуроров Днепровской прокуратуры

Информация об этом появилась в Едином реестре судебных решений 26.04.2015. Такое решение Суд (судья Келеберда В.И. и судья Ищук И.А.) мотивировал тем, что в момент увольнения прокуроры Лысенко и Дрозд находились «на больничном».

При этом в решении по делу Соловья, вынесенному судьей Ищуком, сказано, что «решение о привлечении к дисциплинарной ответственности недостаточно мотивировано и не соответствует степени тяжести проступка».

Кроме того, после решения судов первой инстанции ожидались апелляции от прокуратуры г. Киева и ГПУ. По делу Лысенко суд оставил апелляционную жалобу без движения. Это означает, что подготовлена она была изначально с такими недостатками, которые не позволили ее допускать к слушаниям в суде. В этом несложно обнаружить признаки умысла.

Защиту интересов Александра Грановского в деле ТРЦ SkyMall приписывают также заместителю начальника Главного следственного управления МВД Украины Григорию Мамке, который, по имеющейся информации, блокирует расследование уголовных производств, связанных с ТРЦ SkyMall. 25 декабря 2015 года губернатор Одесской области Михеил Саакашвили сообщил о том, что Григорий Мамка был уволен с занимаемой должности.

Впрочем, уже 7 апреля 2016 года Окружной административный суд Киева завершил рассмотрение дела по иску Григория Мамки, уволенного с должности заместителя начальника Главного следственного управления (ГСУ) - начальника управления Национальной полиции Украины.

Вновь о «кураторстве» Грановского над «правоохранителями» вспомнили после сюжета программы «Схемы», который появился в конце мая 2016 года.

В нем, были зафиксированы встречи Грановского с рядом должностных лиц в киевском ресторане «Инк».

В частности, это директор Киевского института судебных экспертиз при Минюсте Александр Рувин, а также Председатель Окружного административного суда г. Киева Павел Вовк.

Подобные «неформальные» встречи подтверждают имидж «куратора Грановского».

По сообщениям журналиста Натальи Седлецкой, Грановский пытался запретить публикацию информации о своих «неофициальных встречах».

«Департамент Кононенко-Грановского»

Однако наиболее известным эпизодом влияния Грановского на прокуратуру оказалась история с деятельностью департамента по расследованию и надзору в уголовных процессах в сфере государственной службы и собственности, который был создан решением Виктора Шокина 5 февраля 2016 года, и сразу получил неформальное название «департамента Кононенко-Грановского». Мотивацию образования данного подразделения ранее уже подробно анализировала «Прокурорская правда».

Начальником департамента является Владимир Гуцуляк, а куратором (как отвечающий за все следствие) -заместитель генпрокурора Юрий Столярчук. До этого Столярчук работал первым заместителем начальника Главного следственного управления Генеральной прокуратуры Украины.

Департамент создавался изначально как самостоятельная единица, которую в срочном порядке разместили в отдельном здании в городе Киеве по адресу: улица Симона Петлюры, 7/9. Хотя формально данное подразделение ГПУ и не имело никакого особого статуса либо же «автономного положения» в структуре ведомства.

Тогда же журналист Юрий Бутусов выразил мнение, что решение о создании нового подразделения в ГПУ пролоббировал бизнес-партнер Кононенко, нардеп Александр Грановский. Дескать он, как организатор многих судебных процессов и расследований, убедился, что те сотрудники ГПУ, которые соглашаются выполнять приказы по политическим делам - малокомпетентные и неграмотные люди. Закрепить в суде их процессуальные решения крайне сложно, а обжаловать или отменить - наоборот легко. Потому он создал «под себя» частную прокуратуру, в которой будут трудиться наиболее квалифицированные сотрудники.

9 февраля руководителем Департамента госсобственности Виктор Шокин назначил Владимира Гуцуляка, который не смотря на свою молодость, успел стать одиозной фигурой даже по меркам отечественной прокуратуры. Ранее он зарабатывал, закрывая уголовные производства, обеспечивая возврат арестованного имущества. На должность заместителя Гуцуляка была назначена еще одна одиозная фигура – Дмитрий Сус, который расследовал резонансные дела по известной компанией «Укргазвидобування». Начальником управления в департаменте стала Ольга Варченко, ранее «прославившаяся» организацией «кидалова« с чужим автотранспортом.

Также «Прокурорская правда» рассказывала уже об истории, как сотрудники «департамента Грановского» Владимир Гуцуляк, Дмитрий Сус, Сергей Стороженко и Владимир Рыкун смогли избежать проверки на предмет коррупционных доходов, хотя и жили явно не по средствам. Также сотрудники департамента Александр Грицай и Денис Ковин были замешаны в скандалах с рукоприкладством и управлением автомобилем в нетрезвом виде соответственно, однако все этим «избранным прокурорам» сходило с рук.

Отдельно следует коснуться темы о причинах, почему этим «элитным прокурорам» все сходило с рук. Очевидно потому, что они выполняли самые ответственные поручения от самых влиятельных людей.

По словам Сергея Лещенко, в производстве указанного «карманного» департамента, всё дело в производстве указанного «карманного» департамента. В том числе, дело Виталия Касько, которое ведет заместитель руководителя этого департамента, Дмитрий Сус. Также в данном департаменте занимаются различными уголовными производствами, где присутствует деликатный интерес или президента или его окружения».

В марте 2016 года следователи департамента занялись «Центром противодействия коррупции» - грантоедской структурой, которая раннее выступала последовательным защитником стороны «младопрокуроров» Давида Сакварелидзе и Виталия Касько в их конфликте с Генпрокурором Виктором Шокиным, о чем, в частности, упоминал нардеп Сергей Лещенко.

Далее, уже в мае 2016 года департамент оказался втянут в новый скандал - обыски в Одесской областной администрации.

26 мая Следователи Генеральной прокуратуры и столичного управления СБУ проводили обыски в кабинете и доме помощника-советника губернатора Одесской области, бывшего генконсула Грузии Теймураза Нишнианидзе, а также по месту регистрации фонда «На благо Одессы».

Следственные действия проводились в рамках нескольких уголовных производств. Так, одно из них открыто по факту незаконного возмещения налога на добавленную стоимость должностным лицам Генерального консульства Грузии в 2012-2013 годах. Согласно материалам дела, дипломаты получили почти 20 миллионов гривен за якобы приобретенные в киевских магазинах брендовые вещи и одежду.

Как утверждает нардеп Сергей Лещенко, обысками занимался все тот же «Департамент Кононенко-Грановского».

Сам Губернатор Одесской области объявил обыски попыткой запугать и скомпрометировать его команду.

Впрочем, Генпрокурор Луценко в ответ возразил, что все следственные действия проводились законно.

Уже 30 мая во время своей пресс-конференции посвященной кадровым вопросам он сказал, что «сохранил» департамент по расследованию преступлений в отношении имущества и госслужбы, который называют департаментом «Кононенко-Грановского».

Луценко заявил, что департамент потерял свой «особый статус».

По словам Луценко, Департамент будет заниматься экономическими преступлениями, в том числе и действующих чиновников. Однако все же верится с трудом, что неформальные «кураторы» ведомства вот так вот мгновенно потеряют власть и влияние.

Кроме того, беглый экс-замгенпрокурора Ренат Кузьмин думает, что у Луценко нет иного пути, кроме повторения действий своих предшественников.

В частности, один из наиболее одиозных сотрудников в истории ГПУ считает, что Юрий Луценко сделает следующее:

1. Создаст офис по подобию печально известного офиса на Гончара, 35 (где, по слухам, находилась «теневая прокуратура» Артема Пшонки и принимались заказы на устранение путем открытия уголовных производств на конкурентов — Авт.).

2. Уволит всех неугодных прокуроров и тех, кто не сможет заплатить, чтобы остаться. На их места будут назначены «нужные» люди и те, кто заплатит за должность.

3. Активизирует старые, в т. ч. прекращенные уголовные дела в отношении представителей прежней власти и бизнесменов.

4. Януковича и бывших чиновников в очередной раз объявит врагами украинского народа. Под шум громких докладов об успехах будут тихо прекращены дела в отношении тех, кто сможет заплатить.

5. Вредителями и контрреволюционерами будут объявлены неугодные власти судьи. Будет объявлено об экстренной необходимости проведения судебной реформы и увольнения всех «неправильных» служителей Фемиды.

При этом Луценко не сказал, будет ли оставаться в составе департамента следователь Дмитрий Сус, который вел дела экс-заместителя Генпрокурора Касько.

P.S.  После выхода публикации на связь вышел Виталий Опанасенко, который высказал свою версию "причастности" к "офису Пшонки".

Он ссылается он на то, что работу в органах прокуратуры Украины начал в августе 2012 года, стажером. При этом, отвечал за надзор за законностью в сфере социальных выплат в прокуратуре Голосеевского района. В дальнейшем, с приходом нового прокурора Голосеевского района, он был переведен в следствие прокуратуры.

В ноябре 2013 он был откомандирован в следственную группу Следственного управления прокуратуры г. Киева, и только в 2015 году все же назначен прокурором в ГПУ, что подтверждается «объективкой» на сотрудника надзорного ведомства. Опанасенко считает, что у него, таким образом, не было ни влияния, ни веса в ГПУ, чтобы называть его «смотрящим» от Пшонки.

Кроме того, в своих обвинениях депутат Дейдей ссылается на некого Александра Пащенко, который утверждает, что Опанасенко «крышевал» его летнюю площадку. Однако «обвиняемый» называет все это клеветой, а аккаунт, с которого было сделано сообщение – фейковым.

В конечном счете, Опанасенко был уволен из ГПУ в апреле 2016 года, что стало закономерным итогом войны «клана Шокина» и «младореформаторов».

Исходя из изложенного выше, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- что поменялось в прокуратуре со времен Пшонки, если теперь работает не одна «теневая прокуратура», а несколько?

- как мог Юрий Луценко «забрать» у Грановского департамент ГПУ, который формально ему никогда и не подчинялся, и как мог лишить это подразделение Генпрокуратуры «особого статуса», если этого статуса никогда и не было?

- сколько по местным прокуратурам рассадил своих людей «куратор» Василий Черников, и сколько они ему засылали «доли» от закрытия уголовных дел?

comments powered by Disqus
TOP