УБИЙСТВЕННАЯ БЕЗЫСХОДНОСТЬ

16:02, 17.09.2014
  • 1249
  • 0
  • 0

В Кировограде в воинской части погиб военнослужащий 42-го батальона территориальной обороны, который заявлял, что его хотят отправить в зону АТО до завершения курса подготовки. Версия прокуратуры совсем иная: солдат был психически болен и сам выпрыгнул с окна. Что творится в нашей армии и почему прокуроры наделены широкими правами сами решать, какая из версий будет правильной?

Он просто не хотел ехать на войну раньше срока

Большинство СМИ  ссылаются на  родственников погибшего. Мол,  ещё 9 сентября Виталий Дмитренко выходил на связь со своей матерью и сообщил ей , что «его сейчас будут убивать». После этого она услышала в телефон, как неизвестные начали угрожать убить ее сына и всю его семью. «Также был слышен шум, как там кричали «хватайте его за шею». Был шум и какой-то хлопок, а потом сказали: «Убирайте следы преступления». после этого связь оборвалась», - рассказывает его брат Владислав.

Также по его словам, Виталий рассказывал по телефону, что его хотели раньше, чем было запланировано, отправить в зону АТО, хотя бойцы еще не прошли курса учений.

Родственники написали заявление в милицию по месту жительства, а также в военную прокуратуру.

Прибыв в Кировоград, Владислав Дмитренко  получил выписку, что уголовное производство открыто, а также справку о смерти брата, в которой было написано «падение с здания». Первичная экспертиза установила ушиб головного мозга, перелом костей основания и свода черепа.

Военный прокурор в Кировограде Андрей Великсар сразу после сучившегося заявил,  что начато производство по части первой статьи 115 УК Украины, а кировоградская милиция проводит следственные действия и допрос свидетелей.

Нет, всё было не так.  Версия военной прокуратуры поменялась.

Тот же военный прокурор Андрей Великсар вскоре заявил, что Виталий Дмитренко покончил жизнь самоубийством. Описывает эту ситуацию он так: он сидел на подоконнике у открытого окна, разговаривал с мамой, попрощался. Его пытался удержать психолог (там уже был психолог?), но он всё равно встал и выскочил в окно.

В итоге, по версии военпрокурора, солдат выпал из ока второго этажа (7-8 метров).

«К нему никто не прикасался потому, что прикасаться было опасно, ведь боялись, что он выпадет» - подчеркнул Великсар.

Более того, оказывается, солдат Дмитренко был психически больным. Однако на вопрос журналистов, как тогда больной человек оказался в воинской части, прокурор ответил, что «данные вопросы будут расследоваться в военкоматах Полтавской области, откуда родом и откуда призывался».

Военный прокурор рассказал, что сначала Виталия Дмитренко направили в кировоградскую воинскую часть спецназа, но туда его не взяли из-за несоответствия «морально-психологическим» качествам и он ушёл в батальон территориальной обороны.

В попытках отделить зерна от плевел

Конечно же, большинство поверит в версию родственников, особенно учитывая ситуацию в армии и всю ту подноготную военной сферы, которая тщательно скрывается полковниками.

ЧП в частях происходят по неизвестным причинам довольно часто, но ещё чаще окончательной версией следствия всё же становится именно самоубийство. Так было в воинской части в Дрогобыче на Львовщине, где нашли тело 19 летнего солдата-контрактника. Пресс-служба прокуратуры Западного региона тогда рассказывала, что рядом с погибшим был автомат, а нашёл его сослуживец. 

А недавно зоне АТО пытались застрелиться два солдата 22-го территориального батальона, харьковчане. Одного удалось спасти, второго - нет.

Страшно слышать и от бойцов 55- бригады с Запорожья, когда они говорят , что с такой техникой, которую им дают и с тем оружием, что у них есть, ехать в зону АТО просто нельзя, потому как это самоубийство, а они- пушечное мясо.

Сразу представляется картина, как разуверенный в боеспособности армии и возможности себя защитить перед лицом смерти солдат стреляет в себя или прыгает с окна второго этажа…

И пусть он психически болен (если это соответствует действительности), наверняка об этом знали, ибо, начиная с первой волны мобилизации, число желающих защищать кордоны государства только уменьшалось. По словам одного военкома, чтобы собрать 20 человек, нужно было оповестить как минимум полтысячи мужчин. Поэтому, оно и не удивительно, что случаю, когда получивший повестку решил покончить жизнь самоубийством, как-то особо не придали широкой огласки.

Об учениях. Не давать возможность служащему обучиться и сразу «тащить» его в бой – вершина иррационального. Пусть  даже это выглядит убого: на новом танке водитель проездит 5 км по полю, «артиллерист» сделает 3 выстрела, так и не попав в мишень. Выстрелы же дорогие -  за несколько их государство заплатило 50 грн. При этом,  связь между подразделениями происходит по мобильным телефонам, когда на поле боя ее должны обеспечить специальные станции, которым по 50 лет. Но не суть, учитесь выживать  и при таких условиях.

Право отказаться  и кто вершит их судьбы

В Украине более 10 млн. мужчин в возрасте от 20 до 50 лет. Из этих 10 млн. мобилизовать планировалось только 30 тыс. лучших из лучших, то есть, каждого трехсотого. На практике военкоматы хватали первых попавшихся, кто формально подходил под «запросы» армии. На реальное состояние здоровья, семейное положение, желание служить в армии, психологическое состояние, не говоря уже о профессиональной пригодности – не обращали внимания. Есть запись в билете – ты принят.

Приняли, солдат увидел «реальность» и просто «потерялся», даже самый здоровый из всех. Плюс, нормального человеческого отношения к себе тоже не получил, ведь большая часть добровольцев, которые попали в реальную армию, чувствуют себя далеко не героями. Красочный момент - когда солдатам запрещали покидать части или полевые лагеря, но при этом ничему не учили, а просто держали взаперти, без суда, следствия и возможности апелляции. А ежели кто покинул – перешёл  значит  на сторону террористов.

А новая власть ещё и «подлила масла в огонь», ведь в силу вступил закон, который позволяет прокурорам в зоне АТО выбирать для подозреваемых в терроризме меру пресечения в виде содержания под стражей на срок до 30 суток. По сути- это подмена судей представителями органа обвинения. Зато парламентарии, которые «оправдали» надежду  после «майдана» , говорят, что закон позволит спасти жизни солдат.

Теперь прокуроры смогут решать вопросы по рассмотрению ходатайства о временном доступе к вещам и документам, давать разрешение на обыск жилья и на проведение негласных следственных действий. То есть решение суда уже не в счет.

Член правления Украинского Хельсинского союза по правам человека Владимир Яворский отметил, что наделение прокуроров такими широкими функциями противоречит Конституции, Конвенции о защите прав человека и основных свобод, грубо нарушает стандарты прав человека и являются недопустимым в демократичной стране.

Но разве это кого-то волнует, когда в стране война, в которой гибнут её защитники из-за ряда причин, упомянутых выше. Но, почему-то, чем больше невыясненных случаев гибели солдат, тем шире становятся полномочия прокуроров..

А потому, у «Прокурорской правды» возникают такие вопросы:

-  почему военный прокурор Андрей Великсар вдруг резко поменял  версию гибели Виталия Дмитренко?

- в какой именно из своих долгих ящиков Генпрокуратура будет откладывать дела  «самоубийств» в украинской армии?

- почему прокуроров наделяют широкими правами решать судьбы солдат, вместо того, чтобы лоббировать вместе с Минобороной должное обеспечение всем необходим нашей армии, для того, чтобы наши ребята всё-таки оставались живы?

 

comments powered by Disqus
TOP