УГРОЗЫ И РИСКИ ДЛЯ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ В РЕЗУЛЬТАТЕ РЕАЛИЗАЦИИ «СУДЕБНОЙ РЕФОРМЫ»: МНЕНИЯ СПЕЦИАЛИСТОВ

18:00, 01.02.2016
  • 2577
  • 83
  • 0

30 октября 2015 года Президент Петр Порошенко внес в Верховную Раду проект изменений в Конституцию, которые касались правосудия. «Прокурорская правда» уже освещала содержание данного законопроекта.

Предложенные президентом нормы критиковали за нечеткость формулировок; утверждение монополии адвокатов на осуществление защиты в суде; усиление зависимости судей от исполнительной власти при параллельном формировании закрытой «судейской касты» и условия для чего создает новый орган - «Высший совет правосудия». Впрочем, обилие критики не помешало Верховной Раде принять изменения в первом чтении и направить их в Конституционный Суд.

Высший орган конституционной юрисдикции уже 18 января признал предложенный законопроект об изменениях в Конституцию не противоречащим статьям 157 и 158 Основного Закона. Таким образом, оставалось сделать лишь один шаг – утвердить изменения в парламенте конституционным большинством в 300 депутатов. Однако, не дожидаясь голосования, Президент отозвал собственный законопроект, что было объяснено необходимостью изъятия нормы, согласно которой парламент лишается права выражать недоверие Генеральному прокурору.

Параллельно с этим резонанс вызвал тот факт, что 10 судей Конституционного Суда из 13, которые рассматривали законопроект об изменениях Конституции, выразили особые мнения по данному документу, многие из которых содержат серьёзную критику.

Процесс изменения Конституции оказался запущен «по второму кругу». Парламент рассмотрел и принял в первом чтении новую редакцию изменений в Основной Закон 28 января, после чего Конституционный Суд оперативно начал его рассмотрение, и уже 1 февраля «дал добро» на изменение Конституции парламентом.

Представители президентской партии «Блок Петра Порошенко» в парламенте надеются, что уже на новой сессии парламента «реформа судоустройства» будет утверждена окончательно, однако количество критических замечаний по отношению к этому документу не только не уменьшается, но и возрастает.

Что стоит за «перезагрузкой» реформы?

В конце января 2016 года с легкой руки Президента начался своеобразный «перезапуск» конституционного процесса в вопросе т.наз. «судебной реформы».

Президентом был внесен в парламент доработанный проект изменений в Конституцию Украины в части правосудия, оставляющий за парламентом право выражать недоверие генеральному прокурору и отправлять его в отставку. Как пишет Интерфакс-Украина, на сайте Верховной Рады на странице ранее внесенного соответствующего законопроекта №3524 появился его доработанный вариант, датированный 26 января.

Согласно изменениям по сравнению с «оригинальной редакцией» уже проголосованных правок, в п.25 ст.85 Конституции возвращена норма, согласно которой «к полномочиям Верховной Рады Украины отнесено предоставление согласия на назначение на должность и освобождение от должности президентом Украины Генерального прокурора; высказывание недоверия Генеральному прокурору, которое имеет следствием его отставку с должности».

27 января законопроект был направлен на рассмотрение профильному комитету парламента. И уже 28 января Верховная Рада направила в Конституционный суд обновленный законопроект об изменениях в Основной закон (в части правосудия). Решение поддержали 232 депутата.

На еще один важный момент, связанный с предложенными президентом изменениями по увольнению Генпрокурора, указал юрист Андрей Портнов на своей страничке в сети facebook.

Во-первых, новый законопроект обязывает парламент начать всю конституционную процедуру заново, включая необходимость получения нового вывода Конституционного суда и нового голосования за направление в КС, что повлечёт за собой большие бюрократические и временные издержки. А во-вторых, право парламента увольнять Генерального прокурора Украины прямо противоречит выводам Венецианской комиссии.

Необходимо отметить, что президентский проект изменения в Конституцию прошел в январе через целую череду «одобрямсов», в которых различные инстанции спешили одобрить конституционные изменения и высказать свою лояльность по отношению к главе государства.

В частности, Высшая квалификационная комиссия судей Украины (ВККСУ) поддержала проект изменений в Конституцию. Об этом заявил председатель ВККСУ Сергей Козьяков при рассмотрении Конституционным судом проекта изменений в Конституцию,  передает РБК-Украина.

Он отметил, что данный законопроект соответствует международным правовым документам.   

Также Комитет по вопросам правовой политики и правосудия рекомендовал ВР поддержать законопроект Президента Украины о внесении изменений в Конституцию в части правосудия. Об этом журналистам в кулуарах ВР сказал глава комитета ВР по вопросам правовой политики и правосудия Руслан Князевич. По его словам, было несколько заседаний комитета, на которых рассматривался, в том числе, и законопроект, предложенный Президентом. За такое решение проголосовали 12 членов комитета, 5 высказались против.

Мнения экспертов

Впрочем, предлагаемые изменения в Конституцию вызвали крайне неоднозначную реакцию в экспертном сообществе.

Бывший депутат Верховной Рады 7-го созыва, один из представителей Украины в Европейской комиссии «За демократию через право» («Венецианская комиссия») Владимир Пилипенко в комментарии для «Украинских новостей» заявил, что основным недостатком инициируемой властью судебной реформы и проекта изменений в Конституцию в части правосудия является сохранение влияния Президента на судебную власть.

Он отмечает, что создание, реорганизацию и ликвидацию судов до 31 декабря 2017 года будет осуществлять Президент самостоятельно. Таким образом, влияние Главы государства, в случае принятия предложенных изменений, существенно увеличится и может привести к тому, что механизм «создание-ликвидация судов» будет использоваться для борьбы с «невыгодными» судьями.

Также по его словам, еще одним недостатком является и то, что Верховная Рада отстраняется от процесса назначения судей на должности, а Президент - нет. Он отметил, что Президент может влиять на процесс назначения судей, к примеру, в течение длительного периода времени не издавать указ о назначении того или иного человека, предложенного Высшим советом правосудия на должность судьи.

Кроме того, изменения коснутся и адвокатуры, в частности, человек, семья которого имеет более или менее средний доход, не будет иметь права на бесплатную правовую помощь, а стоимость адвокатских услуг, как правило, является слишком высокой для семейного бюджета этой категории лиц.

Преимуществами законопроекта Пилипенко считает отмену испытательного 5-летнего срока для судей, что должно способствовать их независимости. Также среди преимуществ реформы он назвал лишение Рады права назначать судей бессрочно, увольнять их с должностей, а также предоставлять согласие на их арест и задержание.

Жестко раскритиковал «судебную реформу» от Порошенко (вместе с прочими изменениями в Конституцию) и экс-судья Конституционного Суда и экс-нардеп Виктор Шишкин.

В частности, он не видит в проектах изменений никаких реформ, ибо переименование Верховного Суда так же как и «перебрасывание» прокуратуры из одного раздела Конституции в другой, реформой не является. Ведь присутствующие сейчас в ст. 121 полномочия прокуратуры в новых нормах просто пересказываются иными словами.

По мнению Шишкина, реформа не решает проблемы непосредственно правосудия, поскольку проблемы судебной власти в ее носителях, то есть, в судейском корпусе. Ключевой вопрос - как  очистить судейский корпус, но для этого вовсе не нужны конституционные изменения. В соответствующих законах должны быть прописаны технологические нюансы: как формировать комиссию, которая будет судом над судьями, какие требования надо ставить судьям, кроме общих.

Позиция судей Конституционного Суда

Особенность данного законопроекта по изменениям в Конституцию заключается в том, что он, с одной стороны, был поддержан и признан соответствующим положениям Основного Закона решением Конституционного Суда, но с другой - из 13 судей, которые принимали решение, 10 добавили к нему свои собственные «особые мнения».

Наиболее разгромным оказалось мнение судьи Николая Мельника. Он считает, что:

- часть положений предлагаемой судебной реформы ограничивают права и свободы граждан. Изменения Конституции приведут к перераспределениям полномочий в пользу президента Украины за счет судебной власти. Это ставит под угрозу сам государственный строй, где четко должно быть предусмотрено разделение ветвей власти;

- предложенной системе судоустройства Украины не хватает четкости и конкретности формулировок;

- ограничение иммунитета судей, которое может влиять на их независимость в принятии решений. Согласно предлагаемой редакции Основного Закона, судья может быть без согласия Высшего совета правосудия взят под стражу в случае задержания «во время или сразу же после совершения тяжкого или особо тяжкого преступления». Однако, согласно Уголовному кодексу Украины тяжким преступлением является вынесение судьей заведомо неправосудного решения, что делает возможным задержание судьи правоохранительными органами по собственному усмотрению.

Судья Александр Касмин указывает на следующие проблемы:

- опасность в ограничении иммунитета судей. Речь в данном случае должна идти не о любом «тяжком или особо тяжком» преступлении, а о преступлении против жизни и здоровья человека, иначе это создаст условия для задержания судей в самых различных ситуациях;

- необходимость четкого определения полномочий Высшего совета правосудия в самом Основном Законе;

- оценка соответствия судей занимаемой должности с последующим увольнением тех, кто не прошел аттестацию, что создает новые основания для увольнения судей, хотя исчерпывающий их перечень должен быть прописан непосредственно в соответствующем разделе Основного Закона, а не в переходных положениях.

Судья Александр Литвинов подчеркивает следующие потенциальные риски:

- отсутствие в Конституции исчерпывающего перечня полномочий Высшего совета правосудия и невозможность внесения норм о каком-то «оценивании квалификации судей»;

- нечеткость освещения вопроса, является ли назначение судей президентом по представлению Высшего совета правосудия правом, или же обязанностью Главы государства. Возникает необходимость указать то, что рекомендация Высшего совета правосудия является обязательной, а также прописать порядок назначения судей, если президент в течение определенного срока не осуществит его согласно полученному представлению;

- лишение Конституционного Суда права официального толкования законов, поскольку, тем самым, суд лишается и права определения конституционности законов, ведь нельзя определить соответствие закона нормам Конституции, не истолковав его предварительно;

- введение нового этапа объявления референдума по народной инициативе (получение вывода Конституционного Суда о конституционности вносимых вопросов), что требует уточнения процедурных моментов объявления референдума, а также указания срока действия вывода КС, чтобы не допустить затягивания народного волеизъявления;

- возможность Конституционного Суда «отложить» объявления той или иной нормы неконституционной, поскольку это негативно отражается на возможности граждан использовать решение КС для реализации своих прав в суде.

Судья Игорь Слиденко считает, что вывод Конституционного Суда содержит в себе некоторые недостатки:

- методологически неверный подход к предложенным изменениям, которые оценивались формально, а не на основе их сопоставления с обеспечением прав и свобод человека;

 - формально-абстрактные выводы, лишенные логической связи и недостаточно аргументированные;

- не смотря на позицию президента, обусловленную политической целесообразностью, фактически Украина находится в ситуации военного положения в условиях агрессии Российской Федерации, что исключает возможность внесения изменений в Конституцию;

- лишение прокуратуры функций представительства интересов граждан в суде, что, фактически, выступает ограничением прав последних.

- создание «адвокатской монополии», а также лишение физических и юридических лиц права обращения в КС по поводу толкования законов и введение обязательного досудебного порядка урегулирования спора. 

- устранение института «народных заседателей», что ограничивает права граждан на участие в свершении правосудия.

Другие коллеги выразили такое особое мнение:

Александр Тупицкий указывает на недопустимость введения в переходных положениях Основного Закона норм о квалификационном оценивании судей, поскольку это не соответствует международным стандартам;

Станислав Шевчук обосновывает в своем достаточно объемном выводе позицию, что изменения в Конституцию не должны быть основанием для замены судейского корпуса, даже если судебные органы и будут переименованы. В частности, трансформация названия органа «Верховный Суд Украины» в «Верховный Суд» не приводит к дисконтинуетету в правовом смысле, а потому не означает создание данного органа заново. А европейская практика допускает увольнение судей только в случае ликвидации соответствующих судебных органов;

Сергей Вдовиченко указывает на нарушение прав граждан через закрепление функции представительства в судах исключительно за адвокатами. В частности, граждане не могут быть лишены права представительства своих интересов в судах специалистами в определенной отрасли права, а юридические лица – своими сотрудниками. Также он говорит о невозможности оценивания соответствия судей занимаемым должностям.

Наталья Шаптала обосновывает такую позицию:

- в предложенных изменениях в Конституцию недостаточно защищены судьи специализированных судов, а также отмена ценза пребывания в гражданстве (10 лет) для кандидатов в судьи является нецелесообразной;

- лишение Конституционного Суда права толкования законов без указания того, кому это право передается, создает правовой вакуум.

Михаил Гультай отмечает следующие недоработки законопроекта:

- потребность в более четкой формулировке института конституционной жалобы. В частности, что обращаться с конституционной жалобой гражданин может в случае исчерпания других национальных средств юридической защиты;

- отсутствие необходимости фиксировать нормы об адвокатуре на уровне Конституции;

- лишение права Конституционного Суда толковать законы является нарушением прав граждан;

- ограничение сферы компетенции судов только до вопроса решения правовых споров, что нарушает баланс ветвей власти и посягает на власть судебную;

- некорректность норм о возможности задержания судей без разрешения соответствующих органов (Высшего совета правосудия или Конституционного Суда);

- введение новых оснований для отставки судей на уровне переходных положений;

- передача судам нехарактерной для них функции контроля выполнения судебных решений;

- изъятие из принципов свершения правосудия «законности», и замена ее абстрактным «верховенством права», так же как и включение норм о прокуратуре в раздел о правосудии, поскольку прокуратура правосудия не свершает.

Сергей Сас указывает на еще некоторые проблемы новой редакции Конституции:

- наделение парламента правом формирования судов, что означает изменение баланса ветвей власти и лишение судов их независимости;

- возможность задержания судьи на месте преступления, что создает дополнительные пути для давления на судебную власть;

- предоставление президенту полномочия назначения судей, без определения порядка их осуществления, может негативно влиять на функционирование всей судейской вертикали;

- введение нормы о том, что при составлении бюджета должны учитываться предложения Конституционного Суда, носит исключительно декларативный характер.

Последствия реализации «реформы»

Интересно, что многие замечания судей перекликаются с рекомендациями, которые ранее выражались представителями «западных партнеров» Украины.

Например, глава департамента по вопросам правосудия и правового сотрудничества Генерального директората по правам человека и верховенства права Совета Европы Ханне Юнкер говорила еще в декабре 2015 года, что увольнение судьи после провала квалификационного оценивания может противоречить европейским стандартам.

При этом Юнкер поясняла: «есть принципы, которые говорят о том, что судей нельзя отстранять от должностей, и компетенция не может быть основанием для увольнения. Если, конечно, уровень некомпетентности является настолько серьёзным, что это может препятствовать выполнению судьёй своих обязанностей».

Потому ситуация с принятием изменений кажется весьма двусмысленной, ведь настолько массовое сопротивление их внедрению нельзя просто игнорировать. В этом контексте отзыв президентом и повторное внесение проекта изменений выглядит в несколько ином свете.

Ведь теперь весь процесс как бы «обнуляется», и процесс изменения Конституции начинается будто бы с чистого листа. Появляется время и возможность убедить судей несколько изменить свою позицию. Наконец, меняется сам состав суда.

27 января Виктор Колесник, Владимир Мойсик и Виктор Кривенко приняли присягу судей Конституционного суда в Верховной Раде.

На церемонии присутствовали президент Украины Петр Порошенко, премьер-министр Украины Арсений Яценюк и глава Конституционного суда Украины Юрий Баулин.

При этом, стоит упомянуть, что Петр Порошенко 26 января подписал указ о назначении Виктора Колесника и Владимира Мойсика судьями Конституционного суда Украины. Виктор Кривенко был избран судьей КС на XIII съезде судей Украины 13 декабря 2015 года. Так что, позиции президента в КС существенно усилились благодаря «новым штыкам», которые могут изменить общий баланс сил.

Фактически, обнародование целых 10 «особых мнений» по итогам предыдущего рассмотрения проекта изменения в Конституцию является скрытым, но отчетливым демаршем. Судьи не осмелились открыто выразить своё неприятие президентского законопроекта, однако, в той или иной мере негативно оценили большинство предложенных норм в «частном порядке». Это делает легитимность изменений сомнительной, и может быть использовано в парламенте для того, чтобы изменения «прокатить».

Теперь же, очевидно, с новыми судьями президент мог рассчитывать на более «спокойное» рассмотрение предложенных изменений в Конституцию, что, возможно, и было основным мотивом для «перевнесения» законопроекта.  Конституционный суд в очередной раз не подвел ожиданий Главы государства, предоставив уже 1 февраля 2016 года вывод о соответствии законопроекта об изменении Конституции положениям стате1 157 и 158 Основного Закона. Соответственно, уже 2 февраля в 11 часов утра Рада планирует рассматривать этот вопрос. Очевидно, что никаких «особых мнений» (даже при их наличии) до этого времени обнародовано не будет, что облегчит «слепое» голосование депутатов.

Исходя из сказанного выше, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- почему в переработанных изменениях в Конституцию по судебной реформе сторона Президента изъяла именно предложение лишить парламент права выражать недоверие Генеральному прокурору, хотя данная норма не вызывала нареканий среди специалистов?

- почему в изменениях Конституции предлагается предоставить правоохранителям право задерживать судью во время, или после совершения тяжкого или особо тяжкого преступления, но не уточняется, какие именно тяжкие преступления подразумеваются в данном случае?

- на основании чего сторона президента утверждает, что предоставляемое Главе государства право назначение судей является чисто «церемониальным», хотя нигде не указано, что должно происходить, если президент не назначит рекомендованное Высшим советом правосудия лицо на должность судьи?

comments powered by Disqus
TOP