УКРАИНСКАЯ ЛЮСТРАЦИОННАЯ ЯМА: РЕАЛЬНОСТЬ «ОЧИЩЕНИЯ» ВЛАСТЬ ИМУЩИХ И ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

00:11, 22.03.2016
  • 2383
  • 70
  • 0

Закон Украины «Об очищении власти», вступивший в силу полтора года назад, приняли под натиском активистов, громкие крики и дым от горящих шин в самый последний момент каденции Верховной Рады VII созыва. Медлил с его подписанием и Президент, и только под давлением общественности 9 октября 2014 года поставил под ним свою подпись.

Закон должен был убрать с должностей чиновников, скомпрометировавших себя во времена президентствования Виктора Януковича. Но, как всегда в нашей стране, за громкими заявлениями об историческом моменте последовали политические манипуляции, явные и вопиющие фальсификации документов и претензии со стороны Венецианской комиссии на предмет несоответствия украинского закона европейским стандартам и правам человека и гражданина.

Сегодня борьба сторонников и противников люстрации набирает оборотов, а дальнейший процесс люстрации под большим вопросом.

История «люстрационного вопроса»

Первые «ласточки люстрации» прилетели в Украину еще в 2005 году после победы Оранжевой революции и прихода к власти Виктора Ющенко. Проектов люстрации в Украине было несколько и все они главными критериями определяли причастность к фальсификации выборов президента в 2004 году и сотрудничество в разное время с КГБ СССР и спецслужбами других государств. Но ни какой из них так и не был принят.

Затем попытку протащить закон «О люстрации» предприняли депутаты от фракции НУНС в октябре 2012 года.

В 2014 году люстрация стала одним из требований участников Революции достоинства. Был создан комитет по люстрации во главе с гражданским активистом Егором Соболевым, который разработал проект люстрационного закона, который лёг в основу нынешнего закона «Об очищении власти».

14 августа 2014 года последний был принят за основу, а 16 сентября был принят во втором чтении и в целом. Поддержку нардепов Закон о люстрации получил только с третьего раза (231 голос). Между первым и вторым чтением в закон были внесены изменения. В частности, по рекомендации ПАСЕ из перечня должностей, подлежащих проверке, были исключены выборные должности. Благодаря стараниям фракции «УДАР» из-под действия закона был выведен нынешний президент Петр Порошенко, который ранее занимал должность министра экономики в правительстве Николая Азарова. «Ударовцы» требовали, чтобы увольнению подлежали лишь те, кто работал в своей должности при Януковиче не менее года.

После подписания Президентом закона «Об очищение власти» в КСУ обратился Верховный суд Украины, подавший два представления (ноябрь 2014 года и март 2015 года), которые касались вопроса соответствия нормам Конституции пункта 6 части первой, пунктов 2, 13 части второй, части третьей статьи 3, а также части третьей статьи 1, пунктов 7, 8, 9 части первой, пункта 4 части второй статьи 3, пункта 2 заключительных и переходных положений закона.

В ноябрьском представлении было указано о том, что нормы закона о люстрации нарушают права судей и представляют угрозу для независимости в совершении правосудия.

В ВСУ считают неконституционной норму закона об освобождении судей, которые во время акций протеста в Киеве давали разрешение на арест активистов или принимали якобы политически мотивированные решения относительно ареста. В ВСУ убеждены, что без проверки деятельности каждого отдельного судьи решение о его люстрации является нарушением Конституции.

Кроме того, судьи, которые рассматривали подобные дела могут понести двойное наказание, так как подлежат освобождению в соответствии с утвержденным ранее Законом «О восстановлении доверия к судебной системе», что является грубым нарушением их прав.

Также пленум ВСУ пришел к заключению, что увольнение по закону об очищении власти членов Высшей квалификационной комиссии судей Украины, Государственной судебной администрации и Высшего совета юстиции за то, что они работали во время протестных акций и не уволились, тоже является нарушением принципа личной ответственности.

В ВСУ уверены, что перед люстрацией необходимо проводить проверку по поводу того, способствовал ли тот или другой чиновник в узурпации власти экс-президентом Виктором Януковичем.

Поводом для мартовского обращения ВСУ стали более 130 решений админсудов, принятых по делам в рамках исков нескольких бывших руководителей структурных подразделений отдельных органов госвласти по поводу отмены приказов об их увольнении и возобновлении в должностях. В ВСУ решили, что часть третья статьи 1, пунктов 7, 8, 9 части первой, пункт 4 части второй статьи 3, пункт 2 раздела «Заключительные и переходные положения» закона о люстрации демонстрируют дискриминационный подход относительно оснований и порядка увольнения работника и не обеспечивают соблюдение презумпции невиновности.

Таким образом, если первое представление ВСУ касалось только судей, то второе уже охватывало и других чиновником, попадавших под люстрацию.

В январе 2015 года в КС с вопросом о неконституционности части третьей, шестой статьи 1, части первой, второй, третьей, четвертой, восьмой статьи 3, пункта 2 части пятой статьи 5, пункта 2 заключительных и переходных положений также обратились 47 народных депутатов.

В представлении речь идет о конституционности положений закона о запрете занимать должности для лиц, которые в течение не менее одного года в период с 25 февраля 2010 года по 22 февраля 2014 года занимали должности президента, премьер-министра Украины, членов правительства, главы НБУ, руководителей силовых структур, главы Администрации президента.

В то же время, депутаты обжаловали аналогичный запрет в отношении лиц, занимающих указанные руководящие должности в органах власти в период с 21 ноября 2013 года по 22 февраля 2014 года, а также работников правоохранительных органов, следователей, оперативных работников, работников органов прокуратуры, которые принимали участие в задержании лиц, освобожденных от уголовной или административной ответственности в соответствии с законами об амнистии, составляли на них рапорты и протоколы об административном правонарушении.

Все три представления были объединены КСУ в одно конституционное производство.

Позиция «Венецианцев»

Венецианская комиссия, в целом, одобрила закон «Об очищении власти», признав, что можно люстрировать лиц, причастных к  нарушениям демократии и прав человека во время режима Януковича 2010-2014 гг., а также во время событий Евромайдана 2013-2014 гг. Но это можно сделать лишь при условии, что их вина доказана или может быть доказана. В ВК сделали акцент на том, что люстрация не должна становиться формой политической расправы.

В тоже время европейцы указали и на противоречивые нормы Закона, которые не отвечают базовым демократическим принципам - индивидуальной ответственности, права на защиту, презумпции невиновности, независимости судебных институтов. Также у Венецианской комиссии были вопросы по четкому установлению временных границ и по реализации закона. Комиссия также предложила лишить Министерство юстиции ответственности за проведение люстрации и создать для этого специальную независимую комиссию с активным привлечением гражданского общества.

В ВК подчеркнули, что правовое регулирование введения ограничений на доступ к публичным должностям должно быть прозрачным и не произвольным, а также должен быть соблюден принцип пропорциональности. Было высказано мнение о необходимости четкого разграничения в процессе очищения люстрации как таковой и борьбы с коррупцией. Кроме этого, европейские эксперты считают, что нормы об имущественной проверке нужно либо детализировать, либо изъять из закона. Ко всему этому члены комиссии указали на то, что к судьям люстрационные меры должны применятся только в контексте борьбы с коррупцией, а не вынесения ними решений против активистов Майдана.

В целом, саму идею люстрации наши западные партнеры не отбрасывают, но настаивают на том, что она должна отвечать Конституции и европейским стандартам верховенства права и соответствовать правам человека. Венецианская комиссия указала на то, что закон нуждается в серьезной доработке.

Европейцы продолжают настаивать на внесении изменении в закон. Председатель Венецианской комиссии Джанни Букиккио заявил, что Закон Украины «Об очищении власти» является не очень хорошим и должен быть изменен, потому, что он не полностью соответствует европейским стандартам и принципу верховенства права. Также Букиккио озвучил основные требования комиссии – 1) персональная ответственность при применении люстрации; 2) проведение люстрации судей на основании отдельного закона. Председатель ВК озвучил, что суды (в том числе и ЕСПЧ) могут оспаривать нормы закона в нынешней редакции. Он также высказал разочарование по поводу отсутствия реформ в Украине.

Чистка рядов в прокуратуре

Люстрация в прокуратуре – наглядный пример сути всей затеи. По официальным данным, во время проверки в ГПУ было выявлено, что под люстрацию попадает 401 человек, из них 311 человек подпадают под автоматическую люстрацию в течение 10 дней с момента вступления Закона в действие, 90 человек должны были быть освобождены в течении двух лет.

Первая волна «очищения» в ГПУ произошла в октябре 2014 года, тогда из ее рядов было уволено 132 работника прокуратуры. Немного позднее к этому количеству добавили еще 6 сотрудников.

Вторая волна (декабрь 2014 года) унесла еще 17 прокуроров.

Третья волна (апрель-март 2015 года) смыла с должностей еще 46 прокурорских сотрудников.

Большинство уволенных работали в центральном аппарате ГПУ (66 человек). На втором месте по количеству люстрированных оказались работники территориальных прокуратур (48 человек). На третьем – заместители прокуроров областного уровня (36 человек). Далее городские и районные прокуроры (17 человек), первые заместители прокуроров областного уровня (10 человек), прокуроры областного уровня (9 человек), военные прокуроры (7 человек), сотрудники Национальной академии прокуратуры Украины (6 человек) и руководители подразделений прокуратур областного уровня (2 человека).

Но не смотря на такие «успехи» ряд прокуроров смогли избежать люстрацию.

Редакция «Прокурорской правды» писала запрос в ГПУ с просьбой указать кто был уволен в соответствии с Законом «Об очищении власти» с указанием конкретной статьи Закона. Также мы пытались узнать в ГПУ список лиц, согласно которых была совершена проверка в соответствии с законом «Об очищении власти» и были обнаружены основания для их увольнения, но они не были уволены в связи с решением суда об удержании от совершения определенных действий со стороны ГПУ (как в случае первого заместителя прокурора Киева Олега Валендюка).

Кроме этого, «Прокурорская правда» просила предоставить ГПУ информацию по поводу участия ГПУ в судебных процессах о применении Закона Украины «Об очищении власти».

На все эти запросы ГПУ ответила, что запрошенная информация в соответствии с Инструкцией по составлению отчетности про работу прокурора не выделяется, а поэтому предоставленной быть не может, так как Закон не обязывает распорядителя публичной информации ее создавать (проводить анализ, обобщение, совершать подсчеты). Кроме того, составление отдельного учета по делах, которые касаются исполнения требований Закона Украины «Об очищении власти», действующей отчетностью вообще не предусмотрено. В общем съехали и глазом не моргнули.

Итак, 4 человека из перечня, подлежащих люстрации и сейчас отлично себя чувствуют в органах прокуратуры и занимают руководящие должности, хотя в соответствии с законом должны быть уволены.

Речь идет о главном бухгалтере Людмиле Ерховой, занимавшей эту должность при всех генпрокурорах, ее заместителе Александре Ткаченко, главе Генеральной инспекции внутренних расследований Максиме Мельниченко, а также и.о. прокурора Киева Олеге Валендюке, который не только не был уволен, но и поощрен новой должностью.

Начальник управления планово-финансовой деятельности, бухгалтерского учета, отчетности, внутреннего контроля и аудита – главный бухгалтер ГПУ Людмила Ерхова ради индульгенции от люстрациии была готова на все. Даже стать участником АТО. Правда, для этого ей вовсе не пришлось одевать военный камуфляж. Получить статус участника АТО, а, следовательно, обеспечить себе надежный тыл и уклониться от люстрации Ерховой помогло участие в выездном совещании прокуроров в Краматорске в октябре 2014 года. Не оставила в беде Ерхова и своего зятя – бывшего прокурора Голосеевского района г. Киева, а ныне первого заместителя руководителя Киевской местной прокуратуры №1 Андрея Милевского. Окончательно закрепиться в стенах ГПУ Ерховой позволило решение Окружного административного суда Киева от 23 декабря 2014 года, где сказано, что полномочия Ерховой, как и ее первого зама Ткаченко не подпадают под действие закона о люстрации. Поэтому сегодня на своем теплом месте главного прокурорского счетовода Людмила Викторовна продолжает курировать финансовые аферы и наживать и без того миллионное состояние.

Родные прокурорские стены продолжают согревать еще одного укрывшегося от люстрационной чистки – руководителя Генеральной инспекции внутренних расследований и безопасности ГПУ Максима Мельниченко. К слову, уходить от правосудия и справедливости у Мельниченко хорошо получалось и раньше. На должности первого зама прокурора Подольского района Киева он был задержан по подозрению в получении взятки в размере 7 тысяч долларов. Для освобождения Мельниченко от люстрации нашли в законе удачную «лазейку» которая дает индульгенцию тем лицам, которые с 21 ноября 2013 года до 22 февраля 2014 года «были уволены с соответствующей должности (должностей) по собственному желанию». В декабре 2013-го Мельниченко так и поступил - подал рапорт и был уволен с такой должности, на которую распространяется Закон «Об очищении власти». Незаконность увольнения Мельниченко подтвердил своим решением и Киевский окружной административный суд. 

Хоть и временное, но кресло главного прокурора столицы Олегу Валендюку досталось от люстрированного в 2015-м коллеги Сергея Юлдашева. Опротестовать собственную люстрацию ему было явно несложно, так как представляя долгое время интересы государства в различных судах различных инстанций, он успел обзавестись чрезвычайно обширными связями в судейской среде.

Еще 6 человек, занимающих должности вопреки люстрационному закону до настоящего времени работают в прокуратуре Киевской области. Во время Майдана они непосредственно были руководителями или заместителями прокуратуры города Киева.  Это - Сергей Погорелый, Андрей Софиев, Богдан Бескоровайный, Валентин Твердохлиб, а также Кровошецкий и Васильев. Как только началась люстрационная проверка, все они были переведены на должности обычных прокуроров в области.

Сергей Погорелый во время Майдана занимал должность  заместителя прокурора Деснянского района Киева. Сегодня он безбедно продолжает трудиться на благо ведомства заместителем начальника отдела надзора за соблюдением законов в сфере противодействия коррупции и процессуального руководства в уголовных процессах о коррупционных правонарушениях прокуратуры Киева.

Андрей Софиев занимал должность заместителя прокурора Голосеевского района, после этого он работал старшим прокурором отдела процессуального руководства по уголовным производствам прокуратуры Киева. Сейчас же, по утверждению его отца Сергея Софиеева, который был заместителем столичного прокурора, недавно уволился. «Я и сам сразу ушел на пенсию. А сын попал как раз в третью волну. Он ни в чем не замешан, просто по графику в феврале должен был уйти, вот и ушел. Ему не повезло, он переехал в Киев на работу за три месяца до Майдана, хотя в органах проработал 13,5 лет. Сейчас пока нигде не работает», - сказал Сергей Софиеев

Богдан Безкоровайный – экс-прокурор Печерского района Киева. Он является представителем прокурорской династии – его отец Виктор Безкоровайный был прокурором Киевской области, которого, в отличии от сына, люстрация все-таки настигла.

В общем, избежать люстрации прокуроры пытаются всевозможными методами. Они создали не одну схему (саботаж, липовые статусы ветеранов АТО, судебные решения), позволяющую им успешно обходить нормы люстрационного закона. Некоторые прокурорские руководители самовольно переносили люстрационную проверку для своих сотрудников, как например экс-прокурор Киева Сергей Юлдашев, который дал отсрочку прокурорам, активно участвовавших в преследовании активистов Майдана. Популярная схема – псевдо-командировки в зону АТО. Или можно просто организовать себе «курорт» в зоне боевых действий, как экс-прокурор Дружковки Дмитрий Сазоненко. С «понимаем» к прокурорам относятся и в суде.

Например, в случае с экс-первым заместителем прокурора Харьковской области суд восстановил его в должности после «очищения» посчитав, что если подлежащий люстрации прокурор перешел в последний момент с должности, занимая которую с 2010 по 2014 год он мог «рассчитывать» на увольнение, на должность, которая в число «люстрационных» не входит, то и люстрации он не подлежит.

Или как сын бывшего зама главы ГПУ Виктора Кудрявцева – бывший следователь по особо важным делам прокуратуры Киева Евгений Кудрявцев, - с помощью третьего лица обзавестись судебным решением, где было бы указано, что твой рапорт об увольнении с должности, поданный в предусмотренный законом строки, не был рассмотрен по независящим от тебя причинам.

Возня накануне заседания КС

Истекает полтора года с тех пор, как в КС начал рассмотрение представления о проверке конституционности некоторых положений Закона Украины «Об очищении власти». В некоторых вопросах КС демонстрирует небывалую расторопность, особенно когда правильное изложение Конституции необходимо Президенту. Но дело тут не в отсутствии политической воли, а скорее в большом общественном внимании в данном вопросу. Так как нынешняя власть сама не хочет попасть под люстрацию, они пытаются «разобраться» с законом «красиво и безболезненно».

Нужно отметить, что перед каждым заседанием КС приверженцами люстрации создается мощная информационная волна давления на судей с целью сделать невозможным определение конституционности Закона о люстрации. В ход идет выступления высокопоставленных чиновников, например, Премьер-министра Яценюка, который заявлял о том, что нынешний состав КСУ не имеет права рассматривать закон о люстрации, поскольку 8 членов суда попадают под действие этого закона.

Другие адепты люстрации, как например нардеп Егор Соболев и общественник Карл Волох, с криками «зрада» зазывали народ на митинги.

Так и сейчас, накануне заседания суда активизировались главные «люстраторы», которые принялись отчитываться за проделанную работу и искать виновных в своих промахах.

Волну «зрады», делая «сенсационные» заявления о том, что люстрацию могут отменить, подхватывает и нардеп Леонид Емец. В своем Fb пугает как никогда высокими шансами отмены этого чудо-закона. Он заявляет о сговоре с целью отмены люстрации. По мнению народного депутата, Комитет по вопросам правовой политики ВРУ преднамеренно саботирует внесение требуемых Венецианской комиссией изменений в закон «Об очищении власти», которые автоматически снимают ряд замечаний КС.

Бьет тревогу и главный люстратор Татьяна Козаченко, которая возмущена тем, что закон о люстрации в КС будут рассматривать судьи, одобрившие «диктаторские законы» режима Януковича. В своем Fb она напомнила, что у ГПУ есть уголовные производства по факту злоупотребления властью и служебным подлогом при проведении в парламенте голосования за законы 16 января 2014 года. Еще одно производство открыто по факту вынесения Конституционным судом Украины заведомо неправосудного решения о соответствии этих законов Конституции Украины. По ее мнению, фигуранты этих дел и есть главными двигателями отмены Закона «Об очищении власти».

Еще Козаченко упрекнула Петра Порошенко в том, что он до сих пор не уволил одиозных судей Конституционного суда (Юрия Баулина и Сергея Вдовиченка). Она напомнила, что будучи депутатом, Порошенко голосовал за признание нарушением присяги шестью судьями КС, которые отменили часть Конституции и предоставили Януковичу широкие полномочия. В общем, завела старую добрую песню о том, что судьи КСУ сами должны под судом ходить.

Известный люстратор Егор Соболев фактически обвинил Президента Петра Порошенко в ручном управлении Конституционным судом Украины, который под дудку власти выносит любое необходимое решение. Нардеп обличил Порошенко в торгах вокруг нового правительства с представителями предыдущей «преступной» власти, которые согласно закону, не имеют права занимать государственные должности.

Также он напомнил об открытом уголовном производстве в отношении некоторых судей КСУ по факту вынесения заведомо неправосудного решения, приведшего к серьезным последствиям - узурпации власти Виктором Януковичем.

К хору люстраторов присоединилась и Глава совета Общественного люстрационного комитета Александра Дрик, которая назвала нардепа, главу парламентского комитета по вопросам правовой политики и правосудия Руслана Князевича аферистом. Она сказала, что в комитете, возглавляемым Князевичем, были заморожены изменения в Закон Украины «Об очищении власти», выработанные по рекомендациям Венецианской комиссии.

Суть аферы, по ее словам, состоит в том, что комитет без обсуждения пакетным голосованием вернул данный законопроект субъекту законодательной инициативы на доработку. Также Дрик обвинила телеканал Интер, обслуживающий, по ее мнению, интересы регионалов и олигархов в монтаже выступлений главы Венецианской комиссии Джанни Букиккио таким образом, что вроде как ВК дала свои предложения, но так и не получила нового варианта закона. По ее словам, подобное не отвечает действительности, так как Венецианская комиссия с самого начала оценивала проект закона с учетом изменений рабочей группы во главе с Татьяной Козаченко. В целом, всю вину за происходящее активистка возложила на врагов в парламенте. Для того, чтобы не давать оснований КС утверждать, что в ВРУ отсутствует законопроект на исполнение требований Венецианской комиссии Егор Соболев, Леонид Емец и Игор Алексеев подали соответствующий законопроект снова.

Все очистители власти призвали общественность собраться под КС, чтобы отстоять люстрацию. Очевидно, опять следует ожидать горящих шин под зданием суда и сильного общественного давления на судей.

В целом, данный Закон разбил страну на два лагеря: первый активно поддержал подобную идею как одну из главных деклараций Евромайдана, а второй вместе с Западом выступил против, так как некоторые нормы Закона о люстрации противоречат правовым принципам, базовым правам человека и во многом являются заполитизированными.

Успехи Закона о люстрации более чем скромны. Украинские чиновники находят все новые и новые способы и схемы избегания увольнений. В самом законе имеется не одна «лазейка», позволяющая уйти от наказания, что ставит под сомнение вообще целесообразность подобной затеи. Сегодня он становится еще и источником коррупции. Цена вопроса стартует от полмиллиона гривен.

Складывается впечатление, что не только чиновники режима Януковича активно противостоят очищению, но и сами авторы приложили максимум усилий, чтобы их детище было бесплодным. Вместо реального очищения власти обществу бросают прогнившую кость для успокоения, а потом будоражат общественность призывами к защите люстрации. Вместо того, чтобы продумать каждую мелочь и создать эффективный закон власть занимается политиканством.

В связи с вышеизложенным, у «Прокурорской правды»  есть несколько вопросов:

- долго ли еще будет длиться эпопея КС vs Люстрация, или все же верховенство права и конституционализм возьмёт верх над политиканством, и мы получим объективную оценку Закона Украины «Об очищении власти»?

- что бы не говорили господа «люстраторы», но Закон себя не оправдал (яркий пример – это ситуация в прокуратуре), и возможно его действительно нужно изменить на более действенный и правовой?

- сможет ли КСУ собрать волю в железный кулак и рассмотреть представления ВСУ и народных депутатов о конституционности отдельных положений закона о люстрации по сути?

comments powered by Disqus
TOP