ЮВЕЛИРНАЯ МАФИЯ И «ЗОЛОТЫЕ ПРОКУРОРЫ»: НОВЫЕ ПОДРОБНОСТИ «ЧИСТО УКРАИНСКОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ»

10:00, 19.05.2016
  • 2855
  • 2
  • 0

Прокурорская правда уже писала о «ювелирной мафии», занимавшейся контрафактными украшениями из золота при покровительстве высокопоставленных сотрудников правоохранительных органов.

С начала 90-х годов процветал их незаконный бизнес, смысл которого заключался в скупке золота в Украине, вывозе его в сопредельные государства, изготовлении поддельных ювелирных изделий с клеймами крупных украинских заводов и их дальнейшей продаже заграницу.

В 2006 году между бывшими «партнерами» - Сергеем Киселевым и Дмитрием Тракалюком - с одной стороны, и Сергеем Витюговым - с другой происходит конфликт, в результате которого последний переживает несколько покушений, а затем - попадает за решетку.

За решеткой Витюгов знакомится с неким Станиславом Ламеко, который обещает «решить» проблемы бывшего нелегального ювелира в обмен на 150 тыс. долларов. Через отца Витюгов передал значительное количество припрятанного золота супруге Ламеко, которая поспешила их сбыть. В результате, золото, которое должно было проходить в качестве вещественного доказательства, снова оказалось в уголовном синдикате «черных ювелиров».

Данное обстоятельство очень обеспокоило последних, поскольку вероятное проведение экспертизы показало бы, что они торгуют контрафактной продукцией. Скрыть следы «ювелирному синдикату» помог прокурор Днепровского района Александр Мельничук, который провел ряд манипуляций с уголовным делом, которые помогли «изъять» из него главные улики – золотые украшения. Естественно, в обмен на их часть.

Сам Мельничук по-своему «легендарная» личность, поскольку, кроме любви к контрафактному «рыжью», он еще «отметился» покрыванием преступников, а также преследованием неудобных журналистов и общественных активистов.

«Золотые аргументы» для оправдательного приговора

 «Прокурорская правда» рассказывала ранее историю, в результате которой Сергей Витюгов оказался на скамье подсудимых.

Находясь в заключении, он, осознавая, что бывшие «друзья» о нем не забыли, всячески пытался привлечь внимание правоохранителей к существующему незаконному «ювелирному бизнесу». В частности, еще в 2006 году, в апреле во время допроса он заявил о фактах угроз со стороны сотрудников милиции, а также о готовности раскрыть всю схему уголовного «бизнеса».

Однако тогда особого интереса это у правоохранителей это все не вызвало.

В январе 2007 года, находясь в СИЗО-13 г. Киева, Витюгов познакомился в камере с неким Станиславом Ламеко, который «проходил» по статье «грабёж».

Ламеко в своих беседах с Витюговым рассказывал о наличии у него солидных «связей» и пообещал обеспечить освобождение Витюгова в обмен на 150 тыс. долларов США. Именно в такую сумму по словам Ламеко обходилось «решение вопроса» на всех уровнях – от прокуратуры и до суда. Витюгов принял «предложение, от которого невозможно отказаться».

В конце февраля, начале марта 2007 года, супруга «черного ювелира» - Анна Витюгова (выполняющая функции общественного защитника мужа) получает от мужа в СИЗО-13 схему нахождения тайника с золотом и достает оттуда 30 с лишним килограммов драгоценного металла, отобранного ранее Витюговым у бывшего «бизнес-партнера» Тракалюка.

Далее, отец подозреваемого Олег Витюгов передает супруге его сокамерника - Людмиле Ламеко 30 тысяч долларов своих собственных денег и 10 килограммов золотых изделий. Общая сумма, таким образом, составляла около 150 тыс. долларов. В ответ, Ламеко пообещала «согласовать вопрос» с судьей Мирославой Марченко, которая вела это дело.

Также, Людмила Ламеко заявила самому Сергею Витюгову (по итогам нескольких телефонных разговоров), что в течение трех месяцев с момента получения ею денег и золота (до 1 июня 2007 года) он выйдет на свободу. Однако, реально семья Ламеко «кинула» Витюгова и начала «распродажу» золота, которое они ранее «наколядовали» у бывшего нелегального ювелира.

И тут начинается самая интересная часть этой истории.

Золотые изделия супруги Ламеко решили продавать через своего знакомого - ювелира Андрея Ильницкого в марте 2007 года.

В частности, последующие пояснения, которые давала правоохранительным органам Людмила Ламеко, сводятся к тому, что она, якобы, просто была посредником в попытке продать ювелирные изделия Витюгова.

Парадокс ситуации заключен в том, что ювелир Ильницкий работал на Георгия Козюбу, который оказался связан все с теми же Тракалюком и Киселевым, которые, собственно, и «помогли» оказаться Витюгову в тюрьме.

Таким образом, нелегальное золото из ЮВК «АГАТ» вернулось все в ту же контору.

Георгий Козюба, лично изготовивший поддельные пробы и именники этих изделий, свою «работу» узнал и тут же сообщил Киселёву и Тракалюку о том, что ему предложили купить значительную часть отобранного ранее у Тракалюка золота.

Подобная нежданная «находка» отнюдь не обрадовала фигурантов дела. Ведь если приобщить это золото в качестве вещественного доказательства к делу Витюгова о разбое и провести по нему экспертизы, то станет очевидным, что это контрафакт- подделка под какой-то известный ювелирный «бренд».

Кстати, именно на это постоянно указывал в своих показаниях и сам Витюгов. В частности, он требовал установления обстоятельств, зачем именно нужно было вывозить с ювелирного предприятия 9 тыс. единиц продукции весом 35 килограмм, для чего допросить «потерпевшего» Дмитрия Тракалюка.

В дело вступают «правоохранители»

Единственный выход для «ювелирных мафиози» в этой ситуации - получить поддержку со стороны «правоохранителей». И они, конечно, ее находят. Благо, ресурсы для этого имелись.

В частности, в милиции, чтобы окончательно все запутать, дело передают в июле 2007 года в производство какому-то загадочному «исполняющему обязанности следователя» (идеальная формулировка для «козла отпущения») Наюку.

Также Тракалюк и Киселев находят полную поддержку в Днепровской районной прокуратуре г. Киева в лице прокурора района Александра Мельничука.

Также мотивированный «золотыми изделиями» прокурор Мельничук, лично распорядился вернуть золото «потерпевшему» Тракалюку без признания этих изделий вещественным доказательством по уголовному делу, и, естественно, проведения каких-либо экспертиз.

При этом, ни сам Витюгов, ни его жена не были даже допрошены в связи с новыми обстоятельствами уголовного дела. И это на фоне того, что похищено 35 кг золота, где-то «в бегах» был подельник подпольного ювелира, а в самом деле, со слов потерпевшего, фигурировало оружие.

Прокурор Мельничук, отрабатывая пару кило золота в виде отката, возбуждает отдельное уголовное дело, ему присваивает номер, и все материалы по сбыту золота Людмилой Ламекой «хоронятся» в нем.

При этом, три года после того, как всплыло это золото, потерпевшие Тракалюк и Киселёв, будучи неоднократно допрошены в суде, не просто скрывали этот факт - они чётко говорили, что ничего им не было возвращено.

Чтобы все это каким-то образом обосновать, изобретается нехитрая схема. В ней Тракалюк сотоварищи превращаются из банальных скупщиков краденного золота в доблестных «Джеймсов Бондов» - агентов «под прикрытием», участвующих в проведении спецоперации с целью выявления преступников.

В частности, сама скупка задним числом превращается в «спецоперацию», в которой Тракалюк выступал «спонсором» и организатором. Для чего в деле появляется следующий документ.

Итак, Тракалюк не просто скупал краденное, он организовывал «контрольную закупку».

Далее, в этом контексте интересными выглядят показания, которые спустя 3 года дала упоминаемая выше Людмила Ламеко.

Итак, исходя из ее заявлений выходит, что она сама стала «жертвой обмана» со стороны Анны Витюговой, которая якобы тайно от мужа распродавала золото, ища посредников, а Ламеко и не догадывалась о его «уголовном происхождении».

Таким образом, все как бы оказались не «при делах».

Пытавшаяся продать золото, проходящее как улика по делу о грабеже Ламеко, превратилась в «жертву обмана». Скупавший золото с «уголовным душком» Тракалюк, обнаруживший, что ему пытаются «впарить» его же собственные подделки, стал «принципиальным гражданином», который организовал милицейскую операцию и даже не пожалел на нее своих денег.

Благодаря этому улики по одному делу стали уликами по другому делу, после чего, не задерживаясь долго, попали в руки «законным владельцам». Хотя эти «законные владельцы» тоже совершали отнюдь не законные дела.

Очевидно, что подобные «художества» со стороны прокуратуры не могли не стоить дорого.

Расчет, очевидно, в данном случае был прост. После приговора для Витюгова обо всех этих «художествах» забудут. И приговор все же был вынесен, хотя и после направления в конце 2009 года дела на повторное расследование.

Впрочем, как писала «Прокурорская правда», приговором для Витюгова дело не закончилось и, в контексте нынешний событий в прокуратуре, о нем недавно вспомнили.

Чем еще запомнился «золотой прокурор» Мельничук?

Упомянутый в истории прокурор Александр Мельничук был еще неоднократно фигурантом разных скандалов, пребывая на различных должностях в прокуратуре. Причиной его успешного продвижения в надзорном ведомстве называли высокую должность в прокуратуре отца.

В бытность его прокурором Днепровского района столицы, он обвинялся общественной организацией «Дорожный контроль» в необоснованном отказе в возбуждении уголовного дела против судьи Химича. По мнению «общественников», еще в 2010 году данный судья вынес заведомо незаконное постановление, чем совершил преступление по ст. 375 УК Украины. В частности, инспектор ГАИ сфальсифицировал в отношении водителя протокол по ст. 130 КУАП за отказ от медосмотра на состояние алкогольного опьянения.

9 сентября 2010 года глава Днепровского суда лишил автомобилиста водительских прав признав его виновным по ст. 130 КУпАП. В ходе суда не были опрошены «свидетели», которые якобы выдели отказ, и более того - инспектор ГАИ в ходе заседания признался, что водитель все-таки требовал от него прохождения осмотра в установленном законом порядке.

Постановление было обжаловано в Апелляционном суде г. Киева. В итоге было получено решение, которое согласно КУпАП окончательное и обжалованию не подлежит. «Дорожный контроль» принял решение написать в Генеральную прокуратуру Украины заявление о совершении судьей Химичем уголовного преступления. Заявление сначала спустили в городскую, а потом в Днепровскую районную прокуратуру. А там сразу же включили стандартную схему - обращение было рассмотрено не в порядке УПК, а в порядке ЗУ «Об обращении граждан». В конечном счете, было получено постановление за подписями помощника прокурора Антона Дрозда и самого Мельничука об отказе в возбуждении уголовного дела.

Во всей этой истории наиболее интересно, откуда Дрозд узнал об отсутствии умысла у судьи Химича, если даже не было проведено ни одного допроса? Очевидно, прокурор Мельничук, выгораживая судью, просто дал команду сослаться на отсутствие умысла, ибо ничего другого в голову не пришло.

В 2011 году, когда Мельничук уже был прокурором Голосеевского района столицы, он снова оказался в эпицентре скандала, связанного с фальсификацией уголовного дела против президента общественной организации «Агентство журналистских расследований» Виктора Андреева. В частности, чтобы нивелировать его показания в суде, которые грозили поставить под удар «нужный» приговор, Мельничук с подчиненными «изобрели» уголовное дело по факту дачи Андреевым «ложных показаний» в суде.

21 декабря 2011 года Виктора Андреева арестовали и поместили в изолятор временного содержания. Старший следователь Голосеевской прокуратуры Владимир Коширец и стажист Яблонский предложили Виктору Андрееву отказаться от адвоката и сознаться в преступлении, которого он не совершал. В противном случае – ему будет избрана мера пресечения в виде содержания под стражей в СИЗО. Через 2 дня Виктор Андреев подписал заявление об отказе от адвоката, но признавать себя виновным – отказался. В наказание Коширец вместе с прокурором Голосеевского района Мельничуком подготовил представление в суд об избрании Виктору Андрееву меру пресечения в виде содержания под стражей. После 5 дней физического и психологического давления Андреев признался в совершении преступления, предусмотренного ст. 384 ч. 2, ожидая, что его выпустят на свободу. Однако прокуратура внесла представление о взятии под стражу, но после шумихи в СМИ оно было успешно отклонено судьей Натальей Антоновой и Виктор Андреев вышел на свободу.

Пока же журналист находился на подписке о невыезде, его уголовное дело - пропало. Голосеевский районный суд отправил уголовное дело на дополнительное расследование в Голосеевскую районную прокуратуру, но там говорят, что этого дела у них нет. В течение полугода прокуратура должна была продлевать сроки досудебного следствия, отправлять дело в суд или закрывать это уголовное дело. Но оно как будто испарилось. Заявление Виктора Андреева о совершенном преступлении (в части физического и психологического давления на него) тоже «потерялось».

Таким образом, в лице прокурора Александра Мельничука воплотились все «лучшие» качества отечественных прокуроров: продвижение благодаря непотизму, постоянное «прикрывание» коррумпированных коллег, прессинг подозреваемых, выполнение заказов в обмен на солидное «вознаграждение».

Согласно ответу из Киевской прокуратуры, на данный момент Александр Мельничук в ней не работает.

Однако, не будет ошибкой сказать, что «дело Мельничука» все еще «живет и побеждает».

Упомянутый выше Антон Дрозд, помогавший Мельничуку «прикрывать» судью Химича, дорос со временем до заместителя прокурора Днепровского района. В этом статусе он вошел в группировку, которая позже, с легкой руки журналистов, получила наименование «лысые птицы».

В частности, он участвовал в бизнес-разборках вокруг одного из крупнейших торговых комплексов столицы Sky Mall, возбуждая дела против сотрудников компании эстонского бизнесмена Хиллара Тедера. После того, как «коллеги» Дрозда Сергей Лысенко и Денис Соловей «попали под раздачу» из-за публикации их скандальной переписки и позже были уволены, заместитель прокурора Днепровского района Антон Дрозд, не понес никакого дисциплинарного взыскания. Впрочем, и Лысенко с Соловьем недавно суд постановил вернуть на должности.

Таким образом, школа последователей «золотого прокурора» Мельничука только укрепляет свои позиции в столице, не смотря на все пертурбации.

Исходя из изложенного выше, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- что еще, кроме ювелирных изделий в качестве «натурального оброка» брали со своих клиентов доблестные киевские прокуроры?

- насколько распространена в прокуратуре практика раздачи улик в уголовных делах без их экспертизы и даже фиксации?

- правда ли что бывший прокурор Днепровского района Александр Мельничук обязан своему карьерному росту и безнаказанностью за многочисленные откровенно уголовные деяния тем, что является сыном бывшего прокурора Киевской области?

comments powered by Disqus
TOP