ЗА КУЛИСАМИ РЕФОРМИРОВАНИЯ ПРОКУРАТУРЫ: СЦЕНАРИЙ ДЛЯ НЕСОГЛАСНЫХ

10:00, 28.01.2016
  • 7763
  • 4
  • 0

Едва начавшийся процесс реформирования прокуратуры уже оказался на грани провала. Результаты проведенного конкурса на занятие должностей руководителей местных прокуратур то и дело поддаются сомнению, а сам конкурс называют несправедливым и непрозрачным. В нескольких областях с судебными исками обращаются участники отбора, приводят доказательства незаконных решений и требуют пересмотра итогов конкурса.

Яркий пример – ситуация вокруг одного из претендентов на руководящую должность в прокуратуре Киевской области Сергея Табалюка, который, желая справедливости, может остаться вообще без какой-либо должности в прокурорских стенах.

Реформа в судах

Ни для кого не секрет, что одним из самых коррумпированных органов в нашей стране является прокуратура. Около года назад ее новый руководитель Виктор Шокин торжественно объявил о старте её очередного реформирования.

Главный идейный вдохновитель всех изменений в ведомстве заместитель Генпрокурора Давид Сакварелидзе среди основных принципов реформирования называл оптимизацию процесса работы, избавление от лишних людей и функций, пополнение кадров молодежью и энтузиастами. По его задумке, из закрытого института ГПУ должна была превратиться в максимально прозрачный и современный правоохранительный орган, главными задачами которого станут борьба с преступностью и коррупцией.

Изменения начались с оптимизации, а именно с сокращения количества районных прокуратур и их преобразования в местные прокуратуры, руководители которых были определены с помощью открытого конкурса. Конкурс проходил в четыре этапа, за каждым из которых «Прокурорская правда» пристально следила: тестирование на знание законодательства (профессиональный тест), тестирование общих способностей, тестирование личностных характеристик и собеседование.

В Генпрокуратуре отчитываются об успешном проведении конкурса и назначении местных прокуроров, но украинские и западные аналитики в пух и прах критикуют переаттестацию работников прокуратуры и борьбу ГПУ с коррупцией, а всю реформу называют просто провальной.

Ведь все этапы конкурса сопровождались громкими скандалами, а обещанные, коренным образом, кадровые изменения оказались всего лишь уже привычными и знакомыми украинцам кадровыми перетасовками. Среди «слабых» мест проведения отбора местных прокуроров – несовершенные условия конкурса; конкурсная комиссия, большая половина из которой была представлена представителями прокурорской системы времен Януковича; отсутствие кворума на заседаниях конкурсных комиссии и самое главное последний этап конкурса – собеседование – результаты которого перечеркнули все предыдущие, и окончательно расставили всех «нужных» людей на свои места.

В результате, сегодня, кроме счастливых обладателей кресел руководителей местных прокуратур, мы имеем еще и смельчаков – борцов за справедливость, которые пытаются в судебном порядке доказать, что конкурс прошел далеко не идеально, а его итоги нуждаются в пересмотре.

Так, без руководителя осталась одна из Одесских местных прокуратур. Решение конкурсной комиссии по отбору претендентов на занятие руководящих должностей прокуратуры Одесской области обжаловал в суде заместитель прокурора области и один из претендентов на руководящие должности в местной прокуратуре Сергей Костенко. По результатам трёх этапов конкурса отбора конкурсная комиссия рекомендовала к назначению на должность руководителя прокуратуры Малиновского района г. Одесса Николая Федорова, а заместителями - Бориса Индиченко и Романа Бершавского. У Костенко были наивысшие баллы, по результатам двух первых этапов конкурсного отбора он занимал первое место в списке претендентов. Однако после проведения собеседования опустился на девятую, непроходную, позицию.

Иск Сергея Костенко о признании результатов конкурсного отбора на руководящие должности в органах прокуратуры Одессы недействительными Одесский окружной административный суд удовлетворил.

Кроме того, обжалованы результаты конкурса на занятие руководящих должностей в местной прокуратуре г. Днепропетровска. 14 января нынешнего года в Окружном административном суде г. Киева состоялось заседание по иску к Днепропетровской конкурсной комиссии по проведению четырехуровневого открытого конкурса на занятие должностей руководителей местных прокуратур, их первых заместителей и заместителей, прокуратуры Днепропетровской области и Генеральной прокуратуры Украины. Истец просил суд отменить результаты конкурса конкурсной комиссии от 17 ноября 2015 года, признать противоправным и отменить решение Генеральной прокуратуры Украины о назначении руководителем Днепропетровской местной прокуратуры № 3 Днепропетровской области Анатолия Кузьменко, а также решение прокуратуры этой области о назначении первого заместителя и заместителя руководителя Днепропетровской местной прокуратуры № 3 Днепропетровской области.

Не попал в список рекомендуемых комиссией руководителей Бориспольской местной прокуратуры и Павел Ливочка, который до общения с конкурсной комиссией был лидером списка (100/68,3/168,3). Против своих коллег/конкурентов в конкурсе он развернул активную кампанию, а также в целом поставил под сомнение результаты собеседования.

Опальные прокуроры или руки прочь от системы

Ярким примером сути нынешнего реформирования прокуратуры является ситуация вокруг еще одного из участников открытого конкурса на занятие должностей руководителей местных прокуратур их первых заместителей и заместителей - Сергея Табалюка. Этот прокурор работает начальником одного из отделов ГПУ. По результатам двух первых этапов тестирования он набрал 175 баллов из 200 возможных и занял первое место в рейтинге Броварской местной прокуратуры и 4 место в общеукраинском рейтинге. Уже по традиции проведения конкурса после собеседования Табалюк был перемещен конкурсной комиссией на непроходное для административных должностей 8-е место.

Мириться с такой вопиющей несправедливостью и несоблюдением закона со стороны организаторов конкурса Табалюк не захотел и открыто выступил с обвинениями в заангажированности членов комиссии. После такого выпада он получил «письмо-счастье» о сокращении и требование от первого заместителя Генпрокурора Украины Юрия Севрука об урезании зарплаты.

Это нарушает и Закон Украины «О прокуратуре», и Кодекс законов о труде Украины, и непосредственно нормы Конституции Украины. Поэтому Табалюк обратился в суд для восстановления законности и справедливости.

Но, обо всем по порядку.

Приказом Генпрокурора от 16.07.2015 № 55щц и № 56шц утверждено новую структуру и штатное расписание ГПУ. В результате реорганизации и сокращения количества прокуроров ГПУ должность начальника организационно-методического отдела управления защиты прав и свобод детей ГПУ, которую занимал Сергей Табалюк, было сокращено. И.о. Генерального прокурора Украины Роман Говда в своем письме от 24.12.2015 № 11/1-26-исход-15 предупредил Табалюка об увольнении с 24.02.2016, предложил вакантные должности по состоянию на 24.12.2015 и в случае согласия на перевод, обязал подать письменное заявление, согласованное с руководителями соответствующих структурных подразделений в Департамент кадровой работы.

24 декабря 2015 года Табалюк подал в Департамент заявление о согласии на перевод на должности из предложенного перечня. Также 4 января сего года Табалюк подал заявление о переводе на любую вакантную должность руководителя, заместителя руководителя подразделения ГПУ, руководителя региональной прокуратуры, первого заместителя руководителя региональной прокуратуры, заместителя руководителя региональной прокуратуры, руководителя местной прокуратуры.

Указание о согласовании заявления на перевод с руководителями соответствующих структурных подразделений Табалюк не исполнил, поскольку посчитал его незаконным. И действительно, подобное указание является противоправным и, мягко говоря, странным, ведь этот вопрос не зависит от самого прокурора, который переводится и находится вне его воли. Обязанность работника, должность которого сокращена, согласовывать заявление на перевод никаким нормативно правовым актом не предусмотрена – ни Законом Украины «О прокуратуре», ни Кодексом законов о труде Украины.

Зная украинские реалии, можно себе представить, как выглядит подобное согласование. Прокурор приходит к своему будущему-возможному руководителю, низко кланяется в ноги (раза три для верности), клянётся верой и правдой (в горе и радости) служить ШЕФУ, конечно же, приносит солидный калым (в твердой валюте), ну и для надежности организовывает сауну с девочками и/или накрывает козырную поляну в ресторане. В общем, в данной ситуации главное не перепутать кому цветы, а кому мороженое.

Итак, о грядущем увольнении Табалюку сообщили только через полгода после начала реорганизации ГПУ. На протяжении этого срока огромное количество должностей прокуроров нового штатного расписания ГПУ и региональных прокуратур, назначение на которые совершал Генпрокурор, были вакантными. Кроме того, замещение указанных должностей совершалось и совершается до сих пор абсолютно не открыто, а долгое промедление с сообщением Сергею Табалюку о сокращении и последующем увольнении ограничило его выбор, возможность и преимущественное право оставления на работе путем предоставления согласия на перевод на одну из указанных должностей с 16 июля 2015 года.

Более того, по словам прокурора Табалюка, несмотря на задекларированное сокращение количества прокуроров ГПУ, на вакантные должности прокуроров на протяжении большого периода назначены лица не из числа прокуроров ГПУ. Среди них есть также и прокуроры ликвидированных с 15 декабря 2015 года региональных прокуратур, которые по результатам объективного компьютерного оценивания профессиональных знаний и общих способностей показали низкий уровень квалификации, или вообще отказались принять участие в конкурсе.

Назначение прокуроров региональных прокуратур в аппарат ГПУ напрямую противоречит пункту 1.4. Порядка проведения тестирования для занятия должности прокурора местной прокуратуры, утвержденного указом ГПУ от 20.07.2015 № 98 и зарегистрированного в Минюсте 31 июля 2015 года за № 928/27373. Согласно этому документу, прокуроры, которые в день вступления в силу Закона Украины «О прокуратуре» работают в прокуратурах районного уровня, претендуют на занятие должности прокурора местной прокуратуры, которая создается путем реорганизации прокуратуры районного уровня, в которой они работают.

Также Табалюк утверждает, что фактическое количество прокуроров ГПУ с момента сокращения не уменьшилось, а увеличилось, поскольку вакантные должности замещались новыми работниками аналогичной специальности, а другие действующие работники с числа неназначенных не переводились на вакантные должности, а оставались на сокращенных должностях.

Невыполнение норм закона – стандарт работы руководства ГПУ

Согласно статье 42 Кодекса законов о труде Украины при сокращении численности или штата работников, в связи с изменениями в организации производства и труда, преимущественное право на сохранение должности предоставляется работникам с более высокой квалификацией и производительностью труда. Но в данном случае, прозрачное и объективное оценивание и сравнение уровня квалификации работников ГПУ, должности которых сокращены, в том числе и Табалюка, для определения тех из них, кто имеет преимущественное право на оставление на вакантных должностях, не совершалось. Назначения шли по субъективным предпочтениям руководителей ГПУ путем согласования или несогласования заявлений на назначение.

Таким образом, реорганизация и сокращение, проводимое в ГПУ нарушает установленные ст. 3 Закона Украины «О прокуратуре» основы деятельности прокуратуры (законность, справедливость, беспристрастность, объективность, прозрачность) и требования п.3 ч. 1 статьи 60 этого же Закона касательно перевода в орган прокуратуры высшего уровня по результатам конкурса. Также не соблюдены требования ст. Кодекса законов о труде Украины относительно преимущественного права на протяжении одного года уволенного работника на заключение трудового договора в случае повторного принятия на работу, если собственник или уполномоченный им орган проводит принятие на работу работников аналогичной квалификации. Ну и кроме этого, уже опоминавшееся нами нарушение пункта 1.4. Порядка проведения тестирования для занятия должности прокурора местной прокуратуры.

Чем же вызвано такое отношение руководства ГПУ к своему сотруднику Сергею Табалюку? Подобное негодование он вызвал реализацией своего конституционного права на судебную защиту. По иску Сергея Табалюка Печерским районным судом города Киева открыто производство № 757/45686/15-ц о защите чести и достоинства. Ответчик – начальник управления внутренней безопасности ГПУ Иван Дзюба.

Далее прокурор принимает участие как третья сторона на стороне истца по делу 826/26007/15 окружного административного суда города Киева по иску о признании противоправными действий Киевской конкурсной комиссии по проведению открытого конкурса кандидатов на административные должности в местных прокуратурах, Генерального прокурора Украины Виктора Шокина, прокурора Киевской области Евгения Бондаренко. Также Табалюк подготовил и предъявил иск в окружной административный суд Киева о признании противоправной бездеятельность Генпрокурора Шокина и установления отсутствия компетенции первого заместителя Генпрокурора Юрия Севрука на подписание рекомендаций на назначение от имени главы Киевской конкурсной комиссии ГПУ по проведению открытого конкурса кандидатов на административные должности в местных прокуратурах.

Подобные случаи расправы с теми, кто не захотел мириться с несправедливостью открытого конкурса и осмелился опротестовать его результаты в суде свидетельствуют лишь о том, что то, что сегодня происходит в прокуратуре под названием «реформирование», на самом деле имеет совсем другие цели.

Назначения совершаются не прозрачно на установленных законом основаниях верховенства права, законности, справедливости, беспристрастности и объективности, а негласно – путем непрозрачных согласований и договоренностей, которые основываются на субъективных симпатиях и впечатлениях руководителей прокуратуры. Под шумок оптимизации в прокуратуре хотят лишь набрать своих, послушных и проверенных коррупционным прошлым людей, готовых беспрекословно исполнять волю высшего руководства. Закоренелая и прогнившая система работает только с безмолвным стадом и не нуждается в думающих энтузиастах. Все, кто не согласен – окажется вне этой самой системы.

Исходя из этого, у «Прокурорской правды» есть несколько вопросов:

- сможет ли всё-таки Сергей Табалюк и другие несогласные с результатами конкурса добиться справедливости в судах и восстановить свои конституционные права?

- прекратит ли под действием судебных решений руководство прокуратуры изживать профессионалов и набирать безмолвное послушное стадо малограмотных угодников начальства или суды не авторитет для ГПУ?

- когда руководство ГПУ осознает провал проведенной ими реформы и начнет проводить реальные изменения? Или это станет возможным только после смены самого руководства?

comments powered by Disqus
TOP