ЗАЧЕМ ПОДНИМАЮТ СТАРОЕ ДЕЛО О «БАКСАХ ЧЕРЕЗ ВАЙБЕР», ИЛИ В ПРОКУРОРСКИХ РАЗБОРКАХ ЛЮБЫЕ АРГУМЕНТЫ ВАЖНЫ

14:47, 24.03.2016
  • 3279
  • 75
  • 0

В феврале прошлого года, с подачи парламентских журналистов, разгорелся очередной скандал в Верховной раде, фигурантами которого выступили депутаты от «Народного фронта» Евгений Дейдей и Александр Кодола. В частности, журналисты зафиксировали факт их общения в мобильном предложении Viber, где Дейдей предлагал задать выступавшему с парламентской трибуны Генпрокурору Виталию Яреме вопрос «стоимостью в 1500 долларов».

Тогда депутаты все отрицали, но делали это настолько неумело, что всем было ясно - «спалились». Впрочем, новые скандалы вытеснили из общественного сознания эту историю и о ней вскоре забыли.

Однако в феврале 2016 года об истории годичной давности решил напомнить отставной прокурор Приморского района г. Одессы Александр Кузьменко, за вопрос о котором Дейдей, собственно, и предлагал Кодоле 1,5 тыс. долларов.

Сейчас Кузьменко воспользовался удобной ситуацией, чтобы обвинить нардепов в распространении против него недостоверной информации. «Заказчиком» всей этой истории он называет экс-прокурора Одессы Виталия Голощака, который, якобы, пытался таким образом убрать районного прокурора из «конкурирующей команды».

Опосредовано вся эта история является ударом по первому заму Генпрокурора – Юрию Севруку, которого Кузьменко обвиняет в незаконном распространении личной информации. Все это выглядит особенно интересным, если учесть, что сейчас развивается борьба за кресло Генпрокурора, в которой претендентами выступают как Севрук, так и военный прокурор Анатолий Матиос, протеже которого считали ранее Александра Кузьменко.

История «вопроса на 1,5 тыс. баксов»

Чуть более года назад «Прокурорская правда» освещала скандальную, но типичную для украинского парламента историю. В частности, 6 февраля 2015 года, в ходе отчета Генерального прокурора Виталия Яремы в стенах Верховной Рады, народному депутату Украины Александру Кодоле (фракция «Народный фронт») пообещали 1500 долларов «благодарности» за вопрос главе ГПУ. Фото сообщения и переписки Кодолы с другим «фронтовиком» Евгением Дейдеем опубликовало сообщество Евромайдан в сети Facebook.

Как следует из видеоотчета выступления Яремы, нардеп послушался коллегу и задал вопрос о бывшем 1-м заместителе прокурора Печерского района Киева и нынешнем прокуроре Приморского района Одессы Александре Кузьменко («печерско-одесский прокурорик»), который уже попадал в фокус «Прокурорской правды» как фигурант списка столичных прокуроров, которые прессовали активистов Евромайдана.

Сам Александр Кодола назвал информацию провокацией, направленной против него. По его версии, нардеп Дейдей в момент отчета главы ГПУ находился в зале парламента, а сам решил не задавать вопрос Яреме, поскольку «не успел записаться». Да и вообще, дескать, современные технологии позволяют слепить из мухи слона, что уж там говорить о каких-то фотографиях.

В то же время, нардеп не отрицает, что спрашивал у Яремы за Кузьменко по просьбе именно Дейдея, однако никаких СМС-сообщений в тот день не получал (правда, странно, что опровергаются именно СМС-ки, если переписка велась в программе Viber).

И вообще, на фото изображено американское детище IPhone, а он, как настоящий слуга народа, не любящий предметы роскоши, пользуется только «Самсунгами» и «Нокиа».

Кроме того, по мнению Кодолы, его рабочее место в Раде находится в таком месте, «которое сфотографировать просто невозможно». Что именно имел в виду нардеп, до конца неясно. Возможно его рабочее место в курилке или парламентской столовой? Если говорить о месте в сессионном зале, закрепленном за Кодолой, то по утверждениям фотокорра Влада Соделя, тот сектор «простреливается» «от» и «до».

Еще Кодола обещал по заведенной в таких случаях традиции «разобраться с обидчиками в суде», правда, нет никаких фактов, что он и правда дошел до «Фемиды».

В целом, аргументы, приведенные нардепом в попытках защититься, еще более упрочили пользователей в том, что он нелепо «подставился». Самому же Кодоле по факту присвоили прозвище «Саша-Полторушка».

Отрицал все и Дейдей. К аргументам Кодолы он добавил то, что для вопросов по поводу «таких как Кузьменко», ему никакая оплата не нужна.

Также со стороны «депутатов-заробитчан» звучали аргументы, что Евгений Дейдей является председателем подкомитета по вопросам законодательства об административных правонарушениях Комитета Верховной Рады Украины по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности, и он планировал самостоятельно задать вопрос Виталию Яреме об одном из одиозных прокуроров.

Якобы он длительное время занимался этим делом, поэтому вопрос народного депутата ждали и планировали провокацию против него. Потому, как утверждает пресс-служба нардепа:

«Когда вопрос озвучил другой народный депутат - Александр Кодола, махинаторы наспех придумали историю с «вознаграждением за вопрос», имитировали переписки на телефоне «IPhone», сделали фотографию и распространили в сети Интернет недостоверную информацию».

Впрочем, выстраивая подобные конспирологические схемы, никто так и не пояснил, зачем кому-то столь могущественному понадобилась дискредитация двух малоприметных народных депутатов.

Цена прокурорского вопроса

Пролить свет над происходившими в феврале 2015 года событиями немного помогает изучение биографических данных фигурантов.

В частности, Евгений Дейдей - координатор батальйона патрульной службы милиции специально назначения «Киев-1» Главного управления МВД Украины в г. Киев, сотник 7-й сотни обороны Євромайдана («Сотня Лева»), народний депутат Украины VIII созыва. Прошел в Верховную раду по спискам партии «Народный Фронт» (номер в списке № 32). Его отец, Дейдей Сергей Яковлевич, был депутатом Ренийского горосвета (Одесская область). Представлял там партию «Наша Украина» и был главой райисполкома данной партии. По информации некоторых источников, Дейдей-старший был связан с уголовными делами по фактам разворовывания имущества местных предприятий.

И (по удивительному совпадению) именно там же, в Рени, некоторое время трудился в прокуратуре другой, пока еще «тайный» фигурант этой истории – Виталий Голощак, который был прокурором Ренийского района Одесской области до 2012 года, когда был переведен в Винницкую область. Причем, ушел из Одесской области он тогда со скандалом, как «утративший доверие» местного руководства.

Впрочем, ссылка была не очень долгой, и уже после революции в марте 2014 года Голощак оказался на очень высоком посту – прокурора г. Одессы.

Следует отметить, что ни до назначения прокурором Одессы, ни после Голощак «звезд с неба не хватал», потому внезапное обретение столь высокого поста выглядит несколько странно. Для объяснения этого факта необходимо вспомнить, кто же занимал в это время пост областного прокурора.

4 марта 2014 года на должность Одесского прокурора был назначен Игорь Боршуляк – личность, мягко говоря, одиозная.

В частности, в бытность свою в замначальника следственного управления областной прокуратуры, он неоднократно «отмазывал» совершавших разнообразные преступления прокуроров и судей. Вообще, «слив» резонансных дел был главным источником доходов Боршуляка.

Например, при его участии было закрыто дело относительно незаконного завладения рынком «Привоз» Владимиром Галантерником в интересах криминального элемента Александра Ангерта, известного по прозвищу «Ангел». Так же было закрыто дело относительно незаконного отчуждения коммунальной собственности в центральной части Одессы - Центрального ЗАГСа и еще около 20 объектов недвижимости. Обвиняемыми были бывший начальник Управления коммунальной собственности Одесского городского совета Эдуард Смоляр и его заместитель Михельман. Оба действовали в интересах все того же Владимира Галантерника. И снова все доказательства вины подозреваемых были собраны и находились в распоряжении прокуратуры, но Боршуляк все это «забыл».

Было закрыто дело о незаконном хищении в интересах бюджетных средств в размере 70 млн гривен КП «Теплоснабжение» Одесса, по которому обвиняемыми проходили директор КП Макаров и его заместитель. Потому у Боршуляка было немало «авторитетных» друзей в уголовных кругах и они, очевидно, и пролоббировали его назначение у «революционного Генпрокурора» Олега Махницкого «под шумок» революционных процессов.

Боршуляк же первым делом начал «подтягивать» своих людей, в числе которых оказался его бывший подчиненный по Ренийской прокуратуре – Голощак, которого он поставил руководить прокуратурой областного центра. Правда, «сказка» продолжалась недолго.

Уже в мае 2014 года Боршуляк был вынужден покинуть свой пост, чему предшествовали обвинения со стороны министра внутренних дел Арсена Авакова в пособничестве сепаратистам в Одессе во время трагических событий мая 2014 года.

В частности, сразу после случившегося, Боршуляк поспешил открыть уголовные дела против сотрудников милиции, которые, по его мнению, допустили массовые беспорядки в центре города, закончившиеся гибелью 46 человек. Но на следующий же день прокуратура, вдруг, своим решением позволила одесской милиции отпустить 67 участников столкновений. Тогдашний генпрокурор Махницкий «отмазал» и прокурора одесской области Боршуляка, и зама генпрокурора Николая Банчука, принявших такое решение, сказав, что они оба действовали в пределах своих полномочий. Виновниками вновь сделали милицию. Боршуляк же устроился в ГПУ на должность заместителя начальника управления надзорной деятельности по уголовным производствам следственных органов.

Потому судьба Голощака, лишившегося своего «покровителя», была предопределена. После того, как и.о. Генпрокурора Олега Махницкого сменил Виталий Ярема, в Одессе тоже появилось новое прокурорское руководство. 16 июля 2014 года был представлен новый прокурор Одессы – Гюндуз Мамедов.

Голощак же отправился начальником отдела в областную прокуратуру. Параллельно с этим в Одесскую область зашла «киевская команда», возглавляемая прокурором области Андреем Призом, в команде которого был, в частности, и Андрей Кузьменко, назначенный в Приморский район «Жечужины у моря».

Известен этот прокурор двумя вещами. Во-первых, он был первым замом прокурора Печерского района Киева с 2009 года, то есть и при Тимошенко, и при Януковиче, и во время революции. Кроме прочего, Кузьменко отметился тем, что давал указания на обыск квартиры активистки «Евромайдана» Елены Билозерской. Также новоназначенного прокурора обвиняли в рейдерских атаках, а именно - в захвате компании по производству отопительного оборудования ЗАО «Термо». Но главное – он был в числе 145 прокуроров, поддерживавших гособвинение в делах против участников «Евромайдана». Значит, по «люстрационному» закону подлежал увольнению в первую очередь. Правда, сам этот закон был принят и подписан только осенью 2014 года, что, впрочем, тогда никак не отразилось на статусе Кузьменко.

Однако, о «подвешенном» статусе Кузьменко знали все те, кому было нужно это знать. В частности, в ГПУ, где, очевидно, и слили соответствующую инфу Голощаку, у которого, очевидно, и созрели определенные виды на должность в Приморском районе. Кроме того, очевидно, старая группировка Боршуляка рассчитывала таким образом нанести удар по «киевским оккупантам» - группировке Приза. По крайней мере, сам Кузьменко называет именно Голощака главным «заказчиком» истории с «вопросом за 1,5 тысячи баксов».

Напрямую Голощак действовать не мог, поскольку переведенный из Киева прокурор пользовался покровительством областного начальства.

И тут вспомнились старые политические связи с нардепом Дейдеем. Благо, отец Дейдея – многолетний депутат горсовета и Рени, а Голощак – бывший тамошний прокурор, так что знать друг друга они были просто обязаны.

Операцию было решено провести в феврале, когда Генпрокурор Виталий Ярема должен был выступать в парламенте. Тогда должен был прозвучать вопрос про Кузьменко. Конечно, не для ушей Яремы, а чтобы его услышали журналисты, раздули скандал и коллективными усилиями, все же, «вытолкали» Приморского прокурора с должности. Сам Дейдей задавать вопрос не решился, а надумал подключить своего жадного коллегу – Кодолу.

Впрочем, блестящий план разрушили два недалеких нардепа, которые, вместо того, чтобы раздуть скандал по Кузьменко, сами стали фигурантами еще большего скандала.

Дальнейшее развитие событий

Голощак не особо переживал по поводу провала гениального плана и вскоре все же поискал себе подходящее «местечко», став осенью заместителем прокурора Суворовского района Одессы. Кузьменко уволили уже в весной 2015 года, и ему на смену пришел Александр Саулко. Очевидно, что «вопрос» все же сыграл свою роль, хотя, видимо, и не совсем так, как ожидали инициаторы данной истории.

Сам отставленный прокурор успел отличиться рядом эпатажных заявлений, намекая, что с органами он распрощался навсегда.

Во время проводимых осенью конкурсов на руководящие должности местных прокуратур в Одесской области ни Голощак, ни Кузьменко, ни Саулко в них не участвовали.

Фигуранты скандала - нардепы - тоже не имели причин «горевать». В частности, Дейдей больше не разменивается по мелочам, а работает «по-крупному» - участвует в схемах по крышеванию «Укргаздобыча», изображая «самооборону» и организовывая «возмущенных граждан».

Еще он максимально старается выслужиться перед начальством, стараясь демонстрировать максимальный уровень лояльности. В частности, Дейдей один из первых бросился «спасать» премьера Арсения Яценюка, когда того в парламенте «переносил» депутат Олег Барна 11 декабря 2015 года.

В целом, ничто не предвещало беды, но тут о старом деле решили вспомнить. Причем, удар подоспел с неожиданной стороны – от Алесандра Кузьменко, который, внезапно, решил через год после произошедшего подать в суд на депутата Кодолу, который, по мнению отставного прокурора, распространил о нем недостоверную информацию. Более того, нардеп сообщал, что, мол, обладает некими «убойными» фактами о Кузьменко, но за год так ничего и не предоставил.

Еще один важный момент, о котором «вскользь» упоминает Кузьменко. Получив иск, Кодола «забегал», и начал собирать информацию о Кузьменко, используя источники в ГПУ. Там ему была предоставлена информация за подписью Юрия Севрука, которая является разглашением личной информации, защиту которой гарантирует закон.

В этом контексте стоит упомянуть внезапный интерес со стороны нардепа Кодолы к «Прокурорской правде», который, в частности, выразился в следующем странном обращении.

Смысл этого обращения, в котором депутат просит подтвердить, что на «Прокурорской правде»  и правда выходили следующие публикации («Кому люстрация нипочем: список киевских прокуроров, «прессовавших» активистов Майдана» и  «Новый «приз» для Кивалова»), можно понять только в том случае, если вспомнить о февральском иске Кузьменко.

Теперь нардеп Кодола должен подтверждать свои обвинения, озвученные раньше в вопросе Яреме. Но откуда он взял информацию для постановки самого вопроса? Ведь это, по сути, закрытая личная информация, которая не могла распространяться просто так, свободно.

Очевидно, что назвать реальный источник в данной ситуации – это «слить» кого-то влиятельного в ГПУ (Кузьменко намекает на Юрия Севрука), а потому, как и в прошлый раз, нардеп изобрел «гениальный выход». Он будет утверждать, что всю информацию он нашел исключительно в открытом доступе. То есть, на «Прокурорской правде», и не имел никакого личного интереса или умысла. Почитывал себе с айпада издание, узнал о «вопиющих фактах», возмутился и тут же – спросил Генпрокурора, доколе будет продолжаться беззаконие. А для убедительности версии, нардеп собирает «документальные доказательства». В частности, «подтверждение» от «Прокурорской правды», что она и правда публиковала собственные статьи.

Правда, сразу же возникает вопрос: зачем это самому Кузьменко? Вроде, срок прошел немалый, как-то странно, что «возмутился» он только сейчас. Да и с прокуратурой, вроде, расстался он окончательно. Что это? Поразительная мстительность? Или же что-то еще?

Следует вспомнить, что Кузьменко ранее входил в одну группу с экс-прокурором Одесской области Андреем Призом, которую «курировал» заместитель Генпрокурора Анатолий Матиос (ранее работал в Управлении СБУ Одесской области).

Тот самый Матиос, который теперь претендует на место Генпрокурора в случае возможной отставки Виктора Шокина. И в этом «забеге» чуть ли не главный конкурент Матиоса – Юрий Севрук.

И вот, старый «подопечный» Матиоса «внезапно» вспоминает о нанесенном ему год назад «оскорблении», и использует это как повод для наезда на Севрука за якобы разглашение его, Кузьменко, личной информации.

Вряд ли все это является случайным «совпадением», а, скорее, очередным актом отчаянной подковёрной схватки прокурорских «бульдогов».

Исходя из изложенного выше, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- если нардепы Кодола и Дейдей и правда имели какие-то серьезные факты о противоправных действиях экс-прокурора Кузьменко, действительно серьезно «расследовали» все его преступления, то почему забыли про собственные обвинения на целый год, и не пытались дать делу ход?

- какие источники получения конфиденциальной информации были у народных депутатов Кодолы и Дейдея, что они их сейчас так настойчиво пытаются «прикрыть», списав получение информации только на «Прокурорскую правду»?

- почему экс-прокурор Кузьменко именно сейчас поднял вопрос обвинений в свой адрес годичной давности, именно сейчас осознал, что его «оскорбили» год назад, и не связано ли это с очередной борьбой за пост Генпрокурора?

comments powered by Disqus
TOP