ЗАКОН «О ПРОКУРАТУРЕ»: ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ ПРИНЯЛИ ДЕПУТАТЫ

14:38, 14.10.2014
  • 4227
  • 225
  • 0

Когда за Буратино захлопнулась дверь тюремной камеры, прокурор радостно воскликнул: «Наконец я посадил дерево!». Когда был подготовлен очередной проект Закона «о прокуратуре», синие мундиры пригорюнились: «Ведь кое-кто может и сесть». Нюансы нового закона «О прокуратуре» и как должна измениться «жизнь» прокуроров «по-новому».

«Бабок» у прокуроров станет меньше, но «лапа» останется та же

Попытка реформировать прокуратуру была запланирована еще в 2013 году. Тогда написанный законопроект даже прошел Венецианскую комиссию, но был остановлен на пути в Верховную Раду командой генпрокурора Пшонки. Да и сами депутаты не особенно спешили принимать такой закон, как этого требовал Евросоюз. Теперь, когда в Донбассе война и силовые ведомства деморализованы, у новой власти есть шанс довести таки реформу прокуратуры, а вслед за ней и реформы других ведомств до логического завершения.

Согласно новому закону, у прокуроров отнимаются многие функции. В частности, прокуратура лишается функции общего надзора. Само словосочетание «общий надзор» пахнет нафталином из прошлого – из Советского Союза, когда ещё всё было общим – государственным, когда и прокурор, и другие контролирующие органы могли проверять любые госучреждения и выявлять растраты.

Несмотря на то, что уже давно предприятия, по большому счёту, в частных руках, это не останавливает прокуроров расхаживать на любое из них и «проверять», соответствует ли его деятельность законодательству. Но вот теперь возможностей для «левака» у прокуроров станет однозначно меньше, ведь контролирующие органы, типа налоговой, справятся и без прокурорских. Впрочем, от этого планируют сделать «худыми» только прокурорские кошельки. Предпринимателям же, к которым придут с очередной проверкой, будет всё равно, кому давать на «лапу»: прокурору, милиционеру или налоговику.

Значит ли это, что прокуроры освободят хлебные места для «прессования» и «доения» предпринимателей и физлиц для других контролирующих органов?

По новому законопроекту надзорная функция будет выполняться прокуратурой только в форме представительства в суде интересов несовершеннолетних и недееспособных лиц, или в форме судебного представительства интересов государства в случае, если защита этих интересов не осуществляет, или ненадлежащим образом осуществляет орган государственной власти, орган местного самоуправления. Прокуроры сосредоточатся на поддержке обвинения в уголовных производствах, надзором за законностью в деятельности органов следствия и за деятельностью при исполнении наказаний по судебным приговорам.

При этом, статья 2 законопроекта, которая определяет функции прокуратуры не воспроизводит положений статьи 121 Конституции Украины. В частности, в ней отсутствует надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, соблюдением законов по этим вопросам органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, их должностными и служебными лицами.

В то же время, глава Консультативного совета при Генеральной прокуратуре Владимир Бойко заявляет: «Если же будет принят новый закон «О прокуратуре» и отменена надзорная функция, это будет катастрофа. В Украине нет иного контролирующего органа. Когда сторонники таких изменений ссылаются на европейский опыт, говоря, что прокуратура в других странах не имеет надзорной функции, они забывают, что там есть иные контролирующие органы».

Также он пророчит «моментальный развал государства», если будет принят законопроект в том виде, в котором он есть сейчас. «Обратите внимание, те депутаты, которые выступают за отмену надзорных функций и много об этом говорят, потом сами же направляют депутатские обращения в Генеральную прокуратуру по тому или иному вопросу, просят проконтролировать, проверить, так как больше обратиться некуда. Нет иного контролирующего органа», - сетует Бойко.

Однако, «Прокурорская правда» предполагает, что как раз в контролирующих органах у нас в стране недостатка нет, как и нет иллюзии по поводу того, что снятие надзорной функции с прокуроров изменит всю правоохранительную систему.

У Яремы замов поубавится, а «без бумажки» и Генпрокурор прокурору - не указ

Как утверждает Борис Малышев - эксперт Реанимационного пакета реформ, по новому Закону «о прокуратуре» у генпрокурора Яремы не должно быть больше двух заместителей, хотя на сайте ВР в новом законопроекте «О прокуратуре» всё же на 2 зама у Яремы должно быть больше. Хотя, учитывая, что на сегодня у генпрокурора вообще их восемь, то и четыре зама не так уж много.

Вместе с тем, новый законопроект не содержит норму о максимальном количестве прокуроров в Генеральной прокуратуре, местных и региональных прокуратурах. По словам Бориса Малышева, это можно было бы сделать, «установив коэффициенты в зависимости от количества населения на территории, подведомственной определенному органу прокуратуры».

Интересно, что будут делать с многочисленными замами прокуроров областей? Например, в Сумской области, у областного прокурора их аж 6!

Также, по новому закону прокуроры освободятся от «пресса» начальства, им, так сказать, будут предоставлены новые гарантии независимости. На деле это значит, что никакие устные поручения, просьбы начальства прокурор выполнять не обязан до получения письменных указаний. В новом законопроекте чётко записано: «прокурор не обязан выполнять приказы и указания прокурора высшего уровня, которые вызывают у него сомнение в законности, а также явно преступные распоряжения или указания».

Прокурорская инновация

Если в поручениях прокуроров высшего уровня прокурор распознает незаконность, то он имеет право обратиться за защитой в орган прокурорского самоуправления - Совет прокуроров. Введение дополнительных независимых от руководства прокуратуры Совета прокуроров и отдельной квалификационно-дисциплинарной комиссии – это инновация законопроекта. Похоже, что работать два этих органа самоуправления будут в плотной «завязке».

Так, Совет прокуроров будет рекомендовать назначение и увольнение прокуроров с административных должностей, защищать прокуроров от незаконного влияния, в том числе, со стороны руководящего состава. А квалификационно-дисциплинарная комиссия прокуроров, в свою очередь, будет выбирать кандидатов на должность прокурора, участвовать в переводе прокуроров из одного органа прокуратуры к другому, рассматривать жалобы / заявления о совершении прокурором дисциплинарного проступка и осуществлять дисциплинарное производство.

Некоторые положения закона у многих экспертов вызывают возражения. Всё тот же Малышев называет «антиконституционным» положение о том, что «кандидаты от Уполномоченного по правам человека в состав квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров должны быть согласованы соответствующим комитетом Верховной Рады».

Законом предусмотрено минимизацию влияния на деятельность Совета прокуроров и квалификационно-дисциплинарной комиссии со стороны руководящего состава прокуратуры. Оба органа избираются путем тайного голосования Всеукраинской конференцией работников прокуратуры. Причём, представители Генеральной прокуратуры составляют абсолютное меньшинство. Сможет ли эта мера уберечь прокуроров от «кумовства» на должностях, и «семейных подрядов», когда папа-прокурор хочет, чтобы сынок тоже прокурором стал?

В состав Совета прокуроров входят 13 человек, только два из которых являются представителями ГПУ. Кроме того, два члена являются представителями юридических вузов. Членом Совета прокуроров не может стать прокурор, который занимает административную должность, или входит в состав квалификационно-дисциплинарной комиссии.

А квалификационно-дисциплинарная комиссия прокуроров состоит из пяти прокуроров, двух ученых, одного адвоката, трех представителей Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека - правозащитников, представителей общественных организаций. Членом Комиссии не может быть назначен народный депутат Украины, работник органа исполнительной власти, СБУ, милиции, работник Национальной академии прокуратуры Украины, судья, а также прокурор, который находится на административной должности.

Кадровая «встряска» для прокуроров

Законописцы анонсируют прозрачный и конкурсный порядок приема на работу прокуроров. Он будет включать рейтинговый подход к определению кандидатов, открытые объявления об имеющихся вакансиях, сдачи экзамена в форме анонимного тестирования и профессиональной подготовке в Национальной академии прокуратуры. Также, на конкурсной и прозрачной основе будет происходить перевод прокуроров из одной прокуратуры в другую.

Кроме того, по закону будет установлен определенный размер зарплаты прокурору. В 2015 году минимальный оклад равен 10 минимальных заработных плат, а с 2017 года 12 минимальных заработных плат, плюс доплаты за выслугу лет и за административную должность.

Урезаются всё премии. У руководящего состава органов прокуратуры не будет инструмента давления на подчиненных путем произвольного назначения им премий или лишения определенных доплат.

Что интересно, раздел VI проекта, который предусматривает дисциплинарную ответственность прокурора, содержит понятие «дисциплинарный проступок». Однако, проект не дает чёткого определения этого понятия, не раскрывает его сущность, а также не определяет соответствующие признаки, что на практике только приведет к произвольному толкованию. Возникает просто «когнитивный диссонанс» при мысли, что может попасть под трактовку этого «дисциплинарного проступка». Вот, скажем, если прокуроры убирают неугодных, а «своих» на места ставят, когда мафию «крышуют», когда «афёрки» с землёй проворачивают – это всё проступки или что-то системное уже? Отсутствие законодательного определения этих вопросов 100% приведёт к нарушению принципа юридической определенности.

Кто у нас сегодня прокурор?

Интересна 42-я статья законопроекта «О прокуратуре». Она подменяет конституционную терминологию и признает существующую должность Генерального прокурора Украины «административной». Если следовать «букве» Закона, то при таком законодательном подходе освобождение генпрокурора от административной должности или прекращение его полномочий на административной должности не прекращает его полномочий прокурора!

Кроме того, реализация статьи 51, по которой «лицо, освобожденное от должности Генерального прокурора Украины, освобождается от должности прокурора по основаниям, определенным пунктами 1 - 3, 5 - 7 части первой настоящей статьи», потребует официального толкования в контексте временного существования внештатного прокурора. Намеренно ли законодатели организовуют квази-институт внештатного прокурора с сохранением гарантий материального, социального и бытового обеспечения, предусмотренных законодательством для прокуроров и предоставляют уволенному лицу с административной должности в прокуратуре преимущественное право на замещение вакантной должности прокурора в системе органов прокуратуры?

Как раз в «тему» экс-генпрокурор Украины Святослав Пискун сделал «пассаж» в сторону нынешнего руководителя Генпрокуратуры. «Такое впечатление, что те, кто пишут сегодняшние законы и принимают их, никогда в жизни не читали Конституцию Украины. Ничего, что у нас два генеральных прокурора в Украине – Махницкий и Ярема? Потому что Махницкий не снят с должности генерального прокурора, ведь не было согласия Верховной Рады на его снятие. Ничего?! Нормально?! А если я пойду в суд и восстановлюсь, у нас будет три генпрокурора одновременно», – заявил Пискун.

Исходя из выше изложенного, «Прокурорская правда» хочет поинтересоваться:

- что де-факто принесёт реформа новой прокуратуры нашей стране: реальные и качественные изменения в её работе, или просто изменение финансовых потоков и выполнение «сугубо в зале Верховной Рады» тех требований, которые ждёт от нас Европа?

- поставит ли новый закон «точку» в системе формирования команды Яремы «под себя» и закрепления силового блока за собой Президентом Петром Порошенко?

- не означают ли все эти «преобразования» прокуратуры продолжением курса «режима Януковича»?

comments powered by Disqus
TOP