ЗАОЧНОЕ РАССМОТРЕНИЕ ГЛАЗАМИ ЕВРОПЫ: КАК ЭТО "НАСАДИТЬ" НА УКРАИНСКИЙ ГРУНТ

21:59, 25.02.2015
  • 1914
  • 36
  • 0

Ввести заочное уголовное производство в Украине пытаются с начала 2014-го. Как известно, первую попытку предприняли 16 января прошлого года, когда эти нормы были включены в так называемые диктаторские законы. В октябре обновленная Верховная Рада опять предоставила стражам порядка и судам подобную возможность под предлогом обеспечения неотвратимости наказания за отдельные преступления. «Закон и бизнес» проанализировал, как соотносятся положения национального законодательства в этой части с европейскими требованиями относительно справедливого судебного процесса.

Рекомендации и резолюции

Среди прочего, целью внедрения заочного рассмотрения называлась возможность получить основания для возвращения в Украину с зарубежных счетов средств, полученных преступным путем. Ведь процедура их возврата сложная, а главное - возможна только при условии, предусмотренной Конвенцией об отмывании, поиске, аресте и конфискации доходов, полученных преступным путем (в 1990 году), - наличие приговора суда. Ранее без обвиняемого вынести приговор было невозможно, теперь ситуация должна измениться.

Сокращение сроков и упрощение уголовного производства - одна из основных тенденций развития уголовного процессуального права западных государств, сформировалась в результате роста количества уголовных производств, поступающих в суды, и неудобств, возникающих из-за длительности разбирательств. В этом случае отдадим должное и разработчикам отечественного Уголовного процессуального кодекса, которые приложили максимум усилий для обеспечения быстрого и эффективного производства, а именно: сокращение сроков расследования и судебного производства, материальных затрат на такие процессы, сбережения человеческих ресурсов и тому подобное.

Считается, что введение института специального досудебного расследования уголовных правонарушений уже давно стало необходимостью в условиях приближения украинского уголовного процессуального законодательства к нормам Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Ведь, как свидетельствует мировая практика, заочное производство применяется в отдельных странах - членах Совета Европы и СНГ. При этом такой вид производства направлен на реализацию принципа неотвратимости уголовной ответственности за совершенное преступление.

К тому же, даже в УПК 1960 предусматривалась возможность рассмотрения дела в отсутствие подсудимого, если последний находился за пределами Украины и уклонялся от явки в суд (ч.1 ст.262).

Внедрение в отечественное уголовное судопроизводство заочного производства в целом соответствует нормам международно-правовых актов. Так, положение пп.9 п. «А» розд.3 рекомендации №6R (87) 18 Комитета министров СЕ государствам-членам «Относительно упрощения уголовного правосудия» от 17.09.87 обязывают государства-члены рассмотреть и разрешить судам первой инстанции заслушивать дела и принимать в них решения в отсутствие обвиняемого при условии, что последний осведомлен надлежащим образом о дате слушаний и о своем праве на законное или иное представительство. При этом отмечается, что подобная процедура должна касаться, по крайней мере, мелких правонарушений.

Нормы заочного уголовного производства согласуются также с содержанием резолюции №75 (11) КМ СЕ относительно критериев, регламентирующих рассмотрение, проводимой в отсутствие обвиняемого.

Швейцарский прецедент

Европейский суд по правам человека допускает возможность проведения заочного уголовного производства, если будут обеспечены права и свободы, установленные конвенционными нормами. В частности, в решении «Да Лус Домингеш Феррейра против Бельгии» ЕСПЧ отметил, что если судебное заседание проходит в отсутствие подсудимого, это не является само по себе нарушением ст.6 конвенции. При этом отказ в доступе к правосудию имеет место, когда лицо, осужденное заочно, не может добиться принятия нового судебного решения относительно обоснованности обвинения о фактах и ​​юридических основаниях после того, как оно было реализовано, если не было установлено, что это лицо отказалось от права на защиту и на явку в суд.

Существование процедуры заочного уголовного производства не вызывает возражений при условии, что при этом соблюдаются гарантии, обеспечивающие права человека, закрепленные Конвенцией (решения по делам «Шомоди против Италии» и «Меденица против Швейцарии»). В частности, по делу «Меденица против Швейцарии» говорится об обжаловании постановления суда Женевы от 26.05.89, которым суд присяжных признал заявителя виновным по стст.300 и 302 уголовного кодекса Швейцарии (подделка документов, мошенничество) заочно и назначил ему наказание в виде 4 лет лишения свободы.

Особенно привлекло внимание то, что Райко Меденица - врач нетрадиционной медицины - стал участником сразу двух производств, открытых в отношении него в Швейцарии и США по схожим основаниям, а именно - в связи с недобросовестной врачебной деятельностью. Будучи участником двух производств, он должен преодолевать значительное расстояние, чтобы появляться в швейцарском и американском судах.

В заявлении, поданном в ЕСПЧ, Меденица утверждал, что суды не обеспечили защиты его прав должным образом, чем было возбуждено ст.6 конвенции. Заявитель подчеркнул, что прибыл в швейцарский суд не по своей вине, а из-за постановления суда США, который рассматривал дело, в котором он также выступал фигурантом. В свою очередь правительство Швейцарии заявил, что суд Женевы абсолютно оправдано определил в неявке Меденицы на заседание умысел, поскольку последний вместе со своим американским адвокатом не скрывал, что в интересах защиты хотел получить отсрочку рассмотрения дела. При этом отмечалось, что суд не только сообщил заявителя о предстоящем заседании надлежащим образом, но и указал на обязательность его присутствии. Также правительство согласилось с национальным судом, который поставил под сомнение аргументацию Меденицы о том, что он не мог прибыть из США на заседание, поскольку был единственным врачом, способным помочь своему пациенту, который не выжил бы в его отсутствие. Оценив доводы обеих сторон, ЕСПЧ постановил, что в этом деле отсутствуют нарушения конвенции и решения швейцарского суда правомочно.

Практически аналогичную правовую позицию Суд выразил в решениях «Колоцца против Италии» (1985), «Ейнгорн против Франции» (2001), «Кромби против Франции» (2001), «Баттиста против Франции» (2006) и др.

7 требований Страсбурга

При этом Евросуд неоднократно отмечал, что применение института заочного рассмотрения, который обеспечивает слушание уголовного дела в разумный срок, возможно при условии выполнения ряда рекомендаций.

Прежде такой институт должен использоваться в основном лишь по делам о преступлениях небольшой тяжести (проступки).

В то же время в УПК применения института, преимущественно предусмотрено для тяжких и особо тяжких преступлений. В первую очередь, против основ национальной безопасности, общественной безопасности и коррупционных преступлений (ч.2 ст.2971 кодекса), что не в полной мере соответствует рекомендациям.

Также должно быть гарантировано право обвиняемого на справедливое судебное разбирательство, включая:

- право присутствовать при рассмотрении дела;

- право выработать линию защиты;

- право быть выслушанным;

- право обжаловать заочный приговор.

КПК по этому поводу обязывает сторону обвинения использовать все предусмотренные законом возможности для соблюдения прав подозреваемого или обвиняемого (в частности прав на защиту, доступ к правосудию, тайну общения, невмешательства в частную жизнь) в случае осуществления уголовного производства при отсутствии подозреваемого или обвиняемого (ст.7). При этом задекларировано, что в случае вынесения приговора по результатам уголовного производства, в котором осуществлялось специальное досудебное производство, суд отдельно обязан обосновать, были ли осуществлены стороной обвинения все возможные предусмотренные законом меры по соблюдению прав подозреваемого, или обвиняемого на защиту и доступ к правосудию (ч.5 ст.374 УПК).

При заочном рассмотрении, по мнению ЕСПЧ, не должно нарушаться право обвиняемого на юридическую помощь, в том числе на участие защитника при обжаловании заочного приговора. Для этого КПК дополнен нормами, согласно которым участие защитника в специальном судебном производстве является обязательным (стст.52, 374). Если подозреваемый самостоятельно не определил своего защитника, следователь судья обязан принять необходимые меры для его привлечения (ч.1 ст.2973 УПК).

Вместе с тем процедура защиты остается недостаточно совершенной. Ведь считается, что законом не обеспечено в полной мере права обвиняемого на защиту в его отсутствие.

Ведь деятельность адвоката в уголовном процессе предусматривает возможность общения с подозреваемым, обвиняемым, конфиденциальное свидание, встречи в условиях, исключающих прослушивания. В нашем случае ничего этого нет, то есть защитник будет выполнять свою функцию совершенно непонятным образом - не только без клиента как такового, но и без возможности лично пообщаться с ним и получить те фактические данные, на основании которых он построит линию защиты.

Кроме того, в Евросуде отмечают: ни одно дело не должно быть рассмотрено, если лицо в течение времени, которое позволяет ей явиться в суд и подготовить свою защиту, не было уведомлено повестками, если только не будет установлено, что оно намеренно избегало правосудия.

КПК по этому поводу обязывает к ходатайству прокурора о проведении специального судебного производства в отношении обвиняемого добавлять материалы о том, что обвиняемый знал или должен был знать о начале уголовного производства (ст.323). Однако указанная норма не является барьером для злоупотреблений.

При этом, повестки должны указывать на последствия неявки обвиняемого. Для выполнения этого требования содержание повестки, закрепленное в ст.137 УПК, дополнено положением о возможности осуществления специального досудебного расследования или специального судебного производства в случае неявки.

Согласно позиции ЕСПЧ, принятое в отсутствие обвиняемого судебное решение должно быть доведено до его сведения в соответствии с правилами вручения повесток. При этом отсчет времени для обжалования не должен начинаться раньше, чем лицо может получить сообщение о вынесенном в отношении него приговора.

УПК предусматривает возможность возобновления судом срока, при условии предоставления обвиняемым (по которому судом вынесен приговор по результатам специального судебного производства) подтверждения наличия уважительных причин неявки на вызов (ст.400). В то же время, требование по доведению решения, принятого в отсутствие обвиняемого, по правилам вручения повесток для явки в суд в отечественном законодательстве не реализовано, что является существенным недостатком.

Наконец, лицо, в отношении которого рассматривалось дело в его отсутствие, но которому повестка была должным образом вручена, должно иметь право на повторное рассмотрение дела в обычном порядке, если может доказать, что его отсутствие и факт того, что оно не имело возможности проинформировать судью, были вызваны обстоятельствами, которые нельзя было устранить.

Опять же, подобные рекомендации в КПК никак не реализованы. Пожалуй, это один из самых опасных моментов заочного производства. Ведь при возвращении осужденного гражданина, его просто задержат для отбывания наказания. При этом, он не будет иметь ни возможности доказать причины своего пребывания за пределами страны, ни шансов отстоять свою невиновность в суде.

Теоретически можно применить процедуру пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам, однако путь будет слишком сложным и длительным.

В связи с этим, у «Прокурорской правды» есть несколько вопросов:

-  если мы заявляем, что Украина- это Европа, то сможет ли наше государство адаптировать европейские «правила» при рассмотрении заочно уголовных дел, если у нас постоянно это превращается в популизм?

- знали ли наши законодатели, что институт заочного осуждения эффективнее использовать только лишь по делам о преступлениях небольшой тяжести, или «вернуть деньги Януковича любой ценой», написав на скорую руку соответствующий закон, можно убить несоклько зайцев: с народ успокоить, себя выгородить, и, может, деньги вернуть? Снова популизм.

- если у нас изначально нарушена процедура оповещения «подозреваемого», со всеми вытекающими отсюда последствиями, о каком стремлении к приобщению к «европейской правовой семье» может идти речь?

 

comments powered by Disqus
TOP