• 14:23, 12 апреля 2016
  • 2837
  • 127
  • 0
Ювелирная мафия Фото: Прокурорская Правда

ЧИСТО УКРАИНСКОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ: ИСТОРИЯ «ЮВЕЛИРНОЙ МАФИИ», КОТОРУЮ КРЫШЕВАЛИ «ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ»

За годы независимости под покровительством высокопоставленных «правоохранителей» в Украине укрепилась и расправила плечи «ювелирная мафия», занимающаяся производством контрафактных украшений и их незаконным сбытом.

Происхождение знаменитых бриллиантов, обнаруженных во время обыска у экс-заместителя прокурора Киевской области Александра Корнийца, долгое время оставалось вне поля зрения широкой общественности, до поры до времени, более занятой наблюдением за разборками между различными группировками в самой ГПУ.

Однако, когда дело «бриллиантовых прокуроров» оказалось уже в суде, и в нем не было ни слова о самих «камешках», внезапно появляется информация, что драгоценности якобы опознал предприниматель Сергей Киселев, у которого они были изъяты еще в 2010 году во время обыска.

На основании этой информации начали распространяться версии, что камни попали к «бриллиантовому прокурору» через экс-сотрудника МВД, следователя Виталия Коновода, который ныне трудится в Киевской областной прокуратуре, и именно бриллиантами он «расплатился» за свое назначение.

Однако, при более внимательном изучении этой истории, сам Сергей Киселев превращается из невинной жертвы «милицейского беспредела» в опытного контрабандиста и фальсификатора ювелирных изделий, чей незаконный бизнес имеет миллиардные обороты.

Об этом, в частности, заявляет бывший партнер по незаконному бизнесу Киселева – некто Сергей Витюгов, осужденный ранее якобы за разбойное нападение на фирму Киселева – «ЮВК-Агат».

Согласно Витюгову, еще с начала 90-х годов процветал их незаконный бизнес, смысл которого заключался в скупке золота в Украине, вывозе его в сопредельные государства, изготовлении поддельных ювелирных изделий с клеймами крупных украинских заводов и их дальнейшей продаже заграницу.

В 2006 году между бывшими «партнерами» - Киселевым и Витюговым происходит конфликт, в результате которого последний переживает несколько покушений, а затем – попадает за решетку. В «посадке» бывшего бизнес-партнера Киселеву «подсобил» тогдашний начальник УБОП Валерий Гелетей.

Находясь в заключении, Витюгов, опасаясь за собственную жизнь, изложил в заявлениях в милицию всю преступную схему, результатом чего и стало «ювелирное дело» 2010 года, которое, однако, вскоре было «свернуто», и никто так и не понес ответственности.

Таким образом, мы имеем дело с преступлением, в котором одни контрабандисты грабят других, их «крышуют» сотрудники милиции, у которых, в свою очередь, «уводят» ценности другие сотрудники. Последние же «расплачиваются» вещдоками с прокурорами, на которых «наезжают» другие прокуроры.

Одни высокопоставленные «правоохранители» грабят других, и это можно назвать «типично украинским преступлением».

Вопрос происхождения бриллиантов

Как уже писала ранее «Прокурорская правда», бриллианты, которые были найдены в ходе обыска летом 2015 года у бывшего заместителя прокурора Киевской области Александра Корнийца, имеют скандальное происхождение и могли быть украдены из хранилища улик, где сберегались как вещдоки по другому громкому «ювелирному делу», которое расследуется уже более 5 лет.

Эти, так и прочие драгоценности якобы были похищены с места ответственного хранения бывшим сотрудником столичного МВД Валерием Коноводом, который на данный момент работает в прокуратуре Киевской области, а затем вручены Корнийцу в качестве взятки за помощь в трудоустройстве экс-милиционера в надзорное ведомство.

Сам Коновод – легендарная в определенных кругах личность. В частности, в бытность свою старшим следователем СУ ГУ МВД Киева он прославился тем, что «прессовал» во времена президентства Виктора Януковича известных оппозиционных активистов.

В частности, 27 марта 2010 года следователь Коновод участвовал в проведении обыска в квартире журналистки Елены Билозерской. По заявлениям самой Билозерской, у нее искали печатную и фотопродукцию, связанную с политической деятельностью.

По ее словам, следователи ушли в 11 часов, конфисковав 2 диска, который содержит фотоотчеты по акциям протеста. В частности, речь шла об акции протеста возле магазина дорогого меха, направленную в защиту животных. Во время обыска проверяли также персональный компьютер.

Как рассказала Билозерская, правоохранителей интересовали фото, где зафиксировано бросание дымовых шашек во время акций протеста.

Естественно, что Билозерская об этом не забыла, и при каждом удобном случае подчеркивала, что Коновод - «фальсификатор дел».

14:36, 12 апреля 2016 Билозерская

Кроме того, уже по итогам событий 2013-2014 годов Коновод попал в сомнительный список участников судебного преследования активистов Майдана.

Потому нет ничего удивительного, что он задумал «побег» из структур МВД в прокуратуру, где, очевидно, надеялся «затеряться» и скрыться от старых «друзей», не привлекать к себе внимания и выжидать, пока ситуация изменится.

В этом контексте версия о том, что Коновод мог предлагать взятку, не выглядит невероятной. Действительно, зачем руководству Киевской облпрокуратуры брать себе на неплохую должность столь одиозного «мента»? Очевидно, экс-следователь ГУ МВД вполне мог найти какие-то очень веские аргументы.

В то же время, журналисты обнаружили в ЕРДР уголовное производство №12012110000000592, открытое 23 октября 2015 года, которое касается возможного присвоения драгоценностей, найденных у «бриллиантового прокурора». Заявитель по данному делу - учредитель ООО «ЮВК-Агат» Сергей Киселев утверждает, что узнал в обнаруженных у Корнийца камнях изделиях те, которые были изъяты в ходе «шмона» на его предприятии по улице Фрунзе, 38 пять с половиной лет назад.

Вероятнее всего речь идет о событиях, описанных в СМИ в начале августа 2010 года. Тогда появилась информация, что милиция разоблачила крупную мафиозную сеть, объединяющую 130 «черных» ювелиров и бесперебойно работавшую в Киеве под прикрытием легального предприятия более 10 лет.

Согласно озвученной тогда информации МВД, выйти на «синдикат ювелиров» сотрудникам ГСБЭП и Следственного главка удалось в первой половине 2010 года. Проверка рынка драгоценных металлов показала: часть легально изготавливаемых браслетов, колец, цепочек и других драгоценностей, имеющих поддельные клейма известных производителей, контрабандным путем шла за границу, часть реализовывалась оптом в Украине.

Официально «теневики» декларировали только 1% реальных объемов производства, а остальное шло налево. В подпольных цехах обрабатывалось до 3 тонн неучтенного золота в год, а такому колоссальному обороту способствовали коммерческие банки и фирмы-посредники.

Согласно версии милиции 2010 года, во время обысков у «подпольщиков» было изъято 300 килограмм ювелирных изделий и драгоценных металлов, 24 поддельных пробирных клейма, 56 штампов профильных предприятий и 2 миллиона долларов наличными.

В дальнейшем появилась дополнительная информация, указывающая на реальные масштабы данного дела. В частности, стало известно, что в спайке с «подпольщиками» были задействованы представители Киевского ювелирного завода.

18 ноября 2010 года Генеральная прокуратура возбудила уголовное по факту подделки документов и передаче клейма Киевского ювелирного завода (КЮЗ) и золота двум компаниям – «ЮВК-Агат» и «ЮВК-Оникс» с целью получения сверхприбылей.

Согласно тексту постановления Печерского райсуда от 12 ноября, ТОВ «ЮВК-Агат» совершило реализацию 205 кг ювелирных изделий на сумму 24 млн. 190 тыс. грн, что причинило убытки государству в размере 266 тыс. 563 грн. Учитывая это, Печерский райсуд разрешил проверку счетов КЮЗ в Правэкс-банке. Также разрешено раскрыть банковскую тайну и провести изъятие документов, в частности, банковских карточек с образцами подписей работников и оттиском печати ВАТ «КЮЗ», анкет клиентов банка.

В самом КЮЗ, где, в то время готовились к приватизации, все обвинения отрицали, так же как и связь с сомнительными структурами.

Впрочем, вернемся к изъятым в 2010 году камням, а вернее - их оценочной стоимости. Киселев утверждает, что правоохранители вынесли из его предприятия драгоценности на общую сумму около 1,2 миллиона долларов.

Киселев настаивает, что наезд на «ЮВК-Агат» в 2010 году милиции произошел не ввиду незаконной работы его бизнеса, а явился следствием его отказа поделиться долей высокодоходного производства.

Он утверждает, что на предприятии было проведено 18 обысков без санкции суда, а в первый же день
«шмона» без описи были вынесены 500 килограмм золота, 2 миллиона долларов, бесценные коллекции монет и алкоголя. Всего в государственное хранилище Минфина «переехало» 60 мешков, заполненных до отказа описанным имуществом.

На данный момент изъятые в 2010 году ценности по документам должны находиться в спецхране, однако именно часть «своих камней» Киселев якобы увидел в числе тех вещей, которые были обнаружены в ходе обыска у бывшего зама прокурора Киевской области летом 2015 года.

Ювелир, в частности, указал на то, что даже упаковка для камней была та же, которую он использовал сам. На основании этого, он затребовал допуска к описанным ценностям и обнаружил недостачу. По его словам, из нескольких килограмм бриллиантов осталось порядка 100 грамм, что означает хищение на несколько миллионов долларов.

Доступ к драгоценному конфискату имел следователь по «ювелирному делу» 2010 года Валерий Коновод.

Именно он на момент активной фазы следствия работал в следственном управлении милиции Киева.

На сегодняшний день Коновод работает в структуре прокуратуры Киевской области, что и позволяет говорить о наличии связи между ним и опальным «бриллиантовым прокурором».

Обнаружив «пропажу» части конфиската, Киселев как раз и обратился с заявлением к правоохранительным органам, и потребовал сличить камни, изъятые на «ЮВК-Агате» с драгоценностями, найденными у Корнийца.

Для проверки этого было открыто уголовное производство от 14 декабря 2015 года, но следствие якобы было прекращено, а само дело - истребовано руководством ГПУ. При этом расследовать его якобы было поручено Коноводу, которого и обвиняет Киселев в хищении.

Добавим, что после выхода в эфир сюжета ICTV ссылку на этот материал разместил в своем Fb экс-заместитель Генпрокурора Давид Сакварелидзе, снабдив соответствующим комментарием.

«Прокурорская правда» обратилась за комментариями к самому Корнийцу, который отметил, что об открытии уголовного производства по поводу возможной кражи драгоценностей, изъятых в ЮВК-Агате, он узнал после выхода материала «Надзвичайних Новин».

Для полноты картины, следует также упомянуть, что человек, упомянутый в сюжете «Надзвичайных новын» как «Сергей Киселев», по другим данным является самозванцем.

14:48, 12 апреля 2016 Комментарий

Кому и зачем понадобилось выдавать себя за «уголовного ювелира» - не вполне понятно.

О чем рассказали судебные материалы

Как следует из материалов суда, 23 октября 2015 года владелец ООО «ЮВК-Агат» Сергей Киселев обратился с заявлением в ГПУ о том, что он якобы узнал в бриллиантах, обнаруженных в ходе обыска у Корнийца те камни, которые были изъяты у него в ходе обысков по делу «подпольных ювелиров» в 2010 году. С изложенными заявителем доводами в надзорном ведомстве не согласились, и в возбуждении уголовного производства по ч.2. ст. 191 («Присвоение, растрата имущества или овладение им путем злоупотребления служебным положением») в отношении «бриллиантового прокурора» было отказано. Киселев оспорил это решение в суде, обвиняя прокуроров в бездействии, и потребовав внести в ЕРДР ведомости о совершении преступления, однако сделал это с нарушением.

В частности, судья Печерского райсуда Галина Матийчук в своем решении от 18 ноября указывает: жалобу на бездействие ГПУ по своему заявлению Киселев подал с пропуском сроков, установленных ст. 304 УПК Украины (предусматривающую, что обжаловать решение следователя или прокурора можно в течение 10 дней). Вместо этого владелец «ЮВК-Агат» оспорил позицию надзорного ведомства только 11 ноября.

При этом сам Киселев утверждал, что ответ ГПУ, где указывалось на отсутствие оснований для внесения по его заявлению сведений в ЕРДР от 29 октября, получил только 9 ноября. Вследствие этого, в удовлетворении жалобы «подпольного ювелира» было отказано.

Однако, менее чем через неделю та же судья Матийчук приняла абсолютно другое решение, обязав ГПУ таки внести сведения о потенциальном нарушении закона в ЕРДР.

Характерная деталь - из материалов этого судебного решения следует, что Киселев обратился в суд с жалобой на бездействие ГПУ еще 3 ноября, хотя, как сам настаивал ранее, узнал об отказе в возбуждении нового дела в отношении бывшего зама прокурора Киевской области только через 8 дней. Как бы там ни было, но именно решение судьи Матийчук открыло дорогу уголовному производству № 42015100000002750 (по ч.2. ст. 191 УК Украины), досудебное расследование которым взялась проводить группировка «младопрокуроров» - ставленников зама главы ГПУ - Давида Сакварелидзе.

По данному производству «Прокурорская правда» направила запрос в ГПУ, однако получила лишь самый «общий» ответ. Дескать, информация внесена в ЕРДР по решению суда, подозрения не вручались, досудебное следствие продолжается, а больше ничего они сообщить не могут.

Добавим, что ее решение, размещенное в Едином реестре судебных решений, также позволяет отследить, как расследовалось дело «подпольных ювелиров», что инкриминировалось в 2010 году и далее Киселеву, а также где в данном производстве возник «след Коновода» - нынешнего сотрудника прокуратуры Киевской области (который по версии владельца ЮВК-Агата украл из хранилища часть драгоценностей и затем вручил их в виде взятки бывшему заму прокурора Киевской области).

Как следует из материалов судебного решения, само уголовное дело пять с половиной лет назад возбуждалось ГПУ после изучения материалов, собранных государственным департаментом службы по борьбе с экономической преступностью МВД и в конце 2010 года было направлено на расследование в Киев.

Известно, что должностным лицам «ЮВК-Агат» вменялось совершение преступлений по ч.1. ст.358, ч.3. ст.358 и ч.1. ст.202 УК Украины - подделка отчета об операциях с драгоценными металлами за 4 квартал 2008 года, а также использование подложных документов при осуществлении хозяйственной деятельности, нарушение условий лицензирования.

В начале июля 2010 года заместитель генпрокурора санкционировал проведение обыска на предприятии Киселева по ул. Фрунзе, 102, что и сделали милиционеры 30 июля. Перечень изъятых ценностей и денег описан в судебном решении, однако обращает на себя внимание одна важная деталь - они упаковывались не в мешки, как убеждал журналистов владелец ЮВК-Агата, а в полиэтиленовые пакеты.

При этом в ходе «шмона» присутствовали понятые. В дальнейшем из первичных материалов дела убрали две статьи обвинения, а само уголовное производство по ч.1. ст. 358 УК Украины в декабре 2012 года было передано для расследования в Подольское управление столичного МВД.

Сам Валерий Коновод «всплывает» в этом деле несколько раньше: дважды (28 марта и 9 апреля 2012 года) он направлял сопроводительные письма по делу «подпольных ювелиров». Сами изделия же были признаны Коноводом вещественными доказательствами и помещены на ответственное хранение в спецхране Минфина и хранилище драгоценных металлов и камней Украины.

Хроники «ювелирной мафии»

Впрочем, работа ООО «ЮВК-Агат», учредитель которого Сергей Киселев был представлен журналистами в качестве жертвы прокурорско-милицейского беспредела с обыском по делу 2010 года и стал заявителем по новому «бриллиантовому делу» в отношении бывшего зама прокурора Киевской области Александра Корнийца, никогда не имела ничего общего с законностью. И до сих пор остались свидетели, готовые «напомнить» о художествах «ювелирной группировки». Благо, повод для этого он предоставил сам.

Еще с начала 90-х годов 99% деятельности группировки Киселева - чистой воды криминал международного масштаба, «от контрабанды золота и бриллиантов на суммы свыше 100 миллионов долларов в год» и вплоть до убийств конкурентов.

В частности, в рамках этого «бизнеса» золото в слитках тоннами заходило по контрабандным каналам в Украину, а затем тонны поддельных изделий уходили в Россию. За 10 лет оборот составил свыше 30 тонн золота на сумму более 1 миллиарда долларов, что подтверждено многочисленными фактами.

Началась эта история, как и многие другие, в начале «лихих 90-х», когда бывший секретарь комитета комсомола Киевского инженерно-строительного института и преподаватель этого же вуза Сергей Киселев решил заняться бизнесом. Незаконным, как тогда было «принято». В частности, оборотом золото-валютных ценностей.

До 1994 года он занимался исключительно тем, что скупал золото (лом изделий, техническое и зубопротезное) у перекупщиков под скупками и ломбардами Киева. Цена которую он тогда платил, была несколько выше, чем сформировавшаяся среднерыночная (платил он 5,5 $ за грамм самой распространенной 583 пробы золота), а потому дело развивалось успешно.

Сотням киевских перекупщиков Киселев был тогда известен под кличкой «Сережа 5и5» или «длинный» (за изрядный рост), причем последнего обращение его дико обижало.

Тогда же Киселев познакомился с Сергеем Витюговым, который «держал» собственную крупную скупку золота и бриллиантов с 1992 по 1995 год в кинотеатре «Кинопанорама» (ул. Шота Руставели, 19), а затем и сдружился. Кстати, в это время в Витюговым работал и Дмитрий Тракалюк.

До 1994 года Киселев еженедельно перевозил в Польшу по налаженному им каналу через границу порядка двух-трех килограмм золота, перепродавал тамошним ювелирам с зазором не менее одного доллара за грамм и возвращался назад с деньгами.

Затем, работавший в то время с Витюговым Дмитрий Тракалюк, предложил Киселеву везти обратно из Польши не деньги, а неопробированные золотые изделия.

Схема была проста. В Польше у местных ювелиров заказываются копии изделий из ассортимента известных украинских ювелирных заводов. Далее, по отработанным каналам их завозят в Украину, ставят поддельные клейма, и продают уже совершенно по другим ценам.

Следует сказать, что все 90-е годы были периодом ажиотажного спроса на ювелирные изделия, и конечный покупатель платил зачастую до 15- 20$ за грамм.

С этого начался принципиально новый этап незаконного бизнеса.

Причем, если в первые месяцы ввозились контрабандой буквально считанные килограммы нескольких видов золотых изделий, то к концу 1995 ежемесячный объем контрабандно ввозимой из Польши золото-ювелирной продукции превышал 50 килограмм в месяц, а ассортимент включал сотни видов изделий.

В 2001 незаконное ювелирное производство было организовано уже непосредственно в Украине, для чего были созданы теневые структуры: «ЮВК-Агат», «ЮВК-Оникс»), которые занимались производством контрафакта с клеймами известных украинских ювелирных заводов.

Доходы росли. На каждом грамме золотых изделий, как правило зарабатывал несколько долларов. И если в 1994 году для организации этого криминального бизнеса приходилось брать деньги под проценты, то спустя пару лет их успешным коммерсантам «девать было некуда», потому и приобреталась недвижимость не только в Киеве, но и на Канарских островах, в Европе (квартиры, дома, отели, коммерческая недвижимость).

В процесс создания организованной преступной группы вовлекались все новые люди (из числа родни Киселева, Тракалюка и их близких знакомых), с четким распределением ролей (клеймение изделий, их доработка после нанесения поддельных клейм и именников, перешлифовка, создание поддельных бирок Киевского, Львовского, Одесского ювелирных заводов, потом транспортировка, продажа и так далее).

Двоюродный брат жены Тракалюка, некий Олег, работавший на заводе «Ремточмеханика», порекомендовал гравера Георгия Козюбу, работавшего там же.

Впоследствии именно Козюба, ставший, к тому же, кумом Киселева, изготовил десятки поддельных пробирных клейм и именных штампов профильных ювелирных предприятий, и больше 10 лет лично наносил их на огромное количество поддельной продукции.

Далее значительная часть продукции вывозились из страны. Тут задействовались, в частности, проводники поезда Киев-Москва, которые более 10 лет возили партии золотых изделий в упаковках из-под сока, а назад – таким же образом упакованную валютную выручку.

«Стабильную работу» широкомасштабного канала контрабанды ювелирных изделий наладить Киселеву помогли высокопоставленные сотрудники правоохранительных органов Украины.

При этом, в саму схему ОПГ Киселева на «киевском уровне» входят его ближайшие родственники и друзья, а сам руководитель преступной группы контрабандистов золота предпочитает держаться в тени. В частности, все активы ОПГ были оформлены де-юре на родителей партнера Киселева - Дмитрия Тракалюка, а также на сестру жены Киселева - Юлию Корниенко и ее супруга Игоря.

Всё это (много позже самих событий), экс-партнер Киселева Сергей Витюгов изложил в соответствующих заявлениях.

Конфликт «бизнес-партнеров»

Впрочем, уже в 2006 году отношения между бизнес-партнерами портятся. В частности, между Витюговым и Тракалюком произошла размолвка (последний был армейским товарищем Витюгова, а позднее партнером, но затем якобы украл несколько миллионов долларов из их общего незаконного ювелирного бизнеса, и затем вложил их вместе с Киселевым в «ЮВК-Агат» и «ЮВК-Оникс»).

15 марта 2006 года Витюгов забирает у Тракалюка 35 килограммов золота, которое, по его мнению, было ранее у него украдено, угрожая оружием, а также предупреждает, что в случае попыток давления на него – сделает детали их общего бизнеса всеобщим достоянием.

Киселев подает об этом заявление.

Весной 2006 года МВД возбудило уголовное дело в отношении Витюгова - ему вменяли совершение разбоя. Тогда же на авансцену вышел «старший партнер» Киселева - бывший министр обороны и нынешний начальник управления госохраны Валерий Гелетей, который на тот момент возглавлял Киевский УБОП.

Именно его Витюгов называет главным фальсификатором собственного уголовного дела под номером 04/13091, а исполнителями – его доверенных лиц (офицеров УБОП: Александра Билыка, Владимира Охрименко).

По утверждению бывшего «подпольного ювелира», именно они подбросили вещественные доказательства в ходе обыска, заказанного и оплаченного Киселевым.

Впоследствии суд вынес в его отношении обвинительный приговор (11 лет лишения свободы), но и в тюрьме бывшего подельника Киселева продолжали прессовать правоохранители, повязанные с незаконным бизнесом. На бывшего контрабандиста была объявлена охота. Он утверждает, что Киселев и его покровители в силовых структурах заочно «приговорили его к смерти».

Витюгов отмечает, что о поступивших угрозах жизни пытался «заявить и в СБУ, и в милицию, и даже в ГПУ», но реакции не было.

В конечном счете, Витюгов был осужден, и провел в СИЗО и колонии в общем около 7,5 лет, освободился в конце 2013 года.

Кроме того, Витюгов заявляет о многочисленных покушениях на него, осуществляемых бывшими «партнерами», а также об угрозах физического устранения во время пребывания в СИЗО № 13 и колонии БИК 119.

В частности, Витюговым упоминается попытка подрыва его автомобиля при помощи установленной в нем толовой шашки с дистанционным управлением.

Во время пребывания в заключении, он обратился к майору ДДСБЕЗ МВД Игорю Бондаренко, с тем, чтобы изложить полностью всю схему незаконного ювелирного бизнеса, и, тем самым, «подстраховать» себя.

Витюгов утверждает, что «шмон» в «ЮВК-Агате» летом 2010 года произошел как раз с его подачи, а в основу дела «ювелирной мафии» были положены материалы, ранее переданные им для Скалозуба. При этом сам глава ОПГ, сегодня вновь появившийся на авансцене, но уже в рамках другого резонансного производства, готовился в случае «шухера» сдать подельников.

«Киселев по бумагам был только владельцем компании «Альянс», которая лишь сдавала в аренду помещения «ЮВК-Агат». Поэтому в ходе «шухера», произошедшего летом 2010 года, он не попадал под удар. Под угрозой были только активы, а козлами отпущения должны были стать Тракалюк либо Игорь Корниенко. Но тогда никто не сел, откупились», - вспоминает Витюгов.

По его словам, все участники ОПГ, промышлявшей контрабандой, до сих пор находятся на свободе, а их «крыша» в силовых ведомствах отлично устроилась в условиях «постмайданной власти».

В открытом доступе «Прокурорская правда» разыскала подтверждение связи Тракалюка и Киселева: юридический адрес их фирм ООО «ЮВК-Агат» и ООО «СК Альянс» является идентичным (Киев, ул. Драйзера, 9д, кв. 184).

Кроме того, как следует из телефонной книги г. Киева, в этой квартире зарегистрирован некто «А.Л. Тракалюк».

Между прочим, недалеко располагается ювелирный магазин, который Витюгов называл «отмывкой» для поддельной ювелирки еще на ранних этапах функционирования их незаконного бизнеса, и который «держал» кум Киселева – Козюба.

Так что, очевидно, особой «конспирацией» участники уголовного синдиката «не заморачивались».

Касательно причин, почему Киселев активизировался именно сейчас, то он, очевидно, надеется, используя свои связи в «высоких кабинетах», попытаться вернуть изъятые ценности. Если же это не выйдет, то, используя имидж «жертвы злобных бриллиантовых прокуроров», снова запустить свой незаконный, зато сверх-доходный бизнес.

Отдельный вопрос – «след» в деле Валерия Гелетея, которого называют главным «крышевателем» ювелирной мафии.

В этом контексте, не лишним будет вспомнить, что брата Валерия Гелетея – Владимира, замначальника УСБУ в Закарпатской области связывали с контрабандными разборками лета 2015 года, о чем тогда писала «Прокурорская правда».

Именно семейство Гелетеев называют главными крышевателями контрабанды на Закарпатье. Кроме того, клан Балоги-Гелетея – общеизвестный «держатель» схем контрабанды сигарет.

Еще в 2015 году закарпатские журналисты описали схему крышевателей контрабанды на Закарпатье, построенную вокруг клана «Глетеев-Балог».

Потому интерес этой группировке к контрабанде «ювелирки» также может быть вполне объяснимым.

Исходя из изложенного выше, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- почему после скандального дела 2010 года о поддельных ювелирных изделиях, о котором громко заявляли на всю страну, так и не были названы виновные и никто не понес ответственности?

- почему Сергей Киселев из «ЮВК-Агат» вспомнил о том, что у него изъяты несколько кило бриллиантов и хранятся где-то только через 6 лет после изъятия, и поднял по этому поводу «вой»?

- за какие заслуги на неплохую должность в киевскую областную прокуратуру взяли на неплохую должность выходца из МВД Коновода, за которым с прошлого рабочего места тянулся шлейф скандалов?

comments powered by Disqus