• 18:52, 30 ноября 2016
  • 7873
  • 181
  • 0
Прокурорские квартиры Фото: Прокурорская Правда

КВАРТИРНЫЕ МАХИНАТОРЫ ИЗ ПРОКУРАТУРЫ: ИСТОРИИ «ЗАКОННИКОВ», КОТОРЫЕ «НАГРЕЛИ» ГОСУДАРСТВО НА КВАДРАТНЫЕ МЕТРЫ

За годы независимости предусмотренное в законодательстве право прокуроров на внеочередное получение жилплощади превратилось в прибыльную схему квартирных афер и махинаций.

Для сотен тысяч украинских семей квадратные метры от государства на грани фантастики. Можно десятилетиями стоять в очереди в надежде получить бесплатное жилье. В то время, как правоохранителям, судьям, прокурорам ежегодно пачками достаются дармовые квартиры.

Сложившаяся система распределения бесплатного жилья дает простор для манипуляций. Дело в том, что выдача бесплатного жилья регулируется по разным спискам: общим, первоочередным, внеочередным. И какой «сорт» очередников получает преимущество, очевидно.

Из нормативных актов советских времен осталось в числе действующих немного, но в вопросах распределения бесплатного жилья для чиновников почти все по-прежнему. Способы, как оперативно завладеть квадратными метрами, есть.

Существует старая практика ротации кадров (причем не единичная), когда прокурор переезжает с места на место, предыдущая квартира остается детям или другим родственникам, а прибывший в столичный регион назначенец вновь претендует на жилье. Его дают в виде исключения, вне очереди, или в первую очередь. Жилье можно получить «в пользование» и перевести в постоянное. Служебную квартиру можно превратить в частную, а еще - «выбить» бесплатно землю для ведомственного строительства, или отхватить весомую долю уже построенного на средства инвесторов жилья, опять-таки, за счет других.

Самой распространенной схемой получения государственного жилья прокурорами в собственность является получение «служебного» жилья от прокуратуры с его последующим переведением в разряд «государственного», что, в свою очередь, открывает возможность для приватизации. Подобную схему используют на всех уровнях: от руководства ГПУ и до прокуроров местных прокуратур.

При этом, прокуратуры работают в полном взаимодействии с органами местного самоуправления. В частности, они обеспечивают «крышу» для сомнительных строек в обмен на «долю» в новостройках. Если учесть, что реально подобное распределение жилья толком не фиксируется - это открывает прекрасные возможности для махинаций. Если же местная власть «упирается» и не хочет делиться с прокуратурой, то последняя может припомнить ей разнообразные преступления из прошлого.

В погоне за дармовыми квадратными метрами некоторых законников не останавливает ничто. Например, зафиксированы случаи, когда прокуратура сама выступает «застройщиком», а также собирает данные о недвижимости, которая остается после смерти собственников, чтобы и на неё наложить «лапу».

При этом, даже после увольнения прокуроров, приватизированная ими жилплощадь никуда не девается. Соответственно, проведённая не так давно «люстрация» была компенсирована для многих «законников» полученными ранее квартирами.

Несмотря на то, что квартирные махинации в прокуратуре не являются ни для кого секретом, сами «законники» свято блюдут свои тайны, и всячески скрывают информацию, ссылаясь на те или иные причины. Впрочем, это не отменяет факта массовости «афер с недвижимостью» под крышей прокуратуры.

Основания «жилищного коммунизма» для прокуроров

С развалом Советского Союза, десятилетиями формировавшаяся система распределения соцжилья между очередниками, первоочередниками, внеочередниками, различными категориями льготников и государственными работниками, казалось бы, канула в Лету, но только не для «государственных мужей», для которых «коммунизм» в жилищной сфере продолжается до сих пор.

После провозглашения независимости, жилую очередь поделили на три потока: общую, первоочередную и внеочередную.

Право на первоочередное получение квартиры имеют, прежде всего, участники боевых действий, которые получили ранения или увечья в ходе этих действий, - для них предусмотрен срок два года со времени взятия на учет. В этой же категории - инвалиды первой и второй групп, лица, которые имеют особые заслуги перед Родиной. На отдельные квадратные метры должны расселять и граждан, которые имеют тяжелые хронические недуги. По закону, первоочередное жилье также должны предоставлять семьям и матерям-одиночкам с тремя и больше детьми, а также в случае рождения близнецов или детей-инвалидов.

Параллельно, согласно закону Украины «О прокуратуре», прокуроры и следователи тоже обеспечиваются жилой площадью в первоочередном порядке. Более того, местные органы власти должны обеспечить их жилыми помещениями в течение полгода. Т.е., другие категории граждан, которые имеют право на первоочередное получение помещение, могут ждать годами, а прокуроров нужно обеспечивать немедленно.

Квартиры для прокуроров, судей, правоохранителей являются своеобразнойвзяткой со стороны местной власти силовикам. Когда строительная фирма сдаёт дом, то передает местной власти определенное количество квартир, чтобы не иметь хлопот с подписанием акта о сдаче дома в эксплуатацию. А уже мэрия эти квартиры передает прокурорам.

Такая схема удовлетворяет и застройщиков, и власть, и силовиков. Городская власть предоставляет квартиру не лично прокурору, а прокуратуре или суду. А уже руководство этих структур самостоятельно решает, кому выделить это помещение.

Есть ещё одна схема. Например, горсовет выделяет бесплатно земельный участок под строительство жилья для суда или милиции. Те находят строительную фирму, которой предлагают на этом участке возвести дом, часть квартир в котором продать по рыночной цене, вместе с тем, квартиры для судей будут безвозмездными. Такая схема подходит всем. Ведь строительная фирма экономит на купле земельного участка для строительства, а владельцы этого участка получат квартиры даром. Да и проблем со сдачей в эксплуатацию судейского или милицейского дома не будет.

Например, в 2003 году решением сессии Киевского городского совета впервые было узаконено обязательство застройщиков передавать в пользу Главного управления жилищного обеспечения исполкома высчитываемый по соответствующей формуле процент квадратных метров от построенных домов - от 5 до 15% квартир, в зависимости от близости строящегося жилья к центру столицы.

Само собой, это помимо уплаты застройщиком денежных средств в местный бюджет в виде паевого взноса на создание социальной и инженерно-транспортной инфраструктуры города. Далее чиновники на своё усмотрение распределяли квартиры, что, в свою очередь, лишь поощряло коррупцию.

В 2011 году были приняты Радой и подписаны Президентом два закона, имеющих непосредственное отношение также и к проблемам взаимоотношений власти и застройщиков. Закон «О регулировании градостроительной деятельности» запретил требовать от застройщика какое-либо имущество или услуги за исключением предусмотренных законодательством паевых взносов. Следом за ним вступил в силу закон «Об основах предотвращения и противодействия коррупции», который вообще запретил органам государственной власти и местного самоуправления получать что-либо от физических и юридических лиц на бесплатной основе.

Тем не менее, результат от введения таких благих законодательных новшеств оказался практически нулевым. Если не считать того, что схемы присвоения дармовой недвижимости чиновниками стали более незаконными, наглыми и циничными. И, как это не парадоксально, гораздо упростились.

Едва ли не первой и главной заботой людей, от мала до велика, дорвавшихся до власти в Украине становится стремление, во чтобы то ни стало, разжиться дармовой недвижимостью за счет государства. Все они прекрасно понимают, насколько скоротечна власть в условиях участившейся в последние годы досрочной смены политических элит у руля страны. Отсюда - весьма распространенная сегодня практика перевода государственных (общественных) квартир в категорию служебных, с последующим восстановлением их прежнего статуса, имеет под собой более чем конкретную подоплеку. Более того, все эти рокировки являются основой успешного проведения махинаций с недвижимостью. Недаром в одной лишь столице перестают быть служебными сотни квартир ежегодно.

Схемы мошенничества просты и разнятся лишь в некоторых несущественных нюансах. Департамент строительства и жилищного обеспечения КГГА передает квартиру, допустим, прокуратуре. Затем прокуратура обращается в одну из районных администраций в Киеве с просьбой назначить квартире статус служебной, чтобы вселить в неё своего работника. В свою очередь, РГА выполняет пожелание «законников». При этом данное жилье не то чтобы не принадлежит прокуратуре, а даже не числится на балансе в КГГА. Ведь застройщик передал квартиру департаменту простым актом приема-передачи, без каких-либо отметок в Государственном реестре вещественных прав на недвижимое имущество! Проходит полгода-год, и прокуратура снова обращается в райгосадминистрацию, но уже с ходатайством о снятии статуса служебной с той же самой квартиры, которая тут же приватизируется прописанным в ней лицом. Причем, чаще всего бывает, что тот самый счастливый получатель квартиры прописывается в ней со всей своей семьей, а потому, квартира приватизируется, как правило, даже не им, а кем-то из его близких. Сам же госслужащий начинает охоту за очередной недвижимой халявой, в то время, как простые смертные десятилетиями продолжают стоять в очереди.

На практике данный процесс можно продолжать до бесконечности. Ведь мошенническая схема абсолютно не прослеживается в госреестрах, а, значит, очередной счастливый обладатель новенькой недвижимости просто не светится. Как я говорил выше, профильный департамент КГГА изначально не регистрирует право собственности на полученные им от застройщика квартиры, а, значит, попросту раздает их кому вздумается.

Необходимо отметить, что в своем отказе регистрировать вышеупомянутые операции с недвижимостью Департамент жилищного обеспечения ссылается исключительно на нормы Жилищного кодекса, которым, мол, «не предусмотрено принятие полученных от застройщика квартир в собственность с оформлением свидетельств о праве собственности на них и проведение государственной регистрации».

Но возникает вопрос: а почему тогда столь дорогостоящий актив, как квартиры, не ставится, к примеру, на бухгалтерский учет, как того требует Бюджетный кодекс? Ведь, руководствуясь логикой киевских чиновников, любое предприятие отныне может отказаться от регистрации недвижимости, избегая хотя бы той же уплаты налогов.

Впрочем, «любовь» местных властей к «прокурорским» более чем понятна. Именно последние должны «отмазывать» чиновников от ответственности. Мэры знают: дадут силовикам квартиру - и при необходимости могут надеяться на их помощь. В первую очередь, предоставляют квартиры и милиционерам, и судьям.

По мнению известного адвокатаТатьяны Монтян,предоставление силовикам квартир от городской власти -- это пережиток прошлого. Ни в одной другой стране Европы такого нет. Адвокат утверждает, что квартира прокурору - это взятка от власти, которая позволяет просить «закрыть глаза» на противоправную деятельность. Например, на незаконное отчуждение земли или объектов недвижимости. Поэтому, пока это будет длиться - ни прокуратуры, ни суды у нас не будут независимыми.

Как в прокуратурах «квартирные списки» чистили

При этом, в последние годы сами «законники» несмело признают наличие проблемы, и выражают ( на словах) готовность с ней бороться. В частности, в апреле этого года после очередного скандала, связанного с квартирными аферами, в ГПУ устами прокурора Владислава Куценко было торжественно обещано осуществить масштабные проверки прокурорского служебного жилья. Он подчеркнул, что проверены будут «абсолютно все». Впрочем, результаты этой «проверки» до сих пор остаются неизвестными.

А вот попытка скрыть списки «облагодетельствованных квартирой» прокуроров вызвала скандал, о котором «Прокурорская правда» писала еще в марте этого года.

Тогда наше издание обратилось в ГПУ с просьбой предоставить информацию о количестве квартир, предоставленных сотрудникам Генеральной прокуратуры в качестве служебных с 2011 по 2015 года с разбивкой по регионам. Редакция просила уточнить площадь и статус этих квартир, количество приватизированных, а также перечень счастливчиков, которые там поселились.

Однако в надзорном ведомстве отказались предоставить такую информацию, сославшись на ее неполноту в наличии у распорядителя. В ГПУ пояснили, что по результатам служебной проверки установлено - по некоторым годам информации вообще не оказалось, а по остальным она сохранилась лишь частично. Утраченные сведения будут пытаться восстановить в ходе досудебного расследования, которое уже начато. В частности, ответственным за выделение «лишнего» жилья светит санкция ст. 367 УК Украины (служебная халатность), а чрезмерно ушлым законникам - ст. 190 УК Украины (мошенничество).

00:00, 30 ноября 2016 Ответ ГПУ

В апреле и.о. Генпрокурора Юрий Севрук подтвердил, что часть документов, касающихся получения служебных квартир сотрудниками органов прокуратуры, исчезла.

По его словам, для выявления возможных нарушений во время распределения жилья отдельным сотрудникам ГПУ была организована служебная проверка. Отметим, что в своем интервью исполняющий обязанности генпрокурора заявил, что речь идет только о столице Украины, и заранее анонсировал ряд уголовных производств по фактам мошенничества.

Вскоре появилась информация, что пятеро работников органов прокуратуры Киева и Киевской области фигурируют в уголовных производствах относительно махинаций со служебным жильем.

В частности, прокурор ГПУ Владислав Куценко заявлял, что производство касается как нынешних, так и бывших работников прокуратуры, пообещав рассказать больше деталей позже, на брифинге. По словам Куценко, на данный момент расследование проводится только по Киеву и Киевской области.

Отметим, что кроме дел в отношении прокуроров, которые могли приватизировать служебное жилье, 20 апреля в ГПУ начато уголовное производство по факту неправомерных действий должностных лиц прокуратуры Киева, которые допустили нарушения при выделении жилья своим сотрудникам.

Как уточнялось на сайте ГПУ, уголовное производство по факту неправомерных действий должностных лиц прокуратуры Киева, допустивших распределение жилья с нарушениями, а также самих сотрудников органов прокуратуры (в том числе бывших), которые незаконное получили «квадраты», расследуется по ч.2. ст.367 и ч.4 ст.190 УК Украины.

Куценко привел несколько примеров из фабул расследуемых производств. Первый эпизод касается специалиста 2 категории прокуратуры Киева, которая в 2005 года получила на состав семьи из 3 человек квартиру общей площадью свыше 77 м2 в столице. Однако уже в 2012 году она предоставила заранее оформленную справку о проживании совместно с сыном в общежитии и отсутствии собственного жилья, и была вновь поставлена на квартирный учет. В результате, в 2013 году работая в профкоме прокуратуры Киева, женщина снова получила на состав семьи из двух человек двухкомнатную квартиру площадью более 70 м2.

Кроме того, в ходе проверки установлено получение неоднократного получения жилья бывшими сотрудниками прокуратуры Киева, ныне работающими в структуре ГПУ. «Одно из этих лиц получило на протяжении 2005-2012 годов 2 квартиры», - резюмировал Куценко.

Новый этап борьбы с прокурорскими «приватизациями жилья» объявил уже Генпрокурор Юрий Луценко в начале июля 2016 года.

По его уверениям, руководителям всех прокуратур Украины запретят приватизировать предоставленное им служебное жилье.

По его словам, все прокуроры, «кто злоупотреблял правом на приватизацию, то есть приватизировал больше, чем одну служебную квартиру, будут лишены права быть прокурором».

Впрочем, пока что о прецедентах «наказания» прокуроров-квартирных мошенников «при Луценко» пока что ничего не слышно.

Необходимо отметить, что скрывают данные о выделяемом «законникам» жилье на всех уровнях прокуратуры. В частности, когда «Прокурорская правда» направила ряд запросов в области, в ряде случаев ответов или не последовало, либо же они были сделаны исключительно с целью скрыть реальное положение дел.

Например, в Донецкой области сослались на утрату данных после захвата боевиками областной прокуратуры.

12:15, 30 ноября 2016 Ответ прокуратуры Донецкой области

Они выделили с 2014 года лишь одну квартиру - замначальника отдела областной прокуратуры Роману Штенде. У последнего в электронной декларации зафиксирована одна квартира – 65 кв. м., которая находится в частной собственности его жены и сына.

Аналогично сослались на утрату доступа к данным за прошлые годы в Луганской области.

11:18, 30 ноября 2016 Ответ прокуратуры Луганской области

Дескать, выделили с 2014 года 5 квартир, но данных об их площади почему-то не имеют.

Хитро подошли к ответу в Волынской области. Там указали, что выделили 30 квартир. В сумме -710 кв. м. жилой площади. Но конкретизировать «разбивку» не стали.

19:22, 30 ноября 2016 Ответ прокуратуры Волынской области
19:22, 30 ноября 2016 Ответ прокуратуры Волынской области

Аналогично поступили в прокуратуре Ивано-Франковской области. Указали общее число квартир, жилую площадь (более 1 тыс. кв. м.), фамилии некоторых прокуроров, но без конкретики.

Ответ прокуратуры Ивано-Франковской области
Ответ прокуратуры Ивано-Франковской области

Никак не мотивируя, отказали в предоставлении информации в Черновицкой области. Дескать, ничего не знаем, учет не ведем, и вообще - сами смотрите в реестре.

19:29, 30 ноября 2016 Ответ прокуратуры Черновицкой области
19:31, 30 ноября 2016 Ответ прокуратуры Черновицкой области

Так что, как бы не говорили в прокуратуре об «открытости» и «декларировании», данные о распределения жилья – это все тот же «страшный секрет», которым никто не спешит делиться.

Киевские квартирные истории

В июле журналисты программы «Чрезвычайные новости» провели расследование на тему получения прокурорами жилья в Киеве.

В ответе на запрос в столичном Департамент строительства и жилищного обеспечения говорится, что с 2010 года по настоящее время ведомство передало в органы прокуратуры 137 квартир общей площадью 11 768 кв.м.

Дальнейшей судьбой квадратных метров распоряжались районные администрации.

С 2010 года самой щедрой была Голосеевская РГА - предоставила прокурорам 18 квартир, Днепровская - 14 Печерская - 12 Дарницкая и Деснянская - по 11 каждая, Соломенская - 10 Подольская - 6, Святошинская - 3, Шевченковская и Оболонская выделили по две. В сумме - 89 квартир.

Однако, что-то не сходится. На бумагах куда-то исчезают 48 квартир, о которых отчитывался Департамент строительства и жилищного обеспечения КГГА. А четыре района вообще отказываются называть фамилии прокуроров, которым выделили жилье за средства налогоплательщиков.

Списки вызывают, по меньшей мере, сомнения. Голосеевская РГА почему-то не отметила в своем отчете «бриллиантового» прокурора Александра Корнийца, о котором подробно будет рассказано ниже.

Список прокурорских бездомных пополняется после повторных запросов. На Печерске было 12, а становится - полсотни. Оказывается, документы на прокурорские квартиры хранятся кое-как и могут быть где угодно, без единой электронной базы.

Так же - в Голосеевском районе, где обнаружили 17 дополнительных прокурорских помещений.

В рейтинге квартирной щедрости лидирует Печерский район, но и в нем итоговые цифры не сходятся.

Впрочем, путаница и утеря документов не помешали составить итоговый рейтинг «удачливых» прокуроров, получивших недвижимость от государства.

Возглавляет его Юрий Ударцов, прокурор г. Киев в 2010-2011 гг.

В органах прокуратуры работал с апреля 1987-го. Занимал должности прокурора Славянска Донецкой области, заместителя прокурора Донецкой области, первого заместителя прокурора Днепропетровской области, прокурора Сумской, Луганской и Донецкой областей. 2 марта 2010 года приказом Генерального прокурора Украины Александра Медведько назначен на должность прокурора города Киева. С июня 2010-го по февраль 2014-го - заместитель Генерального прокурора Украины - прокурор Киева.

Именно Ударцова называют причастным к «ремонтной афере», в ходе которой было разворовано 69 миллионов гривен бюджетных денег, выделенных на ремонт зданий ГПУ, он был главой комитета по организации конкурсных торгов.

На должности прокурора Киева он «отхватил» квартиру площадью 99 кв. м.

Кресло прокурора столицы унаследовал Анатолий Мельник. Печерский район «поздравил» нового главу прокуратуры служебной квартирой в 89 квадратных метров жилплощади. Прокурор возбудил несколько уголовных дел против СМИ и 2012-го уехал в Луганск - управлять тамошней прокуратурой. Столичную квартиру - приватизировал.

Преемник Мельника - прокурор Николай Бескишкий также получил традиционный бонус при вступлении в должность - новое жилье в центре столицы на 80 квадратных метров. Руководил прокуратурой во времена «Евромайдана» и был освобожден 24 февраля 2014-го. Квартира до сих пор остается за ним.

Уникальный случай связан с новым прокурором Киева - Романов Говдой, который получил квартиру площадью 60 кв. м. «авансом», еще до вступления в должность.

Хорошо обустраиваются в столице и заместители прокуроров. Взять хотя бы донецких друзей Артема Пшонки - сына одиозного экс-генерального прокурора. Максим Могильницкий, Александр Нестеренко и Сергей Софиев вместе с должностями заместителей прокурора Киева получили квартиры в центре площадью 98, 78 и 55 квадратных метров соответственно.

Донецкая троица была освобождена из органов, и служебные квартиры в Голосеевском районе за ними остались. Сергей Софиев свою успел официально присвоить.

Экс-заместитель генпрокурора Пшонки Виктор Войцишен, который контролировал Главное следственное управление ГПУ, приватизировал предоставленную ему служебную квартиру на Печерске в 89 квадратных метров.

Но наибольшую «хваткость» продемонстрировал уроженец Донецка Максим Ленко. За короткую карьеру в столичной прокуратуре - всего полгода - он умудрился получить сразу две квартиры: небольшую в 36 кв. м. в Печерском районе и «приличную» в 85 кв.м. в Голосеевском районе. Затем возглавил Главное следственное управление СБУ. И прокурорское жилье - не освободил.

Присутствуют в списках и некоторые другие интересные фамилии.

Например, Владимир Коцюруба (31,5 кв. м. жилой площади) - начальник отдела надзора за соблюдением законов спецподразделениями и другими учреждениями, которые ведут борьбу с организованной преступностью прокуратуры г. Киев

После окончания Харьковского юридического института с 1987 по 1997 гг. - помощник прокурора в Энергодаре. С 1997 по 2003 гг. - Каменко-Днепровский межрайонный прокурор. С 2003 г. - Бердянский природоохранный межрайонный прокурор. С 2006 г. - Бердянский межрайонный прокурор. В 2010-ом переведен в ГПУ на должность начальника отдела защиты прав граждан и интересов государства при применении законов об административном правонарушении.

В коррупционных скандалах не светился. В нескольких публикациях СМИ о нем только положительные отзывы.

Алексей Тихонов (52,2 кв. м.) - экс-начальник следственного управления прокуратуры г. Киева.

Работу в правоохранительных органах он начал в апреле 1983. В феврале 1995 с должности заместителя начальника следственной части ГУ МВД Украины в Киевской области пошел работать следователем по особо важным делам следственной части отдела надзора за соблюдением законов специальными подразделениями по борьбе с организованной преступностью прокуратуры Киева. В декабре 2004 г. Тихонов возглавил следственное управление прокуратуры столицы. В 2014 году все еще числился в прокуратуре, хоть и непонятно в какой должности. Есть упоминание о нем при вручении передачи воинам АТО от прокуратуры Киева.

Сергей Софиев, экс-заместитель прокурора г. Киев 2011-2014 гг.

Ранее занимал должность прокурора Киевского района г. Донецка. Участник «теневой прокуратуры» сына экс-генпрокурора Артема Пшонки.

Квартиру в 77 кв. м. жилой площади получил бывший заместитель прокурора Киева Александр Нестеренко, уволенный из органов 22 апреля 2014 года. Представитель «донецких», во времена Януковича он сделал просто выдающуюся карьеру, пройдя за несколько лет путь из прокуратуры Макеевки до столицы.

Впрочем, не все «прокурорско-квартирные» истории столь оптимистичны.

Анна Мамонова - сотрудница документально-экспертного отдела прокуратуры. В 2012-ом году она получила ордер на однокомнатную квартиру Киев, ул. Васильченко, 12, кв. 33. Мамонова - мать одиночка, 10 лет работала в прокуратуре, жила с дочкой в общежитии. На момент выдачи ордера, в квартире проживал некто Шапран Николай Иванович, бывший работник прокуратуры из отдела по борьбе с организованной преступностью, пребывающий на пенсии. Он, в свою очередь, должен был переехать в 3-х комнатную, на которую получил соответствующий ордер в прокуратуре. Но Шапран отказался освобождать квартиру, мотивируя это тем, что якобы делает ремонт в своей новой квартире и не может пока туда въехать, позже сообщил что его новая квартира «пропала» и порекомендовал Мамоновой подавать на него в суд с комментарием «ты у меня не выиграешь».

Продолжается эта история до сих пор. Жалобы Мамоновой во все возможные инстанции результата не принесли. По версии прокуратуры, во всем виновато некое ТОВ «Стиль-блюз», якобы нарушившее условия выделения квартир.

«Мелкие и крупные махинации с жилплощадью в районах Киева

«Прокурорская правда» обращалась в Киевскую городскую и местные прокуратуры с запросами по поводу распределения жилплощади.

Из КГГА пришла формальная «отписка» без какой-либо ценной информации, но с «пересылкой» обращения непосредственно в районы столицы.

Из РГА же пришли крайне интересные ответы. Во-первых, большинство местных администраций предпочли «откосить» от предоставления конкретной информации, ограничиваясь количеством выделенных квартир или вообще – общей выделенной жилплощадью. При этом, авторы ответов ссылались на «конфиденциальную информацию личного характера», которую они, дескать, предоставлять не могут. Во-вторых, даже когда данные о квартирах предоставляли, то писали лишь «жилую площадь», которая, как показал опыт, может быть в разы меньше реальной.

Например, вот такой ответ пришел из Голосеевского района.

По информации из Голосеевской РГА, квартиры прокурорам не предоставляются с 2013 года. Предоставленные до этого помещения – преимущественно небольшие. Исключения - квартиры упомянутых выше Ударцова и Ленко, «бриллиантового прокурора» Корнийца и Александра Нестеренко.

В Деснянском районе утверждают, что всего за последние года прокурорам было предоставлено 11 квартир общей площадью 444 кв. м., однако подробности предоставить отказались.

Днепровская РГА заявляет о предоставлении за последние годы 28 квартир общей площадью 776,23 кв. м.

Большинство квартир, указанных в списке – тоже небольшие.

Обращает на себя внимание получение квартиры площадью более чем 47 кв. м. старшим прокурором Людмилой Мухаир. Если обратиться к ее свежей электронной декларации, то видим, что как раз эта квартира в ней не зафиксирована, а лишь комната 18 кв. м. от Киевпастранса и квартира площадью 90 кв. м. от райгосадминистрации. Все – в пользовании. Куда «пропала» полученная раньше квартира – не ясно.

Получила квартиру площадью 41 кв. м. и прокурор Ксения Кольцова, однако, опять-таки, в ее электронной декларации нет. Зато есть «пользование» полученной от Днепровской РГА квартиры площадью 90 кв. м.

И снова похожая ситуация наблюдается у прокурора Татьяны Косяченко, которая якобы получила квартиру 48 кв. м., однако по ее же декларации проживает в квартире 89 кв. м. от РГА.

Все это не позволяет либо ставить официальные данные под вопрос, либо видеть признаки «схемы» с оперативным получением, продажей и получением снова еще большего жилья.

Аналогичные махинации можно проследить и на примере Оболонского района.

Согласно полученному из Оболонской РГА ответу, за последние годы там «раздали» прокурорам 13 квартир.

Впрочем, тут в ответе «скромно» указывают, что речь идет именно о «жилой площади» квартир. В частности, в 2014 году квартиру «жилой площадью» 31,5 кв. м. получила прокурор отдела Юлия Онуфриева.

Если же обратиться к ее последней декларации о доходах, то в ней мы видим уже две квартиры. Одну - площадью 63,9 кв. м., а вторую - 72 кв. м. Обе - в частной собственности, и приватизированы вместе с дочерью и мужем прокурора. Непонятно, какую квартиру она тогда получила еще пару лет назад от государства, и почему ей ее дали, если с жильем в семье - и так полный порядок.

Таким же образом, квартира прокурора Оксаны Комаровой из 10 кв. м. «жилой площади» превращается в ее же декларации в квартиру площадью 21 кв. м. Видимо, столь небольшое жилье показалось ей недостаточным, потому она строит себе дополнительную жилплощадь (36 кв м.).

В Святошинском районе осмотрительно указали лишь на то, что «раздали» 8 квартир площадью более 220 кв. м., но подробности сообщать отказались.

Аналогично поступили в Шевченковском районе, ограничившись указаниями на выделение 32 квартир.

Также «поскромничали» и в Подольском районе, где, по утверждениям РГА, было выделено лишь три квартиры за все последние годы.

Таким образом, в районных администрациях города Киева информацию о «прокурорских квартирах» оберегают как «зеницу ока», скрываясь под надуманными поводами «защиты персональных данных». Хотя все действующие прокуроры и так обязаны эти данные публиковать.

Касько: «реформатор» и квартирный аферист

В очередной раз всеобщее внимание к проблемам прокурорских квартир привлек скандал с жилплощадью, принадлежащей бывшему заместителю Генпрокурора Виталию Касько.

Впервые вопрос о том, что Виталий Касько дважды получал от государства жилплощадь в Киеве, и потом ее приватизировал, поднимался осенью 2015 года, когда сам заместитель Генпрокурора был в числе претендентов на место Антикоррупционного прокурора.

Все «перипетии» войны грантоедов и блогеров тогда подробно описывала «Прокурорская правда». Впрочем, тогда о деле быстро забыли после того, как руководство Антикоррупционной прокуратуры было сформировано, и Касько там не оказалось.

Новая активизация внимания к этой истории началось уже после ухода «младопрокурора» из ГПУ. Касько написал заявление об отставке 15 февраля, через три дня после открытия уголовного производства против него по поводу все той же недвижимости.

В конце марта - начале апреля ГПУ развернула бурную деятельность в режиме шоу, которая включала в себя: зачитывание подозрения вечером в воскресение под стенами театра, публикацию материалов дела в сети Интернет, вызовы подозреваемых на допрос через собственный сайт.

Накануне ухода с должности Генпрокурора, Виктор Шокин добился ареста квартиры Виталия Касько, которая находится на бульваре Дружбы народов, 14-16, в Киеве.

По версии следователей, Касько совершил мошенничество, предоставив недостоверную информацию об отсутствии постоянного жилья в Киеве и завысив при этом фактическое количество членов семьи. Таким образом, он, якобы, незаконно завладел квартирой в столице в 2010-2014 годах.

10 апреля представитель генпрокуратуры Владислав Куценко на специальной пресс-конференции после объявления Касько подозрения заявил, что его преследуют именно из-за квартирного вопроса.

Как писала ранее «Прокурорская правда», в 2002 году тогдашний сотрудник Генпрокуратуры Виталий Касько обзавелся первым служебным жильем, предназначавшимся для него и его матери.

Это была квартира площадью 49,5 кв. м, находящаяся в Киеве по адресу ул. Новгородская, 3. Видимо, как заботливый сын, господин Касько планировал перевезти маму, проживавшую и работающую во Львове, где у них уже была трехкомнатная квартира площадью 82 кв. м, в столицу.

Совладельцами львовской жилплощади были, кроме Виталия Викторовича и его матери, также сестра и дедушка. А сам прокурор и его мама состояли на учете как люди, нуждающиеся в улучшении жилищных условий. В 2004 году по обращению Касько решением районного совета квартира по улице Новгородской была выведена из статуса служебного жилья. А в канун Нового года мама Виталия Викторовича единолично приватизировала данную квартиру.

Касько в этой квартире некоторое время проживал один, а уже с 2006 года сдавал ее в аренду, получая прибыль. Со временем он прописал в квартире свою сестру, которая жила во Львове. При этом Касько с 2005 года уже не работал в Генпрокуратуре, а до 2007-го занимался частной адвокатской практикой.

На первых пятидесяти квадратных метрах «квартирная сага» семейства Касько не закончилась. В 2006 году супруга Касько купила трехкомнатную квартиру в столице по улице Приречной. Спустя год, вернувшись в Генпрокуратуру в статусе начальника международно-правового управления, Касько пишет заявление с просьбой «улучшить жилищные условия» себе, маме, сестре и дедушке.

Так или иначе, но в 2008 году семья Касько получает еще одну служебную квартиру по адресу бул. Дружбы народов, 14/6. На этот раз двухуровневую, площадью 155 кв. м.

В 2010 году, в очередной раз уходя из органов прокуратуры, служебное жилье «младопрокурор» не вернул. Однако в Генпрокуратуре не забыли о своем бывшем сотруднике. И в марте 2014 года тогдашний заместитель генпрокурора Николай Банчук обратился с письменной просьбой в отдел приватизации Печерской райадминистрации. Он просил оформить приватизацию вышеупомянутой квартиры на семью Касько. Свое решение мотивировал тем, что указанное служебное жилье было предоставлено семье работника ГПУ и даже сообщил, что Виталий Касько там по-прежнему трудится.

Однако Николай Банчук подал неправдивые данные, поскольку Касько на тот момент в прокуратуре не работал. Он туда действительно снова вернулся, но только в мае 2014 года. В частности, только 16 мая он был представлен коллективу ГПУ и.о. Генпрокурора Олегом Махницким.

Во всех этих эпизодах нардеп Татьяна Черновол увидела признаки служебного подлога и просила ГПУ провести расследование.

«Бриллиантовый прокурор» Корниец: в погоне за квадратными метрами

Ставший известным во всеукраинском масштабе благодаря «бриллиантовому делу» бывший заместитель прокурора Киевской области Александр Корниец тоже оказался совсем не чужд «шаровой жилплощади».

Как писала ранее «Прокурорская правда», он за время работы в органах получил 2 служебные квартиры, пользуясь традиционными для законников схемами оформления «квадратов» с помощью прописки членов своей семьи у родственников в малогабаритном жилье. Помимо квартир Киевсовет выделил «бриллиантовому прокурору» земельный участок возле аэропорта Жуляны, где возводится здание стоимостью более 400 тысяч долларов и планируется открытие отеля.

Интересно, что последнюю операцию с недвижимостью семья Корнийца провела уже после того, как его имущество было арестовано в рамках дела о бриллиантах и деньгах, найденных в его рабочем кабинете, а сам он в период оформления находился в следственном изоляторе.

Итак, в 2007 году прокуратура города Киева обратилась к руководителю управления жилищного обеспечения КГГА с просьбой предоставить служебную квартиру ее сотруднику - отцу троих детей. При этом отмечалось, что предложенное ему ранее жилье - двухкомнатная квартира на улице Саперно-Слободская (непривлекательный удаленный от центра район возле промзоны и метро Выдубичи) - семью не удовлетворяет, потому что дом должен был быть сдан в эксплуатацию в следующем году. Прокуратура просила городскую администрацию предоставить другую квартиру ее сотруднику.

Фамилия прокурора, который нуждался в служебном жилье, следует из следующего документа – письма прокуратуры, в котором говорится об успешно осуществленном обмене и выдаче квартиры сотруднику прокуратуры Корнийцу. Таким образом, в ноябре 2007 года прокурор получил первую служебную квартиру площадью более 70 м2.

Впрочем, как свидетельствуют документы, через пять лет семья прокурора снова оказалась в тяжелых жилищных условиях: шесть человек – Корниец, его жена и уже четверо детей – оказываются прописанными в крохотной однокомнатной квартире жилой площадью 12 м2 на проспекте Науки. Вероятно, семья Корнийцов прописывается у сестры прокурора Ларисы Прокопенко: именно этот адрес она указала во время регистрации частной компании, как свидетельствует реестр юрлиц.

В документе Голосеевской районной администрации утверждается, что с 2012 года прописанный в однокомнатной квартире Корниец стоит в льготной жилищной очереди работников прокуратуры.

Этим письмом за подписью председателя Голосеевской РГА прокурору Корнийцу выдается ордер на трехкомнатную квартиру в самом центре Киева, недалеко от Цирка, по улице Тургеневская, 46/11 жилой площадью 70,6 м2. По данным риелторов, трехкомнатная квартира в этом новом доме стоит под 5 миллионов гривен.

Но, как нынче рассказывает сам Корниец, 2-х комнатная квартира, которая была получена в 2007 году, была обменяна на 3-х комнатную в 2013-м вполне законно, так как родился четвёртый ребёнок.

В 2015 году после того, как 5 июля Корнийца задержали по подозрению в вымогательстве взятки, но находясь в СИЗО, он успевает переоформить элитное жилье на пятилетнюю дочь.

Согласно информации из Государственного реестра вещевых прав на недвижимое имущество, квартира по ул. Тургеневской оказалась в собственности Елизаветы Александровны Корниец утром 22 июля 2015 года. Уже через два дня после этого прокуратура наложила арест на оставшуюся недвижимость Корнийца. Ареста квартиры возле столичного цирка таким образом удалось избежать.

Кроме многочисленных участков и квартир, прокурору принадлежит несколько домов – два задекларированных и еще один, который только строится.

В декларацию Корнийца внесены роскошный трехэтажный дом, на строительство которого он взял кредит в 800 тысяч долларов (именно в нем следователи проводили «шмон» в день задержания законника), а также садовый дом под Киевом.

История третьего дома «бриллиантового прокурора» начинается в 2008 году, когда одновременно со служебной квартирой Корниец попросил КГГА выделить ему земельный участок. В следующем году его просьбу удовлетворяют, о чем свидетельствует государственный акт на землю по адресу Журавлина, 5 за подписью мэра Киева Леонида Черновецкого. Этот участок Корниец указывает в своей декларации в строке №23 – 878 м2. Сейчас на этом участке ведётся активное строительство, проезд и проход к нему перекрыты частной охраной.

Известные прокуроры, позарившиеся на «шаровую» жилплощадь

Любопытно, что главный «обвинитель» Виталия Касько в «квартирном деле», бывший и.о. Генерального прокурора Юрий Севрук сам оказался отнюдь не чужд получению «шаровой недвижимости» от государства.

За Севруком числится квартира площадью 104,5 кв. м., и он также получил указанную квартиру от государства.

Фигурантом «квартирного скандала» был заместитель прокурора Хмельницкой области Александр Мартынюк, который ранее был прокурором Тернопольской области.

Ранее "Прокурорская правда" писала, что Мартынюк был назначен заместителем прокурора Хмельницкой области приказом Луценко 5 июля 2016 июля. При этом еще до этого, 1 июля в ответ на вопросы журналистов о дальнейшей судьбе Мартынюка глава ГПУ заявил, что в отношении Тернопольского законника инициирована служебная проверка фактов, собранных против него «активистами».

Отметим, что Мартынюк в бытность его работы в надзорном ведомстве Изяслава, Шепетовки и Хмельницкого обзавелся в каждом из этих городов по квартире, которые получил от государства и вскоре приватизировал, присвоив таким нехитрым образом 232 кв. м. жилплощади.

После того, как скандал с Мартынюком вышел на всеукраинский уровень, Юрий Луценко 16 июня этого года заявил, что планирует уволить Мартынюка. Дескать, ждет решения внутренней безопасности ведомства, чтобы у Мартынюка не было потом возможности восстановиться на службе рез суд.

Видимо, «внутренняя безопасность» разбирается с этим делом до сих пор, ведь на сайте прокуратуры Хмельницкой области Мартынюк все еще значится замом прокурора.

Назначенный 6 июля прокурором Киевской области Дмитрий Чибисов в декабре 2015 года приватизировал квартиру государственного жилого фонда в Дарницком районе Киева.

Речь идет о квартире площадью 84 кв. м по ул. Григория Ващенко, 7. По этому адресу находится многоэтажка 2014 года. Свидетельство о праве собственности выдано 24 декабря 2015 года сектором приватизации государственного жилого фонда Дарницкой райгосадминистрации. Информация о собственности внесена в реестр имущественных прав 19 февраля 2016 года.

Совладельцами квартиры вместе с Чибисовым числятся его сын и дочь.

В декларации о доходах за 2014 год прокурор указал сумму 161,629 тысяч гривен. При этом в разделе «недвижимое имущество» не указаны никакие объекты, принадлежащие Чибисову. Согласно документу, члены его семьи владеют или арендуют земельный участок площадью 2500 кв. м и квартиру площадью 40,4 кв. м.

Уроженец города Хмельник Винницкой области Дмитрий Чибисов работает в прокуратуре с 2000 года. В 2014-м являлся заместителем прокурора Киевской области, в феврале-апреле 2015 - прокурором Черниговской области.

Назначенный в июле этого года первым заместителем прокурора Львовской области Богдан Подубинский в бытность прокурором Херсонской области тоже «разжился» дармовыми квадратами.

Как писала ранее «Прокурорская правда», решением исполкома Херсонского горсовета от 19 августа 2014 года прокурор Херсонской области Подубинский вне очереди и бесплатно получил квартиру, которая оценивается в 27 тысяч долларов. Жилплощадь на 52 квадратных метра, которая оценивается в 27 тысяч долларов законник получил спустя полгода после своего назначения в должность. Как следует из ордера на квартиру, Подубинский прописал к себе свою пожилую мать, а также жену и сына.

Квартира прокурора находится в доме по улице Смольной, 132-а, где в начале 2000-х годов треснула стена, и жители одного из подъездов были выселены. Долгое время там жили бомжи, а жители боролись за свои права. В 2012 году городская власть заключила договор с «Таврической строительной компанией», которая вложила в реконструкцию около 1,5 миллиона гривен. Согласно заверениям чиновников, в очереди на получение квартир в этом доме должны были состоять самые незащищенные социальные категории граждан, в том числе ветераны, инвалиды.

Квартиры для «малоимущих прокуроров»

Часто, чтобы получить вожделенную «шаровую жилплощадь», прокурорам приходится, подобно персонажам Ильфа и Петрова, переквалифицироваться в «старушек».

Например, в документах о предоставлении жилья за последние 5 лет в самом дорогом районе Киева среди сирот и матерей-героинь нашли имя Виталия Харченко - бывшего прокурора Печерского района. Он единственный из этого списка, кто в 2011 году получил жилье в многоэтажке.

В реестре прав собственности есть адрес, где прокурор имеет квартиру. Квартиры в доме стоят от 130 тысяч долларов. Действительно ли именно здесь было предоставлено бесплатное жилье - доподлинно неизвестно, однако есть документ, который свидетельствует, что квартиры в этом доме действительно выдавались очередникам на жилье.

Поэтому журналисты решили наведаться в гости к экс-прокурору. Дверь открыла неизвестная женщина и заявила, что арендует квартиру. Чтобы получить квартиру, прокурор Харченко указал, что воспитывает двух детей и живет с родителями. О жене не было указано ничего, поэтому съемочная группа отправилась на ее поиски.

Менее чем в 15 км от Киева журналисты разыскали шикарный особняк. По документам, этот дом был подарен в 2006 году женщине, имя фамилия и отчество которого полностью совпадают с женой прокурора Харченко. Площадь имения - 714 квадратов, здесь есть парк, и здания, похожие на крытый бассейн и сауну. На территории имения ни души, хотя во дворе припаркован «Лексус». Стоимость такой дачи - не менее миллиона долларов.

Кроме этого, у жены прокурора есть еще один дом, только он находится на параллельной улице. Он гораздо скромнее. Здесь вместо парка - ухоженные грядки. Похоже, здесь живут садовники, ухаживающие за особняком экс-прокурора.

В центре Киева есть еще одна квартира семьи экс-прокурора. Там мраморный пол и зеркальный потолок. Журналистам удалось попасть внутрь здания, но дверь квартиры им не открыли. По документам здесь 240 квадратов. Приблизительная стоимость квартиры - 2,5 млн долларов. Жена прокурора купила его в 2011 году. В том самом, когда ему предоставили бесплатное жилье.

Есть у Харченко и еще одна элитная квартира - в том же самом дорогом районе Киева. Ее стоимость около 300 тысяч долларов. Следовательно, собственность бывшего прокурора Харченко и его жены - не менее 4 млн долларов. Почему никто не заинтересовался женой чиновника и не проверил ее состояние - остается только догадываться.

Впрочем, сам Виталий Харченко - очень любопытная личность. В частности, благодаря его семейным связям с одним из самых влиятельных кланов времен Януковича - Калетникам. Он - муж Елены Харченко (в девичестве – Калетник), которая приходится дочерью Григорию Калетнику - основателю «клана».

Любопытно, что Харченко и родственникам тоже помогал в осуществлении квартирных махинаций.

Итак, экс-главный таможенник страны, первый вице-спикер Верховной Рады и, в конце концов, соратник Януковича - Игорь Калетник в своей декларации за 2013 год указал, что получил подарков на сумму почти 70 млн. гривен от отца Григория Калетника.

Оказалось, что сын просто принял от своего отца, Григория Николаевича Калетника, в «дар» депутатскую квартиру в самом центре Киева, чья стоимость составляла 8,5 миллионов долларов США.

Григорий Калетник – экс-нардеп нескольких созывов от Партии регионов, председатель клана Калетников в Верховной Раде, одиозный ректор Аграрного университета в Виннице, а также «спиртовой магнат», получив квартиру от государства на Срибнокильской (в бытность депутатом), выменял ее на жилье на Владимирской, а после подарил квартиру своему сыну - Игорю Калетнику. Тот, в свою очередь, передал право собственности некой Анне Чернези из города Гайсин, что на Винничине. Она оказалась не чужим человеком для Калетников и передарила ее Николаю Харченко. Сын Николая Харченко, уже упомянутый выше экс-прокурор Печерского района Виталий Харченко (зять Калетника-старшего). Именно на его жене, а также дочери Григория Калетника и сестре Игоря Калетника (бывшего народного депутата) - Елене Харченко (Калетник) замыкается круг собственности депутатской квартиры.

Таким образом, бывший прокурор Харченко умудрился за короткий промежуток времени поучаствовать в громких квартирных скандалах за очень небольшой промежуток времени.

«Черниговская схема: прокуратура как застройщик

По информации местной прессы, в Чернигове на протяжении последних лет реализуется схема, в которую вовлечен местный застройщик и областная прокуратура, при «поддержке» со стороны городского совета.

Итак, областная прокуратура, которая, очевидно, выступает инициатором, обращается к застройщику с предложением помочь найти земельный участок для нового дома за определенную «мзду». Вознаграждением же выступает определенное количество квартир в новом доме. Застройщик соглашается, и прокуроры идут «решать вопросы» с местным советом для получения земельного участка под строительство, с чем, естественно, никаких проблем не возникает.

Ярким примером работы такой схемы является строительство четырех очередей домов по ул. Жабинского, 2а в Чернигове.

Решениями Черниговского городского совета от 29.11.2013 и 30.01.2014 прокуратуре области предоставлено разрешение на разработку, а в дальнейшем - утвержден проект землеустройства по отводу в постоянное пользование земельного участка площадью 1,3 га для строительства жилищно-административного комплекса.

Сведения о праве постоянного пользования земельным участком 12.02.2014 внесены в Государственный реестр прав на недвижимое имущество. Декларация о начале строительных работ зарегистрирована 23.09.2014. Исполнителем строительство этого дома является застройщик Григорий Пузан, директор ООО «Жилстройсервис».

Согласно договору №1 от 19.02.2014 о заказе Черниговской областной прокуратурой в ООО Жилбудсервис сооружения четырех очередей домов по ул. Жабинского 2а, прокуратура «решает» застройщику следующие вопросы:

- градостроительные условия и ограничения;

- разрешение государственной архитектурно-строительной инспекции на подготовительные работы по строительству;

- разрешение государственной архитектурно-строительной инспекции на строительство каждой из очередей;

- технические условия по подключению к сетям электроснабжения, газоснабжения, водоснабжения и водоотвода, отвода ливневых вод.

Со своей стороны, застройщик, ООО «Жилстройсервис» обязуется «отблагодарить» прокуроров 4 % от общей построенной площади домов. То есть, это 780 кв. м из 19500 кв. м. Исходя из площади запланированных застройщиком квартир, это 20 - однокомнатных квартир или 15 двухкомнатных.

Интересно, что руководитель Черниговской местной прокуратуры Сергей Розинка на вопрос: «откуда у прокуратуры столько денег, чтобы строить себе жилые дома?», ответил, что прокуратура, хотя и выступает заказчиком, но имеет с ООО «Жилстройсервис» определенные договорные условия, по которым после завершения строительства только определенная часть квартир перейдет в собственность черниговским прокурорам.  

Любопытно, что согласно электронной декларации, сам Розинка квартиры не имеет. В его пользовании – лишь дом в г. Городня, принадлежащий местному горсовету.

Бывший пресс-секретарь областной прокуратуры Валерий Литовченко подтверждает, что за решение вопроса с землей застройщик рассчитывается с прокурорами квартирами.

Поскольку последние имеют право на служебное жилье, которое со временем приватизируется, то схема для прокуроров оказывается вообще безубыточной.

Такая схема уже реализована в Чернигове по ул. Кирпоноса 9, где по заказу областной прокуратуры застройщик построил 5-типи подъездный дом в историческом центре Чернигова.

«Прокурорская правда» получила из Черниговской области ответ на запрос о квартирах, которых были там «вручены» прокурорам.

Итак, таких за 6 лет насобиралось 20. Впрочем, Черниговские «законники» предусмотрительно скрыли имена счастливых обладателей недвижимости.

Днепровская схема: «выморочные» квартиры для прокуроров

В Днепре бесплатную квартиру, гарантированную 47 статьей Конституции, ждут более 14 тыс. семей, из которых более 3 тыс. имеют право на первоочередное получение жилья, а почти 2 тыс. - на внеочередное. Но, как оказалось, сотрудники прокуратуры иногда обходят всю эту длинную очередь и легко получают бесплатные квартиры.

В июле 2015 года и.о. управляющего делами Днепропетровского горсовета Вадим Шебанов рассказал о замечательной схеме, которая работала в местном горсовете.

По словам Шебанова, схема такая: сотрудники правоохранительных органов, узнав, что где-то умер одинокий человек, не оставив наследников (а они узнают об этом в первую очередь), сообщали об этом горсовету при условии, чтобы квартиру получил человек в погонах.

В июле 2015 года через исполком горсовета попытались провести решения о 19 таких квартирах. Разгорелся скандал, в результате которого прокуроры остались без новых квартир, а депутат горсовета Вадим Гетьман вышел из состава комиссии, которая занимается распределением недвижимости, поступающей в ведение территориальной громады.

Необходимо добавить, что Днепровская прокуратура была и ранее фигурантом «квартирных скандалов».

Так, в 2014 году сотрудников областной прокуратуры обвиняли в присвоении 30 квартир в новостройке в самом центре города. При этом, каждый из прокуроров, задействованных в «схеме», получал по две квартиры, записанные на «мертвые души», являющиеся якобы «малоимущими».

«Прокурорская правда» обращалась с запросом в Днепропетровскую областную прокуратуру по поводу распределения жилья за последние годы. Из полученного ответа следует, что эта область была одной из самых «щедрых» в плане распределения жилплощади.

В 2010-2014 годах «улучшены» условия проживания 88 сотрудников. При этом, утверждается, что с 2015 года жилье для сотрудников не предоставлялось. Кстати, именно к 2015 году относится разоблачение сомнительной «выморочной» схемы, которая была описана выше.

Из предоставленных данных следует, что большинство «розданных» квартир - сравнительно небольшой площади. Обращает на себя внимание разве что жилье прокурора отдела Андрей Химчик (70 кв. м.), который, как свидетельствует информация из МВД, в 2015 году был уже в национальной полиции, где и прошел переаттестацию.

Впрочем, манипуляции с «выморочной» жилплощадью происходят не только в Днепре.

Как свидетельствует информация из Запорожья, там с ним тоже случаются непонятные манипуляции.

Согласно реестру судебных решений, в период со второго полугодия 2008-го по настоящий момент в коммунальную собственность было передано около 50-ти выморочных квартир. Однако есть и случаи, когда представители властей демонстрируют удивительное благодушие.

В частности, 07.10.2008 г. Первая Запорожская государственная нотариальная контора обратилась в суд с просьбой признать конкретную жилплощадь (адрес и размеры в реестре не указаны) выморочной. В соответствии с законодательством, такая квартира должна была перейти в распоряжение мэрии. Однако уже через полтора месяца истец предоставил ходатайство, в котором заявил, что отказывается от всех претензий и просит закрыть дело. Заводский районный суд просьбу удовлетворил.

Аналогичная ситуация в 2008 году наблюдалась в Хортицком районе, где ПРЭЖО-8 также отозвало свой иск. В то же время, от своих требований по признанию наследства выморочным отказались и власти Ленинского района (судья Нестеренко, 15.07.2008 г.).

Непонятная коллизия вновь повторилась в Заводском суде в 2010 году. Тогда та же нотариальная контора совместно с ПРЭЖО-4 вновь заявила иск о признании выморочной квартиры в жилом доме. Судья Владимир Бобрович нашел в документе неточности и дал время для устранения недостатков. Коммунальщики предписание судьи не выполнили. Более того, они обратились с заявлением с просьбой вернуть им исковое заявление.

«Утешительная» квартира для люстрированных прокуроров

Часть квартир, которые предоставлялись как служебные, принадлежат экс-прокурорам, которые были уволены согласно Закону «Об очищении власти».

Наибольшую по площади из 37 квартир, которые были изъяты из числа служебных, приватизировал Андрей Стасив. В 2013 году он стал совладельцем квартиры на улице Бучмы, 22 площадью 164,1 кв. м. Стасив тогда работал прокурором города Львова. Его доход в 2011-2012 годах составил более 400 тыс. грн.

Согласно реестру недвижимости, квартира на Бучмы до сих пор записана на него, его жену и двух детей. В 2014 году его назначили заместителем начальника управления защиты прав и свобод граждан и интересов государства в Генпрокуратуре, и в том же году он был освобожден от занимаемой должности на основании закона «Об очищении власти» (люстрации). Сейчас 42-летний Андрей Стасив является соучредителем адвокатского объединения «Вест Партнерс».

Есть и другие львовские прокуроры, которым удалось получить квартиры от горсовета накануне люстрации. Это – экс-заместитель прокурора Львовской области (на момент люстрации работал начальником организационно-методического отдела управления внутренней безопасности ГПУ) Виктор Вольский, который приватизировал 64,4 кв. м на вул. Мучной, 23.

Или бывший заместитель прокурора Львовщины, экс-прокурор Житомирской области Дмитрий Лубчук. С последней должности его уволили согласно закону «О люстрации». Квартира во Львове площадью 76 кв. м на вул. Зубровской, 32 осталась при нем.

Кстати, на момент получения квартиры в 2009 году он уже владел домом на 369 кв. м в Жидачове, где в свое время был руководителем районной прокуратуры.

Годом позже, в 2010-м, жена Лубчука также зарегистрировала право собственности на объект незавершенного строительства с месторасположением в Моршине. Строится жена бывшего прокурора рядом с гостиницей «Минералы Карпат» в парковой зоне Моршина рядом с лесным массивом на участке площадью 0,02 га.

Бывший заместитель прокурора Львовской области (назначен в декабре 2010 года), экс-начальник управления внутренней безопасности Генеральной прокуратуры Игорь Белецкий за время пребывания во Львове успел получить и приватизировать квартиру площадью 103 кв. м на вул. Черновола, 67 Б.

Он более известен как сын также люстрованого Альфреда Белецкого – экс-заместителя начальника Киевской межрегиональной таможни, близкого друга экс-генпрокурора Святослава Пискуна. Белецкий-младший даже был помощником Пискуна в Верховной Раде V созыва.

О сегодняшнем имущественное состояние экс-законника известно немного. Однако, согласно данным реестра МВД, в марте 2016 года он зарегистрировал право собственности на новенький Volkswagen Passat 2016 г.в. средней стоимостью 1,1 млн грн. Похоже, даже будучи люстрированным, Белецкий может позволить себе дорогие покупки.

Известно также, что с августа 2006 года он является владельцем коттеджа в Крыму, расположен на территории Калиновского сельсовета в урочище «Насыр» – на берегу Азовского моря, в 30 минутах езды от Черного моря.

Интересно, что сейчас в государственных структурах остался еще один Белецкий. Самый молодой из семьи, 35-летний Олег Билецкий, сын Игоря Белецкого. Он работает первым заместителем начальника налоговой инспекции в Деснянском районе в Киеве.

Львовская схема: шантаж местных властей

За последние десять лет Львовский горсовет дала прокуратуре Львовской области 75 служебных квартир. Такой «квартирной» поддержки от мэрии не имела ни милиция, ни СБУ.

Лишь весной 2016-го года мэрия отказалась выдавать ордера на вселение прокуроров в 31 служебную квартиру и даже предложила на сессии отменить решение исполкома о предоставлении этих служебных квартир, однако в этот раз депутаты уже не поддержали чиновников.

Демарш мэрии сразу потерпел крах – прокуратура обратилась в суд, и тот заблокировал счет мэрии. Противостояние, фактически, закончилась победой прокуратуры. 29 решений судов или первой, или апелляционной инстанций по искам прокуроров уже вступили в законную силу, и город будет вынужден выдать ордера на вселение в служебное жилье.

За невыполнение решений судов на чиновников уже открыли ряд уголовных дел, по поводу чего в сети facebook возмущался львовский мэр Андрей Садовой. По его словам, 14 вызовов на допрос сотрудников мэрии связаны с отказом выделить 29 ордеров на получение квартир для «прокурорских».

Впрочем, возмущения городского головы не было слышно ни в 2012-м, когда горсовет выдала прокуратуре 29 служебных квартир, ни в 2013-м – тогда прокуратуре досталось еще 34 квартиры. Не было гнева мэра и тогда, когда исполком позволял изымать из числа служебных 37 квартир, которые в результате приватизировали прокуроры.

Не могут пожаловаться на проблемы с жильем еще несколько прокуроров, которые приватизировали служебные квартиры.

Например, Андрей Манькут, который работал начальником управления надзора в уголовном производстве прокуратуры Львовской области, а ныне является заместителем прокурора Закарпатской области, приватизировал квартиру на ул. Плуговая, 4А во Львове. Вместе с тем, его мать, Ульяна Пихурко, владеет «имением» в селе Виднов, в 23 километрах от Львова (больше 2 га).

Кроме некогда служебной квартиры, Манькут вместе с матерью владеют еще одной квартирой площадью 42,8 кв. м и подвалом на 39,8 кв. м. Матери также принадлежит нежилое помещение площадью 16,1 кв. м.

Жилой дом, несмотря на наличие служебной квартиры, скоро будет и у прокурора отдела прокуратуры Львовской области Ульяны Горин. Она приватизировала квартиру площадью 105 кв. м на проспекте Красной Калины, 58 совсем недавно. Согласно реестру недвижимости, право собственности оформила только в феврале 2016-го. В своей декларации за 2015 год она указывает, что квартира еще служебная.

В этой же декларации указано, что ее муж Владимир Горин строит в Яворове жилой дом и гараж с хозяйственными помещениями общей площадью 570 кв. м. Также, согласно реестру недвижимости, с июня 2016 года он владеет небольшим домом площадью 65,4 кв. м.

В 2013 году частный предприниматель Владимир Горин приобрел сразу два автомобиля: Nissan Juke (2013 г.в.) и Honda CR-V (2010 г.в.), а еще раньше, в 2011-м, мотоцикл Suzuki GSX-R600 (2006 г.в.).

Начальник первого следственного отдела прокуратуры Львовской области Ростислав Флис, который с 2009 года владеет домом площадью 282,2 кв. м в Каменка-Бугском районе, не отказался от приватизации квартиры площадью 69,7 кв. м во Львове на проспекте Красной Калины, 58. Его сын Виталий-Иван вместе с Лесей Солудчик являются сособственниками квартиры площадью 130,7 кв. м на ул. Генерала Чупринки во Львове.

Заместитель начальника отдела прокуратуры Львовской области Александр Теличко приватизировал квартиру на проспекте Красной Калины, 58, площадью 69,5 кв. г, которая согласно реестру недвижимости, записана не только на него, дочь и жену, а и на родственников жены.

«Прокурорская правда» получила официальные данные о жилье прокуроров со Львовщины.

Из них следует, что во Львовской области есть несколько прокурорских домов (по пр. Красной Калины 72, 72А, 58), где очень компактно проживают все местные «законники». Это неявно указывает на то, что «отжимают» недвижимость львовские «законники» целыми домами.

Оригинальные «операции»: суд за право покупки квартиры и уменьшение квартирной площади

Распространенной является практика, когда «законники» добиваются получения положенной жилплощади в судебном порядке, подавая соответствующие иски против местных властей.

Довольно скандальная «судебная» ситуация была связана с бывшим прокурором г. Луцк Сергеем Данилиным.

История эта берет начало в 2005-м году, когда Данилина перевели из Волынской области в Одессу, где он занял должность заместителя прокурора региона. Поскольку у мужчины, семья которого насчитывает аж пять человек, не было здесь своей жилплощади, город сделал для него то, что почти не делает для одесских очередников, - выделил «служебную» четырехкомнатную квартиру площадью 150 «квадратов» на ул. Педагогической вне очереди.

В 2006-м году счастливый правоохранитель приступил к обустройству семейного гнездышка. Там появились два санузла с сауной и сверхсовременным душем, оснащенным телевизором и телефоном; две спальни, а также прихожая-студия, обставленная дорогущей мебелью и новейшей бытовой техникой.

Но Данилин умудрился поссориться с городским головой Эдуардом Гурвицем, опротестовав несколько решений горсовета по земельным вопросам. Мэр города распорядился выбросить прокурора из сказочного дворца и заселить туда Галину Мартынову с ее 25-тью детьми. До этого семья ютилась на 47 кв. м в доме по улице Пантелеймоновской, неподалеку от «Привоза».

Мартынова прожила в квартире недолго. В 2010-м она переехала в пригород, а мэрия предложила заселиться на Педагогическую другому детскому дому семейного типа – Валентины Гончаренко. Однако та предпочла остаться в Коминтерновском районе. В 2011-м исполком передал жилплощадь еще одной многодетной семье – Елены Сокур.

Все это время Данилин добивался в судах возврата квартиры, хотя ранее публично обещал «не судиться с детьми». Кроме того, на момент рассмотрения иска законник уже трудился в другой области, так что никаких оснований требовать для себя служебное жилье в Одессе у него не было.

Однако в 2010-м году Приморский райсуд Одессы удовлетворил иск Сергея Данилина и отменил распоряжение Малиновской районной администрации, которым, собственно, прокурора и лишили заветной квартиры. Этот вердикт муниципалитет не обжаловал, и он вступил в силу. Однако недвижимость Данилин не получил, поскольку к тому времени появились решения исполкома о выделении этой квартиры сначала семье Гончаренко, потом Сокур. И пришлось главному защитнику законности города Луцка снова обращаться в суд – с требованием признать незаконными упомянутые акты мэрии.

2 октября 2012-го он добился положительного решения Приморского суда, 12 марта 2013-го выиграл апелляцию. Позже на сторону Данилина встал и ВАСУ.

В 2014 году Данилин вернулся в Одессу. Он был назначен на должность первого заместителя - начальника следственного управления финансовых расследований Главного управления Миндоходов в Одесской области.

Впрочем, не все «законники» занимаются только «сравнительно честным» отбором квартир у государства. Некоторые проворачивают еще более интересные «схемы».

Недавно «Прокурорская правда» писала о руководителе Киевской местной прокуратуры № 5 Дмитрии Справедливом.

Чтобы оформить на себя и свою семью квартиру в элитном новострое-небоскребе на столичном Кловском спуске, 7, он судился с застройщиком и скандальным архитектором дома Сергеем Бабушкиным.

Надзорнику должна была отойти в собственность квартира, которую проинвестировал сам Бабушкин. Справедливому пообещали 4-комнатную квартиру на 182 «квадрата», и прокурорская семья даже успела заказать дизайн-проект квартиры за 96 тысяч гривен. Однако, после сдачи дома в эксплуатацию, законнику предоставили трехкомнатную квартиру, к тому же - на 3 м2 меньше оговоренной квадратуры. Оболонский прокурор не согласился с таким решением, оспорив его в суде - служители Фемиды встали на сторону Справедливого, и, в конечном счете, ему отдали квартиру на 198 кв. м. Рыночная стоимость такого жилья с парковкой на сегодняшний день составляет около 14 миллионов гривен.

Как следует из предоставленных Справедливым документов, квартира с видом на ГПУ в декабре 2013 года обошлась ему в 3,8 миллиона гривен (свыше 400 тысяч долларов по тогдашнему курсу), а паркоместо - всего в 15 тысяч гривен. «Продавалась квартира, а парковка шла в комплекте», - отметил прокурор.

По его словам, 2,8 миллиона гривен на покупку элитной недвижимости он получил от продажи ранее полученной от государства квартиры по улице Дмитриевской. Еще 570 тысяч гривен «налом» Справедливому дала его жена Ольга - частный предприниматель; к тому же, 288 тысяч гривен супруга законника за счет своего взноса в уставный фонд фирмы «Престиж недвижимость» (ею Ольга Справедливая владела совместно с женой бывшего начальника СБУ в Ивано-Франковской области Николая Найдича). Остаток же средств на покупку квартиры на Кловском спуске прокурор якобы взял из личных сбережений.

Отметим, что помимо квартиры в небоскребе на Печерске, Справедливый также является владельцем 3-комнатной квартиры в центре Киева на бульваре Леси Украинки, 23, которую ему подарила мать.

Состоятельным оказались и родители жены оболонского прокурора. В частности, мать Ольги Справедливой подарила ей 2-комнатную квартиру по улице Васильковская 15/14 в Киеве площадью 67,9 кв. м (рыночная стоимость на сегодняшний день - около 2 миллионов гривен). В 2014 году супруга законника зарегистрировала на себя автомобиль Toyota Venza 2013 года (подобного рода модель с пробегом стоит сегодня около 30 тысяч долларов).

Кроме того, с 2011 года Справедливым принадлежит 224 кв. м нежилых помещений на улице Костельной, 3 в Киеве. Ранее они были записаны на жену прокурора, но почти год назад этот объект переписали на его отца. Рыночная стоимость объектов подобного типа - от 60 до 136 тысяч гривен за 1 кв. м, таким образом суммарно они могут стоить на рынке около 20 миллионов гривен.

В свою очередь, руководитель Днепропетровской местной прокуратуры №3 Анатолий Кузьменко, сын люстрированного зампрокурора Днепропетровской области Сергея Кузьменко, живет в элитном комплексе закрытого типа в Днепропетровске, а в своей декларации о доходах занизил площадь принадлежащих ему апартаментов.

В 2015 году Кузьменко задекларировал квартиру площадью 274 м2 в комплексе закрытого типа «Кипарисный», что в Соборном районе Днепропетровска. При этом, согласно данным реестров, общая площадь жилья прокурора является большей на 30 «квадратов», и составляет 305 кв. м.

Эта квартира находится в трехэтажном таунхаусе с видом на Днепр, включает гараж, балкон и две террасы.

По данным имущественного реестра, стоимость приобретенного в 2011 году жилья составляет более 583 тысяч гривен. Вместе с тем, только 160 м2 третьего этажа в здании на Кипарисном переулке, 6, продаются за 270 тысяч долларов (6,7 миллиона гривен), а трехкомнатную квартиру на втором этаже риэлторы предлагают за 120 тысяч долларов (около 3 миллионов гривен).

Как следует из декларации законника, в 2015 году Кузьменко получил 322 тысячи гривен дохода, из которых 127 тысяч - это зарплата, а еще 136 тысяч поступили прокурору в результате продажи имущества. Речь идет об отчуждении автомобиля Mitsubishi Lancer 2006 года выпуска, на смену которому в мае 2015 года прокурор приобрел Volkswagen Passat 2014 года за 423 тысячи гривен.

Годом ранее Кузьменко задекларировал 109 тысяч гривен дохода, при этом положил на счета банков 300 тысяч гривен, которые хранил там и в течение прошлого года.

Отметим, что семья Кузьменко имеет прочные прокурорские корни. Так, отец руководителя Днепропетровской местной прокуратуры №3 - бывший заместитель прокурора Днепропетровской области Сергей Кузьменко, который занимал эту должность с 2008 года, а в марте 2015 года попал под действие люстрационного законодательства и был уволен.

Прочие областные прокуратуры

В Николаевской области за последние 6 лет было распределено 41 служебная квартира, из них - 22 в областном центре.

В частности, квартиру (31 кв. м. жилой площади) получил Анатолий Белза - прокурор Николаевской местной прокуратуры № 1. Судя по его электронной декларации, «законник» успел приватизировать её на себя, жену и дочь.

Еще одну квартиру жилой площадью 36 кв. м. получил прокурор той же Николаевской местной прокуратуры № 1 - Руслан Рудь, и также успел ее приватизировать. Любопытно, что согласно его декларации, на момент получения квартиры (2014 год) он уже владел жилым домом 60 кв. м. в Николаевском районе, а также квартирой 63 кв. м. в пригороде Николаева.

А вот прокурор Заводского отдела Николаевской местной прокуратуры № 1 Роман Потужник, получивший квартиру жилой площадью 30 кв. м., судя по декларации приватизировать ее не успел. Так же, как и начальник Арбузинского отдела Первомайской местной прокуратуры Николай Довбня, который еще в 2012 году получил квартиру жилой площадью 37 кв. м. Согласно его декларации, она до сих пор числится за местным советом.

Любопытно, что в 2012 году квартиру жилой площадью 34 кв. м. получил стажист прокуратуры Андрей Тулейбич. При том, что не прошло и года его работы в прокуратуре. Среди «законников» Тулейбич не задержался, и сейчас он – адвокат.

В 2010 году квартиру (48 кв. м. жилой площади) получил прокурор Снегуровского района Руслан Телечкан. Сейчас он – прокурор отдела прокуратуры Николаевской области. И у него две квартиры в областном центре (записаны на него самого и на сына).

Хотя в целом, в Николаевской области не самый высокий процент приватизированных служебных квартир. Например, согласно декларации до сих пор за государством числится квартира старшего следователя областной прокуратуры Андрея Луценко, полученная еще в 2011 году. Так же, как и квартира начальника Батского отдела Первомайской местной прокуратуры Сергей Могила, который получил квартиру в 2011 году.

Любопытно, что в Южноукраинске Николаевской области по официальной информации прокуроры за последние годы получили одну однокомнатную квартиру и одно койко-место в общежитии.

Квартира эта досталась бывшему прокурору Южноукраинска Ольге Долгокеровой – сестре Инны Долгокеровой, которая сейчас возглавляет Веселиновский райсовет той же Николаевской области.

В Закарпатской области официально было выделено две однокомнатные квартиры в 2013 году. Одна из них досталась - Владиславу Гайдамаке, который сейчас занимает должность в Военной прокуратуре. Согласно его декларации, квартира пока что числится «служебной».

По официальной информации, в Херсонской области было «вручено» три квартиры прокурорам за 6 лет. Одна – уже упомянутая выше квартира Подубинского. Получившие две другие – Ольга Абрамова и Юрий Феронов на данный момент в органах не работают.

Хотя, по утверждению представителей Тернопольской областной прокуратуры, данные о распределении жилья до 2013 года были «уничтожены неизвестными», они все же смогли предоставить отдельные сведения.

Самую большую 3-х комнатную квартиру (49 кв. м. жилой площади) получил нынешний заместитель руководителя Кременецкой местной прокуратуры Виталий Михальчишин. Согласно декларации, он успел ее успешно приватизировать на себя, жену, сына и дочь. А вот получившая квартиру в 50 кв. м. жилой площади Галина Бурлака приватизировать ее пока что не успела.

Довольно подробную информацию предоставили в Ровенской области. Всего там было выделено 14 квартир.

Самую большую квартиру (50,5 кв. м. жилой площади) получил бывший прокурор Ровенской области Василий Присяжнюк.

Должность он занимал до февраля 2014 года, а уже в октябре – был люстрирован. Ранее был прокурором г. Ковель, Одесской и Запорожской областей, г. Киева, заместителем Генпрокурора.

Указанная выше квартира по ул. Буковинская, 3 вызвала скандал еще в 2012 году.

По сообщениям местной прессы, в конце января 2012 года Ровенский горисполком согласовал выделение Присяжнюку служебной квартиры. А уже 13 ноября, на очередном заседании городского исполнительного комитета, его члены проголосовали за исключение из числа служебных этой квартиры, сделав ее государственной. Поэтому ныне действующий прокурор, который живет в теперь уже государственной квартире, имеет право на ее приватизацию.

В то же время, в проекте решения исполкома, обнародованном на сайте городского совета, которым предусматривалось исключение данной квартиры из числа служебных, никакого упоминания о собственно этой квартире не было. Чиновники при этом ссылались на то, что это – «личная информация».

Вторую «по рангу» и по площади квартиру (42 кв. м.) получила многолетний заместитель прокурора Ровного Людмила Мороз.

Кроме того, две квартиры (27 и 24 кв. м.) были выделены в Кузнецовске Ровенской области, три – в Дубровицах той же области. В частности, квартиру 47 кв. м. получил Андрей Вырва, прокурор Дубровицкого отдела Сарненской местной прокуратуры. Получив ее в 2015 году, он успел приватизировать жилплощадь на себя, жену, мать и отца.

В Хмельницкой области прокуроры за последние годы получили 23 квартиры.

Самые большие (больше 50 кв. м. жилой площади) получили начальники отделов: Андрей Косидло, Вячеслав Кобрин, а также – первый заместитель областного прокурора Руслан Мартыненко, который исполнял обязанности областного прокурора в начале 2014 года.

Мартыненко был люстрирован в октябре 2014 года.

Наконец, коснемся Киевской области. Сам регион, в виду близости к столице, отличается не только дороговизной недвижимости, но и многочисленными квартирными скандалами.

В частности, еще в 2013 году в Василькове, несмотря на снижение доли выделяемых застройщиками квадратных метров, согласно предписаниям правительства, с 10 до 2%, решили продолжить квартирный рай для чиновников, судей, прокурорских и милицейских работников. Поскольку выделяемых застройщиками квартир не хватило, то инициативное в подобных вопросах городское начальство пошло на беспрецедентные меры, оставив без жилья при сдаче дома не только льготников, но и… инвесторов, т.е. граждан, которые выделили средства на строительство дома и, естественно, готовились заселиться в выкупленные ими квартиры. Но не все из них могли это сделать, так как в их квартиры уже были поселены судья, работник прокуратуры и т.д.

Согласно официальным данным, в ней прокуроры получили 25 квартир.

Последним, в 2015 году жилье от государства получил прокурор Ирпенского отдела Киево-Святошинской местной прокуратуры Тарас Возняковский. Согласно его же электронной декларации, он успел ее приватизировать на себя и дочь.

В целом же, во всех регионах прослеживается четкая тенденция, связанная с массовой приватизацией служебного жилья с «разрешения» местных властей.

Исходя из изложенного выше, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- почему нельзя за 20 с лишним лет создать реестр недвижимости и фиксировать ее распределение среди «законников» страны?

- сколько люстрированных прокуроров получили «выходное пособие» в виде дармовой жилплощади?

- каковы успехи громких проверок получения жилья прокурорами, анонсированных как при Шокине, так и уже при Луценко?

- если прокуратура может выступать застройщиком жилья, как в Чернигове, то что дальше, «законники» будут создавать корпорации и торговать газом?

- сколько «выморочных» квартир присвоили «черные риэлторы» от прокуратуры?

- почему государственные органы отказываются предоставлять данные о квартирах прокуроров, хотя те сейчас должны их публиковать в открытом доступе в рамках «электронного декларирования»?

comments powered by Disqus