• 15:36, 10 июня 2016
  • 5859
  • 2
  • 0
Судебная реформа Порошенко Фото: Прокурорская Правда

СУДЕБНАЯ РЕФОРМА: ВСЕВЛАСТИЕ ПРЕЗИДЕНТА, БОГАТЫЕ СУДЬИ И СЧАСТЛИВЫЕ АДВОКАТЫ

Пакет изменений в Конституцию Украины вместе с изменением законодательства должен запустить процесс реформы правоохранительной системы, но пока что, просто изменяет политический баланс влияния на суды.

Летом 2015 конституционная комиссия разработала проект изменения в Конституцию относительно правосудия, а зимой Верховная Рада проголосовала за изменения в Основной закон в первом чтении. Тогда «Прокурорская правда» подробно разбирала данный документ.

В июне 2016 года многострадальный проект изменений все же дошел до финального голосования. Одновременно в парламент президентом была внесена и новая редакция Закона «О судоустройстве и статусе судей», который бы не смог работать без новой редакции Основного Закона.

Стоит добавить, что законодательные изменения в системе правосудия были требованием послов «Большой семерки» и Международного валютного фонда.

В целом, согласно вновь принятых документов, судейская система теоретически должна стать более политически независимой, а судьи - менее склонными к коррупции и взяточничеству.

Однако в обществе и экспертной среде существует и альтернативное мнение, что судебная реформа, проголосованная 2 июня, позволит президенту в считанные месяцы установить контроль над судебной системой.

Характерно, что из 335 голосов, отданных за изменения в Конституции, касающиеся правосудия, 38 - это голоса «Оппозиционного блока». Без них не было бы необходимых 300 голосов. А значит, не было бы и всей судебной реформы. За свою поддержку «Оппоблок», несомненно, должен был получить какие-то бонусы.

Возможно, в число этих бонусов вошло и обещание учесть интересы главных спонсоров «Оппоблока» при перетряхивании судейского корпуса.

В этой реформе есть много составляющих, но все же главными ее элементами являются два совершенно новых органа: новый Верховный Суд, вместо старого Верховного Суда Украины, и Высший совет правосудия, вместо Высшего совета юстиции. Оба этих новых органа очень важны для Петра Порошенко. Первый из них - главный над судами, то есть над судебной системой. А второй - главный над судьями, то есть над судейским корпусом.

Сущность изменений

2 июня 2016 года парламент принял два важных решения. В частности, для изменений в Конституцию набралось 335 голосов «за» (при необходимых 300), а для нового «судебного» закона (№4734) - 281 (из необходимого минимума в 226).

Новый закон отменяет четырехуровневую судебную систему. Из нее исчезнут высшие специализированные суды (Высший административный, Высший хозяйственный и Высший специализированный суд по рассмотрению гражданских и уголовных дел): пункт о них больше не содержится в законе.

В то же время, местные и апелляционные суды остаются, а высшим органом в системе судоустройства является Верховный Суд.

Законодатели, сторонники нового закона утверждают, что такую трансформацию ввели для ликвидации искусственно созданных институтов. Мол, высшие специализированные суды были созданы как прокладка для влияния на судебную систему в те времена, когда власть хотела контролировать все процессы и не могла себе этого позволить через Верховный Суд.

Правда, высшие специализированные суды все же будут работать «для рассмотрения отдельных категорий дел» до создания в новом порядке и в обновленном составе Верховного Суда.

Последний заработает на базе старого Верховного Суда и трех высших судов - Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел, Высшего хозяйственного и Высшего административного суда.

Согласно новопринятому закону, всех судей будут назначать на конкурсной основе. А должность судьи Верховного Суда смогут занять не только бывшие служители Закона, а и юристы или ученые – для всех них отбор будет проходить на одинаковых началах.

Конкурс будет проводить Высшая квалификационная комиссия судей (ВККС), а помогать ей оценивать профессиональную этичность и порядочность кандидата будет Общественный совет добропорядочности. В последний войдут правозащитники, ученые, адвокаты и журналисты.

Де-юре, Верховный Суд остается высшим судом в системе судоустройства, но на практике от него останется только название, объясняет Леонид Емец, нардеп от «Народного фронта», первый заместитель председателя Комитета по вопросам правовой политики и правосудия. За ВС останется функция соблюдения единства судебной практики, что и является, по мнению Емца, ключевой позицией судебной реформы.

По его словам, благодаря новой процедуре, когда ВС и палата ВС будут обобщать судебную практику, количество судебных споров уменьшится, потому что они станут ненужными.

К тому же, изменится структура самого Верховного Суда. Раньше он состоял из четырех судебных палат с разной специализацией. Теперь же составляющих пять: четыре кассационных суда (административный, хозяйственный, уголовный, гражданский) и Большая палата ВС.

Также будет создан отдельный Высший антикоррупционный суд, который будет рассматривать дела от Национального антикоррупционного бюро, и еще один новый суд – Высший суд по вопросам интеллектуальной собственности.

Новый закон также несколько ограничил бывшую судейскую неприкосновенность. В документе сказано, что служитель Фемиды может быть задержан в двух случаях.

Первый из них работает тогда, когда Высший совет правосудия предоставил согласие на задержание судьи в связи с уголовным или административным правонарушением.

Второй – когда задержание происходит во время, или сразу после совершения тяжкого или особо тяжкого преступления.

Стоит добавить, что ранее задержание и избрание меры пресечения для судей могли быть совершены только с согласия Верховной Рады.

Новый закон о судоустройстве не будет работать без изменений в Конституции. Во-первых, он вступает в силу не ранее, чем вступает в силу новая Конституция (в части правосудия).

Во-вторых, законопроект об изменениях в Конституцию относительно правосудия самостоятельно обеспечивает новые порядки судебной системы.

Так, среди прочего, именно основной закон позволит увольнять судью не только в случае неспособности выполнять свои обязанности, достижения 65 лет или смерти (как это есть сейчас), а и в случае, когда имеется, скажем, несоответствие декларации имущественному материальному состоянию.

По декларациям то, согласно новому закону о судоустройстве, отчитываться будут не только сами служители Фемиды, но и члены их семей, заполняя декларацию в соответствии добропорядочности и декларацию родственных связей.

Избрать новых членов ОРУ и реорганизовать Раду юстиции, согласно новой Конституции, должны за 2 года.

В то же время, создать обновленный Верховный Суд должны за шесть месяцев, а вот реформировать апелляционные суды – за время не дольше трех лет.

Апология реформы

Заместитель главы Администрации президента Алексей Филатов утверждает, что изменения в Конституции и законодательстве понесут за собой и усиление ответственности со стороны судей.

А именно, речь об усилении дисциплинарной ответственности, связанной с возможными нарушениями, вынесениями неправосудных решений, неэтичным поведением, а также об усилении ответственности за несоблюдение антикоррупционных критериев.

Также по словам Филатова, реформу сделали для «простых людей», чтобы последние могли получить в суде «законное и справедливое решение».

Экс-министр юстиции Сергей Головатый уверен в том, что конституционными изменениями по части правосудия выстраивается новая система юридической Украины.

Головатый считает, что одним из важнейших изменений является то, что вследствие реформы президент лишается полномочий, которые он имеет сегодня. В частности, создания судов. Эта функция передается парламенту, что позволяет говорить о создании действительно «законных судов». Кроме того, на сегодняшний день первое назначение на должность судьи сроком на пять лет осуществляет президент. Это право у него тоже забирают. Вопросы отбора, обучения, подготовки, квалификации, назначения, увольнения, дисциплинарной ответственности - все это переходит к судебной власти, где Высший совет правосудия сконцентрирует у себя все эти функции.

Но, как подчеркивает Сергей Головатый, формально президент будет участвовать в процедуре назначения судей, но это будет лишь использование «высшей легитимности» Главы государства для придания веса судебным назначениям.

Упомянутый нардеп Леонид Емец считает, что основной сутью в судебной реформе является единая судебная практика, которую будет формировать Верховный суд Украины, а все другие вещи направлены на реализацию этого задания. Мол, благодаря внедрению единой судебной практики количество дел в судах будет уменьшаться с каждым годом и «через три-пять-шесть лет количество судебных споров в Украине должно упасть в два-три раза».

Емец пояснил, что Верховный суд должен быть сформирован в течении шести месяцев, апелляционные - в течение трёх лет. Он напомнил, что через три месяца после вступления в силу изменений в Конституцию в части правосудия и закона «О судоустройстве и статусе судей» высшие специализированные суды будут ликвидированы, а их полномочия передаются фактически новосозданному Верховному суду.

Практически от Верховного суда остаётся лишь название - все ныне работающие судьи увольняются и на их место приходят новые специалисты. «И это будут не лишь судьи со стажем, даётся возможность новым профессионалам, юристам с 10-летним стажем адвокатской практики или научному работнику прийти в Верховный суд и создавать судебную практику», - сказал Емец.

Он считает важной норму закона о дополнительных декларациях, которые должны будут заполнять судьи - «декларация родственных связей и декларация добропорядочности». По словам народного депутата, «до седьмого колена родственники судьи должны подавать информацию о своих расходах».

Емец также сообщил, что формы этих деклараций должны быть разработаны в короткие сроки - «за те шесть месяцев, когда начнут работать новые правила для суда».

Главным позитивным моментом осуществленной реформы Министр внутренних дел Арсен Аваков считает «перезагрузку» судебной ветви власти, что, в частности, должно вылиться в увольнение 5000 из 7000 действующих судей, основой чего должно послужить создание судов «заново» на конкурсных принципах.

Арсен Аваков
Михаил Саакашвили

Поддержал, в целом, реформу и Глава Одесской обладминистрации Михаил Саакашвили, который, однако, выразил сожаление, что она «не настолько радикальна», как задумывалась, и не позволит полностью изменить судебный корпус в кратчайшие сроки.

Потенциальные риски

Заместитель главы правления Центра политико-правовых реформ, эксперт «Реанимационного пакета реформ» Роман Куйбида выразил мнение, что благодаря новому закону о судоустройстве председатели судов времен Виктора Януковича еще 7 лет могут оставаться на должностях.

По его словам, законом 2014 года полномочия председателей были прекращены, но во многих судах судьи снова избрали их на должности. В 2015 году их в третий-четвертый раз избирают председателями судов, несмотря на запрет занимать эту должность два раза подряд. Тогда Совет судей разъяснил, что каждый раз председателей судов избирали на основании нового закона, а значит, предыдущий срок полномочий уже не считается.

Эксперт напоминает, что логике такого толкования положило начало печально известное решение Конституционного суда о «третьем сроке Кучмы», когда первый срок КС ему не зачислил, поскольку тогда Кучму избрали президентом на основании предыдущей Конституции.

Соответственно, новый закон о судоустройстве не содержит предохранителей против того, чтобы председатели судов были избраны на эту должность фактически в четвертый раз и даже в пятый, несмотря на запрет занимать её два раза подряд. При этом, вопреки Конституции, но по закону, президент будет выписывать удостоверение председателям судов, которых изберут собрания судей.

По мнению Куйбиды, это может послужить причиной того, что председателей ключевых судов будут приглашать на аудиенцию якобы для выдачи удостоверения, а на самом деле для налаживания неформальных контактов с «кураторами» судебной системы от президента.

При этом, он же считает, что, несмотря на создание общественного совета добропорядочности при Высшей квалификационной комиссии судей (ВККС), общественность может не получить эффективных рычагов влияния на отбор и оценивание судей.

В частности, выводы новообразованного общественного совета будут иметь для ВККС лишь характер «информации», на которую можно даже не реагировать. Другими словами, они не будут иметь решающего значения для квалификационного оценивания судей по критерию добропорядочности, поскольку нет обязанности ВККС мотивировать отклонение такого вывода и принимать решение об этом единогласно. Кроме того, общественный совет не будет иметь никакого влияния на конкурсы на вакантные должности в местных судах.

Экс-заместитель генерального прокурора Украины, Виталий Касько считает, что в судебной реформе есть положительные и отрицательные нормы.

Проблемой он считает то, что некоторые полномочия президента, касающиеся назначения судей, в итоге сохранились. Хотя они и числятся церемониальными, но в реальности все может оказаться не так просто. Проблему Касько видит и в создании трехзвеньевой системы судов, когда в середине третьего звена скрываются бывшие высшие суды (речь о Верховном Суде, состоящем из высших судов, вместо одной палаты). То есть, старая система «маскируется» под новую.

Член Венецианской комиссии, юрист Марина Ставнийчук, считает, что власть вместо реформирования судебной системы сорвала её работу. Неоднократные реорганизации судейского корпуса, использования против судебной власти Закона «Об очищении власти» (что осуждала Венецианская комиссия) и принятие Закона «Об обеспечении права на справедливый суд» привело к тому, что два года были попросту потрачены на разговоры о судебной реформе.

Изменениями в Конституцию по части правосудия и принятием нового Закона «О судоустройстве и статусе судей» власть планирует запустить четвертую волну борьбы с правосудием в Украине, путем подчинения президенту всех судей.

Ставнийчук полагает, что, несмотря на некоторые прогрессивные и положительные нормы, предложенные президентом в конституционных изменениях, их реализация затянется на годы. 

«К примеру, новый орган - Высший совет правосудия, - который будет отвечать за формирование судейского корпуса, избрание судей, их увольнение и перевод судей, реально появится в Украине только весной 2019 года - так прописано в изменениях к разделу XV Переходных положений Конституции, - говорит юрист. - До этого его функции будет осуществлять нынешний Высший совет юстиции. Правда, за исключением членов Высшего совета правосудия от съезда судей, которые должны быть выбраны не позднее чем через три месяца после вступления в силу закона о Высшем совете правосудия. То есть, все остаются на месте в Высшем совете юстиции, кроме представителей судебной власти - их нужно менять. То же касается и антикоррупционных и патентных судов: пока они будут созданы, организованы и реорганизованы - пройдут годы. Это практически сводит на нет административную юстицию». - Марина Ставнийчук, юрист

Наряду с этим, другие эксперты называют принятые украинским парламентом законы важными, однако не слишком оптимистичны относительно их внедрения в жизнь.

В частности, главный эксперт группы по проведению судебной реформы Реанимационного пакета реформ Михаил Жернаков считает, что реформа лишь предоставляет возможность для реализации изменений, но не означает их успешную реализацию. По убеждению эксперта, «настоящих механизмов, которые бы гарантировали полное отсутствие политических влияний, нет».

Раскритиковала реформу и лидер «Батькивщины» Юлия Тимошенко, которая, в частности, считает неправильным предоставление права назначение судей президенту. Кроме того, она настаивает, что все потенциально положительные изменения, которые заложены в реформе, откладываются «на года».

Реакция «западных кураторов»

В целом, довольно положительно осуществленную конституционную реформу оценили «западные друзья» Украины, что выразилось во многочисленных «победных реляциях».

Посол США Джеффри Пайетт назвал день голосования за изменения в Конституцию историческим и поприветствовал старт судебной реформы в Украине. В частности, он отметил, что «утверждение Радой конституционных поправок относительно судебной реформы - это большой шаг вперед на европейском пути страны». Также дипломат заверил, что США готовы поддержать преобразование судебной власти в «независимый, подотчетный и эффективный институт».

В свою очередь, «голос» Госдепа США Марк Тонер назвал изменения в украинскую конституцию «хорошими новостями», а также существенным шагом вперед на пути «борьбы с коррупцией».

Президент Венецианской комиссии Джанни Букиккио также приветствовал принятие украинским парламентом конституционных изменений в части правосудия. По его убеждению, это решение демонстрирует, что, несмотря на сложную ситуацию, Украина способна реализовывать серьезные реформы.

«Это большой шаг вперед для Украины, который приближает ее к эффективному внедрению европейских стандартов в сфере верховенства права. Не легко будет внедрить эту реформу, но первый шаг уже сделан», - Джанни Букиккио

В Европейском Союзе также назвали важным шагом принятие изменений в Конституцию Украины относительно правосудия и ожидают проведения всеобъемлющей судебной реформы. Об этом говорится в заявлении верховного представителя Евросоюза по вопросам внешней политики и политики безопасности Федерики Могерини и еврокомиссара по вопросам европейской политики соседства Йоханнеса Хана.

«Принятие Верховной Радой Украины в окончательном чтении конституционных поправок, связанных с судебной системой, является важным шагом на пути ее укрепления, повышения ее эффективности, сохранения ее независимости и непредвзятости, а также борьбы с коррупцией», - заявиление Могерини и Хана

Европейские чиновники подчеркнули, что «с нетерпением ждут осуществления всеобъемлющей реформы судебной системы», которая стала возможной после сегодняшнего голосования. «В этом контексте ЕС остается приверженным поддержке украинской власти, чтобы быстро достичь конкретных результатов», - подчеркнули они.

Судейские доходы

Наиболее неоднозначной составляющей реформы оказался вопрос о существенном повышений зарплат для судейского корпуса страны.

В новом законе о судоустройстве и статусе судей, который вносится в дополнение к конституционным изменениям, предлагается увеличить должностной оклад судей Верховного суда с 13 до 75 минимальных заработных плат с 1 января 2017 года.

Устанавливается, что с 1 января 2017 года оклад судьи местного суда составит 15 минимальных зарплат, судьи апелляционного суда или высшего специализированного суда - 25 минимальных зарплат.

С 2018 года предлагается установить оклад судьи местного суда в 20 минимальных зарплат, судьи апелляционного суда или высшего специализированного суда - 30 минимальных зарплат.

С 2019 года оклад судьи местного суда составит 25 минимальных зарплат, судьи апелляционного суда или высшего специализированного суда - 40 минимальных зарплат.

С 2020 года оклад судьи местного суда устанавливается на уровне 30 минимальных зарплат, судьи апелляционного суда или высшего специализированного суда - 50 минимальных зарплат.

Согласно предыдущему законодательству, оклад судьи местного суда составлял 10 минимальных зарплат, судьи апелляционного суда - 11, судьи высшего специализированного суда - 12, Верховного Суда - 13.

Кроме того, к базовому размеру оклада судьи применяются следующие коэффициенты: 1,1 - если он работает в суде населенного пункта с населением не менее 100 тысяч человек, 1,2 - если в населенном пункте проживает не менее 500 тысяч человек, 1,25 - если в населенном пункте проживает не менее 1 миллиона человек.

Также устанавливается доплата за выслугу лет при работе более 3 лет. Помимо этого, доплаты предлагается установить за научные степени и работу с секретной информацией.

Теоретически, все это должно помочь в борьбе с коррупцией в судах, но многие эксперты не разделяют подобное мнение.

В частности, судья, главный эксперт по судебной реформе Реанимационного пакета реформ Михаил Жернаков выразил мнение, что высокая заработная плата для судей не одолеет коррупцию в судебной системе, но порочный круг низкой зарплаты чиновников, их неэффективной работы и, как результат, низких зарплат чиновников нужно разорвать.

«Этот порочный круг, когда чиновникам платят мало - они утверждают плохие решения, в итоге нет денег в бюджете и в результате - чиновникам платят мало, нужно разрывать», - отметил эксперт.

По его словам, увеличение зарплат судьям должно сопровождаться контролем над их деятельностью.

С другой стороны, как подчеркнул Жернаков, относительно средней зарплаты по стране предполагаемые заработки судей довольно высоки, тогда как возможности государственного бюджета крайне ограничены, а «перебить» уровнем зарплат потенциальные взятки просто невозможно.

Народный депутат из фракции «Блок Петра Порошенко» Виктор Пинзеник считает, что пенсионное обеспечение судей и выплата им заработной платы должны учитывать реальную экономическую ситуацию в Украине.

«Может ли быть заработная плата работника любой категории, которая финансируется из бюджета, оторвана от ситуации в экономике? Может ли заработная плата одного работника в 200 раз превышать минимальную заработную плату?», - Виктор Пинзеник

Кроме того, нардеп подсчитал соотношение зарплат судей в Украине и других государствах.

В ответ на многочисленные критические замечания по «судейским зарплатам», народный депутат и член Комитета Верховной Рады по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Борислав Береза отметил, что высокий доход – это лишь «побуждение» для судей к честности, но не главный контролирующий факто.

Высший совет правосудия и власть президента

Согласно переходным положениям закона «О судоустройстве и статусе судей», в течение шести месяцев со дня вступления в силу этого закона: «1) образуется Верховный Суд в порядке и в составе, которые определены настоящим Законом; 2) назначаются судьи Верховного Суда по результатам конкурса, проведенного в соответствии с настоящим Законом». Со дня начала работы нового Верховного Суда прекращают свою деятельность и ликвидируются существующие сейчас Верховный Суд Украины и три кассационных суда: Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел, Высший хозяйственный суд Украины и Высший административный суд Украины.

Таким образом, не позже чем через полгода в Украине должен быть полностью заменен верхний этаж судебной системы. Тот, кто будет контролировать новый Верховный Суд, будет фактически контролировать и всю судебную систему, потому что Верховный Суд сможет отменять любые решения нижестоящих судов.

Точное число судей Верховного Суда в законе не указано, сказано только, что их должно быть «не более двухсот». Согласно переходным положениям закона, для начала работы Верховного Суда достаточно, чтобы были назначены 65 его членов. Сразу же после этого пленум Верховного Суда сможет, согласно статье 128 Конституции, избрать путем тайного голосования председателя Верховного Суда.

Высший совет правосудия будет главным над судьями почти в том же смысле, в каком премьер-министр - главный над чиновниками центральных органов исполнительной власти, а президент - главный над чиновниками местных госадминистраций. Этот орган будет очень влиятельным, поэтому стоит внимательней посмотреть на полномочия и функции, которыми он наделяется.

Раньше в статье 128 Конституции был закреплен двухэтапный порядок назначения судей: «Первое назначение на должность профессионального судьи сроком на пять лет осуществляется Президентом Украины. Все остальные судьи, кроме судей Конституционного Суда Украины, избираются Верховной Радой Украины бессрочно, в порядке, установленном законом». Этот порядок полностью отменяется. Теперь все судьи (включая и судей Конституционного Суда) назначаются на должность бессрочно президентом.

Раньше в Конституции было записано, что президент «создает суды в определенном законом порядке». Этих полномочий он лишился. Вместо этого в статье 125 появилась норма, что «суд образуется, реорганизуется и ликвидируется законом, проект которого вносит в Верховную Раду Украины Президент Украины после консультаций с Высшим советом правосудия».

Сохранилась норма статьи 130 о том, что «в Государственном бюджете Украины отдельно определяются расходы на содержание судов». Теперь эта норма дополнена словами: «с учетом предложений Высшего совета правосудия».

В новой редакции статьи 131 записан еще ряд полномочий Высшего совета правосудия: он «принимает решение о нарушении судьей или прокурором требований относительно несовместимости», «рассматривает жалобы на решения соответствующего органа о привлечении к дисциплинарной ответственности судьи или прокурора», «принимает решение об освобождении судьи от должности», «принимает решение о временном отстранении судьи от правосудия», «принимает решение о переводе судьи из одного суда в другой».

Согласно той же статье 131, Высший совет правосудия состоит из двадцати одного члена, из которых двадцать избираются или назначаются. По должности входит в состав Высшего совета правосудия председатель Верховного Суда. Десять членов избирает съезд судей Украины из числа судей или судей в отставке, двух - назначает президент, также по два члена избирают Верховная Рада Украины, съезд адвокатов Украины, всеукраинская конференция прокуроров, съезд представителей юридических высших учебных заведений и научных учреждений. Срок полномочий избранных (назначенных) членов Высшего совета правосудия составляет четыре года. Одно и то же лицо не может занимать эту должность два срока подряд.

Все эти изменения вызывают ряд критических замечаний по поводу угрозы усиления влияния Президента на судебную власть.

Например, бывший министр юстиции Александр Лавринович считает, что Глава государства получает неограниченные полномочия по тому, чтобы сформировать всю судебную систему так, как он хочет и с тем, кому он хочет доверить возможность принимать судебные решения.

По мнению бывшего соратника Виктора Януковича, сегодня два органа, которые откровенно демонстрируют свою лояльность и прислушиваются к пожеланиям, выходящих из Банковой, - это Высшая квалификационная комиссия и Высший совет юстиции. Они будут в течение 2-3 лет завершать процесс образования, ликвидации, реорганизации судов, назначения судей, аттестации судей и определят, кто вообще будет судьей и если судьей, то где будет.

В итоге, как считает Лавринович, мы получим достаточно зависимую судебную систему на финише после двух лет. При этом, уже сейчас многие судьи ждут указаний, поручений, как надо себя правильно вести, какие решения принимать и т.д.

Интерес «Оппозиционного блока»

Парадоксальность ситуации заключается в том, что в вопросе «судебной реформы» совпали интересы «западных партнеров», а также будто бы «самой пророссийской» фракции парламента - «Оппозиционного блока».

Причины, по которым детище Ахметова и Левочкина поддержало судебную реформу Порошенко, нужно искать в особенностях статуса нового органа – Высшего совета правосудия.

Самая большая интрига, конечно, в том, когда заработает этот орган. Новая редакция Конституции дает два очень разных ответа. В статье 131 записано, что Высший совет правосудия обретает полномочия при условии избрания (назначения) не менее пятнадцати его членов, среди которых большинство составляют судьи. Таким образом, чтобы этот орган заработал, необходимо, как минимум, провести съезд судей, который изберет десять членов, плюс двух членов назначит Порошенко, еще двух изберет парламент, а еще один - это председатель Верховного Суда.

Второй ответ записан в переходных положениях: «До образования Высшего совета правосудия его полномочия осуществляет Высший совет юстиции. До избрания (назначения) членов Высшего совета правосудия этот орган действует в составе членов Высшего совета юстиции в течение срока их полномочий, но которые не могут длиться дольше, чем до 30 апреля 2019 года».

Именно здесь и заключается интерес «Оппоблока». Сейчас Высший совет юстиции, переименованный в Высший совет правосудия, получил полномочия назначать всех судей (кроме конституционных), включая и судей вновь создаваемого Верховного Суда. Разумеется, кандидатуры будут отбираться на конкурсах, но решения о назначении будут приниматься Высшим советом правосудия, то есть, пока что - Высшим советом юстиции. Эти решения будут вводиться в действие президентскими указами.

До сих пор решения о назначении судей бессрочно принимала Верховная Рада, где «Оппоблок» был в явном меньшинстве. Сейчас же ситуация меняется. В Высшем совете юстиции у данной политической силы более чем достаточно «друзей», а, значит, их политическое влияние возрастает в разы. В частности, еще год назад во время избрания новых членов Высшего совета юстиции в первых рядах были кандидатуры, близкие бывшему заму Главы администрации президента Андрею Портнову и Ректору Одесской юракадемии Сергею Кивалову.

«Нейтрализация» прокуратуры

Главное изменение для прокуратуры согласно новой редакции Конституции - она лишается таких функций как представительство интересов гражданина в суде, досудебное расследование, надзор за соблюдением законов при исполнении судебных решений по уголовным делам, а также осуществление так называемого «общего надзора» - надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина.

Необходимо отметить, что все это означает, фактически, закрепление в Основном Законе норм, которые уже были внесены ранее в законодательство «О прокуратуре».

Данные перемены вызывают далеко неоднозначную реакцию в обществе. Некоторые эксперты считают, что отмена функции общего прокурорского надзора - это смена правовой природы института прокуратуры как некоего универсального органа государственного контроля и преобразование ее в специализированный орган, который не будет выходить за пределы уголовной сферы, только осуществляя представительство в суде интересов граждан или государства.

С одной стороны, это можно расценивать как либерализацию надзорной политики государства, законодательную волю на предоставление бизнесу большей свободы (хотя нельзя исключить попытки вмешательства в хозяйственную деятельность предприятий с помощью уголовно-процессуального инструментария).

С другой стороны, изъятие привычного элемента из системы государственного контроля может создать правоохранительный вакуум. Юристы отмечают, что отмена общего надзора представляется довольно радикальной мерой, тогда как умеренной альтернативой могли бы стать детальная регламентация порядка и создание правовых барьеров для злоупотребления служебными полномочиями.

Другие комментаторы отмечают, что ранее прокуратура выполняла функцию единого окна в сфере защиты прав и интересов государства и сфере пресечения правонарушений со стороны субъектов властных полномочий всех уровней, нарушающих права и свободы граждан, и изменение положения дел несет угрозу законности в стране.

Фактически, складывается ситуация, в которой государство ни за что не отвечает, и, в первую очередь, не отвечает за состояние законности в стране. Вместо единого окна, куда можно пожаловаться, создается множество разных новых органов, инспекций, агентств, бюро и т.д. И это несет в себе новую проблему, поскольку создание и формирование этих ведомств пока что находится на начальных этапах, что существенно влияет на эффективность обеспечения законности в стране.

Перспективами «пост-реформенного» коллапса правоохранительной системы внезапно обеспокоились в «Реанимационном пакете реформ».

В частности, эксперты данной «грантоедской» структуры призывают активизировать усилия по созданию эффективного Государственного бюро расследований.

«Принятые 2 июня изменения в Конституцию Украины в части правосудия существенно ограничили функции прокуратуры. Это следующий важный шаг в реформировании этого института. Лишение несвойственных функций позволит прокурорам сфокусироваться на повышении эффективности основного направления их работы – поддержке государственного обвинения» - заявление РПР

Аналитики отмечают, что Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) по своим полномочиям должно стать главным антикоррупционером в стране, а Госбюро расследований - главным контролером по всем правоохранителям, чиновникам и судьям. Директор бюро будет иметь большее влияние, чем Генеральный прокурор. Следователи этого новосозданного органа будут расследовать все преступления (кроме тяжких коррупционных), совершенные любым стражем, в том числе, и детективом НАБУ. Речь идет о злоупотреблении служебным положением, пытках, дорожно-транспортных происшествиях, которые привели к тяжелым последствиям и т.п.

Аналитики подчеркивают, что будущая эффективность работы бюро зависит, в первую очередь, от того, кто его возглавит. «Именно директор и его заместители будут формировать структуру органа и набирать в него сотрудников. И именно директор должен стать гарантом независимости и аполитичности», – заявляют РПР.

Эксперты призывают:

1. Конкурсную комиссию - продлить срок проведения конкурса в ГБР. Это позволит привлечь большее количество кандидатов и, соответственно, провести качественный конкурс.

2. Кабинет Министров - выделить необходимые ресурсы на проведение конкурса, в том числе, и на информационную кампанию, а также обеспечить первоочередные шаги по созданию этого органа.

3. Профессиональные ассоциации и организации гражданского общества - способствовать проведению информационной работы по ГБР и привлечения квалифицированных кандидатов на должности руководителей бюро.

Однако, если даже и не учитывать «грантоедские просьбы», в любом случае, очевидно, что на данном этапе «реформа» только внесла хаос в систему правоохранительных органов в стране и уничтожила прокуратуру, как основное ведомство по надзору за соблюдением законности, ничего не предложив взамен.

Адвокатская монополия: «за» и «против»

Больше всего дискуссий вызвало внесение в Конституцию норм о т.наз. «адвокатской монополии».

Отныне юридическая помощь будет носить профессиональный характер - защита от уголовного обвинения и представительство в суде могут осуществлять исключительно адвокаты. При этом, могут быть определены исключения относительно представительства в суде по трудовым спорам, спорам о защите социальных прав, в отношении выборов и референдумов, в малозначительных спорах, а также в связи с представительством малолетних или несовершеннолетних лиц и лиц, признанных судом недееспособными, или дееспособность которых ограничена.

Введение «монополии» адвокатов будет иметь переходный этап - в Верховном суде и судах кассационной инстанции с 1 января 2017; в судах апелляционной инстанции - с 1 января 2018; в судах первой инстанции - с 1 января 2019 года.

Некоторые адвокаты поспешили одобрить предложенные изменения.

В частности, управляющий партнер Адвокатского объединения «Спенсер и Кауфманн» Валентин Загария считает, что исключительное право адвокатов на представительство интересов физических и юридических лиц в судах повысит стандарты предоставления правовой помощи, а также этические стандарты.

По его мнению, основой для этого будет то, что деятельность адвокатов, стандарты отношений с клиентами, реклама и многие другие аспекты регулируются Правилами адвокатской этики. Этим адвокаты отличаются от обычных юристов.

В качестве примера первый глава ВКДКА напомнил об особом отношении к статусу адвоката в Соединенных Штатах Америки: «Каждое свое действие они сверяют с этическими нормами, поскольку лишение права на занятие адвокатской деятельностью означает для них конец карьеры».

Солидарен с Загария и адвокат Алексей Романченко, который считает, что введение монополии адвокатов на представление интересов в судах, несмотря на все критические замечания противников такого нововведения, является позитивным аспектом реформы.

Свое мнение он обосновывает тем, что, во-первых, сегодня как никогда актуален вопрос повышения профессионального уровня лиц, оказывающих правовую помощь физическим и юридическим лицам. Квалификационный отбор адвокатуры позволяет отсеять от этой профессии людей с недостаточным уровнем знаний и навыков.

Следующим аргументом является то, что в Украине уже фактически введен и действует институт повышения квалификации адвокатов, что позволяет постоянно совершенствовать свои знания, быть в курсе последний нововведений, оттачивать мастерство. Все эти вопросы либо абсолютно отсутствуют, либо, в лучшем случае, отданы на личное усмотрение юристов-неадвокатов.

Впрочем, критических отзывов об «адвокатской монополии», в целом, можно встретить больше.

Даже среди адвокатов звучат различные мнения. В частности, адвокат Игорь Головань еще во время обсуждения изменений в Конституцию в первом чтении, отмечал, что для адвокатов неэтично поддерживать поправки, поскольку конкретно им они выгодны в материальном плане.

Ученый секретарь Института экономико-правовых исследований НАН Украины Ирина Кременовская и аспирант Алексей Святогор считают, что внесенные в Конституцию изменения об адвокатуре несут прямую угрозу правовой системе страны. Они указывают на то, что, в результате реформы, «одним махом» будут уничтожены (лишены возможности представительства в судах) т. н. «штатные» (но не имеющие адвокатского свидетельства) юристы предприятий, учреждений, организаций, на себе тянущие основной груз судебной защиты интересов предприятия.

При этом существующее в Украине количество адвокатов (внесенных в Единый реестр адвокатов) - чуть более 30 тысяч (на практике их количество еще меньше, потому что в реестре находятся и адвокаты, которые умерли, болеют, отошли от дел (от практики), не говоря уже о тех из них, кто имеет узкую специализацию деятельности (например, общеуголовная специализация) и не может быть полноценным представителем в хозяйственных (рассмотрение споров между юридическими лицами) либо административных делах (споры с субъектами властных полномочий по налоговым делам, обжалованиям решений финансовых инспекций, споры о тарифах и пр.).

Также ученые указывают на отсутствие логики в нововведениях, поскольку законодатель предполагает (предлагает) некоторые категории дел избавить от адвокатского навязывания. Ведь тогда выходит, что, например, дела по выборам (где решается судьба страны), по социальным выплатам (где даже от нескольких десятков гривен, неправильно начисленных - зависит судьба малоимущего пенсионера) могут быть «с плохим уровнем представительства».

По мнению Кременовской и Святогора, авторы законопроекта либо не знакомы с технологией работы юрслужб на предприятиях, либо поступают осознанно, умышленно, дискредитируя и уничтожая их. Поскольку именно «штатные» юристы прекрасно понимают специфику предприятий, в которых они работают.

Кроме того, отныне заботы по поиску адвокатов падут и на центральные органы государственной власти (предложенные изменения в Конституцию ни в коем случае не содержат для них исключений), и на органы милиции и прокуратуры (которые, например, будут обязаны искать адвокатов на защиту от исков других адвокатов о возмещении вреда, причиненного истцу действиями правоохранительных органов) и органы местного самоуправления, и налоговые инспекции с органами финансовой инспекции, органы антимонопольного комитета. В такой же ситуации будут и другие работники контролирующих органов.

Необходимо учесть и наполнение термина «представительство в судах». Стороны в суде имеют десятки процессуальных прав, таких как знать о дате и месте слушания дела, заявление всевозможных ходатайств, просить о переносе слушания или об отводе состава суда, знакомится с материалами дела и записями заседаний, получать копии документов, дополнять материалы дела документами и пр.

Всех этих процессуальных прав сторона (не имеющая адвоката) будет лишена. Сторона даже не будет иметь право на ознакомление с материалами дела (дабы толком понять, о чем иск, какие его основания, какой объем доказательств потребуется для реализации своего права на защиту, какой уровень квалификации адвоката должен быть (какие сформулировать требования к нему).

При такой постановке вопроса - даже сам тендер на наем адвокатской конторы полноценно провести невозможно, ибо любой контролирующий либо правоохранительный орган будет иметь достаточно обоснованные претензии, по поводу избрания конкретной адвокатской конторы для закупки у нее «услуг».

При этом, непонятно зачем свидетельство адвоката для того, чтобы совершить такие элементы представительства, как в суде сфотографировать материалы дела, подать (сдать) в канцелярию заявление «мы не успеваем, просим отложить слушание на неделю» или же даже получить повестку-судебный запрос.

На специализированных форумах юристов-практиков также поднимались некоторые аспекты введения адвокатской монополии. Если судить из некоторых дискуссий, то, в принципе, сама монополия для юрлиц может быть обойдена представлением юристу предприятия временного статуса «директора», и, соответственно, права представительства интересов в суде. Что же до самих адвокатов, то им, во многом, монополия не так уж и выгодна, ибо повышает конкуренцию за счет разнообразных «общих» юристов, которые теперь будут просто вынуждены обзаводиться адвокатскими «корочками».

Исходя из изложенного выше, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

- почему все прогрессивные нововведения «судебной реформы» откладываются для введения, фактически, до конца президентского срока Петра Порошенко, а его контроль над судами усиливается уже сейчас?

- кому нужна «адвокатская монополия», если для граждан – это ограничение прав, для госучреждений – головная боль с «покупкой» адвокатских услуг, для адвокатуры – куча «случайных» людей в профессии, и лишь для адвокатских корпораций – новые рычаги власти?

- является ли назначение судей Высшим советом правосудия, в который трансформируется старый Высший совет юстиции, платой бывшим «регионалам» за поддержку в парламенте президента Петра Порошенко?

comments powered by Disqus