Адвокат семей "Небесной сотни" утверждает, что из-за Герасимюка и Юлдашева потеряли год в расследований событий на Майдане, уличила Авакова и Шокина в саботаже, а Наливайченко - в пиаре на крови: топ-7 заявлений Закревской

13:06, 27.01.2016
  • 1457
  • 220
  • 0

Со времён событий периода Майдана прошло уже два года, но сотрудники правоохранительных органов, которым вменяется причастность к якобы имевшим место быть репрессиям против "активистов", до сих пор не привлечены к ответственности. Руководство страны и силовых органов регулярно обещает найти и наказать виновных, и по традиции пытается подгадывать к "круглым датам", связанным с Майданом, чтобы отрапортовать: "расследование дел близится к завершению".

В 2015 году эта эпопея завершилась тем, что дело по беркутовцам Зинченко и Аброськину передали в суд сырым, с незаконченными следственными действиями. Нечто подобное ожидается и к 20 февраля 2016 года - из рукавов постараются достать какие-то дела, чтобы создать "видимость прогресса". Адвокат части семей Небесной сотни Евгения Закревская утверждает, что это откроеннейшая манипуляция - на самом деле глава МВД Арсен Аваков в своей работе опирается как раз на тех, кто должен находиться под следствием. Не лучше ситуация обстоит и в прокуратуре - в частности, постмайданных прокуроров Киева Николая Герасимюка и Сергея Юлдашева обвиняют в откровенном саботаже расследований, главе ГПУ Виктору Шокину вменяют спускание дел на тормозах. Верх цинизма - это попытки экс-главы СБУ Валентина Наливайченко аккурат после его увольнения своими заявлениями найти черную кошку в темной комнате.

"Прокурорская правда" собрала наиболее знаковые заявления Евгении Закревской, сделанные ею в интервью "Фокусу":

о том, как постмайданный прокурор Киева целый год тормозил расследование преступлений, совершенных на Майдане:
— По эпизоду о разгоне митингующих на Банковой 1 декабря 2013 года - первый год расследование вообще не велось. Всё дело состояло из нескольких страниц, потому что киевская городская прокуратура никаких следственных действий не провела. Конкретно по этому эпизоду виноваты прокурор Киева, следователи следственной группы, начальник следствия, начальник отдела процессуального руководства. Но если говорить в целом о сложности расследований событий той зимы, мы имеем дело с системой преступлений с огромным количеством участников, потерпевших, свидетелей, множеством эпизодов и т. д.
Расследование начали лишь после того, как в декабре 2014-го в ГПУ создали управление спецрасследований, куда собрали большую часть дел, связанных с преступлениями против Майдана. После этого установили подразделения МВД, которые тогда находились на Банковой, взяли под стражу одного из руководителей Беркута, некоторых милиционеров уведомили о подозрении. Пока дело в суд не направлено, там ещё есть что расследовать.

о том, как круговая порука и саботаж препятствуют расследованию событий на Майдане:
- Многие из тех, чью деятельность во время Майдана нужно расследовать, остались на своих должностях, они имеют власть и подконтрольную себе вертикаль. Для того чтобы расследовать преступления руководителя, надо допросить его подчинённых и найти какое-то слабое звено, человека который согласится говорить. Это возможно, если он уже не зависит от своего начальника. А если этот начальник действующий? Узнав о показаниях против себя, он может в любой момент такого свидетеля уволить. Это в лучшем случае. К примеру, поступает банальный запрос — нужны фотографии милицейского подразделения для опознания. Но прокуратура не получает этих фотографий, потому что те, кто должен их предоставить, понимают: завтра по этим же фотографиям и они могут оказаться на скамье подсудимых. Просто ничего не дают, или требуют решение суда о временном доступе, придумывают прочие незаконные отмазки. В результате процессуальное действие, которое требует одного дня, растягивается на долгие месяцы.

о противодействии со стороны МВД:
— Это явная позиция высшего руководства МВД: дескать, всё, мы перевернули страницу Майдана, эти люди нужны стране, не надо их трогать, преследовать и т. д. Да, почти все прошли АТО, но в контексте преступлений на Майдане это не играет никакой роли. Точка зрения МВД была мне озвучена прямо: пока не будет приговоров, МВД добровольно никого увольнять не собирается. То есть нарушение присяги и закона о милиции, которые не требуют приговора, а лишь внутренней проверки, вообще отказываются принимать во внимание.

Многие, например, Андрей Дидюк, командир полка спецназначения, во время Майдана — замкомандира спецроты Беркута. Ему даже вынесли подозрение, но он до сих пор работает, и он же занимался расследованием похищенной документации Беркута. Результат предсказуемо нулевой. А глава МВД Арсен Аваков по своей вертикали никаких дисциплинарных мер так и не принял.

о позиции ГПУ в период руководства ведомством Олега Махницкого, Виталия Яремы и Виктора Шокина:
— Прокуратура не является единым согласованным механизмом. Ни одно руководство ГПУ никогда не было заинтересовано в расследовании событий на Майдане. Во-первых, это расследование очень трудоёмкое, во-вторых, оно не приносит и никогда не принесёт денег или пиара. Потому и интереса расследовать нет. Даже создание управления по Майдану нам далось огромным трудом — тогдашний генпрокурор Ярема заявлял, что уже всё расследовано, ведь дело против экс-беркутовцев Зинченко и Аброськина передаётся в суд, хотя это лишь один очень маленький эпизод всех преступлений против Майдана.

о том, как при Шокине потенциальный "клиент" управления по расследованию преступлений в период акций протеста прокурор Ничипоренко возглавил данное напрвление работы:
- Шокин сделал шаг, который мы сначала расценили позитивно, — создал управление по расследованию противодействия расследованию преступлений против Майдана. И такие эпизоды, как уничтожение доказательств, слив информации, бегство бывшего беркутовца Садовника и прочий саботаж попали бы в его ведение. Предполагалось, что будут устранены причины, мешавшие расследованию. Но в результате получилось ещё хуже, чем было. Это управление таскает на допросы следователей и процессуальных руководителей того управления, которое единственное хоть чем-то занимается, отвлекает их от работы, и процесс тормозится ещё сильнее. А руководит управлением "расследования противодействия" Алексей Ничипоренко — прокурор, который трудился в прокуратуре Киева, наиболее пассивно проявившей себя в расследовании преступлений против Майдана. Он первый должен был стать "клиентом" этого управления, а он им руководит.

о ситуации с созданием Госбюро расследований и грядущем коллапсе расследований "майдановских" дел:
- Сейчас создаётся Государственное бюро расследований. С началом его работы у прокуратуры заберут функцию следствия, и майдановские дела сначала зависнут, а потом будут распределены по разным ведомствам. Управление спецрасследований в структуре ГБР вообще не предусмотрено. Если мы развалим действующую следственную группу, мы её два года будем заново собирать. Кроме того, есть дела, которые не попадают под ведение ГБР, есть дела, которые должны быть переданы в Нацио­нальное антикоррупционное бюро и нацполицию. То есть весь процесс может полностью остановиться. В части дел, подследственных НАБ, процесс остановился ещё месяц назад. А время идёт. Надо срочно вносить изменения в законодательство, чтобы сохранить управление специальных расследований как целостную единицу и не разрывать майдановские дела между различными ведомствами. 

о пиар-заявлениях Наливайченко о якобы имевшем место участии третьей стороны - сотрудников ФСБ в бойне на Майдане:
— Третья сторона — это кто? Все, кто не майдановцы и не Беркут? Это странный подход. Кроме Беркута, было много других силовых подразделений, а действовали ли они в координации с Беркутом, или нет — пока неизвестно. Надо разделять влияние ФСБ на внутреннюю политику Украины времён Януковича и её  возможную причастность к расстрелу. Наливайченко заявлял, что Сурков прилетел в Киев вечером 20 февраля, уже после расстрела. Нельзя утверждать, что среди силовиков на Институтской не было граждан РФ, но и оснований говорить, что они там были, у нас тоже нет. Наливайченко предоставил информацию, но не доказательства. Он не сообщил, откуда можно взять информацию об участии спецслужб РФ, где искать свидетелей и т. д. В то же время Наливайченко по непонятной причине исключает участие в этих событиях Виктора Медведчука. Почему-то об этом человеке вообще все забыли.

comments powered by Disqus
TOP