Афера госисполнителей в Днепре: как прокуратура и суд подыграли мошенникам от власти, "намутившим" чужую квартиру

06:14, 14.11.2016

Октябрь оказался чрезвычайно щедрым на приговоры сотрудникам Государственной исполнительной службы органов юстиции — их было вынесено целых пять. Самый смешной из них достался начальнику отдела ГИС Рипкинского районного управления юстиции, которому за получение взятки в сумме 2 тысяч гривен присудили 850 гривен штрафа. Самый драматический — его коллеге, который занимал аналогичную должность в Святошинском районе Киева: ему за 3 тысячи долларов неправомерной выгоды дали 3 года реального лишения свободы и постановили взять под стражу в зале суда, отменив предыдущую меру пресечения в виде залога. А самый большой протест у здравого смысла вызовет оправдательный приговор, вынесенный 3 октября Бабушкинским райсудом Днепра двум бывшим работникам местного отдела Государственной исполнительной службы, в результате халатности которых человек остался без законно приобретенной квартиры.

Легкомысленная бизнес-леди из Днепра погрязла в долгах

Как пишет Юрий Котнюк в своем материале для издания "Ракурс", на скамью подсудимых сели женщина, которая на момент совершения преступления была заместителем начальника Бабушкинского (а сейчас работает замначальника Октябрьского) ОГИС городского управления юстиции, а еще мужчина, который тогда был государственным исполнителем, а ныне безработный. Как сказал бы известный проходимец Остап Бендер, инкриминируемое этим двум злоумышленникам преступление было совершено еще до исторического материализма, а именно в 2011 году, когда еще не был запущен в работу Государственный реестр вещных прав на недвижимое имущество. После его запуска провернуть подобную сделку с завладением чужой квартирой было бы проблематично. Но не будем скептиками: если подключить к схеме прокуратуру, то можно провернуть любую аферу. А то, что в нашем случае она была подключена, вынужден был, хоть и в косвенной форме, признать даже судья Андрей Леонов, который выносил этот приговор.

Итак, жила на улице Гагарина в тогда еще Днепропетровске одна бизнес-леди, которая со своим бизнесом настолько застряла в долгах, что ровно 11 лет назад ее квартира по решению Бабушкинского суда ушла с молотка. Впрочем, на эту процедуру понадобился без малого год. Сначала решение суда вступило в законную силу, затем судом был выдан исполнительный лист, на основании которого на квартиру был наложен арест, потом прошел аукцион, по итогам которого победитель заплатил 153 тысяч гривен (из них только 85%, то есть 137 тысяч гривен достались продавцу). Только 13 августа 2006 года был составлен акт о проведении публичных торгов по реализации арестованной недвижимости должника, и лишь 13 сентября того же года частный нотариус Днепропетровского городского нотариального округа выдал покупателю свидетельство о праве собственности на квартиру. С пометкой "Свидетельство подлежит регистрации в коммунальном предприятии "Днепропетровское междугородное бюро технической инвентаризации". Вот из-за этой регистрации и разгорелся сыр-бор.

Сунувшись туда за регистрацией, покупатель с удивлением узнал, что квартира находится в ипотеке за большой кредит, взятый в банке "Аркада". Но поднимать бучу по поводу того, что ему подсунули обремененный долгами товар, почему-то не стал, а тихонько заключил с банком договор об уступке права требования, согласно которому он взял на себя обязательство выплатить долг предыдущей владелицы приобретенной им квартиры в сумме 137 тысяч гривен. На это ушло еще два года, и все это время бизнес-леди как ни в чем не бывало продолжала жить в уже не своей квартире. И ничего удивительного здесь нет. Для того чтобы ее выселить, нужно было решение суда, а для того, чтобы суд удовлетворил иск, нужно, чтобы истец предоставил ему доказательства того, что он является собственником квартиры. А как он мог их предоставить, если выданное ему нотариусом свидетельство о праве собственности до сих пор не зарегистрировано в бюро технической инвентаризации? Напоминаем, что на дворе был 2008 год.

Но пока тянулась эта катавасия, группа неустановленных правоохранительными органами "комбинаторов" сделали для себя вывод, что у этого дяди много денег, зато мало ума, а потому решили использовать это обстоятельство для мошеннической комбинации. Женщина подала в прокуратуру Бабушкинского района заявление о том, что у нее хотят отобрать квартиру путем подмены документов, хранящихся в БТИ. Прокуратура под видом расследования еще в феврале 2007 года затребовала из КП "Днепропетровское БТИ" инвентаризационное дело на эту квартиру и, как сказано в приговоре суда, безосновательно держала его у себя в течение аж четырех лет. Поэтому когда добросовестный покупатель пришел в БТИ регистрировать свое законное право собственности на недвижимость, ему сказали что-то вроде: "Извините, но ничем помочь не можем, потому что все бумаги на вашу квартиру забрала прокуратура, и теперь все свои вопросы направляйте ей". Мужчина, конечно же, сходил в прокуратуру, но там ему только обнадеживающе сказали, что инвентаризационное дело немедленно вернут в БТИ, но только после того, как отпадет необходимость держать его при себе в рамках расследования уголовного дела. Через некоторое время он сходил туда еще раз, потом еще раз, и поскольку каждый раз отвечали то же самое, то стал ходить реже, а потом и вовсе перестал, поверив обещаниям чиновников, что они сами немедленно сообщат ему, когда дело будет передано из прокуратуры в БТИ.

Арестованную квартиру продали дважды

Когда стало понятно, что дядя успокоился, началась решающая стадия аферы. Один из знакомых нашей бизнес-леди подал в Кировский суд Днепропетровска иск о взыскании с нее долга в сумме 120 тысяч гривен согласно заключенному с ним в свое время договору займа. Иск был удовлетворен, и в Бабушкинский отдел Государственной исполнительной службы в июле 2010 года пришел соответствующий исполнительный лист. И вот с этого момента на сцену выходят наши подсудимые. Первый из них, который в этом учреждении занимал должность государственного исполнителя, 3 февраля 2011 года направил в БТИ запрос о наличии у должницы недвижимого имущества. И надо же такому случиться, что именно в тот день из прокуратуры Бабушкинского района в КП "Днепропетровское БТИ" вернулось инвентаризационное дело именно на эту самую квартиру, в котором не было никаких документов о том, что эта недвижимость еще летом 2006 года была продана на публичных торгах Бабушкинским ОГИС за 153 тысячи гривен. Случайностью такое совпадение объяснить, конечно, невозможно. Как нельзя объяснить случайностью и тот факт, что прокуратура не предъявляла в этом своим коллегам никаких претензий, подозрений и тем более обвинений.

Но вернемся к нашему госисполнителю, который, получив из БТИ ответ о том, что указанная в его запросе должница имеет в собственности квартиру по улице Гагарина, подготовил необходимый для выставления на торги пакет документов. А следующее подсудимое по делу лицо, занимая должность заместителя начальника отдела ГИС и будучи его непосредственным руководителем, этот пакет документов утвердило и отправило в Государственную акционерную компанию "Национальная сеть аукционных центров". В июле 2011 года прошли публичные торги, и квартира была продана за 200 тысяч гриевн, как написано в тексте приговора, добросовестному приобретателю. Невезучая бизнес-леди и на этот раз не захотела (или по крайней мере делала вид, что не хочет) освобождать жилье, но по иску этого самого добросовестного приобретателя суд принял решение о ее выселении.

Между тем первый добросовестный приобретатель, несмотря на врожденную флегматичность, как-то узнал, что приобретенная им пять лет назад квартира оказалась хитро проданной без его участия, поднял большой скандал, подав в суд иск о признании торгов недействительными, а в правоохранительные органы — заявление о незаконном завладении имуществом. Когда последние начали разбираться в ситуации, оказалось, что все участники события, кого ни возьми — или добросовестные должники, или добросовестные взыскатели, или добросовестные приобретатели. Но поскольку кто-то же должен за это отвечать, то виноватыми определили государственного исполнителя и его руководительницу, которым предъявили обвинение по ч.2 ст.364 УК Украины — злоупотребление служебным положением, а конкретнее — умышленное использование должностным лицом служебного положения вопреки интересам службы, повлекшее тяжкие последствия законным правам любого лица, в данном случае — первому покупателю.

Подсудимые без энтузиазма восприняли идею сделать их крайними и в судебном заседании свою вину отрицали. Наиболее аргументированно защищалась женщина, которая заявила, что утвержденный ею пакет документов, прежде чем попасть на аукцион, прошел через проверку в специальном отделе Днепропетровского областного управления юстиции. Там тщательно анализируют все бумаги и если обнаружат отсутствие какого-то документа или неточность в нем, то на торги этот пакет уже не пропустят, а вернут обратно в районный ОГИС. Но сторона обвинения настаивала на своем и использовала для этого такой крючок. Оказывается, на эту квартиру еще в декабре 2005 года, в ходе первого судебного процесса о взыскании долга, был наложен арест, который по состоянию на февраль 2011 года не был снят. Госисполнитель, мол, действуя в нарушение Инструкции о проведении исполнительных действий, умышленно не вытребовал расширенную выписку из Единого реестра запретов отчуждения объектов недвижимого имущества, в результате чего подготовил и передал на согласование неполный пакет документов. А его руководитель, умышленно действуя вопреки интересам службы, дала ему ход.

Диспозицию статьи обвинения изменили в "революционном" феврале

Этот факт в случае его подтверждения был бы весомым аргументом для обвинения подсудимых если не в злоупотреблении служебным положением, то по крайней мере в служебной халатности. Но судья Леонов не стал копаться в пунктах давно отмененных инструкций, сосредоточив вместо этого внимание на другом моменте, связанном с изменением редакции ст.364 УК. Как известно, 21 февраля 2014 года, на победной волне событий Евромайдана, Верховная Рада приняла закон "О внесении изменений в Уголовный и Уголовный процессуальный кодексы Украины относительно имплементации в национальное законодательство положений статьи 19 Конвенции ООН против коррупции". Им, в частности, была изменена диспозиция названной нами статьи и с тех пор использование должностным лицом власти или служебного положения вопреки интересам службы стало считаться преступлением только в том случае, если оно было совершено с целью получения какой-либо неправомерной выгоды для себя или другого физического или юридического лица. А если то же самое было совершено с целью отличной от цели получения именно неправомерной выгоды кем-либо, то это в настоящее время не является наказуемым деянием.

Таким образом, в связи с приведенными изменениями в законодательстве суду необходимо было определить не то лицо, которое по итогам этой истории понесло потери, а то, которое получило от этого выгоду. Мало того, надо было еще и доказать, что подсудимые умышленно ставили себе целью, чтобы это лицо получило неправомерную выгоду. Выгодоприобретателем в этом случае, хотя и с большой натяжкой, можно было назвать бизнес-леди, у которой дважды забрали квартиру и продали за долги, потому что получилось так, что половину ее долгов оплатил пострадавший. Но доказательств тому, что обвиняемые работники исполнительной службы целенаправленно действовали в ее пользу, судья Леонов не увидел. Впрочем, их и не было, поскольку женщина честно сообщила, что она никогда с этими людьми не общалась. Мало того: не только в исполнительной службе ноги ее никогда не было — она, кроме того, ни разу не посещала судебных заседаний, где решался вопрос о взыскании с нее долга.

Таким образом, не обнаружив в действиях подсудимых целенаправленных действий в пользу бизнес-леди, судья Леонов с чистой совестью постановил их обоих оправдать в связи с отсутствием в их действиях состава уголовного преступления.

comments powered by Disqus
TOP