Анатомия "прокурорского майдана": массовка скачет по городам и весям, Сакварелидзе релаксирует, Минюст настаивает на люстрации Стоянова, а Одесса ожидает принятия решения в Киеве

00:47, 06.04.2016
  • 2079
  • 0
  • 0

5 апреля в Киеве возле ГПУ состоялась акция протеста ряда "активистов" с участиме народных депутатом Сергея Высоцкого и Андрея Левуса, выступавших с требованиями увольнения и люстрации новоназначенного прокурора Одесской области Николая Стоянова. Соответствующие фото разместил в своем Fb одесский "люстратор" Константин Цховребашвили.

Отметим, что сама "одесская акция" в Киеве оказалась немного смазана ввиду того, что участники "протеста" параллельно выдвигали требования к ГПУ привлечь к ответтсвенности лидера "Украинского выбора" Виктора Медведчука (с данным "турне" Высоцкий и Левус уже несколько недель колесят по городам Украины). Судя по размещенным "активистами" фото пикет "одесситов" в Киеве оказался малочисленным (до 40 человек).

При этом, как утверждает ныне люстрированный экс-прокурор Приморского района Одессы Александр Кузьменко, один из инициаторов протеста в Южной Пальмире - бывший замглавы ГПУ - прокурор Одесской области Давид Сакварелидзе в момент выступлений "активистов" обедал в ресторане "Хмели-Сунели" по сосдетсву со зданием ГПУ.

"В то время, пока обеспокоенные назначением прокурором Одесской области Николая Стоянова граждане пролетарской наружности закрывали двухчасовой (наверное) безвозмездный контракт под стенами ГПУ... Сакварелидзе харчевался в расположенном рядом ресторане "Хмели-Сунели". Свободному гражданину, как о себе написал сам Давид, подали салат из говяжьего языка с грибами и цыплёнка табака. Всю эту вкусняшку дополнили букетом из свежих овощей. Для аппетита было заказано 150 грамм "Старого Кахети" семилетней выдержки. Пока подавали пищу, митинг возле стен ГПУ закончился и народ, давясь бутербродами, начал расходится", - в красках описал времяпровождение "реформатора" Кузьменко в своем Fb.

Вместе с тем "активисты", настаивающие на увольнении Стоянова, добились очередного привлечения внимания СМИ к своей акции, а помио этого - заручились поддержкой в своих начинаниях со стороны руководителя департамента люстрации Министерства юстиции Татьяны Козаченко.

С ее подачи вечером 5 апреля на сайте Минюста было обнародовано специальное заявление с позицией министерства о подпадании Стоянова под люстрацию. Как отмечается в документе, Стоянов был восстановлен на должности по решению суда, причем считается, что он занимает ее с 7 июля 2014 года. Между тем, в октябре 2014 года вступил в силу закон «Об очищении власти», который устанавливает критерии, при соответствии которым лица не могут занимать определенные должности в течение 10 лет.

В частности, люстрационная процедура применяется к гражданам, которые занимали должности руководителя, заместителя руководителя территориального органа прокуратуры в период с 25 февраля 2010 по 22 февраля 2014 года на протяжении не менее одного года. Между тем Стоянов с 25 февраля 2010 по 15 июня 2011 года, то есть 476 дней, был заместителем прокурора Николаевской области, а с 15 июня 2011 по 12 февраля 2013 года, или 609 дней, работал заместителем прокурора Киевской области.

«Полномочия относительно увольнения с должностей прокуроров области принадлежат Генеральному прокурору Украины, который информирует Минюст об увольнении и предоставляет соответствующие сведения о применении к таким лицам предусмотренного законом запрета», — перевели стрелки в Минюсте. Таким образом периодически угасающему "прокурорскому майдану" подбросили очередных информационных дров в костер.

В то же время, как пишет Юрий Ткачев в своем материале для издания "Таймер", ключевой особенностью нынешних протестов против назначения Николая Стоянова прокурором Одесской области является их бессмысленность. Обычно бессмысленными называют акции, которые точно не могут дать результата, но тут бессмысленность немного другого рода: ожидаемый пикетчиками результат наступит и без всяких акций.

Журналист полагает, что назначение Стоянова — решение чисто временное: до тех пор, пока в Киеве большие дяди не разберутся, кто кому Рабинович и не определят новую конфигурацию власти, в т.ч. и то, кто и на каких условиях станет новым Генеральным прокурором. А от этого уже, в свою очередь, зависит и то, кто будет играть роль «ока государева» в Одесской области в ближайшее время. И вероятность того, что этим человеком окажется Стоянов, исчезающе мала.

В действительности, до того момента, как Высокие Договаривающиеся Стороны в Киеве не придут к некоему согласию, возглавлять прокуратуру Одесской области мог бы и кто-то в статусе и.о. — например, как это обычно происходит, прежний зам прошлого прокурора. Но тут как раз очень удачно подвернулся Стоянов, на руках у которого, к примеру, есть решения судов о том, что его увольнение было незаконно — решения, которые, вообще говоря, надо выполнять, но до сих пор этим просто никто не заморачивался.

Небольшое лирическое отступление. Считается, что в июле 2014-го года Стоянов был «люстрирован» как работавший при Януковиче — т.е. уволен в рамках Закона «Об очищении власти». Но это не так. Дело в том, что Стоянова уволили в июле 2014-го года, тогда как закон вступил в силу лишь в октябре. А Стоянова «ушли» более классическим способом: убедив написать заявление о переводе на другую должность. Правда, впоследствии Стоянов своё заявление отозвал как написанное под давлением, а приказы о своём увольнении обжаловал в судебном порядке вплоть до высшей, кассационной инстанции. А к тому моменту, как кассация подтвердила незаконность его увольнения, уже был принят пресловутый закон о люстрации, но чтобы применить его к Стоянову, того — сюрприз! — надо было сначала восстановить в должности, а потом уже «люстрировать».

Собственно говоря, в самое ближайшее время произойдёт именно это. Более того, пройти через процедуру назначения Стоянова с его последующим увольнением «по люстрации» — единственный способ разрешить сложившуюся коллизию в принципе.

К тому же у решения назначить Стоянова прокурором Одесской области «на пока» есть ещё один бонус: кого бы ни назначили потом, на фоне Стоянова он будет восприниматься воплощением «идеалов Майдана», и само назначение вместо Стоянова обеспечит ему определённую благосклонность общественности на старте.

Короче, провернув фокус с назначением Стоянова, власть сразу же убила двух зайцев: и неприятную (хотя и некритичную — в Украине-то!) коллизию между законностью и целесообразностью изжила, и благоприятную почву для нового (будущего, в смысле — после Стоянова) прокурора заложила. Уж чем-чем, а маленькими политическими хитростями такого рода в столице овладели великолепно. Что же до публики, которая собирается на «прокурорском майдане» под зданием облпрокуратуры, то она делится на два вида: тех, кто достаточно наивен, чтобы не понимать сложившейся ситуации, и тех, кто достаточно циничен для того, чтобы её использовать.

С первыми всё просто и ясно, а вот вторые, в свою очередь, делятся на несколько подвидов. Первые руководствуются предельно простыми соображениями: когда Стоянова снимут, они заявят, что это их победа. Этим они придадут себе иллюзию значимости и влиятельности, а заодно немного освежат знамёна одесского «Евромайдана», изрядно выцветшие за последние два изобилующих «зрадами» года. Вторые, не имея ничего против целей первых, руководствуются несколько более сложными мотивами: они намерены использовать ситуацию в узких интересах отдельных политических сил и игроков — будь то «грузинская команда», политические силы, уже нацелившиеся «отгрызать» куски электорального пирога у «Блока Порошенко», или кто-либо ещё. Наконец, третьи, не имея на «прокурорском майдане» своих личных целей, попросту не могут позволить себе, чтобы это событие происходило без их участия. «Не можешь предотвратить — возглавь» — давний принцип, которым многие вполне успешно руководствуются для собственной политической карьеры.

Впрочем, надуманность самого протеста вовсе не означает, что происходящее под областной прокуратурой не имеет значения: напротив, это событие может оказать существенное влияние на развитие событий не только в Одессе, но и в стране в целом. Всё зависит от того, кто из участников событий окажется более опытным интриганом и манипулятором — и насколько ловко ему удастся сманипулировать «товарищами». К примеру, неумолимые законы «майданной» драматургии буквально требуют, чтобы в ближайшее время участники акции протеста подверглись насилию — будь то очередное «зверское избиение» или, скажем, более индивидуальные акты в отношении лидеров протеста (в стиле «ухо Булатова», например). Самое плохое же здесь заключается в том, что — с учётом одесской специфики — само-то насилие будет как раз вполне настоящим, а те, кому кукловодами отведена роль пострадавшего, вряд ли будут знать об уготованной им участи. Так что всем участникам этой «политической рулетки» следует помнить одно важное правило: если хочешь уйти из казино с полными карманами, лучший способ добиться этого — не играть вообще.

comments powered by Disqus
TOP